Культовые рок-места петербурга

Культовые рок-места Питера

Фото: fishki.net

«Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище, Марсово пастбище, Зимнее кладбище…» — такие слова есть в одной из песен питерской команды ДДТ. Возникла она в Уфе, однако значительный успех пришёл к музыкантам именно после их переезда в Ленинград.

Ах, Ленинград, Петрово детище… Упоминается город на Неве не реже, чем Мемфис или Вудсток, столь милые сердцу рокеров, и бывших, сменивших футболки и банданы на строгие деловые костюмы, и нынешних, с большим трепетом изучающих карту культовых рок-мест Питера, которые давно стали настоящими достопримечательностями блистательного Санкт-Петербурга.

В 80-е годы прошлого века Питер был центром советского рок-движения несмотря на усилия властей и гонения милиции. Здесь появились на свет «Аквариум», «Зоопарк», «Ноль», «Кино», сюда приезжали, как музыканты группы ДДТ, со всех уголков страны. Сегодня кажется невероятным тот факт, что бывшие подпольщики, звезды питерского андеграунда, теперь входят в школьную программу!

Найти культовые места не так-то легко: нет мемориальных табличек, чинный гид не отведёт вас за руку к конкретному месту и не прочитает занудную лекцию. Но мы поможем вам сориентироваться. Итак, отправляемся к Ленинградскому «Бродвею».

Вообще, первый андеграунд в Питере начался со стиляг, именно они первыми «хиляли» про «Бродвею» — гуляли по Невскому проспекту.

Была холодная война, железный занавес заботливо закрывал страну от Запада, однако эти «чуваки» и «чувихи» волшебным образом находили возможность выделиться из толпы советских людей необычной одеждой, причёской и музыкой.

Левая часть Литейного до здания станции метро «Площадь Восстания» («шайба» в народе) называлась «Бродвеем», здесь встречались питерские стиляги и фарцовщики.

Лениградское кафе «Сайгон» (Невский пр-т, 49) на самом деле было кафе при ресторане «Москва». Обитали здесь не только музыканты, но и поэты, писатели и прочая творческая интеллигенция: Бродский, Довлатов, Смоктуновский.

Здесь можно было встретить хиппи с хайратниками и холщовыми сумками, снимавших квартиры посуточно в Питере здесь же неподалёку, панков в забавных прикидах. Были и гопники, и периодические драки с ними. Во всю стену было зеркало — говорили, за ним сидели чекисты и записывали все разговоры.

С названием кафе связана очередная легенда: говорят, был период, когда внутри помещения запрещали курить. К решившим закурить посетителям подошел милиционер, посетовавший на то, что гости заведения устроили в нём какой-то Сайгон. Видимо, столица дружественного Южного Вьетнама казалась простым советским милиционерам оплотом распущенности и развязности.

Вскоре появились и клоны «Сайгона», например, кафе «Доминик» на углу Малой Конюшенной и Невского проспекта. Его ласково называли «Лягушатником» за зелёные диваны и витражи в зеркалах. Собирались там ещё поэты в ΧІΧ веке — удивительное историческое место. Сюда приходили «зависать», «тусоваться», чтобы «быть в теме».

Ещё одно кафе было на Стремянной улице — кафе с невинным названием «Эльф», при нём был и есть «Эльфийский садик». В тёплую погоду народ из «Сайгона» приходил тусоваться сюда. Сегодня здесь стоит указатель в память о тех временах. Указывает он на прочие памятные места питерского андеграунда.

Вот, например, знаменитая «Труба» — подземный переход с двух сторон от Гостиного двора по Невскому. Собирались здесь художники, музыканты, устраивали представления, «аскали» денег, т.е., говоря протокольным языком, играли музыку за деньги.

А вот кафе «Гастрит» на Невском (Макдональдс сегодня) — здесь подпольщики-рокеры «затаривались» портвейном перед концертами ленинградского рок-клуба. Вот «Климат» — арки на выходе из метро на канал Грибоедова.

Сюда стекались все, кто снимал недорогие квартиры посуточно в Питере, чтобы затем отправиться в «Сайгон» или на «казань».

«Казань» — это луг перед Казанским собором, место, где в основном собирались (и валялись в прямом смысле) питерские хиппи.

У «Треугольника» — у памятника «Царь-плотник» на Адмиралтейской набережной — по вечерам собирались поэты, музыканты, художники и писатели. Здесь выражали открыто свои мысли, читали стихи, пели песни. Говорят, что именно здесь было впервые прочтено стихотворение «Под небом голубым», ставшее позднее одной из главных песен Бориса Гребенщикова.

В доме номер 13 (знаковое число!) по улице Рубинштейна начал работу ленинградский рок-клуб. Здесь проводились фестивали, выступали рок-группы. Здесь дебютировала группа «Кино», на первом концерте выступали «Пикник», «Зеркало», «Мифы», «Алиса». Каждый концерт зал клуба забивался до отказа. В память о тех днях остались на стенах надписи фанатов ленинградского рока.

На улице Блохина, 15 находится легендарная «Камчатка», бывшая угольная котельная, а ныне клуб-музей Виктора Цоя. В музее хранятся личные вещи музыканта, его рисунки, записи песен, «квартирники». Поклонники «Кино» приезжают сюда отовсюду, останавливаются они в квартирах посуточно в Питере. Котельную чудом уберегли от сноса, в буквальном смысле отстояв её всем миром.

Уникальные и редкие фотографии с автографами рок-звёзд можно найти в старейшем рок-магазине Питера — Castle Rock, или «Кастыль» в народе (Лиговский пр-т, 47, м. Площадь Восстания).

Магазин чуть было не закрыли сразу после пафосного открытия в 1993 году («Смотри, Запад, у нас есть свой рок-магазин!»): громкая музыка и распивающая алкоголь молодёжь будоражили все окрестности. Питерским рокерам с известными именами удалось рок-магазин отстоять.

Теперь сюда можно прийти просто на экскурсию, поглазеть на витрины, афишы, фотографии.

К сожалению, время или власть стёрли с лица питерской земли некоторые места: на месте кафе «Сайгон» находится дорогой ресторан, на Рубинштейна, 13 располагается театр «Зазеркалье». Приходят и уходят поколения, появляются и исчезают кумиры и культовые места. Однако жива память, и жить будет до тех пор, пока есть простая человеческая потребность в хорошей музыке.

Источник: https://spb.sutochno.ru/info/kul_tovie_rok_mesta_pitera

5 рок-достопримечательностей Питера — Роккульт

Фото — iZent  →

Это место знает каждый поклонник творчества Виктора Цоя. Именно благодаря ему обычная котельная, расположенная в одном из дворов Санкт-Петербурга, стала музеем рок-музыки и музыкальным клубом.

Виктор Цой с 1986 по 1989 год сутки через трое работал здесь кочегаром, а вместе с ним работали и просто приходили петь и играть другие петербургские рок-музыканты.

Постепенно Камчатка заняла определённое место в истории русского рока.

Сейчас в самой котельной создан музей, в нем хранится знаменитая акустическая гитара Цоя, рисунки и картины музыкантов. Кроме того, в Камчатке часто проводятся концерты, а во дворе постоянно появляются новые граффити.

Фото — GRB  →

На улице Рубинштейна в 80-е годы собиралась вся творческая интеллигенция, потому что это было единственное место в Петербурге, где возможно было увидеть выступление таких групп, как Кино, Аквариум, Алиса, АукцЫон и многих других. С началом 90-х пришёл конец эпохи подпольной музыки, и рок-клуб прекратил своё существование.

На данный момент в этом доме функционирует театр, никак не связанный с рок-музыкой, но прогуляться по улице Рубинштейна все равно стоит, хотя бы чтобы увидеть этот кусочек истории. А потом можно заглянуть в один из множества баров, расположенных неподалёку.

Фото — Citywalls  →

Одно из самых интересных арт-пространств Санкт-Петербурга. Арт-центр «Пушкинская 10» начал свое существование в 1989 году, когда в заброшенном доме на этой улице начали собираться независимые художники, музыканты и прочие деятели искусства.

Так и появился культурный центр, на территории которого впоследствии работали такие известные личности, как Тимур Новиков и Борис Гребенщиков. Арт-центр успешно функционирует до сих пор, сейчас здесь проводятся концерты и выставки современных художников.

Также здесь находится знаменитая улица Джона Леннона.

В арт-центре располагается музыкальный клуб-кафе FishFabrique, Музей Нонконформистского Искусства, Санкт-Петербургский Музей Звука, авторская галерея Вадима Воинова «Мост через Стикс» и огромное количество других мест, ориентированных на некоммерческое современное искусство, поэтому здесь вы определенно найдете, на что посмотреть.

Фото — Red Lips Journal  →

«Мы познакомились с тобой в „Сайгоне“ год назад» — строчка из песни Майка Науменко, который был одним из завсегдатаев кафе в здании гостиницы Москва на углу Невского и Владимирского проспектов.

«Сайгон» уже с 70-х годов стал культовым местом, куда приходили все творческие и неформальные личности Петербурга. Здесь собирались хиппи, здесь пили кофе Бродский и Довлатов, здесь разговаривали о музыке Шевчук и Кинчев.

А еще здесь круглосуточно дежурила милиция, чтобы иметь возможность забрать кого-нибудь с ирокезом или серьгой в ухе.

В 1989 году Сайгон был окончательно закрыт, но в здании осталась мемориальная табличка. В очередной раз прогуливаясь по Невскому, можно включить одну из песен, в которых упоминается это кафе, и попробовать мысленно восстановить ту атмосферу андеграунда, которая существовала здесь в эпоху «железного занавеса».

Фото — Wikimedia Commons  →

Castle Rock или Костыль — старейший и уже легендарный рок-магазин Петербурга. С момента открытия в 1993 году здесь побывал практически каждый любитель рок-музыки. Это место знаменито не только огромным количеством рок-атрибутики, но и тем, что в 90-е годы здесь собирались, слушали музыку и выпивали все неравнодушные к року люди.

Даже если вы не планируете что-то покупать, вы можете просто посмотреть на выставленные в магазине коллекции автографов, афиш и фотографий музыкантов. А еще можно погулять по знаменитому дворику на Лиговке, который весь исписан названиями рок-групп.

Источник: http://rockcult.ru/po/n5-rock-places-in-piter/

Ленинградский рок-н-ролл: культовые места

Сергей Курёхин, Джоанна Стингрей и Борис ГребенщиковФото: sobaka.ruСергей Курёхин, Юрий Каспарян, Виктор Цой, Джоанна Стингрей и Олег ГаркушаФото: yaplakal.comФото: LivejournalФото: yaplakal.comФото: rutlib.comПеред концертом у рок-клубаФото: nlr.ruФото: rockcult.ruФото: LivejournalФото: yaplakal.comФото: yaplakal.comФото: kommersant.ruФото: LiveinternetФото: yaplakal.comФото: yaplakal.

comФото: petersburglike.ru

Своё экзотическое название это место получило благодаря стилягам, которые славились изощрённым сленгом. В 50-е годы свой «Бродвей» был в каждом советском городе, а в Ленинграде так назывался отрезок Невского проспекта от Площади Восстания до Литейного проспекта. «Хиляя по Бродвею», модники встречали единомышленников, назначали свидания «чувихам» и подфарцовывали.

Невский проспект

Треугольная площадка на Адмиралтейской набережной с конца 50-х и до 70-х годов была местом встречи ленинградской богемы. Сегодня тут возвышается восстановленный памятник Петру I «Царь-плотник», а в те времена от дореволюционного монумента был один лишь постамент.

Он-то и служил своеобразной трибуной, с которой художники высказывали свои мысли, читали стихи и делились наболевшим. По одной из легенд именно здесь впервые прозвучали строки песни «Город золотой», пожалуй, самой известной в репертуаре «Аквариума». «Над небом голубым» первым стал исполнять музыкант Алексей Хвостенко. Автор же — поэт Анри Волохонский.

Говорят, когда стихи попали к Борису Гребенщикову, он даже не знал, кому они принадлежат.

Адмиралтейская наб.

Окрестности станции метро «Невский проспект» представляли собой настоящее средоточие андеграундных мест. В арках на выходе со станции «Канал Грибоедова» назначали встречи, обозначая этот пункт как «Климат». Отсюда по обыкновению шли на лужайку перед Казанским собором («Казань»), самое хипповое место в городе.

В подземном переходе Гостиного двора находился импровизированный концертный зал: в тёплой «Трубе» собирались музыканты, играли и подставляли сердобольным прохожим шляпу для монет.

Сам «Гостиный двор» знающие люди называли «Галёрой» — на первом и втором этаже галерей универмага можно было встретить фарцовщиков, которые продавали импортные вещи, по большей части выпрошенные у иностранцев.

Станция метро «Невский проспект»

Место, сыгравшее, пожалуй, заглавную роль в становлении русского рока во всех его проявлениях. Клуб был первым учреждением, где официально разрешили играть: любая прочая концертная деятельность расценивалась как подпольная. И вот музыкантам выделили небольшую площадку в здании Народного театра, со своими правилами, управленческой структурой и иерархией.

Стать членом клуба было непросто, и сегодня трудно поверить в то, что даже таким корифеям, как Виктор Цой и Борис Гребенщиков, стоило большого труда попасть в святая святых ленинградского рока. На фестивали и прослушивания сюда приезжали музыканты со всего Союза, и самые лучшие получали право выступать на заветной сцене.

Первый концерт прошёл здесь в 1981 году, тогда на сцену вышли группы «Пикник», «Зеркало», «Мифы» и «Россияне». Так началась новая музыкальная эпоха, и позднее в стенах клуба не раз звучали песни «Аквариума», «Кино», «Алисы», «Аукцыона» — групп, которые сегодня считаются легендами отечественного рока.

Надо ли говорить, что крошечная площадка не вмещала всех желающих услышать запрещенную музыку, и зал на 200 мест ломился от толп зрителей, заполнявших проходы, теснившихся в дверях и заглядывающих в окна театра в надежде увидеть кумиров. Слава Ленинградского рок-клуба гремела по всей стране, и во многих городах создавались музыкальные площадки по его образу и подобию.

Но на закате СССР это движение сникло, почти на самом взлёте, и клубы стали закрываться. Не избежал печальной участи и главный из них. Придя на место легендарного клуба сегодня, вы увидите детский музыкальный театр «Зазеркалье».

ул. Рубинштейна, 13

На углу Невского проспекта и улицы Рубинштейна располагалось, казалось бы, ничем не примечательное кафе: неудобные высокие столики без стульев, холодные подоконники, заменявшие их, дешёвый скверный кофе…

Однако именно эта безымянная забегаловка долгие годы была местом встреч представителей ленинградского андеграунда. С 60-х годов тут собирались опальные поэты и непризнанные художники. Со временем сюда стали стекаться все «неформалы»: в 70-е кафе кафе облюбовали хиппи, а в 80-е подтянулась и рок-тусовка.

В числе его постоянных посетителей были Виктор Цой, Борис Гребенщиков, Олег Гаркуша, Константин Кинчев. Здесь обменивались пластинками, распространяли самиздат, узнавали даты предстоящих концертов. Завсегдатаи называли кафе не иначе как «Сайгон», и на этот счёт есть своя легенда.

Как-то раз в забегаловку нагрянул милиционер, и, увидев стоявший в помещении кумар, произнёс историческую фразу: «Что вы тут курите? Безобразие! Какой-то Сайгон устроили». Метафора стала крылатой, и с тех пор кафе называли только так. Однако всему приходит конец, и в 1989 году «Сайгон» закрыли.

Сегодня на месте культового кафе располагается дорогая гостиница, и если бы не мемориальная табличка на стене дома, уже ничто не напоминало бы о его существовании.

Невский пр., 49

Со временем «Сайгон» обзавёлся несколькими «кафе-спутниками», у каждого из которых было своё неофициальное название. Так, прямо напротив находилось знаменитое кафе «Гастрит», где неформальная молодёжь обычно заправлялась горючим перед очередным концертом в рок-клубе, отсюда и «нездоровое» название забегаловки.

Читайте также:  Настоящее как несвобода в «обломке империи»

Сейчас тут находится не менее популярный «Макдональдс». Еще одно культовое место, кафе «Доминик» на углу Малой Конюшенной и Невского проспекта, стало таковым задолго до рок-волны: ещё в XIX тут встречались поэты и писатели Золотого века.

Столетие спустя кафе облюбовали рокеры, окрестив его «Лягушатником» за зелёные диваны и витражные зеркала. Другое место находилось на Стремянной улице и носило более романтичное название «Эльф». Оно же дало имя маленькому дворику, в котором «зависали» при хорошей погоде. Сейчас на месте маленького кафе находится кофейня «Кения».

О тех беззаботных временах сегодня напоминает самодельный столб с указателями на прочие места андеграундной тусовки.

 ул. Стремянная, д. 9

«О-o-о, это странное место Камчатка…» C 1986 по 1988 год на улице Блохина работал кочегаром Виктор Цой. Таким образом он пытался избежать статьи за тунеядство. В народе это место назвали «Камчаткой», хотя одноимённая песня «Кино» была написана за три года до поступления музыканта на службу.

Котельная находилась в отдельно стоящем здании, поэтому тут безбоязненно устраивали подпольные концерты. А в 1987 году здесь снимали документальный фильм «Рок», в котором сыграл сам Цой. Этот период стал переломным в его творчестве, после котельной музыканта ждала слава.

Позднее в этой котельной работали Александр Башлачев, художник Олег Котельников и многие другие. Так это место приобрело статус культового, и было решено организовать тут клуб-музей. Сегодня в котельной проходят концерты, чтения, творческие встречи и вечеринки.

Среди экспонатов есть гитара Виктора Цоя и личные вещи других прославленных «кочегаров».

 ул. Блохина, д.15

Поговаривают, что у истоков знаменитого арт-центра стоял… Пушкин. Не вполне серьёзная легенда рассказывает историю о трёх художниках Товарищества Экспериментального Изобразительного Искусства, собравшихся однажды в 1989 году во дворе Пушкинской улицы, у памятника «солнцу русской поэзии». Сидели, распивали напитки и сетовали на трудную жизнь и невозможность творить.

И тут Александр Сергеевич, он же памятник, не выдержал и дал братии напутствие: «Хватит ныть! Вот дом — идите и берите!». Так принято начинать рассказ о легендарном сквоте, где жили и творили музыканты, артисты, художники, скульпторы, поэты и архитекторы.

В аварийном доме, так стремительно захваченном ленинградской богемой, стали открываться мастерские, магазины, подпольные издательства, рок-кафе и клубы. Здесь была даже студия звукозаписи и ночлежка для заблудших детей искусства. В общем, это было ни с чем не сравнимое место, самый центр андеграундной жизни и настоящее торжество так называемой «помойной романтики».

Со временем власти пытались отобрать легендарный дом у художников, но за долгие годы борьбы часть здания всё-таки удалось отвоевать. В 1998 году в здании сделали ремонт, и сегодня «Пушкинская 10» — это настоящий арт-центр, где до сих пор витает неповторимый дух эпохи перемен.

Во дворе и флигелях знаменитого дома работают выставочные центры, издательства, арт-студии, клуб «Fish Fabrique», музыкальный магазин «База», музей им. Джона Леннона, созданный его главным фанатом, Колей Васиным, и есть ещё множество интересных мест.

 пр. Лиговский, д. 53

Самым печальным событием, ознаменовавшим завершение целой эпохи в рок-музыке, стала трагическая смерть Виктора Цоя. Музыкант погиб 15 августа 1990 года, заснув за рулём своего москвича. Проститься с кумиром на Богословское кладбище пришли тысячи человек.

Его могила до сих пор остаётся местом паломничества фанатов, которые приносят сюда цветы, рисунки и письма с признаниями в любви. Одно время могилу даже приходилось охранять от излишнего внимания фотографов и журналистов.

Неподалёку похоронена жена Виктора — Марианна, и мать, Валентина Васильевна Цой.

Богословское кладбище

Castle Rock, старейший рок-магазин города, появился в Петербурге в 1993 году, и чуть было не канул в лету вскоре после пафосного открытия: тяжёлая музыка и буйная молодёжь не давала покоя окрестным жителям.

Однако рок-авторитеты встали на защиту «Кастыля», и магазин удалось отстоять.

Сегодня здесь можно купить все атрибуты стиля: одежду, всевозможные фенечки и сувениры, а также посмотреть на витрины с рок-экспонатами, увидеть редкие исторические кадры и афиши прошедших концертов с автографами звёзд.

 Лиговский проспект, д. 47

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+↵

Источник: https://KudaGo.com/spb/list/leningradskij-rok-n-roll-kultovye-mesta/

Рок-Питер: легендарные места города

погода Харьков
туризм и отдых

В Питере есть немало легендарных мест, связанных с развитием рока в нашей стране. И это не случайно, ведь именно город на Неве считают столицей российской рок-культуры.

Становление русского рока по большей части происходило в Петербурге. В связи с этим на протяжении многих лет в городе появлялись клубы, кафе, парки, дворы и прочие «точки», служившие главными местами для «тусовок» неформальной молодежи Питера.

Юные рокеры собирались на Невском, коротали время в компании гитар у Казанской площади и, конечно же, ходили на концерты в рок-клуб.

В этой статье будет рассказано о самых главных, легендарных местах Петербурга, без которых было бы невозможно развитие рок-культуры в России.

«Дежурят ребята в народных дружинах, в «Сайгон» выезжают в казенных машинах» (Бригадный Подряд)

 

Безымянное кафе, находящееся на углу Невского и Владимирского проспектов, на протяжении почти 25 лет являлось любимым местом ленинградских неформалов.

Вроде, ничего особенного в этой забегаловке не было: несколько высоких и неудобных столиков, холодные подоконники, на которых в силу отсутствия стульев сидели посетители, и, конечно же, дешевый, обычно из пережаренных зерен, кофе.

Но именно здесь, начиная с 60-х годов, собирались деятели советского андеграунда. Поначалу «Сайгон» посещали поэты самиздата, художники-авангардисты, чуть позднее к ним присоединились хиппи. А в 80-е кафе обрело популярность и среди ленинградской рок-тусовки.

На чашечку «маленького двойного» сюда часто забегали и Виктор Цой, и Олег Гаркуша, и Константин Кинчев. А Борис Гребенщиков черпал здесь вдохновение для своих песен.

Официального названия у кафе не было. Но каждый «продвинутый» житель Ленинграда знал, что называть его следует не иначе как «Сайгон». По одной из легенд, однажды в тесное накуренное помещение заглянул милиционер. В ярости он произнес: «Что вы тут курите? Безобразие! Какой-то Сайгон устроили». Кто-то тут же подхватил это слово, и вскоре все называли кафе только так.

«Сайгон» был настоящим островком свободы.

Именно здесь, теперь уже в культовом месте, ленинградская молодежь узнавала даты предстоящих квартирников, обменивалась пластинками и самиздатом, а также делилась впечатлениями от прошедших неформальных мероприятий.

Но, к сожалению, в 1989 году «Сайгон» прекратил свое существование. Сегодня в здании находится элитная гостиница. О былых годах существования кафе напоминает лишь маленькая мемориальная доска на стене бара, находящегося на первом этаже гостиницы.

«Санкт-Петербург, колокольный звон. На Рубинштейна 13 я был второй раз рожден» (Пилот)

 

Данный адрес известен, пожалуй, каждому поклоннику русского рока. Это место сыграло самую главную роль в становлении рок-музыки в нашей стране. Здесь, в здании Народного театра, 7 марта 1981 года, состоялось выступление групп «Мифы», «Пикник», «Зеркало» и «Россияне». Это ознаменовало начало нового времени.

Теперь по адресу Рубинштейна 13 находился Ленинградский рок-клуб, название которого сегодня невозможно представить без прилагательного «легендарный». Ведь это была первая официально разрешенная властями площадка, на которой играли рок.

И именно здесь впервые вышли на сцену группы «Алиса», «Кино», «АукцЫон» и многие другие музыканты, которые сегодня считаются классикой русского рока.

Территория рок-клуба была очень маленькой. Зал вмещал в себя двести мест, поэтому каждый концерт проходил при аншлаге. Помимо двухсот человек в зале, сотни любителей запрещенной музыки стояли на улице у ворот, забирались на крышу, пытались заглянуть в окна. Но и группам тоже не так просто было попасть в это заветное место.

Музыканты со всей страны месяцами готовились к прослушиванию, которое могло или приблизить их к заветной сцене клуба или отправить дальше играть подпольные концерты.

 И сегодня трудно представить, что такие «акулы» русского рока как Борис Гребенщиков и Виктор Цой попали на эту сцену с большим трудом после нескольких прослушиваний.

В клубе была определенная структура, со своим уставом и избранным музыкантами советом, во главе которого стоял президент — Николай Михайлов. Рок-клуб занимался не только концертной, но и фестивальной деятельностью. Ежегодно устраивались фестивали, на которых участвовало огромное количество групп, лучшие из которых по окончании фестиваля продолжали свою деятельность в рок-клубе.

Пример Ленинградского рок-клуба вдохновил энтузиастов в различных городах и даже селах страны создавать подобные музыкальные площадки. Однако с распадом Советского Союза они начали закрываться. Этого не избежал и Ленинградский рок-клуб, который был закрыт в начале девяностых.

Сегодня в легендарном здании находится детский музыкальный театр «Зазеркалье», а любое напоминание о годах существования рок-клуба тщательно замаскировано ремонтными службами. Но, несмотря на это, повзрослевшие фанаты советской рок-музыки иногда еще приходят к дому номер 13 по улице Рубинштейна.

Ведь если на мгновение закрыть глаза и сосредоточиться, можно услышать, как за воротами шумная толпа бурно обсуждает перемены, которые ждет вместе со всей страной Виктор Цой.  Кажется, что у входной двери кто-то пытается продать заветный билет на вечернее выступление группы «Зоопарк».

И, думается, что, если прямо сейчас заглянуть в окна, можно краем глаза увидеть, как на сцене настраивают свои инструменты Юрий Шевчук и группа ДДТ.

«Это странное место – Камчатка» (Кино)

 

Улица Блохина 15 – место паломничества всех поклонников Виктора Цоя. Ведь сегодня здесь находится самый известный клуб-музей, связанный с личностью этого знакового музыканта и русского рока в целом.

Раньше в здании находилась котельная, именуемая в народе «Камчаткой». Здесь с 1986 по 1988 год работал кочегаром Виктор Цой. Здесь же он писал свои легендарные песни, здесь же и проводил время с приятелями по рок-цеху. Помимо главного «Киношника» здесь работал основатель группы «Алиса» Святослав Задерий.

Также подкидывал угли в знаменитую печь Александр Башлачев. Но, все-таки, в первую очередь «Камчатка» ассоциируется с именем Виктора Цоя.

С конца 80-х во дворе котельной собиралась ленинградская рок-тусовка, чтобы пообщаться друг с другом, обменяться новыми записями песен любимых музыкантов, лично исполнить их под акустическую гитару и поднять стакан портвейна за светлую жизнь рок-музыки.  

Сегодня котельная активно функционирует в качестве клуба-музея Виктора Цоя. Каждый день «Камчатка» принимает гостей, желающих прикоснуться к истории русского рока и отдельно группы «Кино». Стены музея обклеены различными фотографиями, афишами, плакатами с изображениями Виктора Цоя, а также его рисунками.

По всей территории клуба размещены памятные сувениры, пластинки, книги, футболки, имеющие прямое отношение к Виктору Цою и его знаменитым коллегам по котельной. Сохранена в помещении и та самая печь, в которую на протяжении двух лет Цой бросал угли. Также в музее есть еще один по истине драгоценный экспонат.

Это – гитара Виктора Цоя, на которой он сочинял музыку к своим песням, ставшими сегодня неотъемлемой частью русского рока и современной культуры в целом.

Все стены музея и прилегающей к нему территории во дворе увенчаны яркими рисунками, цитатами из песен, искренними посланиями кумиру из разных городов. Здесь всегда находятся люди.

Кто-то посещает это место единожды, с целью ознакомления с неформальной достопримечательностью города, а кто-то с утра до вечера перед входом в музей играет на гитаре и поет любимые песни, написанные Виктором Цоем. 

Каждый вечер в клубе проходят концерты различных коллективов, играющих кавер-версии песен группы «Кино». А в день рождения и годовщину смерти музыканта здесь проходят особые мероприятия с участием множества музыкантов и приглашенных гостей.

TaMtAm и «молодая шпана»

 

Со сцены легендарного Ленинградского рок-клуба Борис Гребенщиков пел: «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?». Спустя десять лет эта шпана все-таки появилась в столице русского рока.

Она делала абсолютно новую альтернативную музыку, которая совершенно не отвечала принципам «старой школы», образовавшейся в период существования Ленинградского рок-клуба. Нестандартный внешний вид, непривычное исполнение… Все это, конечно же, существовало.

Но существовало поодиночке и творило только для себя. О выступлениях на сцене музыканты даже не могли подумать. Их концертной площадкой была так называемая «теплая труба» – подземный переход к станции метро Невский Проспект.

Молодые исполнители и группы не имели абсолютно никакой возможности для реализации своего творчества. Тогда на помощь молодой шпане пришел бывший участник «Аквариума» Всеволод Гаккель. 

В его руки совершенно бесплатно попало здание, располагавшееся на Васильевском Острове по адресу Малый проспект 49, которое было решено преобразовать в рок-клуб.

На помощь Севе Гаккелю пришли несколько энтузиастов, которые создали организованную структуру в клубе, привели в порядок его внешний вид. Слава о клубе TaMtAm молниеносно разнеслась среди музыкантов. Информация о предстоящих концертах передавалась из уст в уста.

Из разных концов города в далекий угол Васильевского Острова устремлялись любители гранжа, панка и металла.

Никаких денежных отношений среди музыкантов и организаторов не было, все делалось на «голом» энтузиазме. Структура внутри клуба ассоциировалась с большой семьей. Группы о порядке выступлений договаривались между собой сами. Некоторые музыканты, испытывающие большие финансовые трудности, даже жили в клубе.

 Для таких людей Сева организовал специальные комнаты, напоминающие плацкартные купе в поездах. Также каждый день музыканты и управляющий состав клуба готовили большой обед, накрывали длинный стол и принимали совместную трапезу.

 Единственной большой проблемой того времени, напрямую касающейся клуба, являлись постоянные беспорядки, алкоголь и наркотики. Такое тревожное время, царившее в «новой» России не могло не отразиться на молодежи, их интересах и местах времяпрепровождения.

В последние месяцы работы TaMtAm-а Сева Гаккель даже обратился за помощью к правоохранительным органам, но это только усугубило ситуацию.

К 1996 году жизнь рок-клуба подошла к концу. За его дальнейшую деятельность Всеволод Гаккель и музыканты не боролись. По словам самого организатора клуба, TaMtAm просуществовал столько, сколько ему и было положено.

 Рок-клуб просуществовал 5 лет, но за это время успел «вырастить» и отправить в свободное плавание такие группы, как «Пилот», «Король и Шут», «Химера», «The Пауки» и «Tequilajazzz». TaMtAm был первым альтернативным клубом в России, его существование послужило толчком для создания множества клубов альтернативной музыка.

Читайте также:  Жизнь анны ахматовой в петербурге, музей ахматовой "фонтанный дом" в петербурге

А самое главное, TaMtAm «вырастил» новое поколение петербургского рока. Как сказал Всеволод Гаккель: «Свою историческую задачу клуб выполнил».

В Петербурге есть еще немало подобных мест, которые являются неотъемлемой частью российской рок-культуры. К сожалению, большинство из них уже закончило свое существование.

Но, тем не менее, именно этот «костяк», состоящий из четырех легендарных названий, никогда уже не будет забыт российскими музыкантами и простыми слушателями.

Ведь эти места подарили нам любимые группы, дорогие сердцу песни и ощущение вечной свободы и молодости.

строительство заборов
городской портал Ялты

Источник: https://sub-cult.ru/chtivo/statji/4198-rok-piter-legendarnye-mesta-goroda

Гид по самым рокерским местам Петербурга

Что это было: Первая легальная площадка для советских рок-музыкантов. Именно здесь расцвели карьеры Цоя, Башлачева, Гребенщикова. Именно сюда за славой приехал Шевчук.

Несмотря на плохое оборудование, не самую лучшую акустику, зал всегда был в экстазе. Фестивали рок-клуба манифестировали появление новой волны русскоязычных музыкантов, творчество которых до сих пор определяет ситуацию как в радиоэфирах, так и в интернете.

Здание на Рубинштейна находилось в двух шагах от другого места тусовок, «Сайгона».

Что в итоге стало: С распадом Советского союза рок-клуб оказался ненужным элементом ушедшей эпохи. Объект протеста, советский режим, ушел в небытие, а герои рок-клуба — на стадионы. В итоге он закрылся, вскоре на его месте появился театр «Зазеркалье», начальство которого расправилось с последним артефактом эпохи — граффити в память Цоя на стенах. 

  • Адресулица Рубинштейна, 13

Что это было: Местом сбора творческой интеллигенции «Сайгон» стал еще в 1960 – 1970 годы. Само неформальное название закусочной при ресторане «Москва» появилось из-за бушевавшей тогда войны во Вьетнаме. Сюда приходили еще Бродский с Довлатовым. Последний был завсегдатаем заведения, однако в многочисленных повестях и рассказах ни разу его не упомянул.

В восьмидесятые сюда пришли рок-музыканты. Они собирались тут перед концертами и после них. Были тут и Цой, и Башлачев, и Гребенщиков. После посиделок в «Сайгоне» они шли в рок-клуб, который находился буквально в двух шагах от кафе.

Что в итоге стало: «Сайгон» тихо и буднично просуществовал до начала девяностых. Его в итоге закрыли. Сперва тут был магазин итальянской сантехники, а теперь – роскошный отель Radisson. 

  • АдресНевский проспект, 49

Что это было: Цой, подкидывающий угли в огонь и рассуждающий о свободе в начале фильма «Рок» Алексея Учителя – это из «Камчатки».

Так называлась котельная на улице Блохина, где поработала добрая половина ленинградских рокеров, которые хотели избежать наказания за тунеядство.

Песня Цоя со строчкой «Это сладкое слово Камчатка», кстати, появилась до его трудоустройства в котельную.

Что в итоге стало: Потом многие из рокеров стали стадионными звездами, квази-трудоустройство им уже не требовалось. Одним из последних в середине девяностых тут работал Сергей Машнин («Машнинбэнд»).

Как он потом рассказывал, в середине 1990-х всех «творческих трудящихся» заменили обычными рабочими – и место пришло в упадок. Уже в нулевые тут появится мемориальная доска в память о Цое, а на месте котельной откроется клуб «Камчатка», которым будет владеть бывший коллега Цоя Сергей Фирсов.

Теперь тут выступают с каверами на «Кино», а заодно хранятся и личные вещи основателя группы – например, его первая 12-струнная гитара.

Что это было: Скорее, даже не музыкальная площадка, а одно из главных мест ленинградского андерграунда.

В полузаброшенное здание между Пушкинской и Лиговским стали селиться художники с конца восьмидесятых годов.

Это во дворах на Пушкинской Олег Кулик устраивал свои дикие перфомансы, которые теперь можно лицезреть в парижском Центре Помпиду —  за ширмой, чтобы дети не увидели. Тут же устраивали свои выставки Митьки.

Тут же находится легендарная «улица Джона Леннона». Ее открыл главный битломан России Коля Васин. Перед ней в 1994 году появился клуб Fish Fabrique.

До сих пор один из лучших клубов Петербурга, где выступают и участники страшного фестиваля «Ионосфера», и датские инди-рокеры из группы Stoffer Og Maskinen, и местные звезды разной величины.

Как и многие хорошие места, FF начинался с концерта группы Tequilajazzz — та потом упомянула «фишку» в своей песне «Наливайя», посвященной ночной жизни Петербурга конца девяностых, «где только для новичков график развода мостов». Оформление клубу делали «Речники» и «АХЕ», уже тогда шедшие к мировой славе петербургские художники.

Что в итоге стало: Здания на Пушкинской уже давно отремонтировали. Здесь находится десяток галерей самого разного искусства. Тут же  — «Галерея экспериментального звука» (ГЭЗ-21) с концертами нойз-террористов и «новых тихих» и вкусными и дешевыми бутербродами. У Fish Fabrique уже давно появился второй зал.

  • Адресулица Пушкинская, 10

Что это было: После первого распада «Аквариума» чуткий к духу времени виолончелист группы Сева Гаккель открыл клуб на Малом проспекте, где стали выступать главные (условно, потому что ни радио, ни каких-либо СМИ у них не было) альтернативные музыканты города. Именно тут были самые дикие концерты культовой группы «Химера».

Именно здесь начинали играть Михаил Горшенев и Илья Черт, Алексей Никонов и Евгений Федоров. Среди закопченных стен, недоброго звука и криминогенных кварталов сформировалась самая интересная и самобытная сцена города.

Многое оттуда, к сожалению, очень быстро исчезло: многие музыканты погибли или совершили самоубийство, другие слишком глубоко ушли в радиоформат.

Тут прямо на площадке и жили, и творили. За выступления денег не платили – зато давали целый ящик пива. Умение Гаккеля дружить со всеми сразу привело в «Tamtam» и русских, и иностранных андерграундных рокеров. Это было по-хорошему дикое место, первый нормальный клуб в Петербурге.

Что в итоге стало: Чудовищная реальность не могла не протиснуться и в «Tamtam». К середине девяностых клуб все чаще стал мелькать в криминальных сводках то в связи с драками, то в связи с милицейскими рейдами. В итоге у здания, где клуб находился, сменились хозяева, соседство с «Tamtam»’ом их не очень устраивало, и в 1996 Гаккель – без особого сожаления – закрыл зведение.

  • АдресМалый проспект В.О., 49

Что это было: В той самой песне Tequilajazzz пелось так: «Сперва в «Грибоедов», потом – в Fish Fabrique, это сила!». Текст «Наливайи» отлично показывает состояние клубной жизни Петербурга во второй половине девяностых.

«Грибоедов» одним из первых ввел у себя внятный фейс-контроль, за несколько лет отхватил почти все возможные награды, как «лучший клуб» и утвердился в качестве лучшего места для альтернативных рок-концертов и для модных показов (на которые поначалу наведывался ОМОН).

Что в итоге стало: Клуб пережил все возможные кризисы и до сих пор существует. Теперь у «Грибоедова» две площадки.

Основная – в подвале: там выступают и Борис Гребенщиков, и группа «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля», вторая – на холме (Griboedov Hill): там бывают поэтические чтения и собрания журналистов.

В этот клуб принято водить гостей города, а порой они сюда приходят и сами: вроде группы Franz Ferdinand, которая, похоже, побывала во всех хороших петербургских барах.

  • АдресВоронежская улица, 2А

Источник: https://www.fiesta.city/spb/routes/gid-po-samym-rokerskim-mestam-peterburga/

Культовые рок-маршруты Питера — Санкт-Петербург — все о северной столице России

Ливерпуль, Вудсток, Мемфис… Это прославленные, но не единственные культовые направления рок-туризма. Конечно, интересно поглазеть на кафе, в которое захаживала «ливерпульская четверка», или на магазин, в котором покупал одежду Элвис. Но в России тоже есть рок-н-ролл, а значит и маршруты для его почитателей.

Во многих европейских городах места, связанные с жизнью или творчеством знаменитых музыкантов, считаются полноценными достопримечательностями и внесены в путеводители.

Дм в Ливерпуле, где Джон Леннон жил в детстве, или гамбургский Риппербан, где еще неизвестные «битлы» выступали по всяким сомнительным заведениям, — для многих туристов эти места осматривать куда интереснее, чем Букингемский дверец или Лувр.

Санкт-Петербург — город портовый, как и Ливерпуль, и Гамбург. В 80-е годы прошлого столетия Питер был одним из «эпицентров» российского рок-движения. Здесь появились такие коллективы, как «Аквариум», «Зоопарк», «Кино», «АукцЫон», «Ноль» и многие другие.

Сюда ехали (и едут!) музыканты со всех концов страны. Среди таких «прибывших» был Александр Башлачев, Юрий Шевчук именно в городе на Неве собрал самый успешный состав «ДДТ», Константин Кинчев здесь стал лидером «Алисы».

Многие имена из питерской рок-когорты опоминаются теперь даже в школьной программе, например, Виктор Цой и Борис Гребенщиков.

А значит, и мест в Санкт-Петербурге, связанных с этим пластом отечественной культуры, предостаточно. Правда, в отличие от западных «рок-святынь», они пока не отмечены мемориальными досками, которые бы оповещали о том, что происходило здесь два с лишним десятка лет назад. Предлагаем вам сориентироваться в рок-достопримечательностях Северной Пальмиры.

Если вы приехали на Московский вокзал, и, выйдя в город, оказались на площади Восстания, отправляйтесь по левой стороне Невского в сторону виднеющегося вдалеке Адмиралтейства.

Скоро вы дойдете до Владимирского проспекта, а именно, до того здания, где в советские годы располагалось знаменитое кафе, называвшееся «Сайгоном».

«Сайгон» был обычной забегаловкой с дешевым кофе и чаем, но еще с 60-х оно обрело славу места, где собиралась разношерстная питерская богема.

Нас же, прежде всего, интересует то, что здесь «зависали» практически все известные ныне рок-музыканты. Если помните, то название «Сайгон» можно услышать в некоторых вещах Гребенщикова, Майка Науменко, Федора Чистякова. Именно такие места, как «Сайгон», называют культовыми…

Под конец перестройки кафе было закрыто, и одно время в нем торговали сантехникой. Затем там открылся магазин аудио- и видеопродукции, хозяева которого использовали название «Сайгон» уже вполне официально.

Позже, однако, магазин переехал в начало Невского проспекта, там же открылось и новое кафе с культовым названием. Поэтому многие не слишком сведущие туристы принимают его за «тот самый Сайгон».

На самом же деле, на месте его на Владимирском сейчас дорогой ресторан.

Источник: http://vivaspb.com/visit/1141-kultovye-rok-marshruty-pitera.html

Экскурсия по местам ленинградского рока

Стоимость: По 800 рублей за человека. Продолжительность: два с половиной — три часа.

Максимальная группа: 10 человек.

Описание:
Русский рок – это наше национальное достояние, однако, об этом мало кто задумывается. В США блюз, рок-н-ролл, соул и фанк почитают за основы основ музыкальной культуры; Элвис там — полубог только потому, что бога в кожаном костюме сложно представить.

В Англии все, что связано с The Beatles, Queen или Sex Pistols, хранится и выставляется на всеобщее обозрение, мол, знай наших! А что в России? Мы все в какой-то момент жизни берем гитару и затягиваем песни «Группа крови» или «Звезда по имени Солнце» группы «Кино», грустим под «Сплин» или трясем хаером под «КиШ», ведем интеллектуальные беседы под «Аквариум» Бориса Гребенщикова. Лидеры этих групп – настоящие мэтры русского рока, которые начали свой творческий путь на петербургских просторах. А знаете ли вы, что впервые рок на русском языке исполнили именно в Ленинграде, что Питер уже давно закрепил за собой звание рок-н-ролльной столицы России и что главные события рок-тусовки происходили отнюдь не в Москве, а здесь? Многие об этом и не догадываются…

На моей авторской экскурсии я предлагаю вам окунуться в атмосферу ленинградского андерграунда и пройти дорогами стиляг, хиппи, рокеров и панков.

Начав со станции метро «Площадь Восстания», мы посетим знаковые для этих субкультур места, поговорим об историях, связанных с жизнью города и рок-музыки в нем, попробуем почувствовать внутреннюю свободу творцов и посвятим два часа нашего времени великому и могучему ленинградскому року.

Двигаясь со мной вдоль Невского проспекта к Стрелке Васильевского острова, вы узнаете, как «Подмосковье» стало «Сайгоном», где расположены «теплая» и «холодная труба», что такое «хилять по Бродвею и тусить на Казани», какое место объединило Достоевского и Цоя.

Я покажу вам Эльфийский садик, расскажу, где на Ваське били в TaMtAm, а также поведаю запутанную и загадочную историю песни «Город» группы «Аквариум». И, разумеется, вы сможете спуститься в «это странное место Камчатку».

До встречи, мои рок-братья и сестры!

Примечание: при бронировании экскурсии в вечернее время каждый экскурсант в конечной точке маршрута может остаться на концерт. При этом концерт не является частью экскурсии, стоимость уточняется на месте у организаторов.

Ваш гид:
Меня зовут Анастасия Кожевникова. По образованию я — дипломированный филолог. А по призванию – профессиональная вокалистка, продвигающая блюз и горячий фанк на холодных российский просторах.

Для меня рок и рок-н-ролл – не просто музыкальные стили, а, прежде всего, жизненная позиция, философия и неисчерпаемый драйв. Мне повезло жить в Санкт-Петербурге и крутиться в среде рок-музыкантов.

Почему повезло? Да потому что от них я узнаю массу интереснейших историй, легенд и мифов, связанных с ленинградским андерграундом.

Господь велел делиться, поэтому я решила организовать и проводить свой авторский тур по знаковым местам питерской рок-культуры. Я живу в рок-н-ролльном драйве и хочу поделиться им с вами.

Чтобы записаться на экскурсию, пожалуйста, заполните форму ниже.

Обязательно укажите Ваши контактные данные: e-mail или/и телефон, желаемую дату и название экскурсии.

Вы также можете связаться с нами по электронной почте: spb-gid@yandex.ru

Источник: http://spb-gid.ru/rock-excursion/

Знаковые рокерские места в Петербурге

Семь главных мест в истории петербургского рока – от «Сайгона» до «Грибоедова», от Цоя до Федорова, от Рубинштейна до Пушкинской:

1. Ленинградский рок-клуб

Изначально это была первая легальная площадка для советских рок-музыкантов. Именно здесь начался стремительный взлет карьеры Цоя, Башлачева и Гребенщикова. Сюда же в поисках славы приехал Шевчук.

Читайте также:  Поселок лахта в санкт-петербурге – первый пригород северной столицы

Несмотря на плохое техническое оснащение и не самую лучшую акустику, зал всегда был забит до отказа и сотрясал стены криками восторга.

Фестивали, проходящие в клубе, спровоцировали появление новой волны русскоязычных музыкантов, творчество которых до сих пор определяет ситуацию как в радиоэфирах, так и в интернете. Здание на Рубинштейна находилось в двух шагах от другого знакового рок-местечка, «Сайгона».

В настоящий момент клуб закрыт, на его месте появился театр «Зазеркалье». Руководство театра расправилось даже с граффити в память Цоя на стенах. Произошло это потому, что после распада СССР рок-клуб оказался ненужным элементом ушедшей эпохи. Объект протеста, советский режим, ушел в небытие, а герои рок-клуба — на стадионы.

Адрес: улица Рубинштейна, 13

2. «Сайгон»

Местом сбора творческой интеллигенции «Сайгон» стал еще в 1960 – 1970 годы. Неформальное название захаживали еще Бродский с Довлатовым. Последний был постоянным посетителем заведения, однако в своих многочисленных повестях и рассказах ни разу его не упомянул.

В восьмидесятые «Сайгон» стали посещать рок-музыканты. Они собирались тут посидеть перед концертами и шумно отметить их окончание. Были тут и Цой, и Башлачев, и Гребенщиков. После посиделок в «Сайгоне» они шли в рок-клуб, который находился совсем недалеко от кафе.

В наше время закусочная тоже уже закрыта. Теперь на месте культового кафе располагается элитный отель Radisson.

Адрес: Невский проспект, 49

3. «Камчатка»

Цой, бросающий угли в огонь и рассуждающий о свободе в начале фильма «Рок» Алексея Учителя – это из «Камчатки». Так называлась котельная на улице Блохина, где успела поработать добрая половина ленинградских рокеров, которые хотели избежать наказания по статье «тунеядство». Песня Цоя со строчкой «Это сладкое слово Камчатка», кстати, появилась до его трудоустройства в эту котельную.

Со временем большинство рокеров стали стадионными звездами, псевдотрудоустройство им уже было не нужно и котельная опустела.

В нулевые здесь появилась мемориальная доска в память о Цое, а на месте котельной открылся клуб «Камчатка», которым владеет бывший коллега Цоя Сергей Фирсов.

Теперь тут выступают кавер-бэнды группы «Кино», а также хранятся и личные вещи основателя группы – например, его первая 12-струнная гитара.

Адрес: улица Блохина, 15

4. «Пушкинская, 10» и Fish Fabrique

Изначально даже не музыкальная площадка, а одно из главных мест ленинградского андерграунда. В полузаброшенное здание между Пушкинской и Лиговским стали селиться художники с конца восьмидесятых годов.

Это здесь, во дворах на Пушкинской Олег Кулик устраивал свои сумасшедшие перфомансы, которые теперь можно лицезреть в парижском Центре Помпиду — за ширмой, чтобы дети не увидели.

Тут же устраивали свои выставки Митьки.

Адрес: улица Пушкинская, 10

5. «Улица Джона Леннона»

Здесь же расположилась легендарная «Улица Джона Леннона». Ее создал главный битломан России Николай Васин. Перед ней в 1994 году появился клуб Fish Fabrique.

До сих пор один из лучших клубов Петербурга, где выступают и участники страшного фестиваля «Ионосфера», а также местные и зарубежные звезды разной величины.

Как и многие культовые места, FF начинался с концерта группы Tequilajazzz — та потом упомянула клуб в своей песне «Наливайя», посвященной ночной жизни Петербурга конца девяностых. Оформление клубу делали «Речники» и «АХЕ» – уже тогда становящиеся известными петербургские художники.

Адрес: улица Пушкинская, 10

6. «Tamtam»

Изначально: клуб на Малом проспекте, где выступали альтернативные музыканты города. Именно здесь проходили самые безбашенные концерты культовой группы «Химера» и начинали свой творческий путь Михаил Горшенев (Король и Шут) и Илья Черт, Алексей Никонов и Евгений Федоров.

Среди закопченных стен, оглушающего звука и криминогенных кварталов сформировалась самая интересная и самобытная сцена города.Артисты жили и творили прямо на площадке. За выступления им тогда денег не платили – зато давали целый ящик пива.

Умение владельца клуба дружить со всеми сразу привело в «Tamtam» и русских, и иностранных андерграундных рокеров.

В 1996 году из-за многочисленных драк и прочих криминальных происшествий клуб закрылся.

Источник: https://piteronline.tv/progulki/znakovye-rokerskie-mesta-v-peterburge

«Золотой век», или История рока в Петербурге, часть II

Город

12:00, 08.12.2015

Магнетизм «Сайгона», пионерский кружок Тропилло и никакого КГБ в рок-клубе.

«Карповка» продолжает прогулку по культовым местам Петербурга-Ленинграда, связанным с историей русского рока. В этот раз мы рассказываем, почему «Сайгон», как магнитом, притягивал ленинградскую богему от Бродского до Гребенщикова, пытаемся понять, зачем БГ был нужен диван на крыше и где впервые записали свои песни Кинчев и Цой.

Истории из прошлого рассказывает автор «Рок-энциклопедии», писатель и журналист Андрей Бурлака.

«Узел связи» на кофейной тяге

Одним из самых популярных тусовочных мест в 1970—1980-х годах, вне всякого сомнения, было кафе «Сайгон». Сейчас это название кажется чуть ли не священным, но тогда, 30–40 лет назад, все было иначе.

В доме на Невском проспекте, 49, располагалась вполне цивилизованная гостиница «Москва», укомплектованная столь же приличным рестораном. Еще при гостинице была маленькая кафешка, без столиков и бархатных диванов, зато с отличным кофе. «Стоячее» заведение не имело названия в принципе.

Однако именно это тесное «лобби», как его назвали бы сейчас, и стало местом притяжения культурной элиты того времени.

«„Сайгон“ открылся в 1964 году. Первыми его облюбовали писатели и художники. Здесь бывали Бродский, Довлатов, Смоктуновский, художник Шемякин и „Митек“ Шинкарев. А с 70-х — еще и толпы „мутных хиппи“, музыкантов и прочей праздно шатающейся гениальной молодежи», — рассказывает Бурлака.

Но никакой особой тайны в притягательности общепита на Невском, 49, не было. Продюсер уверен, что причина «сайгоновского магнетизма» была крайне проста: это было «чрезвычайно удобное тусовочное место в эпоху, когда со связью было туго».

«Это была обычная кафешка. Просто она располагалась очень удобно: центр города, рядом — несколько станций метро. Тогда у многих не было даже домашних телефонов. А в „Сайгоне“ всегда можно было передать и получить информацию.

Потому что ты приходишь — и всегда встретишь кого-то знакомого, — продолжает Андрей Бурлака.

 — У нас с Серегой Курехиным был даже разработан специальный маршрут — как идти так оптимально, чтобы можно было и все букинистические посетить, и где-то выпить кофе, и заскочить по пути в „Сайгон“, узнать новости.

Курехин в „Сайгоне“ с вечера наменивал всеми правдами и неправдами „двушечек“ — тогда звонок [в таксофоне] стоил две копейки. С утра он с этими „двушками“ выходил к автомату — а жил он на краю света, по дороге на Красное Село, — и начинал всех обзванивать, составляя свой сложный график передвижений на день».

По словам Бурлаки, в «Сайгоне» варили отменный кофе: «Очевидно, работники давно поняли: раз публика приходит сюда на кофе, то надо на кофе и зарабатывать». В этих двух мелочах — идеальном расположении и хорошем недорогом кофе — и заключалась вся магия стоячего кафе «Сайгон». Однако на этой благодатной почве расцвел целый «ботанический сад» рок-музыкальной субкультуры.

Впрочем, «Сайгон» не был уникален. Писатель рассказывает о его своеобразном менее известном «клоне»: «Было еще одно такое культовое место — кафе «У Доры». Находилось оно на углу Загородного проспекта и Бронницкой. На том огрызочке, где располагался кафетерий, до сих пор существует кондитерский магазин.

Но туда ходила несколько иная публика — студенческая, молодежная. Рядом располагались Военмех и Технологический институт — «кузницы кадров» русского рок-н-ролла. И там не было гопоты, как в «Сайгоне». А кофе там варила сама хозяйка — ее действительно звали Дора.

Это была пожилая еврейка, и кофе у нее зачастую получался лучше, чем в «Сайгоне»».

По словам журналиста, «Сайгон» начал «хиреть» в период расцвета Ленинградского рок-клуба. Тогда кафе наводнила «непонятная» публика — подростки «на понтах», поджидавшие «Боба» (Бориса Гребенщикова), «друзья друзей музыкантов» и просто случайные люди. Так что закрытие культового места в 1989 году сайгоновский «костяк» не слишком опечалило.

Рок-клуб: творчество или КГБ

Вопреки распространенному мнению, Андрей Бурлака уверен — Ленинградский рок-клуб вовсе не был организован «шпионами КГБ». Просто музыканты попали в «нужную струю».

В начале восьмидесятых власти решили хоть как-то обуздать бесконечный энтузиазм творческой молодежи.

И тогда для «неформатных» художников было создано ТЭИИ — Товарищество экспериментального изобразительного искусства, для писателей — «Клуб-81», а для музыкантов — Ленинградский рок-клуб.

Учреждение возникло на подготовленной почве ЛМДСТ — Ленинградского межсоюзного дома самодеятельного творчества, базировавшегося в том самом здании на Рубинштейна, 13. Однако попытки прибрать рок-группы к рукам начались еще с шестидесятых.

Музыкантов курировали «специально избранные» методисты: «Как правило, это были прожженные люди со связями в администрации. Музыкантов как-то оформляли, а выделенные на них деньги делились на восемь. Группы получали копейки, остальное уходило куратору.

Зарабатывали на этом очень неплохо, ведь разрешение нужно было получать на каждое выступление, даже в школе. Потом некоторые из этих кураторов сели в тюрьму, некоторые уехали за границу».

Но в 80-х музыкантов-бунтарей все же собрали в одном месте. И КГБ узнал о рождении рок-клуба только через полгода, уверен Андрей Бурлака.

«Слухи о всеведении КГБ сильно преувеличены.

Так получилось, что осенью 1980 года совпали две вещи: в МДСТ пришла новая, энергичная директриса, и группа „Аргонавты“ явилась получать разрешение на выступление в честь 15-летия.

И она им предложила: „Так, может, вы будете собираться у нас регулярно? Попробуем организовать какой-нибудь клуб…“ Не знаю, было ли указание сверху, но инициатива исходила от нее», — говорит Андрей Бурлака.

Так, в 1981 году на Рубинштейна, 13, появился Ленинградский рок-клуб.

«По сути, это был кружок „Умелые руки“: у нас не было ни счета, ни аппаратуры, ничего. Раз в неделю мы собирались советом клуба, решали „производственные вопросы“. И один-три раза в месяц нам давали тот самый „Зал Народного театра“, где и проходили все легендарные концерты рок-клуба до 1986 года».

Клуб просуществовал до 1991 года и объединил 90 сильнейших российских рок-групп: от «Кино», «Алисы» и «Аквариума» до «НОМ» и «Бригадного подряда».

«Ленплодоовощ» и храм Гребенщикова

Летом 1972 года Борис Гребенщиков основал «Аквариум». Незадолго до этого он поступил на самый модный факультет ЛГУ — факультет прикладной математики — процессов управления (ПМ-ПУ).

На тот момент студенты ПМ-ПУ обитали в центре города на улице Смольного, 3.

Там, в каморке за актовым залом, родилась идея создания популярнейшей российской рок-группы и были написаны и отрепетированы первые песни «Аквариума».

Сейчас факультет ПМ-ПУ находится в Петергофе, а в здании на улице Смольного, 3, располагаются офисы агентства по пчеловодству, ассоциация «Ленплодоовощ» и еще нескольких десятков самых разных организаций.

Рассказывая о Гребенщикове и «Аквариуме», нельзя не упомянуть и знаменитую мансарду на улице Софьи Перовской, 5. БГ жил там, в комнатке под самой крышей, в 1981—1988 годах. В это время вторая жена солиста «Аквариума» Людмила Шурыгина трудилась уборщицей в элитной школе № 222 — «Петришуле». Как сотруднику учреждения, ей и обеспечили комнату в коммуналке.

В восьмидесятых «Аквариум» был уже известен на всю страну, и с переездом «Боба» в мансарду на улице Софьи Перовской двор, парадное и крышу дома № 5 заполонили его друзья и поклонники. Жилье оказалось особенное: из кухни можно было выйти прямиком на крышу, что БГ с друзьями и практиковали регулярно. На крыше стоял диван, толпы музыкантов без остановки играли на гитарах и «гоняли чаи».

На стенах парадного по-прежнему сохранились фанатские надписи: «Снимите шляпу, здесь храм Гребенщикова!», «Боб, ты нас создал!» и прочие. В 1991 году улица Софьи Перовской была переименована в Малую Конюшенную.

Сладкое слово — «Камчатка»

Если уж говорить о культовых рок-местах Петербурга, известных всем любителям русского рока, то не упомянуть о «Камчатке» просто нельзя. «Камчатка» считается практически «храмом» Виктора Цоя, между тем в известной котельной работали и другие рок-звезды. Обыкновенными кочегарами.

В восьмидесятых годах дом 15 на улице Блохина, недалеко от станции метро «Спортивная», отапливался углем. Кто-то должен был подбрасывать топливо в печку, а в перерывах можно было спокойно сидеть в крошечной подсобке, играть на гитаре и сочинять хорошие песни. Вопреки распространенному мнению, Цой не был первым кочегаром «Камчатки».

Это благословенное место отыскал в 1986 году Сергей Фирсов, нынешний директор клуба «Камчатка», первый продюсер Гребенщикова, Янки и Летова. Фирсов и Цой устроились в котельную одновременно, в том же 1986-м. В разное время уголь в котельной кидали Александр Башлачев, Святослав Задерий, Андрей Машнин (лидер «Машнин-бэнд») и многие другие.

В наше время дом 15 на Блохина уже не отапливают углем, а в знаменитом подвале давно работает клуб-музей «Кино», Башлачева и других музыкальных кочегаров.

Несмотря на всероссийскую известность «Камчатки», группы там выступают почти исключительно малоизвестные.

Ольга, сотрудница клуба, объясняет это просто: «Если к нам придет выступать „Алиса“, куда поместятся все люди? Места в клубе мало, поэтому и группы выступают с соответствующей аудиторией».

Несмотря на свою популярность, «Камчатка» сыграла в истории ленинградского рока гораздо меньшую роль, чем никому не известный пионерский кружок, обитавший в доме на Панфилова, 23. Сейчас тут располагается центр детского (юношеского) технического творчества «Охта». В восьмидесятых это учреждение именовалось Домом пионеров Красногвардейского района.

Именно там основал свой кружок звукозаписи Андрей Тропилло — музыкант, издатель и продюсер, основатель лейбла «АнТроп».

В своем «школьном кружке» Тропилло разместил списанную с «Мелодии» аппаратуру и начал записывать «юные голоса пионеров». Среди музыкальных «пионеров» были и Гребенщиков, и Цой, и Макаревич.

Именно здесь, в кружке Тропилло, были записаны первые альбомы «Алисы», «Зоопарка», «Аквариума», «Кино» и «Машины времени».

Елена Кобзева

Источник: https://karpovka.com/2015/12/08/267204/

Ссылка на основную публикацию