Дуэли михаила лунина

24.06.2013 Михаил Лунин – герой или бес?

Ни один деятель русской истории не вошел одновременно на страницы произведений всех трех столпов великой русской литературы — Пушкина, Достоевского, Толстого. Причем в их самых главных романах — «Евгений Онегин», «Война и мир» и «Бесы» — на которых, собственно, и основано русское самосознание. Ни один, кроме Михаила Сергеевича Лунина.

В десятой главе «Евгения Онегина» Александр Сергеевич пишет:

Витийством резким знамениты, Сбирались члены сей семьи У беспокойного Никиты, У осторожного Ильи. Друг Марса, Вакха и Венеры, Им резко Лунин предлагал Свои решительные меры И вдохновенно бормотал. Читал свои Ноэли Пушкин, Меланхолический Якушкин, Казалось, молча обнажал

Цареубийственный кинжал.

Мало того, до самой смерти, поэт хранил прядь волос Лунина, остриженных при отправке на каторгу. В «Войне и мире» Лев Николаевич выводит Лунина под именем Долохова. Разудалый гусар, бретер, хвастун и человек чести, кто же был на самом деле Михаил Сергеевич Лунин? И как этот незаурядный человек был связан с Белоруссией?

Родился в Петербурге в 1787 году в богатой дворянской семье, раннее детство провел в Тамбовской губернии. Православного вероисповедания, впоследствии перешел в католичество.

Отец — действительный статский советник Сергей Михайлович Лунин, мать — Феодосия Никитична Муравьева.

Воспитывался дома, учителя — англичанин Форстер, французы Бюте, Картье, аббат Вовилье (воспитывавший его в духе католичества), швейцарец Малерб, швед Кирулф.

В 1805 году корнет поступает в Лейб-гвардии Кавалергардский полк. Буквально сразу после получения офицерских званий Михаил Лунин и его брат Никита принимают участие в знаменитом Аустерлицком сражении, где русско-австрийские войска потерпели сокрушительное поражение от армии Наполеона.

Но именно кавалергарды, эти дуэлятны, герои-любовники в мирное время, в годы войны показали себя с самой лучшей стороны. Благодаря им русская армия уцелела при Аустерлице, но кавалергарды понесли огромные потери.

Никита Лунин погибает смертью храбрых, а Михаил Лунин получает свой первый боевой орден – Анны 4-ой степени.

Дальше молодого офицера полностью захватила светская жизнь Петербурга. Красавец, герой войны, постоянный дуэлянт, картежник. Кумир «золотой молодежи», любимец женщин. Его чудачества и фортеля на устах всей столицы.

Лунин с товарищами за ночь поменял вывески на всех магазинах Невского проспекта! Лунин абсолютно голый проскакал по Петербургу! Лунин вызвал на дуэль самого брата царя! Лунин пел серенады под окнами императрицы, объясняясь ей в любви! Другого, за такие художества давно бы упекли в крепость, но Лунину все сходило с рук.

Лунин Михаил Сергеевич. Автолитография П.Ф. Соколова. 1822 год. С.-Петербург

Вскоре пришла «гроза двенадцатого года». Лунин участник Отечественной войны 1812. Лунин написал письмо М.И. Кутузову, в котором предлагает себя в качестве парламентера к Наполеону. Чтобы ни много, ни мало заколоть его при встрече.

Он уже выбрал подходящий потаенный кинжал и начал тренироваться. Как пишут современники, никто и не сомневался, что Лунин исполнит этот приказ, если он будет. Этот же человек предлагал позже также казнить императора Александра I. И недоумевал, почему его соратники декабристы колеблются.

И опять, никто не сомневался, что он это может сделать.

Он участвует в боях под Смоленском, в Бородинской битве, где получает золотое оружие «За храбрость», сражается у Тарутино, под Малоярославцем, под Красным. Везде проявляя чудеса храбрости и отваги.

Он, элитный кавалергард, если надо мог взять солдатское ружье и пойти в штыковую атаку. Он принимает участие в заграничных походах русской армии.

Отважно сражается в битвах при Люцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге, Фер-Шампенуазе, с русскими войсками входит в Париж.

Вернувшись в Петербург с тремя новыми орденами и славой, Михаил Сергеевич опять заскучал. Его буйная натура требовала каких-то действий. Он продолжал стреляться на дуэлях. Как пишут современники, «почти на каждой дуэли он получал какие-то ранения, отчего его тело было похоже на решето». Удивительно, но в многочисленных кровавых битвах Лунин не получил ни царапины!

Все его дуэли сразу становились легендами. Вот одна из них. Однажды разговор среди офицеров зашел о политике, некто Орлов под конец своего рассуждения добавил, что мол, любой честный человек по-другому и думать не может. Михаил Сергеевич сразу вмешался и сказал, что наверняка существуют честные люди, которые могут иметь на сей счет иное мнение.

Орлов озадачился и спросил, не провоцирует ли его Лунин. Лунин ответил, что не ищет повода для провокации, но если Орлов считает это вызовом на дуэль, то он готов. Было очевидно, что повод совершенно пустяковый, но дуэль уже была неизбежна. Орлов в отличие от Лунина, был плохим стрелком. Орлов стреляет первым, но дает промах. Лунин стреляет в воздух.

Орлов горячится, что Лунин над ним издевается. Лунин постоянно корректирует руку неопытного офицера, дает советы, как лучше в него попасть. Орлов, следуя советам, стреляет второй раз. Уже точнее. Пуля пробивает эполет Лунина, на несколько сантиметров ниже и он бы попал в сердце. Спокойный Лунин опять стреляет в воздух.

Дальше опешившие секунданты вмешиваются и разводят дуэлянтов.

Его современник, известный врач Н.А. Белоголовый в своих «Из воспоминаний сибиряка о декабристах» рассказывает такую историю о проделках героя войны:

«Лунин был гвардейским офицером и стоял летом со своим полком около Петергофа; лето было жаркое, и офицеры и солдаты в свободное время с великим наслаждением освежались купаньем в заливе; начальствовавший генерал-немец неожиданно приказом запретил, под строгим наказанием, купаться впредь на том основании, что купанья эти происходят вблизи проезжей дороги и тем оскорбляют приличие; тогда Лунин, зная, когда генерал будет проезжать по дороге, за несколько минут перед этим залез в воду в полной формe, в кивере, мундире и ботфортах, так что генерал еще издали мог увидать странное зрелище барахтающегося в воде офицера, а когда поравнялся, Лунин быстро вскочил на ноги, тут же в воде вытянулся и почтительно отдал ему честь. Озадаченный генерал подозвал офицера к себе, узнал в нем Лунина, любимца великих князей и одного из блестящих гвардейцев, и с удивлением спросил: «Что вы это тут делаете?» — «Купаюсь,— ответил Лунин, — а чтобы не нарушить предписание вашего превосходительства, стараюсь делать это в самой приличной форме».

Вот в такой скуке протекает жизнь Михаила Сергеевича. В итоге он пишет императору письмо с просьбой отправить его на иностранную службу, «поскольку у России в ближайшем будущем войны не предвидится». Тут еще ссора с отцом и Лунин выходит в отставку и уезжает в Париж.

Где преподает французам французский язык. Он в совершенстве знал французский, испанский, английский. Он знакомится и близко сходится с Анри Сен-Симоном, знаменитым французским философом.

Пытается создать свою философскую систему, многое он запишет много позже, на сибирской каторге. Вообще Лунин был один из самых образованных людей своего временя, его библиотека, как впрочем, и псарня, считалась одной из лучших в России.

Пушкин пишет о нем: «Михаил Лунин — человек поистине замечательный». Там же он начинает писать трагедию «Лжедмитрий», причем на французском языке.

Умирает отец, Лунин получает огромное наследство в 200.000 рублей годового дохода и возвращается в Россию, где вступает в тайное общество будущих декабристов «Союз спасения», затем вступает в «Союз благоденствия», член Коренного совета, становится участником «Московского заговора» 1817 г.

, Северного общества и других антиправительственных заговорщицких организаций. Он и там — лидер и вдохновитель. Именно ему принадлежит идея физического устранения царя и его семьи, создания так называемого «обреченного отряда», который должен был напасть на императорский конвой и убить императора Александра I.

Лунин готов возглавить этот отряд.

Однако половинчатость, слабохарактерность заговорщиков разочаровывает Лунина, он охладевает к революционному движению и покидает его.

В 1822 году Михаил Сергеевич в 35 лет возвращается на военную службу и переезжает в белорусское местечко Ружены рядом с городом Слуцк в Польский уланский полк под начало великого князя Константина Павловича, которого 15 лет назад вызвал на дуэль.

Благодаря усердию в службе и исполнительности Лунин заставил забыть Константина о своем легкомыслии. А вскоре он становится адъютантом великого князя.

Опять привычно входит в роскошную светскую жизнь. Через два года, он переходит командиром эскадрона в знаменитый Гродненский лейб-гвардии гусарский полк. Который тогда располагался в Варшаве. И опять под командованием своего покровителя Великого князя Константина Павловича.

Вновь, как и в кавалергардские времена, возникали анекдоты о проделках Лунина. Говорили, что он выходит на прогулку в парк в сопровождении огромного русского медведя. Поляки были в шоке.

У него великолепные лошади, крепостная прислуга, он опять всеобщий любимец, мот и прожигатель жизни и одновременно, ревностный служака.

В восстании14 декабря 1825 года Лунин участия не принимал и не знал о нём. Так как от заговорщицкой деятельности он несколько лет назад отошел. 21 декабря 1825 года в Варшаве Лунин вместе со всем полком приносит присягу новому императору Николаю I. Для расследования «дела о декабристах» учрежден Тайный комитет, и уже 22 декабря 1825 года на допросах было упомянуто имя Лунина.

Надо сказать, что арестованные участники декабрьского восстания, вели себя по разному. Многие, чтобы спасти жизнь «валили» всех, причастных и непричастных. В большом перечне лиц, упомянутых арестованными, фамилия Лунина сразу же привлекла внимание царя. Слишком громкая была фамилия, его прекрасно помнили и по хулиганским выходкам и по боевым заслугам.

Между тем, Великий князь Константин до последнего не желал арестовывать своего адъютанта. И даже намеками давал понять о необходимости побега, но Лунин счел это бесчестным поступком. Дело дошло до того, что подполковнику Лунину было разрешено поохотиться на медведей в лесах близ границы.

Но, вволю поохотившись, благородный Михаил Сергеевич в срок прибыл в Варшаву, где его ждал приказ об отправке под конвоем в Петербург. Из декабристов Лунин был арестован последним 10 апреля 1826 года. И был одним из немногих декабристов, который не назвал на следствии ни одного сообщника.

Вину Лунина суд определил так: участвовал в «умысле цареубийства».

Ну а дальше сухая статистика:

Источник: https://www.postkomsg.com/history/196517/

Книга Книга о русской дуэли. Содержание — ПРИЛОЖЕНИЕ МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ ЛУНИН (1787–1845)

Такое патриархальное „вручение себя“ (термин Ю. М. Лотмана, введенный им в статье „Договор“ и „вручение себя“ как архетипические модели культуры») обычно сопровождалось ритуальным самоуничижением — преклонением колен, поклонами, словесными формулами типа «раб», «холоп», «челом бью» и т. п.

Для дворянина в благородном обществе и перед равным ему такое самоуничижение было недопустимо, воспринималось как низость. А. О. Имберг рассказал историю о том, как некий русский офицер, стоя в карауле, «напился жестоко» и набуянил. Князь Н. Г. Репнин, командовавший нашими войсками в Саксонии (дело было в Дрездене в 1814году), приказал отдать его под суд.

«Дело вышло плохо, и, желая поправить, но не умея, еще более испортили. Этого несчастного, в то самое время, когда был прием у князя и, разумеется, были и саксонцы, впустили еще полупьяного, и он начал просить прощения, кланяясь в ноги. Тут вышел уже князь из себя.

Подлый этот поступок русского офицера в глазах иностранцев до того его рассердил, что суд был над ним произнесен: лишить чинов и в солдаты» {78, стб. 388}.

Таким образом, извинение-объяснение обычно не препятствовало дуэли; извинение-покаяние унижало дворянина, а требование его — оскорбляло.

Итак, смысл оскорбления заключается в ритуальном приравнивании противника к неблагородному, не обладающему честью человеку. Но вместе с тем, как мы уже говорили, оскорбление является первым этапом дуэльного ритуала.

Дуэль же возможна только между благородными людьми, равно обладающими честью. Следовательно, оскорбление становится актом признания благородства, правоспособности в деле чести Здесь уместно привести слова Пелэма, героя одноименного романа Э.-Дж.

Бульвер-Литтона, объясняющего друзьям пощечину и последовавшую за ней дуэль с неким лавочником: « ударив того лавочника, я тем самым поставил себя на одну доску с ним; я сделал это, чтобы оскорбить его, но я был вправе так поступить еще и ради того, чтобы предоставить ему единственное возмещение, которое было в моей власти» {19, с. 87}.

Поэтому в ситуации дела чести общение между соперниками должно быть подчеркнуто этикетным. Приятели, бывшие раньше на «ты», переходили на «вы», а уже потом, в рамках этого официального общения, могло появиться оскорбительное «ты». Оскорбление — это не брань, не сквернословие.

Оно действенно именно тем, что выделяется на фоне подчеркнутой вежливости, оно сильно именно контрастом с предшествующим и последующим официальным тоном. Очень существенным было, чтобы оскорбление оставалось ритуальным обозначением бесчестия, но не превратилось в бесчестие реальное.

Читайте также:  Праздники, родом из петербурга: официоз, нева и календарь

Если это произойдет, то бесчестие равно ложится и на оскорбленного, и на запальчивого оскорбителя, причем на последнего чаще всего в большей степени. А. Н.

Вульф, приятель Пушкина, офицер, в прошлом дерптский бурш, в своем дневнике записал такую историю: « один офицер (Боярский) застрелил также своего полка казначея Кагадеева за то, что тот, наделав ему грубостей, дал щелчок в нос.

Мне кажется проступок Боярского весьма простительным и гораздо рассудительнее дуэли; с человеком, который унизил себя до того, что позволил себе делать обиды равному себе, с которыми сопряжено так называемое бесчестие, нельзя иметь поединка, и обиженный вправе убить его, как собаку» {36, с. 245–246}.

Граница между оскорблением и бесчестием часто была очень условной. Для бретера оскорбление могло стать самоцелью, бретеры соревновались в изощренности, бравировали «зверством» своих выходок. Для массового сознания бретер — это грубиян, который «привязывается и оскорбляет из удовольствия оскорбить».

Так говорили о Ставрогине, герое «Бесов» Ф. М. Достоевского. Ставрогин подтвердил эти слухи, сначала поцеловав публично жену Липутина, а затем схватив за нос и протащив несколько шагов по комнате Гаганова (почтенный старик любил приговаривать: «Нет-с, меня не проведут за нос!»).

Эту свою выходку он завершил тем, что столь же оскорбительно извинился:

— Вы, конечно, извините… Я, право, не знаю, как мне вдруг захотелось… глупость…

Небрежность извинения равнялась новому оскорблению. Крик поднялся еще пуще {61, т. 10, с. 39}.

Ставрогин, конечно, не бретер, но эти его выходки вполне можно поставить в один ряд с бретерскими.

Вот, например, что рассказывали о Михаиле Шумском, внебрачном сыне всесильного Аракчеева: « пьяный он пришел в театр, в кресла; принес с собой взрезанный арбуз, рукою вырывал мякоть и ел. Перед ним сидел плешивый купец.

Опорожнивши арбуз от мякоти, Шуйский нахлобучил его на голову купца и на весь театр сказал: „Старичок! Вот тебе паричок!“ Купец ошеломел» {13, с. 184}.

Итак, мы видим, что оскорбление и бесчестие могут быть формально очень схожими: это чаще всего действие, направленное на мундир (обозначающий «честь мундира») или лицо (обозначающее «личную честь»; вспомним обещание Ф. И. Толстого «обратиться к лицу» неаккуратного должника[56]).

Отличие — в ритуальности оскорбления, его причастности к дуэльному ритуалу. Если человек оскорбляет, обижает, унижает кого-либо не для того, чтобы затем дать благородное удовлетворение, — это уже бесчестие.

Можно сказать еще короче: бесчестие — это оскорбление, за которым не последовала дуэль.

Лунин умен, но нрава сварливого (bretteur).

H. H. Муравьев

M. С. Лунин участвовал в нескольких походах, воевал храбро и умно, дослужился до чина гвардии ротмистра.

Отечественную войну закончил в покоренном Париже, но вскоре вынужден был оставить службу (вероятно, по материальным соображениям, после ссоры со скупым и взбалмошным отцом); снова посетил Париж, где зарабатывал на жизнь уроками французского языка.

Вернувшись на родину после смерти отца, Лунин несколько лет прожил в Петербурге; в это время он активно участвовал в деятельности декабристских организаций (при этом хладнокровно рассуждал о свободе, революции, бунте, цареубийстве, подтрунивая над теоретиками, которые предлагают «наперед энциклопедию написать, а потом и к революции приступить»). В январе 1822 года он вновь вступил в службу — в Польский уланский полк, и до самого ареста в 1826 году служил в Варшаве.

Лунин был любим товарищами за смелость, готовность пойти на риск, за безукоризненную честность и тонкий ум.

Цесаревич Константин Павлович, весьма уважавший воинскую удаль, ценил Лунина и, по воспоминаниям, пытался выгородить любимца, когда в 1826 году в Варшаву пришел приказ арестовать его и доставить в Петербург; он даже отпустил Лунина напоследок поохотиться на медведей.

Подполковника-бунтовщика отвезли в столицу, ко двору нового императора, который, в отличие от своего старшего брата, законопослушание и субординацию ценил намного выше ума, благородства и независимости суждений.

«Лунин беспрерывно школьничал; редкий день проходил без его проказ. Молодежь потешалась, а Лунин час от часу все более входил в роль искателя приключений. Само собою разумеется, не всегда держал он себя в пределах умеренности, и ему приходилось за это лично разделываться; Лунин и такие случаи включил в репертуар своих проказ» {166, с. 1035}.

«Якушкин вспомнил и тут же рассказал случай с их товарищем — декабристом Луниным .

Лунин был гвардейским офицером и стоял летом с своим полком около Петергофа; лето было жаркое, и офицеры и солдаты в свободное время с великим наслаждением освежались купаньем в заливе; начальствовавший генерал-немец неожиданно приказом запретил под строгим наказанием купаться впредь на том основании, что купанья эти происходят вблизи проезжей дороги и тем оскорбляют приличие; тогда Лунин, зная, когда генерал будет проезжать по дороге, за несколько минут перед этим залез в воду в полной форме, в кивере, мундире и ботфортах, так что генерал еще издали мог увидать странное зрелище барахтающегося в воде офицера, а когда поравнялся, Лунин быстро вскочил на ноги, тут же в воде вытянулся и почтительно отдал ему честь. Озадаченный генерал подозвал офицера к себе, узнал в нем Лунина, любимца великих князей и одного из блестящих гвардейцев, и с удивлением спросил: „Что вы тут делаете?“ — „Купаюсь, — ответил Лунин, — а чтобы не нарушить предписание вашего превосходительства, стараюсь делать это в самой приличной форме“. Конец рассказа не помню, даже, может быть, Якушкин его и не досказал, но и в приведенном виде анекдот тот достаточно характеристичен для Лунина, которого беспокойный дух не могла угомонить и ссылка в Сибирь; за свои протесты он был отделен от товарищей и отправлен с жандармами в Акатуевский завод, где через непродолжительное время и умер в совершенном одиночестве» {5, с. 80–81}.

40

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/kniga-o-russkoy-dueli/content/2029092-prilojenie-mihail-sergeevich-lunin-17871845/

Читать

Само Провидение указало им на дуэль.

Антон Чехов

Провидение? Промысел Божий? Или темный рок? Что имеет в виду писатель? Неужели он говорит о дуэли как о спасительном выходе из невыносимой ситуации?

Именно так!

Антон Павлович размышляет о дуэли применительно к своим героям, которые искали честный выход из запутанных отношений. Они нашли его только тогда, когда бесстрашно сошлись лицом к лицу с оружием в руках. Это чеховское озарение на самом деле можно отнести ко всей верхушке русского общества XVIII–XIX веков. И даже начала века XX.

В мрачновато-рабском (особенно с точки зрения просвещенного европейца) российском обществе прошлых столетий дуэльный обычай неожиданно и стремительно не только отвоевал себе заметное место, нет, он совершил куда большее.

Фактически он способствовал созданию (прежде всего в высших слоях общества) нового типа русского человека — бесстрашного перед лицом тяжелой раны или даже смерти, гордого, щепетильного в вопросах чести, готового бескомпромиссно отстаивать свое личное пространство и свободу выбора в душе своей. Особенно это было важно в традиционно деспотическом русском государстве. Вот почему на дуэльное поле столь безудержно стремились лучшие представители тогдашнего общества, прежде всего поэты и офицеры, поборники свободы и ревнители чести.

На поле этом пахло не только кровью и гибелью, там веяло восторгом бесстрашия. Там веяло свободой! Свободой распоряжаться своей жизнью и свободой заглядывать в лицо смерти. По понятным причинам обычай этот проник в дворянскую среду и укрепился там.

И вот так вышло, что лучшая часть дворянства стала лучшей частью российского общества — в смысле честности, неподкупности, бесстрашия и бурлящей творческой энергии. Последнее качество оказалось неразрывно связанным с тремя первыми.

Практически не бывало так, чтобы трус и лжец оказывались творчески состоятельными.

Именно с людьми, готовыми выйти к роковому барьеру (а это как раз они в основном создали бессмертную русскую культуру XIX века, это они грезили о свободе для всех), стоило связывать светлые надежды на будущее страны. Увы, не случилось.

Поражение этой малой части общества, ее уход с исторической сцены в начале XX века обозначили тяжелейший удар по национальному характеру и по судьбам народа.

Выбраться из трясины холопства, трусости, тупости, подлости и продажности мы не можем по сию пору.

Предлагаемая читателю книга пытается проследить на длинной цепочке исторических примеров ту роль дуэли, которая оказалась столь живой и действенной в становлении характера русского человека, офицера и дворянина.

Автора интересуют не столько детали дуэльных обрядов, сколько характеры людей.

Это в равной мере относится и к царям, и к поручикам заштатных гарнизонов, к большим поэтам и рядовым литераторам, к знаменитым генералам и мелким помещикам.

Случилось так, что история русской дуэли не только по времени, но и по внутреннему ритму, по глубинной сути своей совпала с историей Дома Романовых.

Еще в XVII веке, при втором Романове, поединок по правилам проник в Россию, отвоевал себе, несмотря на суровые запреты власти, заметное и даже яркое место в жизни российского дворянства.

Дуэльные баталии способствовали укреплению духа и утонченности характера русского дворянина, но одновременно собрали немалую жатву на полях русской культуры и русского воинства.

Вслед за последним Романовым, относившимся к институту дуэли вполне терпимо и даже верившим, что дуэль способствует улучшению нравов в офицерской среде, в трагические минуты российской истории дуэльные обычаи столь же быстро и необратимо ушли в небытие, как и многие другие обычаи и основания старой русской жизни.

Вот почему рассказ о роли дуэли в русской истории так тесно переплетается в нашей книге с повествованием о 300-летней династии русских царей, о том, как они сменяли друг друга, заметно меняя и декорации, и ритм отечественной жизни. Но еще больше тема эта сплетается с повествованием о жизни и смерти замечательных наших писателей и поэтов, о лучших периодах в жизни страны, славных и военными победами, и небывалыми взлетами в области культуры и духа.

Дуэльный обычай в нашем рассказе не самоцель, но лишь своеобразное историческое окошко, через которое многое можно разглядеть, многое узнать о характере русского человека.

Придворным же строго указать, чтобы они «иноземских немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не подстригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили и людям своим по тому ж носить не велели».

Царь Алексей Михайлович Романов

От Алексея Михайловича к Петру Алексеевичу

Первая дуэль западного образца — поединок по правилам — на русской земле случилась в мае 1666 года, в Москве, в Немецкой слободе. Участниками дуэли были молодые чужестранцы — англичанин майор Монтгомери и шотландец полковник Патрик Гордон, будущий сподвижник юного Петра I, получивший от царя звания генерала и контр-адмирала.

Но эти карьерные успехи Гордона впереди. Петра еще нет на свете, он родится только через шесть лет. На московском престоле восседает его отец, «Божией милостью Великий Государь, Царь и Великий князь всеа Великия и Малыя и Белыя Руси самодержавец» Алексей Михайлович Романов.

Он сын и наследник того самого отпрыска боярского рода — Михаила Федоровича Романова, которого еще шестнадцатилетним юношей в феврале 1613 года избрали на Земском соборе царем и которого спустя некоторое время спас от задумавших его погубить польских шляхтичей, представлявших интересы претендента на русский престол королевича Владислава, костромской крестьянин Иван Сусанин.

Замечательные подробности схватки англичанина и шотландца я изложу в начале следующей главы, а сейчас вспомним о Немецкой слободе. Европейское поселение появилось в Москве еще в XVI веке.

«По соседству с Преображенским, — отмечал наш знаменитый историк Василий Осипович Ключевский, — давно уже возник заманчивый и своеобразный мирок, на который искоса посматривали из Кремля руководители Московского государства: то была Немецкая слобода.

При царе Алексее она особенно населялась военными людьми: тогда вызваны были из-за границы для командования русскими полками иноземного строя пара генералов, до сотни полковников и бесчисленное количество офицеров».

Жители этого славного мирка, выходцы едва ли не со всей Европы, прибывая на русскую службу, сохраняли верность многим своим привычкам. Там звучали почти все европейские языки. В ту пору на Руси немцами (то есть немыми, не умеющими сказать по-русски) называли всех иностранцев.

Отсюда и название поселения, где жил военный люд, оружейники и медики, алхимики и аптекари, парикмахеры и портные, пивовары и знатоки географии и математики. Слободу эту можно назвать, перефразируя графа Альгаротти, окном в Россию, приоткрытым еще задолго до Петра.

Читайте также:  Лофт-проекты санкт-петербурга

Через окошко это в русскую жизнь проникло немало европейских обычаев и нравов — военных, житейских, культурных, юридических, дипломатических, в том числе, конечно, и поединки «по правилам». Собственно, и сам молодой Петр первые уроки западной жизни получил именно здесь, в Немецкой слободе, где он так любил бывать.

Что же касается упомянутого неаполитанского графа, то он позже, посетив строящийся Петербург уже при Петре, скажет про русского монарха: «Царь открывает окно в Европу».

На самом деле, как мы видим, процесс был двусторонним.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=132621&p=30

13 самых необычных дуэлей в истории

Дуэли в некоторых странах и в некоторые периоды истории были вполне законным средством выяснения отношений.

Сегодня можно оскорбить любого человека с помощью Интернета. Спорят порой незнакомые люди, не выбирая слов. Только вот ответить обидчику можно только лишь с помощью такого же «виртуального» оружия, не причиняя ему реального вреда.

А ведь в былые времена вопрос оскорблений решался намного проще. Если мужчины ругались друг с другом, то они назначали поединок или дуэль. Сперва оружием являлись мечи и шпаги, а потом их заменили пистолеты.

И такое решение проблемы было куда убедительнее, чем нажать кнопку «пожаловаться». А самое интересное, что дуэли в некоторых странах и в некоторые периоды истории были вполне законным средством выяснения отношений.

Правда, разгоряченных мужчин зачастую не останавливал даже запрет на такие поединки. И хотя дуэли являлись благородным способом выяснить защитить честь, бои эти порой оказывались довольно смешными и нелепыми.

Шарль Огустен Сент-Бёв против Поля-Франсуа Дюбуа.

Дуэли объяснимы, когда сталкиваются в споре два злейших врага. Но порой ситуация выходит из-под контроля и между старыми друзьями и коллегами. Именно так и произошло с Сент-Бёвом и Дюбуа, чей поединок состоялся 20 сентября 1830 года.

Сент-Бёв был литературным критиком, который создал свой метод оценки работ писателей. Он полагал, что все их повести и романы на самом деле в той или иной степени отражают их собственную жизнь и опыт.

Дюбуа же являлся редактором газеты «Le Globe». Пол-Франсуа мало того, что обучал знаменитого критика в лицее Карла Великого, так и нанял его на работу в свое издание.

О чем точно они спорили, так и осталось загадкой. Но результатом стала дуэль, назначенная в лесу около Роменвиля. Проблемой стал сильный дождь. Сент-Бёв заявил, что не против умереть, однако отказывается промокнуть при этом.

Критик взял в руки зонтик вместо пистолета. В итоге так никто не погиб, а два литератора позже снова стали друзьями. Сам Сент-Бёв вспоминал о Дюбуа, как о замечательном и душевном человеке. А вот издатель за глаза называл критика «маменькиным сынком, боящимся дождя»

.

Отто фон Бисмарк против Рудольфа Вирхова.

Эта история о том, как политик был готов отстаивать свои убеждения, чего в современном мире просто не встретить. Отто фон Бисмарк являлся прусским министром, объединившим Германию и ставшим ее канцлером. В 1865 году он столкнулся с лидером Либеральной партии, Рудольфом Вирховым.

Этот ученый и оппозиционер считал, что политик излишне раздул военный бюджет Пруссии. В результате чего страна погрузилась в нищету, перенаселенности и эпидемии. Бисмарк не стал оспаривать взгляды своего оппонента, а просто вызвал его на дуэль.

При этом политик великодушно предоставил своему противнику выбрать оружие. Но Вирхов поступил нестандартно, он решил сражаться с помощью сосисок. Одна из них была сырой, зараженной бактериями.

Бисмарк понимал, что при использовании холодного или огнестрельного оружия у Вирхова просто не было шансов. А вот сосиски уравнивали возможности. Тогда Бисмарк заявил, что герои не имеют права наедаться до смерти и отменил дуэль.

История мало того, что веселая, она примечательно еще и тем, что глава страны вызвал оппозиционера. Обычно все случается наоборот.

Марк Твен против Джеймса Лэрда.

Твен являлся известным противником дуэли. Писатель считал их неразумным и опасным способом выяснить отношения. По мнению Твена это к тому же греховно.

Если кто-то бросил бы ему вызов, то писатель обещал с максимальной учтивостью и вежливостью отвести противника в тихое место и там убить. Именно поэтому нет ничего удивительного в том, что когда он вызвал редактора конкурирующей газеты на дуэль, то всячески старался ее предотвратить.

Описывая так и не состоявшийся поединок, Твен вспоминал, что пребывал в ужасе. Дело в том, что его противник был известным стрелком. Но как только Лэрд со своим секундантом подошли к месту поединка, секундант Марка Твена, Стив Гиллис, с 30-метров поразил голову пролетавшей птицы.

Лэрд изумленно спросил, кто же так метро выстрелил? Тогда Гиллис сказал, что сделал это Твен, превосходный снайпер. К счастью для писателя Лэрд предпочел не рисковать жизнью и отменил поединок.

Марсель Пруст против Жана Лоррена.

Цифровые технологии мешают писателям бороться с разгромными рецензиями на их творения. Борьба сводится к бесконечным комментариям, перепостам и лайкам.

В 1896 году Пруст издал сборник новелл «Утехи и дни», но поэт и романист Жан Лоррен выпустил на этот счет разгромную рецензию. К тому же критик назвал самого автора «мягкотелым» и позволил себе сделать замечания о его личной жизни.

Дуэль назначили на 5 февраля 1897 года. Единственной просьбой Пруста было не начинать поединок до полудня, так как он являлся ярко выраженным «совой». Тем не менее писатель прибыл на дуэль безукоризненно одетым.

Оба литератора выстрелили и оба промахнулись. Тогда секунданты согласились с тем, что честь была восстановлена. Стоит сказать, что такая реакция на рецензию все же являлась чрезмерной, но с помощью дуэли оба писателя смогли урегулировать свои разногласия.

Хорошо еще, что оба они оказались плохими стрелками, в противном случае литература сильно бы обеднела.

Леди Альмерия Брэддок против миссис Эльфинстоун.

Эта дуэль вошла в историю, как «юбочный поединок». Две дамы решили пойти в выяснении своих отношений немного дальше, как это было принято у француженок.

А ведь ничто не предвещало такой развязки обычного чаепития между двумя подругами — миссис Эльфинстоун и леди Брэддок. Просто первая стала описывать внешность хозяйки с помощью прошедшего времени: «Вы были красивой женщиной».

Леди Альмерия Брэддок так оскорбилась этими словами, что тут же назначила поединок в соседнем Гайд-парке. Первоначально было решено стреляться на пистолетах. После того, как пуля попала в шляпу леди Брэддок, та все еще настаивала на продолжении дуэли.

Тогда дамы взяли в руки шпаги. И только когда лети Брэддок смогла легко ранить свою обидчицу, она согласилась на письменные извинения с ее стороны. Дуэль закончилась, но представляла она собой необычайно зрелищное действо.

Сасаки Кодзиро против Миямото Мусаси.

Эта дуэль может показаться смешной, но нельзя отказать его участникам в изобретательности. В 1612 году в поединке на территории феодальной Японии сошлись два бойца, принципиальных противника. Они не сошлись во взглядах на искусство фехтования. Есть немало различных описаний того поединка.

Самая распространенная версия гласит, что Мусаси опоздал на три часа, к тому же вместо меча он явился с обтесанным веслом. Это был психологический удар по противнику. Мусаси улыбался своему противнику, бросающему в него оскорбления.

А когда Кодзиро был ослеплен лучами восходящего солнца, то ударил его своим импровизированным оружием, убив его. Оказывается, победить легендарного воина оказалось можно с помощью опоздания и лодочного весла.

Франсуа Фурнье-Сарловез против Пьера Дюпона.

Фрнье-Сарловез был очень импульсивным человеком, который прибегал к шпаге при каждом удобном случае. Не останавливало его и то, что дуэли во Франции в XVII веке находились под запретом.

Самый известный поединок Фурнье-Сарловеза растянулся на долгих 19 лет. Эти события даже легли в основу романа Джозефа Конрада «Поединок» и фильма Ридли Скотта «Дуэлянты».

А началось все в 1794 году. Пьер Дюпон, армейский курьер, доставил сообщение Фурнье. Но тому не понравилось послание. Слово за слово, виноватым оказался незадачливый курьер, которого тут же задира и вызвал на поединок.

Тот согласился и сумел ранить Фурнье, но не смертельно. Выздоровев, тот предложил реванш. На этот раз ранение получил Дюпон. В третий раз ранения получили оба. На протяжении следующих 19 лет дуэлянты сходились около 30 раз, пытаясь доказать что-то друг другу.

Они даже заключили договор, что дуэль не может состояться, только если между ними окажется расстояние свыше ста километров. И хотя французы называли друг друга заклятыми врагами, они переписывались и даже порой обедали вместе после поединка. В 1813 году Дюпон решил жениться, а застарелая вражда ему была ни к чему.

Он предложил окончательно решить вопрос. Решающая дуэль состоялась в лесу. Дюпон решил схитрить — он повесил свой камзол на ветку, куда и разрядил заряды Фурнье. Тогда жених заявил, что стрелять не будет, но в следующий раз сделает это дважды. Так Фурнье прекратил преследование своего давнего врага.

Хамфри Ховард против графа Бэрримора.

Опытные дуэлянты знают, что всегда надо предпринимать некоторые меры предосторожности перед поединком. В 1806 году между двумя почтенными английскими джентльменами, членом парламента Хамфри Ховардом и Генри Барри, восьмым графом Бэрримором, разгорелся спор, который привел к дуэли.

Но Ховард, бывший армейский врач, знал, что именно попавшая в открытую рану инфекция и становится чаще всего смертельной. Именно поэтому он решил, что одежда является самым предметом.

И если граф, как настоящий джентльмен, явился в бой в сюртуке и цилиндре, то его оппонент благоразумно разделся догола. Говорят, впрочем, что Ховард принял такое решение под влиянием алкоголя.

Но граф оказался достаточно трезвым, предпочтя замять дело. Велика ли честь — убить голого человека или же, напротив, самому погибнуть от рук нудиста? Ховарда такое решение вполне устроило, и джентльмены разошлись по домам.

Алексей Орлов против Михаила Лунина.

Когда человек соглашается принять вызов на дуэль, хорошо бы обладать какими-то навыками к этому. Алексей Орлов к поединку оказался не готов. Он был хорошим генералом, проявившим себя в наполеоновских войнах.

Но это не говорит о том, что он умел метко стрелять. Орлов никогда не дрался ни с кем на дуэли, что стало поводом для шуток молодежи. Лунин предложил генералу испытать новое для него ощущение, по сути, вызвав на поединок.

Отказаться от такого, пусть даже и шутливого вызова было нельзя. Уязвимость Орлова стала заметной во время дуэли с куда более опытным и умелым кавалеристом Михаилом Луниным. Тот настолько провоцировал генерала, что Орлов реально захотел убить обидчика.

Первый выстрел достался неопытному дуэлянту, но пуля только сбила эполет Лунина. Тот в ответ лишь посмеялся и выстрелил в воздух. Тогда разъяренный Орлов выстрелил снова, попав на этот раз в шляпу.

Лунин рассмеялся и снова выстрелил в воздух. Он находил удовольствие в опасности. Разъяренный Орлов хотел было снова зарядить оружие, но бессмысленную дуэль прекратили. Лунин предложил своему противнику уроки стрельбы. И хотя молодой офицер не выиграл дуэль, в битве он одержал вверх — Орлов был унижен.


Месье де Грандпре против месье де Пике.

Кажется, что дуэли — нечто французское, кто, как не они, знают в этом занятии толк и блюдут определенный стиль. В 1808 году одна оперная примадонна влюбила в себя двух почтенных месье. Соперники решили, что нет лучше возможности отвадить конкурента от своей пассии, кроме как стреляться с ним.

Да и сама победа должна была положительно воздействовать на ту самую даму. Мужчины решили для пущей эффектности осуществить дуэль на воздушных шарах, высоко в небе.

Противники поднялись вверх над парижским садом Тюильри, прихватив с собой мушкеты с порохом и свинцовыми пулями. Помогали управлять шарами вторые пилоты, которым была отведена незавидная участь.

Как только шары сблизились на расстояние выстрела по команде Грандпре и Пике выстрелили друг в друга. Шар Пике загорелся и упал вниз. Вместе с дуэлянтом погиб и его второй пилот. Самое интересное, что примадонна не оценила такой жертвы и сбежала с другим поклонником.

Андре Маршан против собаки.

Эта удивительная история случилась в XIV веке. Андре Маршан отправился на охоту со своим другом, Жаком Шевантье. Приятели не смогли найти себе третьего попутчика, прихватив зато дружелюбного пса.

Во время охоты Жак Шеваньте куда-то исчез. Никто бы и не заподозрил в исчезновении мужчины Маршана, вот только пес пропавшего, бывший очевидцем событий, буквально заходился лаем при виде друга своего хозяина.

Знакомые Шевантье пришли к оригинальному выводу — пес хочет вызвать Маршана на дуэль, вместо пропавшего Шевантье. Для того чтобы сохранить честь, Маршану пришлось принять вызов.

Читайте также:  Церковь анны кашинской

Но револьвер он выбрать не мог, его тогда еще попросту не существовало. Тогда дуэлянт решил сражаться с помощью палицы с железными клыками. Они как раз напоминали собачьи клыки. У пса же не было особого выбора, как положиться на свое природное оружие — зубы и когти.

Поединок оказался на удивление коротким. Как только пса спустили с поводка, он тут же вцепился в шею противнику. Маршан даже не успел воспользоваться своей палицей. Говорят, что умирая, бедняга успел сознаться в убийстве друга. Но скорее всего эта легенда была придумана организаторами столь дикого поединка, чтобы оправдать свое безумство.

Граф Калиостро против доктора Созоновича.

Знаменитый европейский чародей граф Калиостро в XVIII веке побывал в России. Тут ему оказали теплый прием — у мага нашлось множество поклонников и клиентов. Но при дворе оказались и те, кто открыто называл заезжего гостя шарлатаном.

Самый серьезный конфликт разразился у Калиостро с доктором Созоновичем, придворным врачом императрицы Екатерины II. Произошел любопытный случай — у князя Голицына заболел его единственный десятимесячный сын. Официальная медицина развела руками, а вот Калиостро всего за месяц сумел его излечить.

Сплетники шептали, что граф попросту подменил младенца. Тогда оскорбленный Созонович вызвал Калиостро на дуэль. Тот заявил, что раз речь касается медицины, то оружием должен выступить собственноручно приготовленный яд. Враги должны обменяться пилюлями и победит тот, у кого окажется лучше противоядие.

Позже Калиостро хвастался, как у всех на глазах сумел подменить яд шариком шоколада. А вот доверчивый Созонович выпил яд, пытаясь приглушить его действие несколькими литрами молока. К счастью, оба дуэлянта остались живы.

Возможно, хитрый итальянец решил пощадить своего противника и не дал ему яда. Ведь Калиостро после той дуэли отписал Созоновичу, что в пилюле было лишь усиливающее потенцию средство.

Джек Робсон и Билли Бэкхем.

Времена меняют оружие дуэлянтов. Сперва это были мечи и шпаги, позже — огнестрельное оружие. Как видно, даже воздушные шары принимали участие в выяснении отношений. В данном случае два американских фермера решили выяснить отношения с помощью своих автомобилей.

Повод для дуэли был банален — оба парня влюбились в некую красотку. Американцы решили, что в середине XX века и оружие должно быть соответствующее, вот почему они выбрали автомобили.

С утра пораньше соперники съехались на край плато, где за честностью поединка должны были наблюдать секунданты — врач и механик. Да и сам предмет спора — очаровательная леди, явилась на место дуэли.

По команде машины с огромной скоростью помчались друг навстречу другу. Но в последнее мгновение дуэлянты свернули, избежав мгновенной смерти. Мужчины решили изменить тактику — теперь они пытались столкнуть машину противника в пропасть.

Победителем оказался Джек Робсон, но его призом стало не сердце девушки, а 15 лет тюрьмы. Сама же красавица вышла замуж за водителя автобуса, который любезно подвез ее домой после страшной дуэли.

Поделитесь этим постом с друзьями

Источник

Источник: http://interesno.cc/article/4114/13-samyh-neobychnyh-duehlejj-v-istorii

Знаменитые русские бретеры XIX века: за что стрелялись Лунин, Уваров (Черный), Гагарин, Толстой (Американец)?

Каждое время дарит нам своих героев. Сейчас, например, самые протоптанные пути к известности – это сцена и спорт. В средневековье народными любимцами были победители рыцарских турниров. А вот в конце XVIII – начале XIX века общество развлекалось рассказами о дуэлях…

Героями, соответственно, становились личности, показавшие себя забияками, задирами, скандалистами или, как тогда их стали называть, бретёры. Эти люди, ценившие чужие жизни так же низко, как свои собственные, вызывают сейчас недоумение, порой ужас, но иногда и улыбку.

В этом обзоре – истории о самых знаменитых профессиональных дуэлянтах.

Михаил Сергеевич Лунин

Этот несносный дуэлянт и забияка был, тем не менее, одним из образованнейших людей своего времени и знал 5 языков.

В конце своего сложного жизненного пути Лунин примкнул к декабристам и закончил жизнь в Акатуйской тюрьме. Но все это будет после.

А в начале службы блистательный молодой офицер дуэлировал по поводу и без повода. Ходил анекдот о том, что частенько его вызов происходил так:

Во время Отечественной войны 1812 года он участвовал практически во всех крупных сражениях. Есть свидетельство современника о том, что Лунин

Вот такие люди служили тогда в русской армии.

Федор Уваров

Этот человек, достаточно мрачная личность, свое прозвище оправдывал не только цветом волос. В молодые годы он нещадно бретерствовал, провел более 40 дуэлей. Причем, по воспоминаниям всех людей, знавших его, отличался беспощадностью к противникам. Несколько раз дрался с Михаилом Сергеевичем Луниным, но после просил руки его сестры и женился на ней в августе 1814 года.

По словам современника, Екатерина Сергеевна Лунина «была лучше, чем красавица: умная, милая, изящная, вся в брата».

Федор Александрович был уволен со службы, но дослужился затем до действительного статского советника и камергера. Некрасиво судился с Луниным за наследство (после ссылки шурина).

Его смерть до сих пор остается одной из неразгаданных тайн истории, потому что однажды Федор Александрович вышел как обычно из дома и просто не вернулся. Версии его дальнейшей судьбы очень противоречивы: покончил жизнь самоубийством, уехал в Америку либо ушел в монахи.

Есть мнение, что именно он был знаменитым сибирским старцем, известным под именем Фёдора Кузьмича.

Фёдор Фёдорович Гагарин, портрет кисти Карла Гампельна

Лихой кавалерист, азартный игрок, частенько проигрывающийся в пух и прах, дуэлянт и задира, «Феденька», тем не менее, вызывал всеобщую любовь.

Постоянно с кем-нибудь стрелялся, но поступал при этом достойно, обычно старался противников не убивать. Самый известный анекдот, ходивший о нем, даже стал сюжетом к одной из сцен романа «Юрий Милославский» Михаила Загоскина.

По воспоминаниям современников, дело происходило так:

Хотя более героической можно считать другую историю о том, как «Феденька» на спор пробрался в ставку французов для того, чтобы доставить Наполеону 2 фунта чаю. Народная молва утверждала, что это ему удалось. Причем вернулся он с благоволения самого французского императора.

Дядя знаменитого писателя Льва Толстого, Фёдор Иванович Толстой

О личности этого удивительного человека ходили легенды еще при жизни. Его несносный заводной характер и незаурядный ум не давали возможности жить без приключений.

Одним из самых известных стало участие в кругосветном путешествии русских моряков на шлюпе «Надежда» под командованием Ивана Федоровича Крузенштерна. Корабельная жизнь не пошла Толстому на пользу. Заскучав, он принялся так буйно шалить, что именитый капитан принял решение избавиться от неспокойного члена команды и высадил его на Камчатке.

Горе-путешественник добрался до Алеутских островов и побывал на Аляске, заслужив на всю оставшуюся жизнь прозвище «Американец».

Будучи неуемным бретером, он провел несчетное количество дуэлей. Поводом чаще всего становилась карточная игра, в которой он, кстати, был нечист на руку. Но вот счет убитым в поединках он вел – и счет этот составлял 11 человек.

Женившись достаточно поздно, Толстой стал отцом 12 детей. К сожалению, до зрелого возраста из них дожила только одна дочь.

К старости, переосмыслив свою молодость, Федор Иванович пришел к страшному выводу, что смерть его детей является карой за необдуманно отнятые жизни.

Фёдор Толстой в преклонных годах. Художник Филипп Рейхель, 1846 г.AWESOME!NICELOVEDLOLFUNNYFAIL!OMG!EW!

Источник: https://homsk.com/martin/znamenitye-russkie-bretery-xix-veka-za-chto-strelyalis-lunin-uvarov-chernyy-gagarin-tolstoy-amerikanets

Дуэль в истории России

сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 20 страниц)

Аресты первых участников декабрьского восстания были сделаны уже на исходе дня 14 декабря, ознаменованного, по словам «Донесения Следственной комиссии», «…буйством немногих и знаками общего усердия, нелицемерной преданности престолу, и всего более примером царственных доблестей, наследственных в сем августейшем доме, который был предметом безумной злобы мятежников».

Многие, так или иначе причастные к бунту, были напуганы. В столичных и провинциальных домах запылали камины и печи – спешно жгли бумаги. Горели планы переустройства России, дневники и письма, политические трактаты и вольнолюбивые стихи.

Мария Николаевна Волконская, юная жена князя Сергея Григорьевича, которой Пушкин посвящал стихи, помогла мужу сжечь компрометирующие бумаги.

Председатель московского «Общества любомудрия» князь Владимир Одоевский, философ и музыковед, швырнул в огонь устав Тайного общества и протоколы заседаний, а затем запасся медвежьей шубой и стал спокойно ожидать ареста.

Подобным образом вели себя дворяне во многих городах Российской империи.

Уже на третий день после восстания состоялось заседание Следственного комитета:

«1825-го года, декабря 17-го дня пополудни в 6 1/2 часов прибыли: военный министр Татищев, его императорское высочество великий князь Михаил Павлович, действительный тайный советник князь Голицын, генерал-адъютанты Голенищев-Кутузов, Бенкендорф и Левашов.

Слушали:

I. Именной высочайший указ, данный на имя военного министра в 17-й день декабря о учреждении Тайного комитета для изыскания соучастников возникшего злоумышленного общества к нарушению государственного спокойствия.

Положили: приступить немедленно к исполнению сей высочайшей воли.

II. Всеподданнейший доклад барона Дибича от 4-го сего декабря о существовании и распространении в войске зловредного общества и принятых первоначальных мерах к открытию их замыслов..

Положили: испросить через председателя высочайшее соизволение на следующие меры: а) Поименованных в том донесении лиц, признанных соучастниками, взять и привезти сюда под присмотром:

Нежинского конно-егерского полка прапорщика Вадковского.

Графов Якова, Андрея и Николая Булгари.

Генерал-майора Михаилу Орлова.

Двух сыновей генерала Раевского.

Гвардейского генерального штаба штабс-капитана Муравьева.

Командира Вятского пехотного полка полковника Пестеля.

Адъютанта графа Витгенштейна Крюкова.

Генерала Рудзевича адъютанта Шишкова.

Поручика квартирмейстерской части Лихарева.

Кавалергардского полка ротмистра графа Захара Чернышева.

Графа Спирро.

Северского конно-егерского полка майора Гофмана.

Кавалергардского полка корнета Свистунова.

Лейб-гвардии Конного полка корнета Барыкова.

Юнкера Скорятина неизвестно какого полка.

Графа Бобринского, не означено, какого именно.

Состоящего по особым поручениям при генераладьютанте Киселеве майора Пузина.

Генерал-интенданта 2-й армии Юшневского. b) Вытребовать отклонившихся от сего общества полковых командиров:

Украинского пехотного полка Бурцева,

Казанского, Абрамова и квартирмейстерской части подполковника Комарова. c) Сверх того вытребовать также сделавшего донесение о сем обществе Вятского пехотного полка капитана Майбороду.

d) Как граф Витт отозвался, что в фамилии Давыдовых часто бывают подобные собрания, то на сие обстоятельство обратить внимание генерал-губернатора тамошнего края, ибо теперь неизвестно, у кого именно из Давыдовых и где таковые собрания, а потому и нельзя определить, кого из них взять должно.

е) От графа Аракчеева истребовать письма доносителя Шервуда и все бумаги, какие находятся у него по сему предмету.

III. Занимались приведением в порядок и рассмотрением бумаг, взятых у злоумышленников: Аболенского, Каховского, титулярного советника Кюхельбекера, найденных у племянника его 10-го класса Глинки, Адуевского, Жандра, Борецкого, Горского и письма к обер-полицмейстеру Шульгину от Булгарина, в которых ничего относительно злоумышления не найдено.

В числе бумаг взяты также принадлежащие Сомову 325 руб., ключ и булавка; Аболенскому – 2475 руб.; Щепину-Ростовскому – 530 руб. 80 коп. и золотые часы с кольцом; Сутгофу – 1930 рублей.

Положил и: о сем записать в журнал, а деньги и вещи хранить в Комитете.

IV. Заседаниям Комитета быть ежедневно в 6-ть часов пополудни, а членам, кои могут быть свободны и поутру, для ускорения хода дел собираться для продолжения разбора прочих бумаг, отобранных от злоумышленников.

Заседание окончилось в 12-м часу пополудни.

Правитель дел Боровков».

Аресты причастных к восстанию лиц продолжались. Были задержаны и отправлены под охрану Муравьев-Апостол, Рылеев, братья Бестужевы, Якушкин, Лунин и сотни других.

Так закончился первый этап восстания. Начались допросы. Вот только одна деталь, позволяющая судить о многом – о характере процесса, о психологии, о нравах, о методах:

Из протокола ЗАСЕДАНИЯ XXVIII

«Была дана очная ставка титулярному советнику Семенову с князем Трубецким, бароном Штейнгелем и коллежским асессором Пущиным, которые уличали его в принадлежности к тайному обществу; однако ж он по явному упорству в том не сознался.

Положили: для приведения Семенова к раскаянию испросить высочайшее соизволение заковать его в железы».

А вот документ, приоткрывающий свет на то, как начиналось, как зарождалось декабристское движение:

Из протокола ЗАСЕДАНИЯ LII

«В заключение слушали:

Докладную записку государю императору, составленную… о лицах, участвовавших в совещаниях Коренной думы Союза благоденствия в 1819-м году. Записка сия следующего содержания: «Полковник Пестель в показании своем между прочим объясняет, что в совещании коренных членов Союза благоденствия, собранных в 1819 году в Петербурге на квартире полковника Федора Глинки, присутствовали:

граф Федор Толстой [16]

16   Граф Федор Петрович Толстой – изысканный и знаменитый по тем временам художник.

[Закрыть]

Источник: https://itexts.net/avtor-aleksandr-vasilevich-kacura/114709-duel-v-istorii-rossii-aleksandr-kacura/read/page-9.html

Ссылка на основную публикацию