Архитектурные стили петербурга, придавшие городу неповторимый облик

Архитектурный облик Петербурга

  Великий город на Неве представляет собой уникальный музей под открытым небом, где в качестве экспонатов собраны великолепные архитектурные ансамбли, мосты, набережные, парки. Эта трехсотлетняя каменная летопись Петербурга явилась результатом содружества отечественных и зарубежных мастеров, которые поставили себе вечный памятник на невских берегах.

   Совершим путешествие по этому необычному музею, любуясь его бесценными экспонатами. Бюро Путешествий Санкт — Петербурга предлагает следующие экскурсии:

Три века европейской архитектуры

История развития основных европейских стилей в архитектуре города. Яркие представители архитектурных направлений, их судьба и судьба их шедевров на протяжении столетий. Вы увидите основные архитектурные ансамбли, которые определяют облик города — самые известные памятники архитектуры различных стилей

От Петра до Павла

Особенности развития архитектуры Петербурга на протяжении столетия. Влияние личных вкусов императоров на формирование облика столицы. Знаменитые дворцы и храмы этой эпохи. Судьба владельцев роскошных особняков и судьба их владений. Возможно посещение Мраморного дворца или Михайловского замка, где особенно ярко отражена та эпоха и судьба их владельцев

Век золотого барокко

Формирование европейского стиля барокко в архитектуре Петербурга.

Основные этапы развития: от скромного внешне архитектурного рисунка первых сооружений в стиле петровского барокко до пышных дворцов, храмов, монастырей эпохи елизаветинского барокко.

Экскурсия начинается с осмотра строений петровского барокко — Петропавловской крепости и Летнего дворца Петра I и завершается демонстрацией комплекса Смольного собора и Зимнего дворца

«Чугун решеток, шпили и мосты…» (мосты и набережные Петербурга)

Наш город напоминает архипелаг, возникший из морской пучины. Острова этого архипелага соединены многочисленными мостами, ажур решеток которых околдовывает, а набережные поражают своей величественностью. Эта красота, в которой соединена воедино природа и искусство, предстанет перед вами. Вы увидите самые знаменитые мосты и набережные, узнаете об истории их строительства

История, застывшая в камне и бронзе  (знаменитые памятники Петербурга)

Невозможно представить город на Неве без Медного всадника, мраморных статуй Летнего сада, коней Аничкова моста. Экскурсия знакомит с самыми знаменитыми монументальными скульптурами, которые стали неотъемлемой частью города и составили ему мировую славу

Каменное убранство Петербурга

Вы увидите необыкновенной красоты особняки, украшенные мрамором и другими ценными породами камней. Услышите историю их создания, познакомитесь с архитекторами, их создававшими. Возможно посещение Исаакиевского собора, Мраморного дворца или музея камня

 «Во мгле морозного тумана светился купол золотой…»

Храмы, монастыри — их архитектурный облик также составили мировую славу Петербурга.

На экскурсии вы познакомитесь с самыми знаменитыми ансамблями бывших монастырей: Александро-Невской Лавры, Смольного монастыря, Воскресенского Новодевичьего и ныне возродившегося как монашеская обитель — Иоанновского монастыря.

Увидите красивейшие соборы — Исаакиевский собор, Храм «Спас-на-Крови», Спасо-Преображенский и Казанский соборы. Возможно посещение одного из соборов                               

Город всех религий (иноверческие храмы Петербурга)

Рассказ об истории и архитектурном облике иноверческих храмов Петербурга, органично вошедших в архитектурный ансамбль города. Возможно посещение Буддийского храма — крупнейшего действующего буддийского культового сооружения в Европе

Источник: http://spbbp.ru/arhitekturnyy-oblik-peterburga

Особняк П.П.Форостовского, Архитектор К.К.Шмидт 4-я линия Вас. О., д. 9

СПБ ТКУиК

Работа по истории СПБ

«Архитектурные стили

Санкт-Петербурга»

Выполняла:

студентка группы 9Т-21

Иванова Александра

Преподаватель:

Волочаева Т.В.

2009 год

Петровское Барокко (1697-1730г.)

Архитектурный и художественный стиль, одобренный Петром I и широко используемый для проектирования зданий в новой российской столице Санкт-Петербурге. Ограниченный условными рамками 1697—1730 гг..

(время Петра и его непосредственных преемников) это был архитектурный стиль, в котором слились влияния итальянского барокко, раннего французского классицизма, немецкой и голландской гражданской архитектуры и ряда других стилей и направлений.

Таким образом, петровское барокко не является барокко в чистом виде, и этот термин достаточно условен. Вместе с тем он безусловно отражает подспудную, еще неявную архитектурную тенденцию Петровской эпохи и помогает объяснить дальнейшую эволюцию русской архитектуры к зрелому барокко сер.

XVIII столетия. Этому стилю свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов.

В отличие от Нарышкинского барокко, популярного в это время в Москве , Петровское барокко представляло решительный разрыв с византийскими традициями, которые доминировали над российской архитектурой почти тысячелетие.

Его главные представители : Жан-Батист Леблон, Доменико Трезини, Андреас Шлютер, Дж. М. Фонтана, Н.Микетти и Г.Матарнови — прибыли в Россию по приглашению Петра I.Каждый из этих архитекторов, работавших в Санкт-Петербурге, вносил в облик сооружаемых зданий традиции своей страны, той архитектурной школы, которую он представлял.

Черты, присущие Петровскому Барокко

· Простота объемов (дома-шкатулки, в плане прямоугольник, внутренние помещения расположены анфиладой)

· Плоскостная трактовка фасадов (декоративные детали не отделяются от плоскости стены, основной элемент фасада – пилястры)

· Четкость и подчеркнутость вертикальных и горизонтальных элементов архитектурной формы

· Валюта как одна из немногих архитектурных деталей (крутой завиток с кружком в центре)

· Фигурная кровля с переломом

· Мелкая расстекловка окон

· Двуцветная раскраска фасадов

Церковь св.Симеона и Анны, (Моховая ул., 46), арх. М. Г. Земцов

Городская больница имени императора Петра Великого, арх. Л. А. Ильин, А. И. Клейн, А. В. Розенберг, Пискарёвский пр., 47, пл. Ленина

Меньшиковский дворец, арх. Джованни Марио Фонтана, Иоганн Готфрид Шедель

Елизаветинское Барокко (середина XVIII века)

Стиль барокко достиг общественного признания и популярности в середине в середине XVIII века. Для этого периода характерно строительство дворцов, усадеб, храмов. Высокое барокко выражало абсолютизм и олицетворяло государственное могущество России.

Стиль «Елизаветинское барокко» характерен неисчерпаемым разнообразием декоративного убранства, пространственный размах и ясность планировочных решений, живописная пластика и напряжённая динамика форм. Для усиления рельефа стен, обогащения светотеневой игры масс использовались ордерные элементы — пилястры и трёхчетвертные колонны.

Контрастные цветовые сочетания в отделке зданий подчеркивали праздничную декоративность. В искусстве интерьера особенно наглядно проявилась тяга барокко к зрелищным эффектам. Начали возрождаться некоторые традиции древнерусского зодчества в 1740-1750 годах.

Так, авторы церковных зданий возвращались к центрическим крестово-купольным планам и пятиглавым завершениям. Были созданы первые пятиглавые храмы Петербурга по проектам П. А.Трезини.

Благодаря архитектору Франческо Бартоломео Растрелли, великому мастеру стиля «Елизаветинское барокко», были возведены императорские резиденции в городе и его окрестностях. В числе которых знаменитый Зимний дворец, а так же Воронцовский и Строгановский дворцы.

Черты, присущие Елизаветинскому Барокко

· Фасады насыщены элементами, которые разрушают плоскостность стен, и составляют единое целое: колонны на одну четвертую утоплены в стене.

· Неконструктивность некоторых архитектурных решений: мощные пучки колонн служат опорой легкого балкона.

· Игра света и тени за счет объемного декора.

· Широкие и высокие окна

· Большие парадные интерьеры с анфиладами внутренних помещений

· Двухсветные здания с окнами в два ряда

· Стены покрыты живописью, золоченой резьбой, зеркала украшают простенки

· Замысловатый узорный паркет

· Живописные плафоны

Смольный монастырь, Ф. Б. Растрелли

Воронцовский дворец, Растрелли Ф. Б., Садовая ул., 26

Зимний дворец – Эрмитаж, Растрелли Ф. Б., Кваренги Д., Фельтен Ю. М

Эклектика

Ранняя эклектика (историзм)

1820-е – 1850-е. Стиль возник как реакция на казарменное однообразие позднего ампира. Имел множество поднаправлений: неовизантийский стиль и неоренессанс Константина Тона, неоготика Александра Брюллова и Адама Менеласа, необарокко Андрея Штакеншнейдера, помпейский стиль Гаральда Боссе.

Поздняя эклектика

1850-е – 1890-е. Преобладающий стиль в «зафонтанной» (расположенной на правом берегу реки Фонтанки) части исторического центра.

В большинстве своем сводится к «штукатурной архитектуре»: лицевые корпуса доходных домов изукрашены разнообразнейшей лепкой – от древнерусских «полотенец» до ренессансных замковых камней с непременными мордами львов, держащих в пастях кольца.

Целиком зданиями в этом стиле застроены улицы Пушкинская и Рубинштейна. Коктейль из всех стилей и направлений. Крупнейшие зодчие: Павел Сюзор, Николай Бенуа, Александр Резанов.

Черты, присущие стилю Эклектика

· Сохраняется архитектурный ордер

· Существует богатый декор, заполняющий все поверхности постройки и экономная структура из красного кирпича.

· Объединяет различные стили: неоренессанс, необарокко, неоготика, помпейский стиль Геральда Боссе.

· Декор с богато украшенными наличниками, тонко проработанный декоративной лепниной.

· Имела некую индивидуальность от других стилей: пластичные формы, обилие текстиля, мягкость и удобство мебели, множество декоративных элементов.

Доходный дом Т. В. Макаровой —
Здание страхового акционерного общества «Русский Ллойд», Адмиралтейская наб., 6, Кольб А. Х. , Бергштрессер П. К

Дом Вонлярлярского, Английская наб., 36,Галерная ул., 37, Труда пл., 2, арх. Ефимов Н. Е., Быковский М. Д

Дом Г. Г. Кушелева — Дом В. А. Дембицкого, Белинского ул., 1, Фонтанки наб., 32х, арх. Купинский П. С

Модерн

1890-е – 1900-е. Архитектура эклектики представляла собой как бы искусство «прет-а-порте»: зодчие строили, выбирая элементы различных исторических стилей, словно пользуясь своеобразным конструктором Lego. Модерн – стиль «от-кутюр». Он подражает не искусству, а природе.

Лучшими образцами петербургского модерна являются особняки: прихотливый план, живописность силуэта, необычные проемы, причудливо извивающиеся элементы ограды (стиль «взбесившихся макарон»).

У крупнейших мастеров этого стиля Федора Лидваля, Василия Шауба и Алексея Бубыря важное значение имеют скандинавские мотивы – прежде всего, использование разных типов гранита. Другие представители направления: Александр фон Гоген, Василий Шене.

Черты, присущие стилю Модерн

· Свободная планировка, особые декоративные средства

· Ассиметрия основных и второстепенных объемов зданий

· Использование грубо-обработанного камня в облицовке фасадов

· Орнамент, содержащий элементы флоры и фауны

· Использование символов в декоративном оформлении

· Мозайка, майомика, витражи – металл

· Тесная связь экстерьера с интерьером

Ортопедический институт, Александровский парк, 5, Мельцер Р. Ф

Доходный дом В. В. Корелина, Лишневский А. Л

Классицизм

Ранний классицизм

1760-е – 70-е. Некая смесь барокко и классицизма, отсылающая к Франции Людовика XIV. За основу взята переосмысленная в эпоху Возрождения античная архитектура. В декоре используются элементы рококо. Главные архитекторы: Жан Батист Валлен-Деламот, Юрий Фельтен, Антонио Ринальди.

Строгий классицизм

1780-е – 90-е. Русская реплика традиций Андреа Палладио – человека, в конце XVI века заново придумавшего архитектуру древних греков и адаптировавшего стиль античных руин к актуальному строительству.

Первым в русскую столицу этот стиль принес Чарлз Камерон, но главный палладианец – Джакомо Кваренги. Административные здания с центральным многоколонным портиком и треугольным фронтоном, круглыми башенками-ротондами.

Дворцы-усадьбы с центральным корпусом и курдонером, образованным боковыми галереями. Главные архитекторы помимо Камерона и Кваренги: Иван Старов, Николай Львов.

Источник: http://MirZnanii.com/a/133196/arkhitekturnye-stili-sankt-peterburga

Стиль ампир в архитектуре Санкт-Петербурга и сталинский ампир в Санкт-Петербурге

В начале XIX века строительство в Санкт-Петербурге достигает своего максимального размаха. Именно в это время в свою полную силу вступает поздняя стадия классицизма, известна еще, как поздний ампир.

В этот период стремительно развивается ампир в Санкт-Петербурге, в полной мере проявляясь, прежде всего, в архитектуре.

Здания Санкт-Петербурга в стиле ампир

Архитектура ампира в Петербурге в начале 19 века отличается своей величественностью и монументальностью. Перед архитекторами эпохи ампира возникли совершенно другие задачи: им необходимо было вписать новые здания в уже имеющееся пространство, правильно спланировать целые комплексы в городе и площади с прилегающими к ним ансамблями построек.

В Петербурге в стиле ампир в этот период были заложены комплексы Дворцовой, Адмиралтейской и Сенатской площадей.

Нельзя не заметить стилевые изменения, характерные для архитектурных памятников 19 века.

Архитектурное искусство этого исторического периода отличается своей строгостью, монументальностью, интересом к греческой классике.

Отмечается тесное переплетение скульптуры с архитектурой, теперь уже не являются редкостью скульптурные сооружения, которые органично вписываются в архитектурные возведения.

Преобладающими архитектурными постройками вначале 19 века были здания общественного значения, такие, как театры, министерства, ведомства, казармы, соборы, конные дворы. Дворцов и храмов, возведенных в эпоху ампира, известно совсем немного, они практически не строились.

Читайте также:  Блеск петербургского бала – история, стиль и смысл

Художественный стиль ампир в архитектуре Санкт-Петербурга ярко проявился также в широком применении ордерной системы. Прослеживается применение строгих геометрических форм при взведении большинства зданий того времени.

Излюбленным становится мотив триумфальной арки. Ярким примером применения этого ампирного элемента являются Московские триумфальные ворота.

Этот архитектурный памятник представляет собой монументальные 12-колонные ворота в виде портика, отлитые из чугуна с медными коваными деталями. Московские триумфальные ворота символизируют собой могущество и славу русской армии.

Тематика военного триумфа, характерная для этого архитектурного памятника периода ампира, подчеркивается скульптурными композициями из военных трофеев.

Все здания стиля ампир в архитектуре Санкт-Петербурга отличаются своей торжественностью и парадностью. Они монументальны и строго симметричны, также архитектурным сооружениям того времени свойственной была лаконичность форм. Однако одновременно часто использовалась милитаристская символика Древнего мира – изображения орлов, лавровых листов и доспехов.

К числу памятников архитектуры в стиле ампир в Санкт-Петербурге также принадлежат здания Главного штаба, постройки Сената и Синода, Михайловский дворец и Александрийский театр.

В этом архитектурном направлении также построены два павильона в саду Аничкова дворца. Эти сооружения имеют два больших арочных окна, фигуры древнерусских воинов, ионические колонны – все это указывает на принадлежность построек к стилю ампир.

Кафедральный Исаакиевский собор стал последним наиболее ярким ампирным сооружением в Санкт-Петербурге. В проекте здания можно рассмотреть простые геометрические формы – треугольник, куб, квадрат, параболический купол, цилиндр. Использование этих элементов в процессе возведения конструкции позволило передать ее имперскую величественность и монументальность.

Внутри собор характеризуется красочным интерьером, снаружи здания нельзя не заметить богатый скульптурный декор. Исаакиевский собор сыграл большую роль в создании неповторимого облика Санкт-Петербурга не только XIX века, но и нашего времени.

Сталинский ампир в Санкт-Петербурге: характерные черты

Сталинский ампир в Санкт-Петербурге, прежде всего, проявился в том, что все сооружения возводились согласно установленному проекту планировки.

Наиболее ярким образцом ампирной архитектуры являются «сталинские высотки», представляющие собой массивные здания из кирпича или керамических блоков. Как правило, для облицовки таких домов использовались гранитные плиты.

Среди построек того периода в Петербурге, как и в других российских городах, были так называемые кировские дома, двух- и трехэтажные «немецкие коттеджи», и сооружения барачного типа.

Сталинский ампир в архитектуре Санкт-Петербурга представлен таким сооружением, как дом Советов, его строительство велось под руководством архитектора Ноя Троицкого.

В этом направлении также выполнен ансамбль Светлановской площади, состоящий из трех зданий.

Характерные черты стиля ампир в архитектуре Санкт-Петербурга прослеживаются также в зданиях Казанского собора и Горного института, автором этих работ является талантливый архитектор того времени Воронихин.

Среди архитектурных памятников, принадлежащим к периоду сталинского ампира, находится еще и Александрийская колонна архитектора Монферрана, и здание Биржи Тома де Томона, Навские триумфальные ворота Стасова. Большой вклад в архитектурный облик того времени внесли работы талантливого архитектора Карла Росси.

Еще по теме не пропустите

Источник: http://domosedi.ru/blog/design/2308.html

Новая архитектура Петербурга: кто подпортил, а кто украсил облик города в 2016

LIVING подвел архитектурные итоги 2016 года.

Мы обратились к критикам, профильным журналистам и самим архитекторам с просьбой рассказать о том, что, по их мнению, интересного было построено за последние двенадцать месяцев в сегменте жилой недвижимости.

Наши собеседники, по большей части, оказались немногословны – все эксперты сошлись во мнении, что привлекательных проектов были единицы, и все они сосредоточены, в основном, в центре города. 

Интересно отметить, что почти все из наших «респондентов» обратили внимание на два жилых комплекса – «Царскую столицу» от ЛенСпецСМУ и Riverside от SetlCity.

Причём отзывы были самые разные – от положительных до резко отрицательных. Но, как говорил Марк Твен, любое упоминание, даже самое негативное – это хорошая реклама.

Главной же градостроительной проблемой наши собеседники назвали повсеместное возведение гигантских жилых «муравейников». 

Приморский район. Башня «Лахта центр» 

«Строительство зданий невыразительной архитектуры является следствием стремления получить «короткие» деньги при относительно небольших затратах, желания дать работу проектным организациям, которые находятся в составе подрядных фирм, сэкономив, тем самым, две копейки на поручении этой работы хорошим архитекторам, – объясняет вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, член Градостроительного совета Святослав Гайкович. – В результате страдает никто иной, как общество – людям, за те же затраты предоставляется довольно некачественно нарисованная и некачественно организованная среда. Если же проект попадает в хорошие руки, то он заведомо лучше, чем тот, который попадает в плохие. А почему он не попадает в хорошие, я уже объяснил». 

Предоставляем слово нашим экспертам, которые согласились развёрнуто поделиться своим мнением о жилых комплексах Петербурга, строительство которых закончилось в уходящем году  

Александр Стругач, генеральный директор Simmetria Architectural Bureau: 

Среди жилых комплексов, сданных в этом году, внимание привлекают такие объекты, как «Царская столица», «Riverside», жильё на месте корпусов Электросилы, построенное «Силовыми машинами», а также — многоэтажные точечные дома на Кушелевской дороге. 

Проект «Царская столица», созданный в мастерской Евгения Герасимова, изначально казался очень перспективным и интересным. Единая градостроительная композиция, отличающаяся строгостью и рациональностью замысла, виделась залогом будущего удачного жилого пространства.

Сейчас, когда объект уже почти полностью реализован — сдана основная часть жилых домов, видно, что такое количество построек, «нарисованных одной рукой» — это уже перебор. Получившаяся среда оказалась очень монотонной. Плоским однотипным фасадам не хватает архитектурных деталей и акцентов.

Ещё не так давно, работая над кварталом «Европа-сити» (Группа ЛСР), те же проектировщики приглашали в команду молодых архитекторов, выбранных на конкурсе. Тогда фасады типовых жилых домов получилось сделать разнообразными и интересными. В «Царской столице» этого разнообразия фасадных решений очень не хватает.

Если говорить о планировке,  то применённые в проекте так называемые «ячейки-бублики» с дворами-колодцами, вошедшие в моду в конце 2000-х годов, здесь явно имеют не слишком сбалансированные размеры. Глядя на план, представляешь их пятиэтажными. Но этажей гораздо больше. В таких дворах солнце будет редким гостем. 

Неожиданно приятной оказалась внутриквартальная среда многоквартирных новостроек на Кушелевской дороге («Калина-парк» от «ЛСР. Недвижимость — Северо-Запад»). Привычные, на первый взгляд, многоэтажные жилые здания, характерные для спальных районов, имеют ряд приятных деталей, разнообразящих пространства дворов.

Козырьки, балконные ограждения, детали обшивок — эти малые архитектурные элементы напоминают о финской и шведской архитектуре и дают образ нормальной европейской жилой среды. По общим видам и фотографиям зданий всё это не так заметно.

Но, когда гуляешь внутри, в пространстве квартала, эти детали работают: понимаешь, что на месте мрачноватой военной промышленной зоны действительно появилась приличное современное пространство для жизни и отдыха.

ЖК «Калина-парк» 

Жилые комплексы Riverside (SetlSity) и «Московский квартал» («СМ-Девелопмент») построены также на месте бывших промышленных предприятий и складских комплексов, но уже далеко не на периферии.

Первый из них выходит на одну из значительных набережных города – Ушаковскую, второй — на Московский проспект, являясь фоном для станции метро «Электросила». В обоих случаях качество архитектурных решений кажется несколько не подобающим этим заметным площадкам, выходящим на важные магистрали Петербурга.

Это было заметно ещё и по предварительным картинкам-рендерам. А сейчас, когда оба объекта уже завершены, эти недостатки стали совершенно очевидными. Разумеется, ровно при такой же манере прорисовки фасадов и деталей, дома смотрелись бы совсем иначе, будь они пониже.

Это, в очередной раз, заставляет задуматься над градостроительными параметрами той стандартной объёмной «упаковки», в которую девелоперы «втискивают» свои жилищные проекты. 

С каждым годом становится всё очевиднее, что тип позднесоветских микрорайонных многоэтажных точек и пластин, наследниками которых являются почти все современные жилые комплексы, окончательно устарел. Эту градостроительную модель нужно радикально пересматривать. Особенно, когда речь идёт о таких площадках, как Ушаковская набережная или Московский проспект. 

Дмитрий Ратников, редактор градостроительного интернет-издания «Канонер»: 

В центре города за 2016 года не появилось ни одного здания, которое бы мне казалось более-менее удачным. А вот в спальных районах такие есть. Меня радует архитектура жилого комплекса Riverside на Ушаковской набережной. Его корпуса-лучи хорошо воспринимаются с разных точек зрения и имеют интересный силуэт, что нельзя сказать о большинство существующего в городе новостроя.

На проектных иллюстрациях классно смотрелся бизнес-центр этого же комплекса, который должен появиться вдоль Ушаковской набережной. Правда, в процессе реализации его осовремененный фасад в стиле советского функционализма зачем-то упростили, из-за чего он заметно потерял в пластике и образе.

Пока так и не выяснил, кто был инициатором переделки — сам архитектор Подгорнов или менеджеры Setl Group. 

К неудачным я бы отнес все остальные проекты в городе. Главное разочарование — комплекс «Царская столица» на Кременчугской. Красочный пример, как можно начать за здравие и кончить за упокой. Архитектор Герасимов создал качественные корпуса за Феодоровским собором, в Полтавском проезде, и понаставил тюремных коробок на остальной территории.

Хотя, уверен, архитектура занимает малую часть средств, и почему для «ЛенспецСМУ» было важным обезобразить свой проект, я представить не могу.

Впрочем, у компании за последнее время не было ни одного удачного проекта: ни «Ласточкино гнездо» в Русановке, ни «Самоцветы» на Смоленке, ни «Московские ворота» на Заставской нельзя назвать не то что красивой, но хотя бы уютной архитектурой.

ЖК «Царская столица» 

Продолжает удивлять позиция застройщиков намыва. Зачем такую уникальную территорию превращать в очередное гетто для муравьев, я не могу понять.

И ладно там «Лидер групп», которому, как мне кажется, вообще важны только квадратные метры любыми путями.

Но тот же Seven Suns мог бы и постараться, создавая застройку вдоль Западного скоростного диаметра.

ЖК на намыве (Васильевский о.) 

Мария Элькина, архитектурный критик, лектор «Дома культуры Льва Лурье»: 

Жилое строительство – самое печальное, что делается в Петербурге в смысле архитектуры. Строят много и, как правило, из рук вон плохо. Есть два основных типа домов.

Первый – «муравейник на окраине», который может появляться где угодно, хотя на Московском проспекте, хоть на очень важном для Петербурга намыве на Васильевском острове. Другой тип – современный дом «под классику», который возникает иногда в исторических кварталах.

К таким относятся две постройки Евгения Подгорнова в этом году, дома на Кирочной улице (ЖК «Дом на Кирочной» от Setl Group) и на Малом проспекте (ЖК Resindence от Setl Group).

ЖК Resindence 

Оба не просто не попадают в ритм застройки масштабом, но еще и неуместно претенциозны, учитывая отсутствие у авторов даже потуг на художественное решение. В том же ключе эта мастерская спроектировала и ЖК «Мироздание» (SetlCity) на улице Мира, который пока не достроен.

«Интерколумниум» же Евгения Подгорнова ответственен за одну из больших неудач на Петербургских набережных – ЖК Riverside на Ушаковской.

Там та же проблема – умозрительно есть некая академическая идея, а на практике получился тот же «муравейник», только с «рюшечками», что еще хуже.

Из хорошего хочется отметить ЖК «Царская столица»: никакого прорыва, но дуэт Евгения Герасимова и Сергея Чобана в очередной раз выдает по европейским меркам хорошую, добротную вещь. То же будет и в ЖК «Европа Сити» на Медиков («Группа ЛСР»), даже лучше. 

Другой вопрос, как эти стройки влияют на градостроительную ситуацию в целом – едва ли хорошо. Построенный по шведскому проекту ЖК Skandi Klubb (Bonava), там же, на Медиков, оказался похож на скандинавское социальное жилье, что тоже, увы, для Петербурга достижение.

Несомненно, удачно выглядит подведенный в этом году под крышу «Дом на излучине Невы» («Северный город»), спроектированный нынешним главным архитектором города Владимиром Григорьевым – здесь найден, несомненно, подходящий городу стиль индустриального ретро.

С другой стороны достраиваются первые дома ЖК «Пять звезд» (УК «Теорема») по проекту Сергея Чобана – пока потенциально самые красивые жилые дома современного Петербурга. 

ЖК «Пять звезд» 

Читайте также:  Городской сад в санкт-петербурге

Хочется верить, что вопреки прогнозам и здравому смыслу, хороших архитекторов и проектов в 2017-м станет больше, а с градостроительной точки зрения ситуацию все же начнут вводить в некое разумное русло.

Источник: https://living.ru/spb/expert/research/novaya-arkhitektura-peterburga-kto-podportil-a-kto-ukrasil-oblik-goroda-v-2016-/

От барокко до гуги. Коротко о петербургских архитектурных стилях

Честно говоря, я надеялась, что уж эта статья, посвященная архитектурным стилям, дастся мне легко. Кажется, чего проще: золото и завитки – барокко,  колонны и греческие боги – классицизм, ну и остальное в том же духе. Оказалось, есть нюансы.

Хороший архитектор должен учитывать огромное количество факторов: тут и мода, и собственный вкус, и вкус заказчика, и финансовые возможности, и особенности местности, и материалы, и культурные традиции.

Нельзя, например, просто взять и среди северных болот «отгрохать» точную копию римского собора святого Петра, а вот вдохновиться им вполне можно.

Петербург строили не просто хорошие архитекторы, Петербург строили самые лучшие, и им удалось из сплетения мировых архитектурных тенденций и самобытных особенностей создать один из красивейших городов на земле. 

Петровское барокко

 

Ну как обычно, начнем с начала, то есть с Петра I. Он был человеком вполне европейским, повидавшим мир, и свою новую молодую столицу хотел видеть городом современным. Грандиозные планы уперлись, как и во многих других областях, в отсутствие кадров. Людей, способных строить по-новому, попросту не было.

Проблему можно было решить двумя способами: нанять чужих или обучить своих. Талантливую молодежь отправили постигать профессию за границу, а к нам приехали трудиться иностранные архитекторы.

Опыт и традиции других стран, помноженные на специфические местные условия, выдали совершенно новый архитектурный стиль, вошедший в историю как «петровское барокко».

Для нас, не искусствоведов, но людей, способных отличить колонну от пилястры, при слове «барокко» сразу мерещатся золотые ангелочки. Однако в данном случае «барокко» все-таки условное название, хотя бесспорно и типичные для барокко элементы присутствуют.

Строения этого периода отличают сдержанность в декоре, симметричность, плоскостной объем (это когда декоративные элементы практически не выступают за объем здания), обработка углов рустовкой (рельефная кладка камнями).

В постройках скорее угадывалась голландская и немецкая гражданская архитектура, чем роскошь итальянских палаццо.

Самым известным зданием, созданным в этом стиле, можно назвать, пожалуй, Петропавловский собор, построенный главным петровским архитектором Доменико Трезини.

Это абсолютно новый для православной церкви стиль. За основу был взят протестантский храм, именно для них характерно прямоугольной формы здание с пристроенной колокольней и высоким шпилем.

Каждый ярус колокольни украшен типичным для барокко закруглением.

Другие здания в стиле «петровское барокко»: Сампсониевский собор, Кунсткамера, Меншиковский дворец, Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря, здание Двенадцати коллегий.

Сампсониевский собор

фото: mirtc.ru

Елизаветинское барокко

 

Елизавета Петровна была, конечно, дочь своего отца, но все-таки женщина, и естественно предпочитала то, что понарядней. Неудивительно, что вместо лаконичного Трезини ее придворным архитектором оказался ценитель роскоши – Франческо Бартоломео Растрелли.

Именно его мы должны благодарить за Зимний дворец, Большой Петергофский и Смольный собор. Его здания максимально насыщенны декором, колоннами, разнообразной формы наличниками, скульптурами и вазами. Много золота, много нюансов, много деталей.

И пусть в Европе давно уже так не строили, вся эта пышность оказалась очень к лицу нашему северному городу.

Эрмитажный шик-блеск продолжает вдохновлять нуворишей на дизайнерские подвиги. И если творения великолепного Растрелли вызывают искренний восторг, то современное псевдо-барокко на чьем-нибудь дачном участке — разве что улыбку. Всему свое время.

Здания в стиле «елизаветинское барокко»: Зимний дворец, Шуваловский дворец, Строгановский дворец, Смольный собор, здания Александро-Невской лавры.

Строгановский дворец

фото: excava.ru

Классицизм

 

Екатерина II, хоть и российская императрица, но приехала к нам все-таки из Европы, привезя с собой европейские вкусы, которые начала активно прививать. А в Европе тогда царил классицизм.

Барокко – это, конечно, потрясающе красиво, но годиться, только когда нужно построить дворец или церковь, а если, допустим, казарму или вокзал? Классицизм гораздо более универсален.

Вдохновленный античностью, он может быть и торжественным, и шикарным, и нейтральным.

Гладкие белые колонны, никакого мельтешения, лаконичность и гармония. На мой взгляд, квинтэссенцией петербургского классицизма можно назвать улицу Зодчего Росси.

Справа и слева вдоль улицы совершенно одинаковые здания, в точности следующие античным канонам. Ширина улицы равна высоте образующих ее зданий (22 метра), а длина – ровно в десять раз больше (220 метров).

В общем, свой «строгий, стройный вид» Петербург приобрел именно благодаря классицизму.

Здания в стиле «классицизм»: Главный штаб, Малый и Старый Эрмитаж, Эрмитажный театр, Мраморный дворец.

Мраморный дворец

фото: whyevolutionistrue.wordpress.com

Ампир

 

Когда в классицизме зашкаливает градус пафоса, он превращается в ампир. Россия – великая империя и страна-победительница Наполеона.

Подобный статус необходимо поддерживать в том числе с помощью архитектуры.

В результате классические здания усложняются огромным количеством декоративных элементов: лавровые венки, римские и греческие боги, аллегории, скульптурные изображения оружия и доспехов.

Посмотрите, например, на Адмиралтейство. Тут вам целый Пантеон: Фемида, награждающая воинов и ремесленников; нимфы, несущие глобусы; парящая Слава; барельеф «Заведение флота в России»; герои Александр Македонский, Ахилл, Аякс и Пирр; аллегории огня, воды, земли, воздуха, четырех времен года, четырех сторон света; музы астрономии — Урании. И даже египетская Изида.

Также к ампиру относятся такие специфические архитектурные сооружения, прославляющие подвиги России, как триумфальные арки и Александрийский столп.

Здания в стиле «ампир»: Казанский собор, Исаакиевский собор, Александринский театр, здание Биржи на стрелке Васильевского острова.

Александринский театр

фото: asteria.ru

Готика

 

Нет, конечно, ту самую средневековую готику мы не застали, так что искать в Петербурге аналог Notre-Dame de Paris бесполезно. Зато у нас есть псевдоготика, неоготика и даже готический модерн.

В XVIII веке, когда классицизм утвердился как ведущий архитектурный стиль, заказчикам иногда хотелось романтизма, театральности, чего-нибудь эдакого, тогда архитекторы обращались за вдохновением именно к готике.

Не срисовывая целиком архитектуру старинных европейских соборов, они брали интересные элементы, такие как стрельчатые окна, заостренные башенки. В основном, в таком стиле оформлялись различные парковые павильоны и церкви, стилизовались колодцы, парковые решетки и ворота.

Это было модно, погружало прогуливающихся великосветских особ в таинственную атмосферу. Много подобных построек можно встретить, гуляя по паркам, например, Пушкина и Петергофа.

В XIX веке архитекторы обращаются к готическом стилю все чаще и смелее, стремясь не просто позаимствовать некоторые элементы, но и создать цельные ансамбли.

В результате в таком стиле оформляются не только парковые павильоны, а дворцы и особняки, лютеранские, католические и православные церкви и часовни, доходные дома, общественные здания, декоративные сооружения в парках, пожарные депо и здания телеграфов, вокзалы и заводские строения, надгробные памятники и усыпальницы, и т. д.

Осталась с нами готика и на рубеже XIX-XX веков. Тот самый «готический модерн», когда современные технические возможности совмещаются с традиционными для готики элементами.

Здания в стиле «псевдоготика»: павильон «Эрмитажная кухня», готические ворота в Екатерининском парке, церковь Рождества св. Иоанна Предтечи, Чесменская церковь, крепость БИП.

Здания в стиле «неоготика»: готическая капелла, Шапель, Белая Башня, Евангелическая женская больница, вокзал станции Новый Петергоф, караульня Александрийского парка, усадьба П. К. Александрова, лютеранская кирха св. Михаила, дача Георга Месмахера.

Здания в стиле «готический модерн»: приют им. Н. В. Клейгельса с церковью св. Николая, доходный дом А. А. Еремеевой, Усадьба А. В. Кокорева, здание молочного склада М. А. Краузе.

Чесменская церковь

фото: liveinternet.ru

Эклектика

 

Доминирующим стилем второй половины XIX века стала эклектика.

Государство и аристократы в этот период мало заказывали масштабных проектов, заказчиками стали люди абсолютно нового толка: разбогатевшие купцы, фабриканты.

Принимая у архитекторов проекты, они не стремились к сохранению общего облика города, в первую очередь, руководствуясь собственными (иногда, к сожалению, весьма сомнительными) вкусом и пониманием прекрасного.

Эклектика – это скорее не стиль, а смешение стилей. В зданиях того периода легко угадываются черты барокко, русского стиля, ренессанса, все той же готики, причем время от времени встречаются дома, которые «от души» снабжены архитектурными деталями совсем разных эпох. Лицо города становится все сложнее, все разнообразнее.

Здания в стиле «эклектики»: дача Громова в Лопухинском саду, придворная певческая капелла, особняк А. Ф. Кельха, дворец Великого Князя Алексея Александровича.

Дворец Великого Князя Алексея Александровича

фото: mapio.net

Модерн

 

Часто бывает, что новое здание у современников вызывает ужас и отвращение, а будущие поколения видят в нем шедевр. Так случилось с одним из лучших образчиков модерна в Северной столице – домом компании «Зингер» (Дом Книги) на Невском проспекте. Модерн — стиль, возникший на рубеже веков, покоривший всю Европу и просуществовавший всего 30 лет.

Искусствоведы называют несколько причин, оказавших влияние на формирование стиля: необходимость строить общественные здания нового типа (вокзалы, большие магазины); современные технологии (сталь, бетон, стекло); огромный интерес к культуре Востока и Азии; общая усталость, присущая концу века.

Модерну свойственна плавность линий, отказ от острых углов в пользу природных форм, увлечение деталями, растительными орнаментами. Огромное значение уделялось интерьерам — вы только взгляните на великолепные со всех сторон дом Книги или Елисеевский магазин. Кстати, окна-витрины впервые разработаны именно в рамках модерна.

В крупных городах модерн часто приобретал особенные черты. Так, в Петербурге под влиянием наших финских соседей развитие получил «Северный модерн». Здания, построенные в этом духе, архитекторы украшали узорами, вдохновленными северным фольклором, орнаментами северных растений. Недовольные презрительно называли этот стиль «чухонским модерном». Всегда есть недовольные.

Здания в стиле «модерн»: дом компании «Зингер», магазин купцов Елисеевых, гостиница «Астория», Витебский вокзал, доходный дом Лидвалей, дом Бажанова.

Витебский вокзал

фото: commons.wikimedia.org

Конструктивизм

 

Великолепный модерн не выдержал испытаний первой мировой войной и социальных потрясений. Время требовало новой архитектуры, соответствующей стремительно меняющемуся миру.

Новое направление появилось в Германии под названием функционализм, в Москву пришло как рационализм, а в Ленинграде прижилось под именем конструктивизм. Собственно, название говорит само за себя.

Приоритетами стали утилитарность, функциональность, четкость, лаконичность, полный отказ от украшательств. Суперматические шедевры Каземира Малевича явно оказали большое влияние на архитекторов.

Здания в стиле «конструктивизм»: Левашовский хлебозавод, жилой массив на на пересечении улиц Ткачей и Бабушкина, Дворец культуры работников связи, дворец культуры им. С. М. Кирова, спорткомплекс «Динамо».

Дворец культуры им. С. М. Кирова

фото: dic.academic.ru

Сталинский ампир

 

Вспомните все, о чем я писала, рассказывая про ампир. Теперь замените греческих богов на рабочих и колхозников, добавьте высоты и масштаба, усильте эффект более современными технологиями и материалами и… вуаля — сталинский ампир.

В общем и целом, это все тот же амбициозный имперский стиль, демонстрирующий мощь, богатство и прочность государства. Петербургский вариант скромнее, чем московский (знаменитые сталинские высотки), но и у нас есть чем полюбоваться.

Интересна с точки зрения подобной архитектуры Московская площадь. По генеральному градостроительному плану 30-х годов в этот район должны были перенести центр Ленинграда, в результате она стала бы ключевой городской площадью. Московская площадь и сейчас впечатляет масштабами, а представьте, что реализован только небольшой процент от задуманного.

Согласно утвержденному плану она должна была быть размером примерно в девять Дворцовых. Помимо построенного дворца Советов, планировались еще дом Молодежи и дом Красной Армии и Флота.

Если посмотреть на конкурсные проекты и генеральный план застройки, голова закружится от масштабов задуманного. Но помешала война.

Читайте также:  Музей дворец коттедж в петергофе: расписание, часы работы, цена билетов и адрес музея

А после победы уже не было ни сил, ни средств возвращаться к столь амбициозным задумкам. Может, и к лучшему.

Ансамбли в стиле «сталинский ампир»: дом Советов, ансамбли Московского проспекта, проспекта Энгельса, проспекта Стачек, Ивановской улицы, квартал в районе Наличной улицы и большого проспекта Васильевского острова, площади Калинина, Светлановская, Комсомольская, Заневская; станции первой очереди Кировско-Выборгской («красная») линии метрополитена, ансамбль привокзальной площади Колпино, вокзал в городе Пушкине.

Одно из зданий комплекса привокзальной площади Колпино

фото: skyscrapercity.com

Минимализм

 

Хрущев своим постановлением «Об излишествах в архитектуре» отменил всю декоративность, индивидуальность в строительстве. Курс был взят на экономию и типовую застройку. С одной стороны, конечно, подобное отношение к архитектуре город украсить не может, но с другой… Во главу угла ставилась огромная потребность в жилье и инфраструктуре. Нужно было расселять бараки.

Гуги

 

Да простят меня искусствоведы, но изучая разнообразные архитектурные стили, я наткнулась на такое оригинальное направление как «гуги» — футуристический стиль, появившийся в 50-е годы на юге Калифорнии.

Для него характерно использование таких символов, как летающие тарелки, бумеранги, параболы и атомы, подчеркивающие стремительность и скорость. И это же… новый павильон метро «Горьковская».

Нет, возможно, архитекторы имели в виду что-то другое, но я все равно вижу в ней летающую тарелку. 

Станция метро «Горьковская»

фото: panoramio.com

Источник: http://Saint-Petersburg.ru/m/history/zhdanova/347245/

Архитектура СПБ

Архитектура СПб. Панорама с набережной Невы.

Архитектура СПб сделала северную столицу первым городом России, созданным по западным традициям. Фасады СПб строились мастерами с учетом неброской природы и сложных климатических условий с частыми дождями и редкой солнечной погодой. При возведении зданий использовались местные материалы.

Городской ансамбль Петербурга представлял гармоничное сочетание разных архитектурных стилей, которые комбинировались с национальными мотивами.

В строительстве северной столицы принимали участие иностранные и российские мастера, и их совместный опыт сформировал уникальный облик города, вызывающий восхищение вот уже несколько веков.

Лепнина СПб, созданная в соответствии со стилевыми канонами, обычно выделяется своей белизной или позолотой на фоне цветных фасадов — голубых, розовых, зеленых и красных. Этот контраст также способствует созданию ярких акцентов Петербурга — города, где погода чаще всего пасмурная.

Лепнина спб на фасаде Зимнего дворца.

Фасады СПб представляют около пятнадцати архитектурных стилей. Первым стилем, завоевавшим северную столицу, стал барокко, которое разделяется по времени строительства на «петровское» барокко — начало 18 в.

, «елизаветинское» барокко — середина 18 в.

Несмотря на короткий временной промежуток властвования барокко в Петербурге, здесь было возведено много строений, являющихся в настоящее время архитектурными памятниками.

Строгановский дворец в стиле барокко. 1752—1754 гг. архитектор Бартоломео Растрелли.

Декор СПб, относящийся к классицизму, характерен для сооружений конца 18 в. После победы над Наполеоном многие значимые сооружения возводили в имперском стиле ампир, демонстрирующим мощь и силу страны. Аутентична лепнина СПб, относящаяся к эклектике в середине и конце 19 в.

Это было время поисков зодчими национального стиля, романтики, включения в проекты зданий мотивов русского зодчества, экзотических элементов, что превращало сооружения в иллюстрацию к сказке.

Фасады спб в стиле модерн относятся к началу 20 века, а дома конструктивистского направления возводили в середине и второй половине 20 века.

Здание компании Зингер в стиле модерн. 1902—1904 гг. по проекту архитектора Павла Сюзора. Санкт-Петербург.

Архитектура СПб охватывает всего три столетия, так как Петербург является одним из самых молодых городов России, созданных на основе европейского зодчества, с учетом внедрения национальных мотивов.

Особенность архитектуры СПб заключается именно в ее преемственности, ибо Русь никогда не была завоевана Римом, и на ее территории не присутствовали руины древних европейских цивилизаций. Для православной Руси, чья религиозная идентичность проявилась почти на тысячу лет позже, чем в Европе, не были характерны готические храмы.

Не переживала Русь мрачного европейского средневековья и периода Возрождения. Стили Запада пришли сюда благодаря деятельности Петра Первого, который хотел объединить Россию с Европой, сделать прозрачными границы и вывести страну на передовые рубежи.

Город на Неве, дающий выход к европейским странам, открывающим морские пути для торговли, стал проводником культуры и ментальности Запада. И если поначалу изменения вводились с трудом, то с приходом к власти потомков Петра архитектура СПб стала обогащаться новыми стилями и направлениями.

Именно благодаря новым правителям, желающим сочетать искусство Запада и России, появились великолепные шедевры петербургского зодчества, которые стали образцом для других городов. Преобразование проектов и приспособление к местным материалам и условиям дали возможность строить в столичном стиле и в провинции.

Благодаря архитектуре СПб этот город был и остается блистательной северной столицей, жемчужиной Балтики. Петербургские стили начали проникать вглубь России, их использовали в городских и загородных усадьбах, поместьях люди разного достатка и сословий. И в настоящее время стилевые направление того периода могут использоваться в качестве образцов в индивидуальном строительстве.

Автор текста: Макс Костин

Источник: http://www.facade-project.ru/spravochniki/razdel_statej/fasadnyj_dekor_v_stilyah_arhitektury/arhitektura_spb/

От Парижа до Санкт-Петербурга: Понимание архитектуры как исторического текста в XIX веке

Широко известно, что историю человечества писали не только пером, но и в прямом смысле топором и каменотесом. Храмы и замки-крепости, пирамиды и дворцы, акведуки и виадуки и даже просто жилища – все это не просто памятники архитектуры, это запечатленная в камне и дереве история человечества.

Возьмите хотя бы нынешний Санкт-Петербург, в котором все – от Исаакиевского собора и Спаса на крови до Смольного и крупноблочного строительства – есть не что иное, как запечатленная в камне история города (и частично России), от основания его Петром Первым до Октябрьской революции и наших дней.

Или Кижи с его «деревянной» книгой истории – одна церковь Преображения с ее 22 куполами чего стоит, не говоря уже об амбарах, мельницах и избах, – все они свидетели и воплощение своего исторического времени.

Мы привели для примера города России, но камнем и деревом написана (и пишется до сих пор) история всего человечества, от древних пагод Китая и Японии до работ Ле Корбюзье! В свою очередь, писатели в своих произведениях, помещая «действующих лиц» в реальную среду, воссоздают в своих романах и рассказах архитектуру городов, их храмы и планировки, роскошные дворцовые комплексы и трущобы простых смертных. Так сплетаются воедино каменная история с литературой. Этому сплетению литературы и архитектуры посвящена наша новая рубрика “Две летописи истории”, которую открывает эссе Уильяма Брумфилда, профессора Новоорлеанского университета, доктора славистики.

Уильям К. Брумфилд

От Парижа до Санкт-Петербурга:

Понимание архитектуры как исторического текста в XIX веке

Если рассматривать национализм как светскую религию, то следует отметить, что ярким примером возрождения стилей Средневековья в европейской архитектуре XIX в. является транспозиция мотивов из «священной» на светскую архитектуру. Это особенно заметно в России, потому что до XVIII в.

каменное зодчество в этой стране представлено почти исключительно церковной архитектурой. Действительно, церковь служила основным выражением средневековой русской самобытности, воплощенной в Покровском соборе на Красной площади, известном как собор Василия Блаженного, а в XVI и XVII вв. как Иерусалим1).

Построенное в 1555-61 гг. в честь победы Ивана Грозного над Казанским ханством в 1552 г., здание прославляет объединение России и роль Москвы – защитницы православной веры.

Хотя другие русские церкви редко достигали подобного единства, церковное зодчество (включая монастыри) оставалось до Петровской эпохи хранителем национальной самобытности в архитектуре.

Собор Василия Блаженного. Москва. Построен в 1555-61 годах.
Строители Посник и Барма. Картина художника А. Горского

Однако быстрая секуляризация русского общества в XVIII в. привела к переосмыслению роли церкви. Оно сопровождалось таким же радикальным изменением в композиционном замысле церкви, чью форму можно было менять в соответствии с последней имперской модой (что представляет собой политический жест).

Таким образом, церковь стала одним из многих видов монументальной архитектуры, подчиненной государству и зависящей от его поддержки. Изредка встречались уступки национальной традиции, как, например, в величественно прекрасном соборе Воскресения в Смольном монастыре зодчего Бартоломео Растрелли, возведенном в 1740-х гг. по приказу императрицы Елизаветы.

Но каким бы ни был композиционный замысел церкви, центральной культуроформирующей силой просвещенной аристократии оставался императорский двор.

Равенство государства и нации в русской имперской архитектуре воплотилось в памятниках позднего неоклассицизма Карло Росси. После поездки и учебы за границей (особенно в Италии) молодой Росси в 1805г. принимает предложение о реконструкции Адмиралтейской набережной.

Проект так и не был осуществлен, и рисунки Росси исчезли; но в его пояснительной записке есть отрывок: «Размеры предложенного мною проекта превзойдут принятые римлянами для их сооружений. Действительно, почему мы должны бояться сравнения с ними в великолепии? Следует понимать это слово не как богатство орнамента, а скорее как величие форм, благородство пропорций и основательность.

Этот памятник должен быть вечным». Национальное величие России утверждается здесь сравнением с сердцем западной, римской культуры.

Росси был одним из последних замечательных представителей петербургского неоклассицизма.

Как и повсюду в Европе, понятие доминирующей архитектурной системы, основанной на классических законах, тяготело к идеям местной истории, воплощенным в архитектурном стиле.

Вместо универсализма русские интеллектуалы эпохи романтизма, как и европейские, возвеличивали местное, специфически национальное, хотя и продолжали чтить классические модели.

В программах образовательных учреждений все настойчивее слышались голоса, требовавшие принятия новых строительных и декоративных форм, больше соответствующих функции сооружения и его окружению. Как то, так и другое стимулировало эклектичный подход, основанный на национальном характере и культурном наследии.

     1.     
  2.           3.           4.        

Соловецкий монастырь.

(1) Вид с севера, со стороны озера. (2) Келья и трапезная. Вид с юго-запада. (3) Кафедральный собор. Вид с юго-запада. (4) Кафедральный собор. Южный фасад.

Тем не менее, изучающие русскую архитектуру вначале часто приписывали отечественные традиции зодчества различным иностранным производным, что проявляется в импрессионистских обобщениях учащегося Московского дворцового архитектурного училища Алексея Мартынова в его публичной лекции в 1837 году.

Однако предположения и неточности Мартынова и других менее важны, чем их попытка воскресить культурное наследие, которое так долго оставалось невидимым. В 1837 г.

петербургская Художественная газета высказывала сожаление о том, что русские академики все еще увлечены памятниками античности в ущерб пониманию русской архитектуры и ее отношению к архитектуре других культур: «Было бы желательно, если бы наши архитекторы также обратили свое внимание на сооружения разных времен и вкусов, разбросанных в наших провинциях».

Статья, опубликованная там же в 1840 г., утверждала: «Каждый климат, каждый народ, каждый возраст обладает особым стилем, который соответствует особым потребностям или удовлетворяет особые цели». Для растущего числа интеллигенции народ был единственной подлинной основой современной национальной культуры.

Это многогранная тема для русской и европейской истории. Действительно, она связана с превращением истории в академическую дисциплину. Обращение к истории для формирования чувства национального самосознания привело к возникновению направлений историзма и эклектизма в архитектуре.

Проникновение логики в постклассический, эклектический период архитектуры привело к недооценке собственного стиля.

Орнаментальных мотивы заимствовались часто из других эклектических культур и соседствовали с попытками создания «национального» стиля, что в России соответствовало обновлению средневековой, допетровской культуры.

Таким образом, понимание архитектурной формы все больше увязывалось с интерпретациями истории в литературе.

Источник: http://magazines.russ.ru/slovo/2006/52/br24.html

Ссылка на основную публикацию