Петербург гоголя

Петербург Николая Васильевича Гоголя

Санкт-Петербург не зря величают «Культурной столицей» России. Ведь редко где можно повстречать такое изобилие галерей, театров, музеев, многие из которых располагаются в настоящих дворцах. Это город великих поэтов, музыкантов, писателей и вольных художников.

Здесь жили и писали свои произведения Пушкин, Бродский, Достоевский, Гоголь, Довлатов. Сейчас по памятным местам города, где свои произведения создавали великие писатели и поэты, которым Петербург дарил вдохновение, проводят разнообразные тематические экскурсии.

О судьбоносной встрече и непростых отношениях одного из самых мистических прозаиков на свете и не менее мистического города рассказывает экскурсия «Петербург Гоголя». Из сорока трех лет своей весьма короткой жизни Николай Гоголь в Петербурге провел только восемь. Однако ему удалось понять и передать своему читателю странность города.

Печать Северной столицы видна на многих его творениях. Для людей, которым действительно дорого творчество Гоголя и патриотизм его художественного наследия, Петербург – это именно то место, которое соответствует духу писателя. В этом городе жили многие герои его книг.

Совершив экскурсию по гоголевским местам в Петербурге, можно увидеть памятную доску на Вознесенском проспекте с изображением носа, который потерял майор Ковалев, посмотреть место, где мог проживать Тряпичкин и Акакий Акакиевич Башмачкин.

Также можно узнать петербургские адреса проживания и службы самого Николая Гоголя, который, по словам Белинского, провел в Санкт-Петербурге одну из самых впечатлительных и свежих эпох своей жизни.

Большая Мещанская улица, а ныне Казанская – это один из первых адресов писателя, а улица Малая Морская – последняя квартира Николая Гоголя в Петербурге. На набережной Мойки располагался Департамент хозяйства и публичных зданий, где служил в свое время Гоголь.

На подмостках Александринского театра в апреле 1836 года состоялось первое представление публике его пьесы «Ревизор». Поклонникам Гоголя непременно надо посетить и недавно открывшийся «народный музей» писателя, что располагается рядом с его памятником на Малой Конюшенной улице.

В музее воссоздана атмосфера той эпохи, в которой проживал великий писатель. На полках аккуратно стоят книги, панорама Невского проспекта, фотографии той поры.

В Петербурге Гоголем были написаны «Миргород», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Невский проспект», «Тарас Бульба», «Ревизор» и другие произведения; именно в Северной столице была задумана, а впоследствии и напечатана поэма «Мертвые души». Своим пером и острым словом Гоголь буквально раскрасил яркими красками будничную атмосферу Санкт-Петербурга.

Как видите, отправляясь в путешествие по гоголевским местам Северной столицы, Вы можете составить весьма насыщенную программу. Экскурсию заказать можно прямо из гостиницы Петербурга, где Вы остановитесь.

Чтобы лучше понять любимого писателя, лучше выбрать гостиницу в районе Невского проспекта – любимой улицы Гоголя, где мини-отели Спб помогут в полной мере ощутить настоящее гостеприимство города на Неве.

Источник: http://viahotel.ru/blog/article/literaturniy/gogol

Образ Петербурга в творчестве Гоголя и Пушкина

Ни один российский город не привлекал столь пристального внимания писателей разных эпох, как Санкт-Петербург. Он стал образом-загадкой, образом-символом, образом-эпохой.

Петербург словно манит к себе, притягивает воображение писателей, перед его обаянием, подчас мрачным и мистическим, невозможно устоять. Его представляют как живое существо, как главного героя, как необузданную стихию, несущую лишь смерть и разрушение.

Неодинаковой видели и видят Северную Пальмиру писатели. Так, по-разному трактовался образ Петербурга в творчестве Гоголя и Пушкина.

Петербург глазами А. С. Пушкина

Для Александра Сергеевича Петербург был оплотом самодержавия, гимном петровских реформ и отражением сущности эпохи, ее нравов, порядков и привычек. Ярко образ города представлен в одной из маленьких трагедий – «Медном всаднике», а также в «Пиковой даме», «Станционном смотрителе» из цикла «Повести Белкина» и ряде других произведений.

В «Медном всаднике» образ Петербурга для Пушкина слился с образом Петра и его политической деятельностью. Город стал воплощением самодержавия, это город Петра I, столица государства Российского.

Однако образ Петербурга отражает в себе не только величие и красоту петровской деятельности, но и беззащитность простых людей перед ее мощью и неотвратимостью. Подобная стихии, она захлестывает мир и забирает жизни. Так, погублена наводнением жизнь Евгения и его невесты.

Пушкин поднимает в трагедии вопрос о реформах Петра, которые, безусловно, многое изменили к лучшему в стране, но, однако же, не считались с интересами каждого отдельного человека. Это противоречие остается неразрешенным, а сам город становится символом этой дилеммы.

Гимн Петербургу

Знаковым стало Вступление трагедии «Медный всадник». Оно резко выделяется на фоне последующих глав произведения своей торжественностью, ликованием и яркостью.

Часто вступление рассматривают отдельно от всей трагедии и называют гимном Северной Пальмиры.

Принято сопоставлять с ним образ Петербурга в творчестве Гоголя, Достоевского и других русских писателей, который зачастую вступает в полемику с пушкинским.

Азартный и бездушный Петербург

В основе «Пиковой дамы» А. С. Пушкина лежит мистический сюжет. Главный герой – Герман – заядлый картежник. Он захвачен безумным страстным желанием узнать тайну трех карт, которую хранит старая графиня.

Пушкин ярко и подробно описывает бессмысленную и бесполезную жизнь игроков, которые проводят все время за картами. Все высшее общество — от молодых до стариков — подвержено этой болезни. Образ Петербурга становится символом столицы, которая погружена в абсурд и мистицизм.

Городом, извращающим людей, стирающим личности, обезображивающим суждения и идеалы. Пушкин объясняет столь губительное действие социальными причинами. Высшее сословие этого времени не представляло своей жизни без карточных игр, тратило на это занятие все свое время и средства.

Карты возводятся на пьедестал наивысшей ценности и важности. Были случаи, когда дворянин проигрывал свою жену.

Одновременно с этим в моде были размышления о роли фатума, случая в судьбе человека. Такая философия прекрасно сочеталась с процветающими азартными играми. Это явно видно на примере Германа, который считает появившуюся возможность узнать тайну карт волею провидения, а наивысшей ценностью считает богатство и положение в обществе. Вот каким предстает Петербург в «Пиковой даме».

Похожий образ столицы рисует Пушкин в «Станционном смотрителе». Представитель высшего общества Петербурга – офицер Минский — предстает эгоистичным, лживым и жестоким человеком. В то время как Вырин – бедный и беззащитный, но нравственный человек, оказывается простым станционным смотрителем, который попадает в столицу единственно за тем, чтобы вернуть дочь.

Пушкин особенно акцентирует внимание на лживости Петербурга. Так, прилично одетый молодой человек забирает деньги Вырина. Создается образ города, где все не то, чем кажется, города с двойным дном.

В этих произведениях образ пушкинского Петербурга приобретает такие черты, как лживость, жестокость, бездушность.

Образ Петербурга в творчестве Гоголя

Петербург Гоголя и Пушкина имеет как различия, так и сходства. Мотивы мистицизма, бездушия, власти и царственности будут ключевыми и в гоголевском образе Северной Пальмиры, но поданы и изображены они совершенно по-другому.

Николай Васильевич Гоголь долго прожил в столице, что сильно отразилось на его произведениях. Тема Петербурга в творчестве Гоголя является одной из ведущих. Им был написан даже цикл петербургских повестей.

Петербург Гоголя – это фантастический таинственный мир, полный мрачной мистики. Мир, где правят власть и роскошь, а маленький человек не стоит ничего и может сгинуть, не оставив о себе и крупицы памяти. Петербург в произведениях Гоголя – место, где люди разговаривают сами с собой, носы сбегают от своих владельцев и занимают видное место в обществе, а вещи оживают.

Итак, образ Петербурга в творчестве Гоголя кратко можно описать как совокупность гиперболизаций, гротеска и сатиры.

Рождественский и реальный Петербург глазами Гоголя

Повесть «Ночь перед Рождеством» стала одной из первых, где появился Петербург Гоголя. Город предстает перед кузнецом Вакулой сказочно сияющим и звенящим миром.

Со всех сторон его окружает свет и множество звуков, невероятное движение на улицах ошеломляет, ожившие дома словно следят за ним.

В описании дворца императрицы также все необычно и сказочно: и картины, и лестницы, и замки на дверях; и сами обитатели облачены в яркие фантастические наряды. Город предстает в блеске и сказочной красоте.

Совершенно другой он в «Ревизоре». Это уже не сказочный, а реальный образ Петербурга в творчестве Гоголя. Город становится реальным прагматичным местом, где главное в человеке – благосостояние.

В комедии о Петербурге рассказывают два персонажа – Хлестаков и его слуга Осип. Глазами Хлестакова читатель видит город, где правят бал чины и роскошь. Предел мечтаний мелкого чиновника, желающего покутить или дослужиться до фельдмаршала.

Поэтому Хлестаков видит себя богатеем с высоким чином, которого боятся и уважают. Для Осипа Петербург совершенно другой. Это город глазами слуги, в котором нет роскоши, зато есть всевозможные развлечения: катание на извозчике, театр, танцующие собаки.

А нравится ему больше всего в этом городе вежливость людей в разговоре. Петербург Осипа намного реальнее и душевнее измышлений Хлестакова.

Петербург «Мертвых душ»

На протяжении всего писательского пути менялось отношение Николая Васильевича к Северной Пальмире. Но, даже постепенно трансформируясь, сохранял свои основные черты образ Петербурга в творчестве Гоголя. «Мертвые души» служат ярчайшей иллюстрацией этих изменений.

В каждой главе поэмы Гоголь упоминает о Петербурге, не забывая сказать о нем какую-нибудь остроту. Так, как только Чичиков подъезжает к трактиру, автор иронически упоминает о странностях питания петербургских господ. Или возьмем, скажем, губернаторский бал.

Гоголь отмечает, что многие из собравшихся здесь весьма похожи на столичных обитателей.

На страницах поэмы часто встречается и ехидное замечание автора о высоких чинах Петербурга с наградами и благородной наружностью, от которых стоит ожидать лишь подлейшей гадости.

Как уже было отмечено, тема Петербурга в творчестве Гоголя является ключевой. И в «Мертвых душах» ярчайшим образом она проявилась в рассказе о капитане Копейкине.

Это история о герое войны 1812 года, инвалиде, который приезжает в Петербург в надежде на монаршую милость. Однако же в помощи ему отказывают.

Город предстает перед нами чинным и бездушным оплотом власти государя, где нет места беднякам и страждущим. Более того, к маленькому человеку он несправедлив, жесток и беспощаден.

Петербург в «Мертвых душах» — город на костях, призрак реального города. Вещи и люди в нем одинаково живые. Он словно центр земли, где собран весь мир. Начальство здесь имеет право распоряжаться людьми как вздумается. Здесь не найти правды и защиты, только холодный блеск роскоши да безразличие и черствость чиновников.

«Петербургские повести»

Образ Петербурга в творчестве Гоголя складывался во многом на основе тех впечатлений, которые писатель получал во время проживания в столице. Именно тогда он написал ряд рассказов («Невский проспект», «Нос», «Портрет», «Шинель», «Записки сумасшедшего»), которые составили цикл «Петербургские повести». Эти произведения связаны рядом общностей, таких как:

  • Идейный пафос, заключенный в изображении силы денег, которая развращает людей, и обличении общественной системы, полной лжи и несправедливости.
  • Проблематика, отражающая губительность и безнаказанность власти денег и чинов.
  • Главный герой всех произведений – «маленький человек».

Петербург в повестях Гоголя — это город с социальными противоречиями и общественными проблемами.

Прогулка по «Невскому проспекту»

Главная улица и символ Петербурга – Невский проспект, который отражает в себе всю сущность Северной Пальмиры. Они буквально неотделимы друг от друга. Отлично можно проследить, как связаны образ главной улицы и образ Петербурга в творчестве Гоголя по повести «Невский проспект». О чем и пойдет речь далее.

Петербург в «Невском проспекте» Гоголя изображается утопающим в роскоши и блеске огней, ликующим и прекрасным. Но за этим скрываются равнодушие, хладнокровие и пустота, наиболее характеризующие истинный Невский проспект.

Гоголь образ Петербурга продолжает наделять теми же иллюзорными и лживыми чертами, что и Пушкин. Наконец-то два великих писателя сошлись в едином мнении. Здесь Петербург Гоголя и Пушкина становится невероятно похож.

Пушкинские мотивы из «Станционного смотрителя» продолжают жить в «Невском проспекте».

Лживые, порочные и завистливые люди населяют Невский проспект. Гоголь образ Петербурга рисует как картину на картине. Под верхним слоем ярких, пестрых и заманчивых красок скрываются мрачные темные тона неприглядного и бездушного города.

Фантастическим и полубезумным предстает образ Петербурга в творчестве Гоголя. Невский проспект служит маской, личиной, которую надевает этот город, чтобы еще больше запутать и обмануть своих жителей.

«Невский проспект» служит прелюдией, прологом ко всему циклу. В произведении изображается внешняя сторона Петербурга, а сущность его проявится в последующих повестях.

Другие «Петербургские повести»: «Нос», «Шинель», «Портрет»

Гоголь в повести «Нос» изображает абсурдную ситуацию – от майора Ковалева сбегает его нос, который считался единственной отличительной чертой героя, так как был с прыщиком. Используя гротеск, гиперболу и фантастику, Гоголь изображает и высмеивает власть чинов и чинопочитание. Писатель критически изображает современную ему жизнь во всей ее нелепости и абсурдности.

Причем нос не просто сбежал от владельца, но и превратился в статского советника и стал разгуливать по Петербургу.

И Ковалев был вынужден ему кланяться, так как его чин был ниже, а в мире майора регалии решают все.

Выводом же из этой истории стало то, что у столичного человека самое важное – нос, а без него они становятся ничем, пустым местом. Зато последний, облачившись в мундир, может стать важнее своего хозяина.

Жизнь петербургского чиновника, таким образом, изображается бесцельной, пустой и иллюзорной.

Петербург «Шинели» — город, где существование человека напрямую зависит от его финансового и социального положения.

Город, где есть два мира: первый, наполненный яркими огнями, где обитают высшие чиновники, и второй, где помои могут быть вылиты на голову проходящего, где обитают «маленькие люди», существование которых обрывается незаметно, а жизнь протекает в нищете и страхе. Из этого второго мира взял своего героя Гоголь.

Акакий Акакиевич Башмачкин, представитель «маленьких людей», — это бедный раболепный человек, мечтающий только об одном – о новой шинели. И чтобы ее заказать, он вынужден экономить на всем: начиная от подметок и заканчивая свечами и едой.

Акакий Акакиевич духовно бедный человек. Единственное его занятие в жизни – служба, а заветная мечта – новая шинель. Но Гоголь изображает этого несчастного чиновника так, что он вызывает сострадание, жалость и сочувствие. И этот безобидный, никогда никого не трогавший человек трагически гибнет.

Читайте также:  Первый мост через неву

И в момент своей гибели в сердце «маленького человека» рождается желание бунтовать против такого мироустройства. Против общественного механизма, который перемалывает людей. Этого маленького забитого человека наделяет Гоголь способностью протестовать и сопротивляться несправедливости и беспощадности окружающей действительности.

В повести «Портрет» звучит тема творчества, созвучная теме безумия. Петербург здесь предстает чудовищем, калечащим души людей. Так, добившись желаемого – разбогатеть и заниматься только рисованием, главный герой, Чартков, оказывается одурманенным властью золота. Он становится известным художником, его богатство растет, но соразмерно с ним уменьшается талант.

Осознав, что безвозвратно утратил свои способности, Чартков тратит свое состояние на то, чтобы уничтожать предметы искусства. Постепенно его все больше и больше охватывает безумие, в конце он умирает в агонии и бреду.

Достоевский — продолжатель гоголевской традиции

Образ Петербурга в творчестве Гоголя и Достоевского практически одинаков. Федор Михайлович продолжил изображать город безразличным к чужим страданиям, полным безумия и сводящим с ума, перемалывающим незащищенных «маленьких людей».

Достоевский обогатил гоголевскую традицию описания Петербурга. И на созданной предшественниками основе сотворил свой миф о городе. Ему удалось больше всех узнать о той губительной силе Петербурга, которая воздействует на психику его жителей.

Гоголевские гротеск и фантастичность Петербурга проявились в творчестве Достоевского через видения и сны главных героев, через мистику событий. Благодаря этой невероятности стечений обстоятельств реализм писателя назвали «мистическим».

Обращается Достоевский и к образам «маленьких людей». Но если для Гоголя было характерно иронизировать и изображать даже трагедию сатирически, Федор Михайлович делает акцент как раз на страданиях героев, на их судьбах.

Таковы все члены семьи Мармеладовых, таков и сам Раскольников в «Преступлении и наказании». В это романе город становится одним из главных героев повествования.

И этот изображенный Достоевским Петербург близок Петербургу Акакия Акакиевича.

В произведениях Достоевского остается лишь темная мрачная часть города, уже не прикрытая гоголевскими и пушкинскими огнями и красками. Писатель исследует смрад и грязь его закоулков, неправильные ломаные углы комнат, пыль мостовых. Все это давит на человека, сводит его с ума, калечит.

Выводы

Образ Петербурга в творчестве Гоголя и Пушкина, таким образом, имеет как множество схожих черт, так и серьезные различия.

Петербург в произведениях Гоголя изменчив и обманчив. Яркость огней в нем сочетается с бездушностью его обитателей. Наилучшим образом представлен Петербург в «Невском проспекте» Гоголя. В этой повести нашли отражения все основные мотивы, такие как двойственность петербургского мира, его безумие, лживость, разрушительное действие на своих обитателей, мистицизм и иллюзорность.

Пушкинский Петербург воплощает в себе дух Петровской эпохи. Город сочетает в себе как величие деяний Петра, так и весь их ужас – не зря он построен на костях и болотах.

Пушкин создает цельный образ, где воедино сливаются два начала. Не таков Петербург Гоголя, город словно двоится.

Его красота и великолепие – лишь лживая маска, под которой скрывается истинная сущность – мрачная, темная, безумная и губительная.

Для Пушкина и Гоголя было характерно, создавая образ Петербурга, выбирать главным героем «маленького человека», который оказывается не в состоянии сопротивляться городу, его устройству и его законам. Он бессильно гибнет, сломленный и растоптанный.

Развил и обогатил гоголевские традиции Достоевский, создав свой уникальный и неповторимый образ Петербурга. Города, способного лишь на разрушение человеческой жизни и человеческого рассудка.

Образ Петербурга оставался и остается притягательным для русских писателей. Так, классические традиции продолжили в своем творчестве А. Ахматова, А. Блок, А. Белый. И наверняка город на Неве будет продолжать привлекать своими загадками и тайнами столько, сколько будет существовать.

Источник: http://rus-poetry.ru/obraz-peterburga-v-tvorchestve-gogolya/

Образ Петербурга в произведениях Гоголя

Николай Васильевич Гоголь оказал неоценимое влияние на русскую литературу. Он показал русскому читателю не только свою родную Украину, но и Петербург, и жизнь маленьких уездных городов. И везде он описывал не только богемных помещиков и чиновников, но и жизнь простых “маленьких” людей.

При этом он старался победить зло в людях, “излечить” их от пороков, используя для этого самое сильное оружие и лекарство — его смех.

Гоголем восхищались многие, но были также люди, ругающие его произведения, но никто так до конца и не понял той необыкновенной тайны его души, которой наполнены его произведения.

Значительную часть своей жизни Гоголь провел в Петербурге. Это не могло не отразиться на его произведениях. В очень многих из них присутствует образ Петербурга. Гоголь написал даже целый цикл петербургских повестей.

И везде это таинственный волшебный город, полный всякой чертовщины. Здесь легко оживают дома и вещи, люди ходят и разговаривают сами с собой, а обыкновенный нос может запросто убежать от своего хозяина и разъезжать по городу в экипаже, словно чиновник.

Владимир Набоков писал: “Главный город России был выстроен гениальным деспотом на болоте и на костях рабов, гниющих в этом болоте: тут-то и корень его странности — и его изначальный порок”.

Петербург у Гоголя — это нереальное, призренное царство чинов и вещей, царство роскоши и власти, где “маленькие люди” исчезают бесследно, не оставляя о себе никакой памяти.

Одним из первых произведений Гоголя, в которых присутствует образ Петербурга, является повесть “Ночь перед Рождеством”, вошедшая в цикл “Вечера на хуторе близ Диканьки”. Здесь мы видим Петербург глазами Вакулы, словно в ад прилетевшего сюда на черте. Петербург представляется нам чем-то невероятным. Вакула просто ошеломлен его сиянием и громыханием.

Гоголь показывает Петербург через звуки и свет. Стук копыт, звук колес, дрожь мостов, свист снега, крики извозчиков, полет карет и саней — просто невероятное мелькание и суета. В этом сказочном мире Вакуле кажется, что оживают даже дома и смотрят на него со всех сторон. Возможно, похожие впечатления испытывал и сам Гоголь, когда впервые приехал в Петербург.

О необычайно ярком свете, который исходил от фонарей, Вакула говорит: “Боже ты мой, какой свет! У нас днем не бывает так светло”. Дворец здесь просто сказочный. Все вещи в нем удивительные: и лестница, и картина; и даже замки. Люди во дворце тоже сказочные: все в атласных платьях или золотых мундирах. Вакула видит один блеск и больше ничего.

В “Ночи перед Рождеством” Петербург яркий, ослепительный, оглушающий и невероятный во всем.

Совсем другим выглядит Петербург в комедии “Ревизор”. Здесь он уже гораздо более реален. В нем нет той сказочности, которая присутствует в “Ночи перед Рождеством”, это уже практически настоящий город, в котором чины и деньги решают все. В “Ревизоре” мы встречаем два рассказа о Петербурге — Осина и Хлестакова.

В первом случае это рассказ о нормальном Петербурге, который видит слуга мелкого чиновника. Он не описывает какой-нибудь невероятной роскоши, но говорит о реальных развлечениях, доступных ему и его хозяину: театры, танцующие собаки и катание на извозчике.

Ну а что ему нравится больше всего, так это то, что все люди разговаривают очень вежливо: “Галантерейное, черт возьми, обхождение!” Совсем другой Петербург рисует нам Хлестаков. Это уже не Петербург с купцами и танцующими собаками, а Петербург с чинопочитанием и невообразимой роскошью.

Это Петербург мечты мелкого чиновника, который хочет стать генералом и пожить на широкую ногу. Если сначала он просто присваивает себе чин повыше, то в конце его рассказа он уже практически фельдмаршал, и его преувеличения достигают поистине невероятных масштабов: суп, приехавший на пароходе из Парижа, семисотрублевый арбуз.

В общем, Петербург в мечтах Хлестакова — это город, где у него много денег и высокий чин, поэтому он живет в роскоши и все его боятся и почитают.

Несколько другим изображен Петербург в повести “Шинель”. Это город, в котором “маленькие люди” пропадают бесследно. В нем одновременно существуют улицы, где и ночью светло, как днем, с живущими на них генералами, и улицы, где помои выливают прямо из окон, тут обитают башмачкины.

Переход от одних улиц к другим Гоголь изобразил через их освещение и шинели чиновников: если на бедняцких улицах освещение “тощее” и воротник на шинели из куницы редкость, то чем ближе к богатым районам, тем ярче становится свет фонарей и тем чаще попадаются бобровые воротники.

В “Шинели” описывается свободное времяпрепровождение мелких чиновников и других бедных людей. Так, некоторые шли в театр или на улицу, другие на вечер, а третьи к какому-нибудь другому чиновнику поиграть в карты и попить чаю.

Дворовые же и “всякие” люди сидели по вечерам в небольших лавочках, проводя время за болтовней и сплетнями. Обо всем этом Гоголь рассказывает в противопоставление Акакию Акакиевичу, у которого все развлечение заключалось в переписывании бумаг.

Богатые люди тоже ездят в театр, гуляют по улицам, играют в карты, только билеты они покупают подороже, одеваются получше и, играя в карты, пьют не только чай, но и шампанское.

Это словно два мира одного города. Они очень похожи, но в то же время различий между ними не меньше. Эти два мира встречаются в кабинете у значительного лица в качестве Акакия Акакиевича и самого значительного лица.

И во время этой встречи значительное лицо одним своим видом и голосом чуть не убило несчастного Акакия Акакиевича. Так и богатая часть города при помощи своих денег полностью подчиняет себе бедную. Бедная часть Петербурга — это словно тень второй, богатой части.

Они имеют схожие очертания, но тень сера и не красочна, тогда как сам богатый город переливается всеми цветами радуги.

Самый невероятный Петербург Гоголь изобразил в “Мертвых душах”. Это абсолютно нереальный дьявольский город. Здесь мосты, словно черти, висят в воздухе, не касаясь земли. Шторы и гардины кусаются. Это, как говорит почтмейстер, сказочная Шехерезада. Этот Петербург словно центр земли: здесь как будто собрались все страны мира. Ковры почтмейстер называет Персией, а не персидскими.

В приемной Копейкин боится толкнуть локтем Америку или Индию: почтмейстер, правда, говорит, что это вазы, но ведь сроду ни в Америке, ни в Индии ваз фарфоровых не делали. Обедает же капитан в “Лондоне”. Люди здесь тоже разные: и русские, и французы, и англичане. Кругом все утопает в роскоши: зеркала, мрамор, вазы, серебряная посуда, арбуз за сто рублей.

Кругом какое-то дьявольское нагромождение людей и вещей. Да и самого Копейкина почтмейстер сравнивает то с совой, то с пуделем, то с чертом. Даже швейцар здесь похож на моржа. От всего этого создается впечатление, что Петербург — это дьявольский город, в котором “начальник” — полноправный правитель, хотя и существует .“высшее начальство”.

У него в приемной сидят не только бедные люди, вроде Копейкина, но и “эполеты” и “аксельбанты”.

Петербург “Мертвых душ” — это странный призрак настоящего города, это именно тот город на костях, про который написал Набоков. В нем вещи такие же живые, как и люди. Петербург необыкновенный город. С одной стороны, это холодный, мрачный каменный город, но с другой — это центр культуры. Петербург часто затопляла Нева, словно смывая с него накопившиеся пороки.

Внутренний мир Петербурга может видеть не каждый, а только немногие, особенные люди. Одним из таких людей и был Гоголь. Он увидел в этом городе то, что веками не замечали живущие здесь люди. Набоков писал: “Петербург обнаружил всю свою причудливость, когда по его улицам стал гулять самый причудливый человек во всей России”.

Источник: https://botanim.ru/content/obraz-peterburga-v-proizvedeniyax-gogolya-694.html

Тема Петербурга в творчестве Гоголя | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

В сознании Н. В. Гоголя всегда существовал образ идеального города, с прекрасной, «душевной» атмосферой. Городами его жизни были Петербург, а потом Рим. Еще в годы гимназии Гоголю и в мечтах, и во сне виделся Петербург.

Попав в город своих грез совсем юным, Гоголь испытал большие трудности, делая первые шаги на пути к писательству. После щедрой, солнечной Украины Петербург показался ему серым, тяжелым и мрачным городом, равнодушно взирающим на копошащихся в нем людей.

Через несколько лет у Гоголя уже сформировалось полное впечатление о Петербурге, с его тяжелой атмосферой, но величие города словно гипнотизировало писателя.

Великий Петербург стал важным мотивом в творчестве Гоголя. Упоминания о нем есть почти в каждом произведении писателя: в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», в комедии «Ревизор», в «Повести о капитане Копейкине» из «Мертвых душ», в цикле петербургских повестей.

Ярко и красочно выглядит Петербург в повести «Ночь перед Рождеством»: «…вдруг заблестел перед Вакулой Петербург… Боже мой! Стук, гром, блеск; по обеим сторонам громоздятся четырехэтажные стены. <…> Ему казалось, что все домы устремили на него свои бесчисленные огненные очи и глядели».

Это описание Петербурга передает мечты юного Гоголя о городе-сказке с невиданными чудесами, с роскошными дворцами и садами, где живет сама царица, исполняющая желания.

У Гоголя Петербург предстает как фантасмагорический, призрачный город, где все зыбко и странно смещено. Причудливо переплетаются реальное и фантастическое, величественное и низкое, прекрасное и безобразное. Здесь может произойти самое невероятное. Например, нос майора Ковалева живет отдельно от владельца и прекрасно себя чувствует.

Писатель изображает и реальный Петербург, город чиновников, живущих своей бюрократической жизнью. В этом случае Гоголь использует прием социальной сатиры.

Петр Первый построил этот город, он же своим повелением учредил огромную армию чиновников, которых разделил табелью о рангах на четырнадцать разрядов.

Читайте также:  Туры в карелию из санкт-петербурга - огромные возможности для отдыха круглый год

У Гоголя по улицам пышного, парадного Петербурга ходит несчастный, ограбленный, униженный чиновник четырнадцатого класса Акакий Башмачкин. Чиновничье-бюрократический город доводит героя до полнейшего отупения.

Это город контрастов: рядом с бьющей в глаза роскошью во много раз тяжелее голодать, чтобы скопить денег на шинель. Смерть Башмачкина происходит от столкновения с неким «значительным лицом», представляющим закон. Мелкого чиновника, «маленького человека» раздавила безжалостная, мертвая бюрократическая машина.

В повести «Невский проспект» Гоголь также пишет о двух ликах Петербурга. В начале повести писатель, как восторженный провинциал, восклицает: «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге…». По улице движутся шляпки, усы, дамские рукава, сюртуки, а лиц нет.

Гоголь показывает суету бездуховного мира, из которого исчез живой человек. Красота и великолепие выставлены напоказ, а за ними скрыты грязные дворы, подвалы, где живет беднота, публичные дома, «где человек святотатственно подавил и посмеялся над всем чистым и святым, украшающим жизнь».

Петербург живет по законам трагедии и фарса. Заканчивая повествование, автор предупреждает: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы.

Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!»

Только пожив в Риме, Гоголь понял, что нашел, наконец, свой город мечты. Он писал: «Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр – все это мне снилось». В повести «Невский проспект» герой Гоголя, художник Пискарев, мечтавший найти идеал в погоне за призраком, с отчаянием восклицает: «О, как отвратительна действительность! Что она против мечты?»

Тема Петербурга у Гоголя связана с властью мертвого над живым, с подавлением всего живого, с омертвением и обезличиванием человека, с призрачностью происходящего, с невозможностью отличить правду от лжи, явь от сна.

Источник: http://resoch.ru/tema-peterburga-v-tvorchestve-gogolya/

Санкт-Петербург Н. В. Гоголя

Материалы экскурсии частично предоставлены сайтом Visit Petersburg Внутренний мир Санкт-Петербурга сможет увидеть не каждый, а только немногие, особенные люди.

Одним из таких людей был великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Он видел в этом городе то, что не замечали живущие здесь люди.

Набоков писал: «Петербург обнаружил всю свою причудливость, когда по его улицам стал гулять самый причудливый человек во всей России».

Значительную часть своей жизни Николай Васильевич Гоголь провел в Санкт-Петербурге.

Конечно, это не могло не отразиться в его произведениях, поэтому в очень многих из них присутствует образ великолепного и величественного, но в то же время мрачного и жестокого города на Неве, за внешней красотой которого нередко скрывается удивительная беспощадность к самым, казалось бы, беззащитным его жителям.

Есть в творчестве Гоголя одна интересная особенность — писатель нередко отправляет своих героев в те же места, где не раз бывал и он сам. Например, это относится к дому Зверкова. Автор привел туда главное действующее лицо повести «Записки сумасшедшего» — Аксентия Ивановича Поприщина.

Причем выбрал тот путь, которым и сам пользовался, идя со службы: через Гороховую, Мещанскую и Столярную улицы. И вы также сможете убедиться в подлинности этих адресов, самостоятельно пройдя путь многих известных гоголевских персонажей. Великий Петербург стал важным мотивом в творчестве Гоголя.

Упоминания о нем есть почти в каждом произведении писателя: в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», в комедии «Ревизор», в «Повести о капитане Копейкине» из «Мертвых душ», в цикле петербургских повестей.

Ярко и красочно выглядит Петербург в повести «Ночь перед Рождеством»: «…вдруг заблестел перед Вакулой Петербург… Боже мой! Стук, гром, блеск; по обеим сторонам громоздятся четырехэтажные стены. Ему казалось, что все домы устремили на него свои бесчисленные огненные очи и глядели».

Это описание Петербурга передает мечты юного Гоголя о городе-сказке с невиданными чудесами, с роскошными дворцами и садами, где живет сама царица, исполняющая желания. Петербург представляется нам чем-то невероятным.

Совсем другим выглядит Петербург в комедии «Ревизор». Здесь он уже гораздо более реален. В нем нет той сказочности, которая присутствует в «Ночи перед Рождеством», это уже практически настоящий город, в котором чины и деньги решают все.

В «Ревизоре» мы встречаем два рассказа о Петербурге — Осипа и Хлестакова. Несколько другим изображен Петербург в повести «Шинель». Это город, в котором «маленькие люди» пропадают бесследно.

В нем одновременно существуют улицы, где и ночью светло, как днем, с живущими на них генералами, и улицы, где помои выливают прямо из окон — именно тут и обитают многочисленные башмачкины.

  • В «Петершуле» при лютеранской церкви Петра и Павла получили образование К. И. Росси, М. П. Мусоргский, один из крупнейших геологов России Г. П. Гельмерсен, географ В. В. Юнкер, архитекторы К. А. Тон, Л. Н. Бенуа, М. Е. Месмахер, А. X. Пель, педагог П. Ф. Лесгафт, основоположник педиатрии К. А. Раухфус, историки Г. В. Форстер, А. И. Михайловский-Данилевский и многие другие выдающиеся деятели культуры и искусства.
  • В 2009 году, к 200-летию установления дипломатических отношений России и США, на доме Якунчиковой на набережной реки Мойки, № 66, выходящем и на Исаакиевскую площадь, была установлена мемориальная доска с надписью: «Здесь в 1810—1811 годах жил первый посланник США в России Джон Квинси Адамс, шестой президент Соединенных Штатов Америки».
  • В конце XVIII века на сцене знаменитой «Александринки» играли великий актер Федор Григорьевич Волков, «отец русского театра», и выдающаяся драматическая актриса Екатерина Семеновна Семенова, а в начале ХIХ века — знаменитые водевильные актеры Варвара Николаевна Асенкова и Николай Осипович Дюр, ставший первым исполнителем роли гоголевского Хлестакова.
  • 10 июля 1902 года, по случаю 50-летия со дня смерти Гоголя, Малая Морская улица была переименована в улицу Гоголя. Свое историческое название улица вернула лишь в 1993 году.

Источник: https://mob.travel/tour/572

Тема Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Разное / Тема Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя

  Скачать сочинение

    К теме Петербурга обращались многие поэты и писатели. В русской литературе этот город с момента своего возникновения воспринимался не только как новая столица, но и как символ новой России, символ ее будущего. Однако отношение к Петербургу в русском сознании всегда было двойственным.

Одни видели в нем гордый “град Петров”, другие — проклятый город, случайно возникший над водной бездной наперекор стихии и разуму. А. С. Пушкин одним из первых показал противоречивый облик Петербурга, “города пышного, города бедного”. В поэме “Медный всадник” северная столица, ставшая памятником дерзновенным замыслам великого императора, отнимает последнюю надежду у Евгения.

За парадной пышностью Петербурга скрывается холодный, жестокий мир человеческого бесправия. Город равнодушен к судьбе “маленького человека”.     Эта мысль получила блестящее развитие в творчестве Н. В. Гоголя. Автор “Носа”, “Записок сумасшедшего”, “Невского проспекта”, “Шинели” создал художественный образ столицы, в котором выражена социальная и нравственная суть города.

Гоголевский Петербург — город нищих чиновников, мастеровых, бедного люда — противостоит парадному блеску Невского проспекта. Красота главной улицы призрачна и обманчива. Она не может скрыть нищеты и трагизма жизни большей части города, ужасной изнанки столицы. “О, не верьте этому Невскому проспекту!.. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!” — восклицает Н. Гоголь.

За внешней нарядностью всегда чисто подметенных тротуаров Невского проспекта, по которому движутся вереницы карет и потоки щегольски разодетых прохожих, прячутся разбитые мечты, утраченные иллюзии, искалеченные человеческие судьбы. Кончает жизнь самоубийством художник Пискарев, не выдержавший столкновения с реальным Петербургом.

В городе, где ценятся только богатства и чины, где торжествует самодовольная пошлость, гибнет талант еще одного художника — Чарткова, растратившего впустую свой великий дар, променявшего вдохновение на кошелек, туго набитый монетами.     Но враждебнее всего относится Петербург к “маленькому человеку”. В “Записках сумасшедшего” Н.

Гоголь словами одного из обездоленных героев, чиновника Поприщина, раскрывает противоречивость и несправедливость общественного устройства: “Все, что есть лучшего на свете, все достается или камер-юнкерам, или генералам”. Атмосфера безразличия и жестокости сводит Поприщина с ума.

Но его сознание настолько искажено ложными ценностями Петербурга, что в своих болезненных мечтах он видит себя таким же, как те, по чьей вине приходится страдать бедным чиновникам. Поприщин сам хочет распоряжаться человеческими жизнями, стремится попасть в ранг тех, кому “все позволено”. Его воспаленный ум рождает образ Фердинанда VIII, с которым герой отождествляет себя.

    Не менее драматична судьба другого петербургского жителя — Акакия Акакиевича Башмачкина, “вечного титулярного советника”, в котором бессмысленная канцелярская служба убила всякую живую мысль. Единственная цель его жизни — новая шинель. Он думает о ней, как иной человек — о любви, о семье. Ради нее герой идет на лишения и полуголодное существование.

Не было человека счастливее Акакия Акакиевича, когда портной принес ему шинель. Но радость оказалась недолгой: ночью его ограбили. Никто из окружающих не принимает участия в несчастливом чиновнике. Напрасно ищет помощи Башмачкин и у “значительного лица”. Одинокий, отвергнутый всеми, доведенный до отчаяния, он умирает от простуды.

Причина его болезни не холод петербургской зимы, а, скорее, людское равнодушие. Преступное бессердечие проявляет Петербург и к капитану Копейкину. Общество оказалось черствым и бездушным по отношению к герою Отечественной войны 1812 года, инвалиду, лишившемуся всех средств к существованию.     Петербург Н. В.

Гоголя — это город, в котором фантастическое и реальное находятся в неразрывном единстве. Здесь возможны самые необыкновенные происшествия. Исчезнувший нос майора Ковалева живет собственной жизнью и к тому же имеет более высокий чин, чем его хозяин. Все сдвинуто в мире. Всюду царит хаос, рушатся привычные представления о добре и зле, главным достоинством становится не честь, а чин.

Город способен унизить человека до того уровня, когда он уже перестает замечать степень своего падения. Пирогов остается самодовольным, не смущаясь поркой, устроенной ему за волокитство. В. Белинский писал: “Пискарев и Пирогов — какой контраст!.. О, какой смысл скрыт в этом контрасте! И какое действие производит этот контраст! Пискарев и Пирогов, один в могиле, другой — доволен и счастлив, даже после неудачного волокитства и ужасных побоев!” Таков Петербург, город “крестов и звезд”: лучшие погибают, пошлые и ограниченные процветают.

    Очень точно подмечает А. Герцен одну важную особенность северной столицы: “В судьбе Петербурга есть что-то трагическое, мрачное, величественное”. Эта мысль приходит на ум при знакомстве с произведениями Н. В. Гоголя.

45655 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Разное / Тема Петербурга в произведениях Н. В. Гоголя

Смотрите также по разным произведениям Гоголя:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00025401184864042237

Петербург Гоголя

Петербург Гоголя

«Фонарь умирал…» Набросок для неосуществлённого альманаха «Тройчатка» (отрывок)

    Фонарь умирал на одной из дальних линий Василь острова. Одни только белые каменные домы кое-где вызначивались. Деревянные чернели и сливались с густою массою мрака, тяготевшего над ними.

Как страшно, когда каменный тротуар прерывается деревянным, когда деревянный даже пропадает, когда всё чувствует двенадцать часов, когда отдалённый будочник спит, когда кошки, бессмысленные кошки, одни спевываются и бодрствуют! Но человек знает, что они не дадут сигнала и не поймут его несчастья, если внезапно будет атакован мошенника, выскочившими из этого тёмного переулка, который распростёр к нему свои мрачные объятия. Но проходивший в это время пешеход ничего подобного не имел в мыслях…

(1833)

      Невский проспект(отрывок)

    Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет всё. Чем не блестит эта улица – красавица нашей столицы! Я знаю, что ни один из бледных и чиновных её жителей не променяет на все блага Невского проспекта. Невский проспект есть всеобщая коммуникация Петербурга.

Здесь житель Петербургской или Выборгской части, несколько лет не бывавший у своего приятеля на Песках или у Московской заставы, может быть уверен, что встретится с ним непременно. Никакой адрес-календарь и справочное место не доставят такого верного известия, как Невский проспект.

Всемогущий Невский проспект! Единственное развлечение бедного на гулянье Петербурга! Как чисто подметены его тротуары, и, боже, сколько ног оставило на нём следы свои! И неуклюжий грязный сапог отставного солдата, под тяжестью которого, кажется, трескается самый гранит, и миниатюрный, лёгкий, как дым, башмачок молоденькой дамы, оборачивающей свою головку к блестящим окнам магазина, как подсолнечник к солнцу, и гремящая сабля исполненного надежд прапорщика, проводящая по нём резкую царапину, – всё вымещает на нём могущество силы или могущество слабости. Какая быстрая совершается на нём фантасмагория в течение одного только дня! Сколько вытерпит он перемен в течение одних суток! Начнём с самого раннего утра, когда весь Петербург пахнет горячими, только что выпеченными хлебами и наполнен старухами в изодранных платьях и салопах, совершающими свои наезды на церкви и сострадательных прохожих. Тогда Невский проспект пуст: плотные содержатели магазинов и их комми ещё спят в своих голландских рубашках или мылят свою благородную щёку и пьют кофий; нищие собираются у дверей кондитерских, где сонный ганимед, летавший вчера, как муха, с шоколадом, вылезает, с метлой в руке, без галстука, и швыряет им чёрствые пироги и объедки. По улицам плетётся нужный народ: иногда переходят её русские мужики, спешащие на работу, в сапогах, запачканных известью, которых и Екатерининский канал, известный своей чистотою, не в состоянии бы был обмыть. В это время обычно неприлично ходить дамам, потому что русский народ любит изъясняться такими резкими выражениями, каких они, верно, не услышат даже в театре. Иногда сонный чиновник проплетётся с портфелем под мышкою, если через Невский проспект лежит ему дорога в департамент. Можно сказать решительно, что в это время, то есть до двенадцати часов, Невский проспект не составляет ни для кого цели, он служит только средством: он постепенно наполняется лицами, имеющими свои занятия, свои заботы, свои досады, но вовсе не думающими о нём. Русский мужик говорит о гривне или о семи грошах меди, старики и старухи размахивают руками или говорят сами с собою, иногда с довольно разительными жестами, но никто их не слушает и не смеётся над ними, выключая только разве мальчишек в пестрядевых халатах, с пустыми штофами или готовыми сапогами в руках, бегущими молниями по Невскому проспекту. (см. полный текст повести «Невский проспект»)

Читайте также:  Скульпторы санкт-петербурга

(1834)

                 Портрет ( отрывок из части II ).

        Вам известна та часть города, которую называют Коломною. Тут всё непохоже на другие части Петербурга; тут не столица и не провинция; кажется, слышишь, перейдя в коломенские улицы, как оставляют тебя всякие молодые желанья и порывы. Сюда не заходит будущее, здесь всё тишина и отставка, всё, что осело от столичного движенья.

Сюда переезжают на житьё отставные чиновники, вдовы, небогатые люди, имеющие знакомство с сенатом и потому осудившие себя здесь почти на всю жизнь; выслужившиеся кухарки, толкающиеся целый день на рынках, болтающие вздор с мужиком в мелочной лавочке и забирающие каждый день на пять копеек кофию да на четыре сахару, и, наконец, весь тот разряд людей, который можно назвать одним словом: пепельный, – людей, которые с своим платьем, лицом, волосами, глазами имеют какую-то мутную, пепельную наружность, как день, когда нет на небе ни бури, ни солнца, а бывает просто ни сё ни то: сеется туман и отнимает всякую резкость у предметов. Сюда можно причислить отставных титулярных советников, отставных питомцев Марса с выколотым глазом и раздутою губою. Эти люди вовсе бесстрастны: идут, ни на что не обращая глаз, молчат, ни о чём не думая. В комнате их не много добра; иногда просто штоф чистой русской водки, которую они однообразно сосут весь день без всякого сильного прилива в голове, возбуждаемого сильным приёмом, какой обыкновенно любит задавать себе по воскресным дням молодой немецкий ремесленник, этот удалец Мещанской улицы, один владеющий всем тротуаром, когда время перешло за двенадцать часов ночи.

         Жизнь в Коломне страх уединённа: редко покажется карета, кроме разве той, в которой ездят актёры, которая громом, звоном и бряканьем своим одна смущает всеобщую тишину. Тут всё пешеходы; извозчик весьма часто без седока плетётся, таща сено для бородатой лошадёнки своей.

Квартиру можно сыскать за пять рублей в месяц, даже с кофием поутру.

Вдовы, получающие пенсион, тут самые аристократические фамилии; они ведут себя хорошо, метут часто свою комнату, толкуют с приятельницами о дороговизне говядины и капусты; при них часто бывают молоденькая дочь, молчаливое, безгласное, иногда миловидное существо, гадкая собачонка и стенные часы с печально постукивающим маятником.

Потом следуют актёры, которым жалованье не позволяет выехать из Коломны, народ свободный, как и все артисты, живущие для наслажденья.

Они, сидя в халатах, чинят пистолет, клеют из картона всякие вещицы, полезные для дома, играют с пришедшим приятелем в шашки и карты, и так проводят утро, делая почти то же ввечеру, с присоединеньем кое-когда пунша. После сих тузов и аристократства Коломны следует необыкновенная дробь и мелочь.

Их так же трудно поименовать, как исчислить то множество насекомых, которое зарождается в старом уксусе. Тут есть старухи, которые молятся; старухи, которые пьянствуют; старухи, которые и молятся и пьянствуют вместе; старухи, которые перебиваются непостижимыми средствами, как муравьи – таскают с собою старое тряпьё и бельё от Калинкина моста до толкучего рынка с тем, чтобы продать его там за пятнадцать копеек; словом, часто самый несчастный осадок человечества, которому бы ни один благодетельный политический эконом не нашёл средств улучшить состояние.

 (1842)

           Примечания

    Набросок «Фонарь умирал…» выдержан в романтическом стиле.

В нём уже намечен главный герой повестей Гоголя – молодой разночинец – и появляется один из основных трагических мотивов повести «Невский проспект» – мотив красоты, порабощённой уродством и взывающей к освобождению из-под власти столичной пошлости. Этот мотив получил своё дальнейшее развитие в истории художника Пискарёва, одного из героев «Невского проспекта». (вернуться)

  Ганимед (миф.) – мальчик, виночерпий Зевса; здесь: мальчик – служащий в лавке. (вернуться)

Коломна

Из книги Н.П.Анциферова «Непостижимый город»… : Петербург Гоголя

Источник: https://compedu.ru/publication/peterburg-gogolia.html

Петербург Гоголя. — Журнал «Культурная Столица»

Главная › Каталог статей › Культурная Столица › Места

Петербург Гоголя.

«Какое же будешь ты, мое будущее? Блистательное ли, широкое ли, кипишь ли великими для меня подвигами или… О,  будь блистательно, будь деятельно, всё предано труду и спокойствию!»
Так просил 24-летний Николай Гоголь своего гения, т.е. ангела хранителя накануне 1834 года. Со времени прибытия в столицу империи (дек.

1828) в жизни молодого человека произошло одно из самых грандиозных событий: в 1831/32гг. вышли обе части повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки»! Николай Гоголь в свои 22 «сорвал аплодисменты» у самого Пушкина, да и у всей российской читательской публики. С грядущего 1834 у Гоголя начинается «роман» с самим С.-Петербургом.

Первый «приступ» взятия холодной столицы у 19-летнего Николая потерпел крушение.

Гороховая улица, дом 46 Это был первый дом Гоголя в Петербурге. Сюда они вместе с его приятелем Данилевским приехали в конце декабря 1828 года и жили здесь до начала 1829 года.

Это доходный дом купца Галыбина (или Галибина, Гоголь в письме пишет «Галибына»). Перестраивался в 1871-1872 годах, архитекторы — Китнер Иероним Севастьянович и Шретер Виктор Александрович.

Вот письмо Гоголя своей матери от 3 января 1829 года, где он сообщает ей помимо прочего и о своих бытовых условиях:

«Я много виноват пред вами, почтеннейшая маминька, что не писал вам тотчас по моем прибытии в столицу. На меня напала хандра или другое подобное, и я уже около недели сижу, поджавши руки и ничего не делаю. Не от неудач ли это, которые меня совершенно обравнодушили ко всему. Из числа их первая, что Лог. Иван.

Кутузов  был во всё это время опасно болен, и я до сих пор не являлся. Теперь узнал я, что ему легче и послезавтра предстану. Из прочих же, к кому письма имел, нашел одного только Ив. Косяровского, от которого думал выведать несколько сведений насчет житья в Петербурге.

Но он хотя живет здесь долго, но столько же знает толку, сколько и всякой провинциал, не понимаю, как они живут здесь, ничего не видя и не слыша.
Скажу еще, что Петербург мне показался вовсе не таким,как я думал, я его воображал гораздо красивее, великолепнее, и слухи, которые распускали другие о нем, также лживы. Жить здесь не совсем по-свински, т. е.

иметь раз в день щи да кашу, несравненно дороже, нежели думали. За квартиру мы плотим восемьдесят рублей в месяц, за одни стены, дрова и воду. Она состоит из двух небольших комнат и права пользоваться на хозяйской кухне. Съестные припасы также не дешевы, выключая одной только дичи (которая разумеется лакомство не для нашего брата).

Картофель продается десятками, десяток луковиц репы стоит 30 коп…. Это всё заставляет меня жить, как в пустыне, я принужден отказаться от лучшего своего удовольствия видеть театр. Если я пойду раз, то уже буду ходить часто, а это для меня накладно, т. е. для моего неплотного кармана.

В одной дороге издержано мною триста слишком, да здесь покупка фрака и панталон стоила мне двух сот, да сотня уехала на шляпу, на сапоги, перчатки, извозчиков и на прочие дрянные, но необходимые мелочи, да на переделку шинели и на покупку к ней воротника до 80 рублей.

К этому прибавить нужно, что начиная от Чернигова до самого Петербурга и в самом Петербурге рубль серебром ходит без двадцати пяти копеек, следовательно и тут я потерпел убыток. Комиссия мне была с письмами — ни на одном не написано адреса, и я принужден был нанимать мошенников здешних комиссионеров для отыскания их квартир, которые дерут предорого и ни на грош не приносят пользы.

Извините… Не могу более писать. На первый раз довольно. Ваш покорнейший, навек вам преданный сын Н. Гоголь.
Адрес мой III-й Адмиральтейской части на Гороховой улице подле Семеновского моста в доме купца Галыбина под № 130. »

Набережная канала Грибоедова, дом 72

В доме № 72 по набережной канала Грибоедова (бывший Екатерининский канал) Николай Васильевич Гоголь жил в начале 1829 года. Здесь Гоголь жил вместе с приятелем А.С. Данилевским, с которым они вместе приехали в Петербург.

Доходный дом аптекаря Трута перестраивался в 1895 году (архитектор — Игнатович Оттон Людвигович) и в 1907 году (архитектор — Липский Владимир Александрович).

Казанская улица, дом 39

В доме №39 на Казанской улице (старое название — Большая Мещанская улица) Николай Васильевич Гоголь жил с апреля по июль 1829 года. Это был доходный дом каретного мастера И.А. Иохима. В письме своей семье от 22 мая 1829 года Гоголь писал: «Мой адрес: на Большой Мещанской в доме каретного мастера Иохима.»

Вот занятный отрывок речи Хлестакова из «Ревизора»:

«Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чертом к какому-нибудь соседу-помещику под крыльцо, с фонарями, а Осипа сзади, одеть в ливрею. Как бы, я воображаю, все переполошились: «Кто такой, что такое?» А лакей входит (вытягивается и представляя лакея): «Иван Александрович Хлестаков из Петербурга, прикажете принять?» Они, пентюхи, и не знают, что такое значит «прикажете принять».»

Набережная канала Грибоедова, дом 79

В доме № 79 по набережной канала Грибоедова (бывший Екатерининский канал) Николай Васильевич Гоголь жил в июне 1828 года. Дом стоит на углу канала Грибоедова и Вознесенского проспекта (дом № 23 по Вознесенскому проспекту) возле Вознесенского моста. Это был дом Мюссара (гостиница «Неаполь»).

Дом был построен в конце XVIII — начале XIX вв., перестроен в 1855 году (архитектор — Ланге Август Иванович).Впоследствии домом владел С.О. Китнер.

Набережная канала Грибоедова, дом 69

В доме № 69 по набережной канала Грибоедова (бывший Екатерининский канал) Николай Васильевич Гоголь жил с конца 1829 года по май 1831 года. Тогда это был доходный дом купца И.Д. Зверкова. Этот дом, построенный в 1827 году, стоит на углу канала и Столярного переулка (дом № 18 по Столярному).

Очень высокий по тем временам дом (5 этажей) стал одним из самых огромных доходных домов в Петербурге того времени, ранее разрешалось строить только 4-этажные дома. Гоголь жил именно на пятом этаже. После Зверкова владельцами дома были И.А. Жадимировский и И.С. Никитин. В 1910-1911 годах дом был перестроен архитектором Алексеем Ивановичем Зазерским.

Особенно знаменитым этот дом стал после того, как сам Гоголь увековечил его в «Записках сумасшедшего»:

«Я развернул свой  зонтик  и  отправился  за  двумя  дамами.  Перешли  в Гороховую, поворотили в Мещанскую, оттуда в Столярную, наконец  к  Кокушкину мосту и остановились перед большим домом. «Этот дом я знаю, — сказал  я  сам себе. — Это дом Зверкова».

Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! а нашей братьи чиновников — как  собак,  один  на другом сидит. Там есть и у меня один  приятель,  который  хорошо  играет  на трубе. Дамы взошли в пятый этаж.

«Хорошо, — подумал я, — теперь не пойду,  а замечу место и при первом случае не премину воспользоваться».»

Улица Декабристов, 4 — доходный дом Брунста.

Николай Васильевич Гоголь жил в доме №4 (на третьем этаже) по Офицерской улице (сейчас это улица Декабристов) с 15 августа 1831 года по май 1832 года. Это — доходный дом Брунста.

В письме Пушкину от 21 августа 1831 года Гоголь писал:

«Дворы домов по Мещанской, по Екатерининскому каналу и еще кое-где, а также и много магазинов были наполнены водою. Я живу на третьем этаже и не боюсь наводнений; а кстати, квартира моя во 2 Адмиральтейской части, в Офицерской улице, выходящей на Вознесенский проспект, в доме Брунста. »
В письме к Данилевскому А.С.:
«Хотя по назначенному тобою адресу можно было меня отыскать, но всё лучше и скорее будет, когда ты станешь употреблять следующий: 2 Адм. части в Офицерскую улицу, в доме Брунста.»

Источник: http://kstolica.ru/publ/kulturnaja_stolica/mesta/peterburg_gogolja/12-1-0-519

Ссылка на основную публикацию