Феодосий щедрин — основоположник культа женского тела в российской скульптуре

Портреты Ф. Ф. Щедрина

Выставка произведений Феодосия Федоровича Щедрина, организованная в 1974 году Государственным Русским музеем, открыла возможность более пристально и всесторонне изучить творчество скульптора, позволила рассмотреть ряд вопросов, недостаточно освещенных в литературе.

Самым интересным из них является вопрос об отношении Щедрина к задачам портретного искусства.

В историю русской пластики Щедрин вошел как непревзойденный скульптор-монументалист, создатель декоративного убранства Адмиралтейства, Казанского собора, Большого каскада Петергофа. Его образы до сих пор сохраняют свою выразительность и эстетическое воздействие.

Не менее известны такие произведения Щедрина, как «Венера»., «Диана», «Эндимион». Как вое мастера XVIII века, Щедрин работал и в области портрета.

Портретное наследие органично связано со всем творчеством скульптора и выявляет существенные особенности его художественной манеры.

 Изучение проблемы осложняется тем, что до нашего времени дошло очень мало портретных работ Щедрина, к тому же они почти не освещались в искусствоведческих исследованиях конца XVIII — начала XIX века и в современной литературе.

Архивные источники также малочисленны.

Все это привело к тому, что в монографиях и специальных работах, посвященных творчеству Щедрина, не уделялось достаточного внимания его портретному наследию, вследствие чего, вероятно, мнения исследователей о нем противоречивы.

Так, например, Н. Н. Ковалевская пишет, что «…бюсты Мартова работы Щедрина, как и барельефный портрет Н. И. Панина, не представляют большой художественной ценности. Портрет не был для Щедрина любимым делом».

A. Л. Каганович отмечает, что «в творчестве Щедрина скульптурный портрет занимает незначительное место. Как портретист Щедрин был лишен шубинской способности к воплощению суровой жизненной правды в портрете».

Однако этот же автор, перечисляя и разбирая портреты Щедрина, делает противоречащий своим рассуждениям вывод о том, что «…

работа над портретом для Щедрина не была случайностью, как принято думать, и скульптор часто обращался к этой области творчества».

B. Н. Петров указывает, что «…работа в области портрета была …лишь эпизодом в творчестве Щедрина. По самому складу своего дарования он не был портретистом, психологом, аналитиком, — главным делом его жизни стала декоративная скульптура».

В эти же годы появилась интересная публикация Л. Пелькиной и М. Факторовича о бюсте графа П. А. Румянцева-Задунайского, который поступил в 1953 году в Киевский государственный музей русского искусства.

А в 1972 году в «Сообщениях» Эрмитажа Г. Н. Комелова опубликовала гравюру Е. И. Кошкина с неизвестного ранее барельефа Щедрина, изображающего доктора Д. С. Самойловича. Эти два портрета пополнили круг известных работ скульптора.

Кроме того, фотографии нескольких утраченных бюстов Щедрина сохранились в отделе скульптуры Государственного Русского музея.

Все это дает нам право пересмотреть отношение к Щедрину-портретисту, позволяет привлечь внимание исследователей к его портретному наследию, определить его значение в творческом развитии скульптора.

Как стало теперь известно, Щедрин обращается к портрету уже во время пенсионерства в Париже. В 1784 году он исполнил мраморный барельефный портрет доктора Д. С. Самойловича.

В этом первом известном нам портрете работы Щедрина уже отчетливо выражены демократизм образа и психологическая индивидуальность модели.

Из писем Екатерины II к М. Гримму узнаем, что вернувшийся в Россию Щедрин в 1785 — 1786 годах по заказу императрицы делает ее портрет, местонахождение которого до сих нор не удалось установить. Правда, в монографии о творчестве скульптора А. Л.

Каганович приписывает Щедрину один из портретов Екатерины II (гипс) из собрания Государственного Русского музея, числившийся работой неизвестного мастера.

Однако в настоящее время, когда выявлен ряд портретных работ Щедрина, атрибуция эта не кажется убедительной, поэтому бюст не был включен в состав персональной выставки Ф. Ф. Щедрина.

В 1794 году Щедрин делает большой барельефный портрет графа Никиты Ивановича Панина (собрание ГИМа).

В 1790-е годы для родовой усадьбы графов Паниных «Душно» Сычевского уезда Смоленской губернии Ф. Ф. Щедрин, исполнил ряд портретов. Известно, что одновременно с ним для этого имения выполнял портреты И. П. Мартос. Не исключено, что там работали и другие скульпторы.

В 1930-е годы портретная галерея имения «Дугино» была обследована скульптором А. Н. Домогацким и искусствоведом В. Н. Мамуровским. Они впервые высказали предположение, что автором одного из двух находившихся в имении бюстов генерал-аншефа графа Петра Ивановича Панина (брата Н. И.

Панина), бюстов Аграфены Васильевны Паниной и графа Бориса Петровича Шереметева мог быть Ф. Ф. Щедрин. Бюст А. В. Паниной тогда же был передан в Государственную Третьяковскую галерею, где он числится работой И. II.

Мартоса, остальные бюсты оставались в имении, и след их утерян в Великую Отечественную войну.

Высказанная в 1930-е годы догадка об авторстве Щедрина для неатрибуированных портретов из имения «Дугино» требует стилистического обоснования, которое можно подкрепить сравнением этих работ с достоверными произведениями мастера, а также с портретными работами скульпторов-современников.

В своих портретных бюстах Щедрин очень часто обращался к тем же персонажам, к той же натуре, что и Ф. И. Шубин, И. П. Мартос и другие скульпторы того времени. Поэтому можно сопоставить портреты даже одного и того же лица, сделанные разными художниками, что дает возможность отметить черты, присущие Щедрину-портретисту.

Известные портретные работы Щедрина отличаются индивидуализацией натуры и эмоциональной выразительностью. Композиция бюстов и их пластическое решение строятся, исходя из своеобразия модели и отличаются простотой и определенностью формы, даже некоторой массивностью, которая как бы выявляет и подчеркивает объем и значимость головы.

Щедрин срезает бюсты резкими прямыми линиями, драпировка ложится строгими складками, создавая четкий ритм. Строгость композиции смягчается живописностью лепки лица. Лицо тонко моделируется и детально прорабатывается. С большой тщательностью исполняются костюм и аксессуары.

Щедрин, как и другие мастера его времени, оживляет лицо портретируемого улыбкой, придающей портрету особую выразительность и некий «колорит эпохи». Но скульптор проще и суровее трактует образы и в то же время передает их национальный характер. Таким образом, его работы выделяются в ряду работ современных портретистов и подходом к раскрытию образа, и композиционным решением.

Нагляднее всего эти особенности творческой манеры Щедрина выявляются при сравнении выполненных им портретов братьев Н. И. и П. И. Паниных с их же портретами работы Мартоса.

Барельефный портрет Н. И. Панина из собрания Государственного Исторического музея, подписанный Щедриным и датированный 1794 годом, является наиболее характерным из достоверных работ скульптора.

На нем изображен пожилой человек в парике екатерининского времени. У него крупное, несколько рыхлое лицо, высокий лоб, внимательные глаза и тяжелый подбородок.

Щедрин ярко характеризует модель и создаст жизненно правдивый убедительный образ.

Мартос же, изображая Н. И. Панина (мрамор, собрание ГТГ), отталкивается от традиционных античных представлений о героической личности.

Стилизуя индивидуальные черты Панина в духе римского портрета, он придает бюсту несколько условную торжественную суровость.

Фронтальное решение композиции, вытянутые пропорции бюста, драпировки, окутывающие фигуру подобно римской тоге и оставляющие обнаженными плечи, создают строгий ритм. Несколько застывшее лицо выражает волевую сосредоточенность.

В то время как Мартос подчеркивает благородное величие и строгость образа, идеализирует и героизирует его, Щедрин идет от непосредственного впечатления натуры —воплощает ее жизненную конкретность, подчеркивает добродушие Панина, характерное для него и присущее ему в жизни.

Читайте также:  Посёлок солнечное в санкт-петербурге – там, где живёт солнце

Различие решения образа явно выражается не только в его психологическом строе, но и в композиции бюстов, в характере трактовки лица и драпировок: в их более мягкой, более сочной моделировке у Щедрина и в плоскостной, несколько декоративной, но сухой — у Мартоса. Не менее интересно также сравнить портреты П. И.

Панина работы Мартоса и Щедрина из собрания «Дугино», судить о которых можно только по фотографиям. Оба портрета Н. И. и П. И. Паниных работы Щедрина представляют единый тип понимания портретных задач.

Для них характерны жизненная конкретность и правдивость в моделировке лица, подчеркивание физических и психологических особенностей изображенных. Мартос же идет от несколько условной схемы, решает образ в плоскостной рельефной манере. Изображая П. И.

Панина в латах и римском плаще, он следует устойчивой композиционной схеме, поэтому портреты Н. И. и П. И. Паниных работы Мартоса так схожи между собой по характеру композиции и решению образа. Таким образом, мы видим как бы две разные стилистические системы. Мартосу приписывается, как упоминалось выше, и портрет А.

В. Паниной, но подписи скульптора на нем нет. Сравнительный анализ портретных работ Мартоса и Щедрина даст тс критерии, с которыми можно подойти и к атрибуции портрета А. В. Паниной.

По системе трактовки образа и решению композиции бюст Аграфены Васильевны Паниной гораздо ближе к работам Щедрина, чем Мартоса. Он моделирован мягко, жизненно правдиво. Модель трактуется в таком же интимнобытовом плане, как и портреты братьев Паниных. Есть сходство и в деталях: моделировка глаз, надбровных дуг, рисунок сомкнутых губ, характер складок.

Все это позволяет, как нам кажется, ввести бюст Паниной в ряд работ Щедрина, относящихся к серии портретов, исполненных им для имения «Дугино».

В этом имении были бюсты работы Ф. И. Шубина, Ф. Ф. Щедрина, И. П. Мартоса, рассчитанные на украшение интерьера. В русских усадьбах конца XVIII — начала XIX века интенсивно создаются также парки, богато украшенные декоративной скульптурой и портретами владельцев, знатных и именитых лиц. Такой парк был и в принадлежащем графу А. А.

Кушелеву-Безбородко имении «Стольное» Черниговской губернии. Среди портретных скульптур здесь находился бюст генерал-фельдмаршала графа П. А. Румянцева-Заду-найского. Этот бюст в 1920 году был случайно извлечен из земли и передан в краеведческий музей в с. Сосницах.

С 1953 года он находится в собрании Киевского государственного музея русского искусства.

Образ, созданный в этом портрете Щедриным, совпадает с тем представлением, которое сложилось о полководце у современников: «…Румянцев был высокого роста; стан имел стройный. величественный; физиономию привлекательную, чуждую притворства… Румянцев соединял твердость, предприимчивость; был неустрашим…

не унывал среди опасностей… обожал славу, но мог бы снести и поражение, чтобы в самом несчастии доказать свое искусство к величие». Бюст работы Щедрина носит героический характер, но в то же время это яркий, реалистический и даже бытовой образ.

В нем нет нарочитой торжественности и парадности, хотя ему и свойственна пышность барочного портрета.

Щедрина увлекали значительность и незаурядность личности — отсюда мягкая моделировка лица, внимательная проработка деталей, психологическая жизненность и характерность образа. Своеобразное сочетание героического и индивидуального придает особую выразительность этому произведению.

С большим вниманием Щедрин передает крупную голову на широкой шее, скуластое лицо с вздернутым носом и высоким лбом мыслителя, несколько пухлыми мягкими губами и тяжелым двойным подбородком. Подчеркнут зоркий и пристальный взгляд. В портрете Румянцева-Задунайского скульптору удается придать несколько простонародному облику графа горделивое величие и «сановитость».

Это ощущается в постановке головы, выражении достоинства на лице и твердости взгляда. Щедрин подчеркивает не только мужество и силу полководца, но и чисто русский размах его натуры, выявляет национальный характер.

Широко и свободно компонуются пластические массы бюста. Их движение становится средством передачи внутреннего состояния модели. Щедрин учитывал место, где должен был стоять этот бюст, отсюда элементы барочной декоративности и монументальности, позволяющие ему легко вписаться в парковый пейзаж.

Бюст Румянцева-Задунайского интересен также как единственная из портретных работ Щедрина, еще при жизни автора переведенная в бронзу. Отливал его один из лучших литейщиков того времени В. Екимов. Удачен выбор материала, ибо бронза лучше, чем камень, передает индивидуальное, неповторимое в модели благодаря большей легкости ее обработки.

Скульптор прекрасно использовал структурные и пластические свойства материала, которые обусловили особенности трактовки формы, четкость и ясность силуэта.

Исполненный в качестве декоративно-парковой скульптуры, бюст этот является уникальным произведением, которое дает возможность представить и те портретные работы Щедрина., которые не дошли до нас.

Бюст Румянцева-Задунайского свидетельствует об органической связи портретного искусства Щедрина с его декоративными работами. Портрет в творчестве Щедрина является своеобразным средством решения декоративных задач, которые затем нашли дальнейшее развитие в его комплексах.

Выявление национального своеобразия модели, присущее портретным работам Щедрина, характерно также и для его декоративных произведений.

Русский типаж персонажей барельефа, изображающего «Несение креста на лобное место» (находится в Казанском соборе, в Ленинграде), уже отмечался в печати.

Обращает внимание портретность таких декоративных статуй, как «Персей», где индивидуализация сообщает декоративному произведению не столько мифологический, сколько национально-героический характер.

Отсутствие архивных и литературных данных не позволяет проследить последовательно работу Щедрина в области портрета. Так, мы не знаем, исполнял ли он портретные работы в первое десятилетие XIX века. Известно, что в 1813 году Щедрин выполнил бюст Александра Александровича Нартова — председателя Вольно-Экономического Общества, членом которого был и он сам.

Эта работа свидетельствует об известной эволюции портретного искусства скульптора. В ней ясно выражены элементы классицизма, хотя общий характер решения образа, его жизненная выразительность остаются неизменными.

В эти же годы Щедрин исполняет надгробие В. В. Долгорукову с портретной статуей последнего. Она известна лишь по сохранившемуся эскизу надгробия. Этот единственный пока рисунок Щедрина хранится в Государственной Третьяковской галерее, куда поступил из собрания профессора А. А. Сидорова.

Кроме того, в 1820-е годы Щедрин исполнил надгробие генерал-лейтенанту, действительному камергеру, графу Сергею Петровичу Ягужинскому (Благовещенская церковь Александро-Невской лавры, Ленинград). Портрет графа помещен на мраморном медальоне, который укреплен на стеле.

Как работу Щедрина его упомянул в начале XX века Н. Н. Врангель.

Это последнее из известных нам произведений Щедрина подтверждает те же устойчивые черты трактовки портрета, которые были свойственны более ранним его произведениям.

Итак, портреты Щедрина характеризуются индивидуальным отношением к натуре, построены по созданной им собственной художественной системе, основанной на неприкрашенном воплощении жизни. Уместно вспомнить высказывание П. П. Чекалевского о том, что Щедрин «…

не искал красоты идеальной: он следовал природе с большим успехом». Теплота и сердечность, простота и естественность, столь характерные для русского искусства конца XVIII века, в высшей степени присущи также работам Щедрина.

Они свидетельствуют о том, что это не случайность, а проявление общей «портретной» тенденции в искусстве XVIII века. Они помогают глубже разобраться в творчестве этого замечательного мастера и показывают многоплановость и богатство пластического языка скульптора.

Читайте также:  Красногвардейский район санкт-петербурга - известнейшая промышленная зона россии

Портретные работы Феодосия Федоровича Щедрина по мироощущению близки творчеству В. Л. Боровиковского и находятся на главной линии исторического развития русского портрета XVIII века.

Л. Шапошникова

Источник: https://art.sovfarfor.com/skulptura/portrety-f-f-schedrina

Братья Щедрины. Художник Семен Федорович и скульптор Феодосий Федорович

?Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
2016-04-18 20:20:00Галина Чванина
kazanocheka
2016-04-18 20:20:00Автор — Томаовсянка.

Это цитата этого сообщения

  В 1776 Семен Федорович Щедрин становится профессором пейзажной живописи в Академии Художеств, его назначили рисовать виды дворцов и парков Екатерины Великой, что привело к возникновению работ: «Вид острова Большого пруда в Царскосельских садах» (1777), «Вид Большого пруда в Царскосельских садах» (1777), «Сельский двор в Царском Селе» (1777).

«Вид в окрестностях Старой Руссы». 1803

Семён Федорович Щедрин — родоначальник русской пейзажной живописи, первый профессор нового, пейзажного класса в Академии Художеств. 

«Храм Сегеста в Сицилии»

Семен Федорович Щедрин выучил несколько поколений художников. Отработанная им композиционная схема пейзажа надолго стала образцовой.

«В Царскосельском парке»

Сообщения о творчестве Семена Федоровича Щедрина:

Щедрин Семён Федорович (1745 — 1804)

Ко дню рождения Семёна Федоровича Щедрина

Русский классицизм наиболее полно и глубоко воплотился в творчестве Феодосия Федоровича Щедрина (1751-1825). Феодосий Щедрин в 1764 году одновременно с Козловским и Мартосом был принят в Академию художеств. С ними же после окончания обучения в 1773 он был отправлен за границу.

В 1776 в Париже Щедрин вылепил небольшую статуэтку «Марсий», в 1779 — композицию «Спящий Эндимион». И по содержанию, и по манере исполнения это совершенно различные работы. Фигура Марсия исполнена с большим драматизмом.

Напротив, фигура Эндимиона дышит идиллическим спокойствием и безмятежностью. Столь широко понимал классицизм молодой русский скульптор.

Классицизм как полнокровное искусство, искусство сильных чувств и пламенных порывов, искусство гармонических пропорций и высокого полета мысли, нашел в творчестве Феодосия Щедрина свое блестящее выражение.

Марсий

С именем Щедрина связаны выдающиеся архитектурно-художественные ансамбли Ленинграда — Адмиралтейство и Петергофский большой каскад фонтанов. Совместно с Гордеевым, Мартосом, Прокофьевым и живописцами Боровиковским, Егоровым и Шебуевым Щедрин работал над декорированием Казанского собора (1804-1811).

Феодосий Федорович Щедрин прожил долгую жизнь, всегда оставаясь подлинным художником, чутко воспринимающим эстетические запросы времени. В более поздних своих произведениях он подошел вплотную к творческим решениям, характеризующим уже новый этап в развитии русского классицизма, этап, в архитектуре связанный с деятельностью Воронихина и Захарова.

Примыкая к ряду других скульпторов русского классицизма, Щедрин сыграл большую роль в деле практического решения проблем синтеза архитектуры и скульптуры.

Яркий тому пример его «Кариатиды» — две обрамляющие главные ворота Адмиралтейства группы.

Замечателен монументализм этих композиций, в которые неотъемлемыми частями входят в сами группы и суровые в своих очертаниях, до последней степени лаконичные по формам постаменты.

Феодосий Федорович Щедрин родился в 1751 году в бедной семье солдата лейб-гвардии Преображенского полка. О детских годах, о жизни Щедрина в родительском доме сведений не сохранилось.

Известно, что в 1764 году семилетний мальчик был отдан учиться на «казенный кошт» в воспитательное училище при «академии трех знатнейших художеств».

Там учился и старший брат Феодосия, Семен, который впоследствии стал известным пейзажистом и ректором Академии художеств.

По уставу академии 1764 года ученики делились на пять возрастов. В каждом «возрасте» полагалось пробыть три года. Но, видимо, Щедрин имел достаточную домашнюю подготовку, потому что осенью того же года был зачислен учеником «третьего возраста».

Феодосий Щедрин был от природы одаренным и, обладая настойчивостью и трудолюбием, быстро выдвинулся в число наиболее успевающих учеников. В 1769 году он получил вторую серебряную, а через год — первую серебряную медаль.

От учащихся требовали любви к искусству, свободного владения изобразительными средствами и умения убедительно выразить свой замысел.

Главное внимание уделялось изучению натуры, старого наследия, раскрытию «секретов» мастерства. И это принесло ожидаемые плоды: русская пластика уверенно шла к классицизму.

Но в русском классицизме рациональное всегда было неразрывно связано с эмоциональным, и это отличало его от европейского.

В 1770 году Щедрину за композицию из русской истории «Покушение Рогнеды» присуждается вторая золотая медаль. Подходит к концу ученье. Щедрин готовится к защите дипломной работы. За лучшие работы академия присуждала большую золотую медаль.

В 1772 году Щедрин выполнил дипломную работу — барельеф, изображающий «великого князя Изяслава Мстиславовича, уязвленного, когда воины его незнанием убить стремились».

Щедрину удалось воспроизвести исторический сюжет как реальное драматическое событие. И вот высшая оценка академии — первая золотая медаль, и перед Щедриным открыт путь самостоятельного творчества.

Золотая медаль дала возможность поездки за границу как пенсионера академии.

Феодосий отправляется во Флоренцию, но там он испытал глубокое разочарование. От былого величия флорентийского искусства не осталось и следа. Щедрин пишет в Петербургскую академию: «…что в сем городе художников и академий нет.

А хотя и нашел Академию, то рисуют там четыре человека с натуры, но сия Академия недостойна, чтоб о ней говорить…» Далее он обращается с просьбой о переезде в Париж или Рим. 3 марта 1774 года Академия разрешает переезд в Париж.

Правда, одержимый горячим желанием работать на благо России Щедрин, не дождавшись ответа Академии, уже следовал в Рим.

Здесь он стремится наверстать упущенное во Флоренции время. Делает множество записей, зарисовок. А в октябре 1774 Щедрин приступил к работе над композицией «Аполлон, вынимающий стрелу из колчана».

В это же время он отправляет в Академию депешу с просьбой разрешить ему жить и работать в Риме. Но совет Академии требует, чтобы Феодосий Щедрин «неотменно ехал в Париж».

Не помогли даже ссылки на начатую работу.

В Париже Щедрин трудится под руководством скульптора Габриэля Аллегреня. Он посещает Французскую академию, много работает.

Русский скульптор получает известность среди своих коллег, а в конце 1775 года Французская академия официально признает успехи Щедрина и присуждает ему вторую золотую медаль за скульптуру.

Эта награда стала не только личной заслугой Щедрина, она стала признанием зрелости русского искусства и его художественной школы. За десять лет работы в Париже Французская академия трижды награждала Щедрина золотыми медалями — в 1779, 1780 и 1783 годах.

Венера

И вот возвращение на Родину. Первой крупной работой скульптора становится статуя Венеры. «Венера» Щедрина — это олицетворение прекрасного. Он первым из русских пластиков начал лепить обнаженное женское тело. Появление Венеры имело большой успех, о чем говорит факт: Академией художеств она была установлена в Царскосельском парке.

Честный и трудолюбивый Феодосий Федорович успешно продвигался и по служебной лестнице, постоянно получая награды и повышения. В сентябре 1794 года ему было присвоено звание академика, в 1795 году он был введен в состав совета Академии художеств, в 1803 году назначен адъюнкт-профессором.

В 1798 году Щедрин закончил мраморную статую Дианы. Композиция этой скульптуры очень удачна: Диана сидит на пне у воды, но ей показалось, что на нее устремлен чей-то нескромный взор.

От испуга она отшатнулась влево, покрывало соскользнуло с левой ноги. Она готова вскочить при первом шорохе.

Эти движения так естественны и вместе с тем полны грации и женственности, что нельзя не восторгаться этим талантливым сочетанием классического с реальным.

Читайте также:  Транспорт санкт-петербурга: поезда пригородного сообщения

В XVIII веке в России высокого расцвета достигло строительство парковых ансамблей. Одним из интереснейших по богатству и разнообразию насаждений, по планировке парка, обилию скульптурных шедевров стал Петродворец (Петергоф). В конце XVIII века было решено восстановить и обновить многие пришедшие в ветхость фонтаны. Академия приняла самое деятельное участие в этих работах.

Одним из основных участников работ стал профессор академии Ф. Ф. Щедрин, создавший для Большого каскада аллегорическую фигуру Невы (1804), статую «Персей» (1800) и две группы «Сирены» (1805).

После установки новых скульптур, созданных лучшими мастерами того времени, Петергофский каскад существенно изменил свои облик, и Петергоф по праву стали считать одним из лучших мировых парковых ансамблей.

Сирены

Авторитет Феодосия Федоровича как зрелого художника и опытного мастера с каждым годом укреплялся. Его глубокие познания в области теории искусства пластики и уменья применять их на практике привели к тому, что почти все выдающиеся архитектурные сооружения в Петербурге выполнялись с его участием.

Щедрин работал над наиболее важными группами скульптур Адмиралтейства в Петербурге, а также руководил работой молодых художников.

Щедриным выполнены группы «Морские нимфы, несущие земную сферу», замковые камни над окнами, фигуры воинов по краям аттика, аллегорические фигуры осенних и зимних месяцев. Интересны маски к замковым камням окон. Блестящими по исполнению являются маски «Тритон» и «Наяда».

Они напоминают образы русского эпоса. Его «Тритон» — это сказочный водяной с заросшим бородой лицом русского мужика, а у «Наяды» — морской нимфы — тонкое девичье лицо.

Морские нимфы, несущие земную сферу

Вершиной же творчества Ф. Ф. Щедрина считают скульптурную группу «Морские нимфы, несущие земную сферу». В сущности, это две одинаковые группы, сделанные по одной модели, стоят они по обеим сторонам арки центрального входа.

Фигуры, связанные единым силуэтом в очень собранную группу, бережно несущие земную сферу, символизировали силу человеческого разума, его власть над природой. Поэтому такая спокойная уверенность в фигурах, подчеркивающая торжество человеческого разума.

Эта работа как бы подводила итог многолетним творческим поискам Щедрина, которому удалось создать сильный оригинальный художественный образ.

Под сенью густых деревьев некрополя Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге на одной из могил есть небольшое гранитное надгробие, на котором высечены слова:

«Феодосий Федорович Щедрин – ваятель Императорской Академии художеств, ректор, преставился 19 января 1825 г. 74 лет».

ourarts.ru›?p=2008

Сын Семёна Федоровича Щедрина Сильвестор Феодосьевич Щедрин стал замечательным художником, о нём рассказывают видеоматериалы. 

Сильвестр Щедрин — Берег Сорренто с видом на остров Капри

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://kazanocheka.livejournal.com/56832.html

6. Феодосий Щедрин

Федос Щедрин родился в Петербурге в семье гвардейского солдата. Отец определил его в возрасте 13 лет в воспитательное училище при Академии художеств, где уже обучался его старший брат Семен Щедрин, впоследствии известный пейзажист. Федос вскоре начал учиться скульптуре у профессора Н.-Ф.

Жилле и выдвинулся среди сотоварищей. В 1773-1775 гг. стажировался в Риме, а в 1775-1785 гг. — в Париже. Первое значительное произведение скульптора, выполненное по возвращении в Россию, статуя «Венера» (1792).

Вопреки общему правилу, Щедрин не получил академического звания после возвращения из-за границы.

Преподавал в Академии художеств. С 1818 г. — ректор скульптуры. Мастер монументально-декоративной и станковой пластики.

Годы XIX в. стали самыми плодотворными в жизни мастера. Щедрин участвует в украшении петергофских фонтанов, Казанского собора, зданий Биржи и Адмиралтейства.

Статуи Петергофа выполнены в излюбленном Щедриным жанре декоративной садово-парковой скульптуры, однако их решение потребовало принципиально нового подхода.

Здесь впервые перед Щедриным встала задача создания не самостоятельного, отдельно стоящего произведения, а статуй, которые должны были органично войти в уже существующий сложный ансамбль. И скульптор успешно справился с этой трудной задачей.

Он создал для петергофского Большого каскада статуи «Персей» (1800), «Нева» (1804) и две группы «Сирен» (1805).

Щедрин создает Персея (сына Зевса и Данаи, победившего медузу Горгону) в момент торжества. Обнаженный герой широко шагнул вперед. В правой, опущенной руке он держит меч, уже сослуживший свою службу, левой — протягивает зрителю голову побежденной Горгоны.

Щедрин строит композицию на сложных перекрещивающихся движениях: направленном вперед, создаваемом широким шагом Персея, и перпендикулярном ему, образованном линией плеч, «перерезающей» шаг. Как и остальные статуи Щедрина, выполненные для Петергофа, «Персея» отличает убедительная жизненность.

В его ладно сложенной фигуре и очень русском, очерченном мягким овалом лице нет никакой идеализации. Интересно, что даже отсеченную голову Горгоны скульптор изобразил не отталкивающей химерой, а как вполне реальную женскую голову с несколько крупноватыми, неправильными чертами лица и застывшим выражением безысходной тоски.

Существует также версия, что лицо Горгоны имеет портретное сходство с лицом шведского короля Карла XII, так как образ и подвиг Персея в XVIII в. отождествлялись с Петром I и его победами.

«Персей» — единственная петергофская статуя, всю блокаду находившаяся в осажденном Ленинграде в Исаакиевском соборе, куда были эвакуированы ценности и экспонаты из пригородных дворцов-музеев.

Женская фигура, олицетворяющая Неву, как и парная к ней мужская фигура Волхова, принадлежащая И.П.Прокофьеву, помещены на полукруглых выступах Самсоньевского ковша. Это определяет их важную роль в общей композиции ансамбля Большого каскада.

Образ «Невы», созданный скульптором, далек от условности и манерности ряда аллегорических статуй Петергофа или Летнего сада. Перед нами полная нерастраченных сил, зрелая женская красота, воссозданная Щедриным настолько убедительно, что почти не оставляет сомнений в использовании живой модели.

Полнокровность тяжеловатых форм, переданных плотной лепкой и тщательной моделировкой, выгодно отличает «Неву» Щедрина от безупречных по мастерству, но холодных статуй многих его современников, избегавших близкого сходства с природой. Во время Великой отечественной войны статуя была похищена фашистами.

В 1950 г.

«Нева» воссоздана скульптором В.В.Эллоненом.

Безусловно удались скульптору и две группы «Сирен», фантастических обитательниц морских глубин. Размещенные попарно на восточной и западной сторонах Большого ковша, они перекликаются с исполненными Ж.Д.Рашеттом группами «Наяда с тритоном».

Сравнительно со статуей Невы сиренам присуща большая декоративность и экспрессия. Очень живо и реалистично трактованы лица сирен. Фигуры даны в легком повороте, что в сочетании с изломанной линией силуэтов создает впечатление разворачивающегося по спирали движения.

Небрежно рассыпавшиеся влажные волосы сирен, их чешуйчатые рыбьи хвосты, изогнутые морские раковины, изливающие серебряные струи, — все эти точно найденные детали позволили скульптурным группам Щедрина органично войти в неповторимый ансамбль искусства и природы.

Все статуи, выполненные Щедриным для Петергофа, были отлиты в бронзе, а чуть позже позолочены мастером П.Брюлло, отцом знаменитого живописца К.П.Брюллова.

Дети Щедрина также были связаны с искусством. Сын Сильвестр стал известным пейзажистом, Аполлон — архитектором. Дочь Елизавета стала женой скульптора В.И.Демут-Малиновского.

Щедрин скончался 19 января 1825 г. в возрасте 74 лет и был погребен на Смоленском кладбище. Впоследствии прах скульптора был перенесен в некрополь Александро-Невской лавры.

Источник: http://cult.bobrodobro.ru/15459

Ссылка на основную публикацию