Высокие здания санкт петербурга — от петра i до наших дней

Санкт-Петербург. Здания, которым 300 лет

Небольшая прогулка к старейшим каменным зданиям — к историко-архитектурным памятникам XVIII века петровской эпохи.

Все эти здания, разные по статусу и назначению, объединяет одно — они закладывались и строились во времена правления Петра I. Архитектурный стиль того времени называют «петровский барокко».

Для него характерны симметрия и простота объемов, высокие крыши «с переломом», двухцветная окраска фасадов, мелкая расстекловка окон. Фасады здания поэтажно декорированы пилястрами разных ордеров. Ризалиты центрального корпуса увенчаны фронтонами с массивными княжескими коронами. Парадный вход, чаше всего, решен в виде каменного портала, акцентирован портиком, над которым находится балкон.

Летний дворец Петра I

Одно из старейших каменных зданий города построено по проекту «основного архитектора петровского» Санкт Петербурга Доменико Трезини в 1710-1712 годах. Оформление двухэтажного дворца скромное и сдержанное, дом сохранился до наших дней с незначительными изменениями. Непередаваемое ощущение подлинности.

По преданию, Петр I поручил возвести дворец так, чтоб тот символизировал новую политику России. Тогда Трезини расположил здание следующим образом: шесть из двенадцати окон смотрели на восток, а другие шесть — строго на запад. «Так и наша Россия одинаково обращена и к Западу, и к Востоку», — пояснил архитектор, и Петр I одобрил такое выражение своих идей.

Дворец Петра I в XXI веке

Дворец ни разу не перестраивался, хотя были изменения и потери в оформлении интерьеров. До наших дней в неизменном виде сохранились планировка и внешний облик дома, живописные плафоны аллегорического содержания, отдельные предметы мебели.

Уникальный ветровой прибор в кабинете Петра I по-прежнему показывает время, направление и силу ветра. На втором этаже стоит данцигский шкаф, в котором, по преданию, Петр I хранил свое белье и ботфорты.

Одна из 14 комнат дворца при жизни императора была заполнена токарными и слесарными инструментами.

Летний дворец ценен не только как один из ранних памятников архитектуры Санкт-Петербурга, но и как свидетельство вкусов, интересов, устремлений Петра I, которые отразились в особенностях архитектуры этого памятника.

Гравюра XIX века

С 2004 года Летний дворец входит в состав Государственного Русского музея. В экспозиции выставлены личные вещи Петра Великого и Екатерины I, а также мебель, живопись, шпалеры, стеклянные и фарфоровые изделия петровской эпохи. С 2015-го дворец находится на реконструкции.

Адрес: набережная Кутузова, 2. Летний сад

Официальный сайт Русского музея: http://www.rusmuseum.ru/

Дворец Меньшикова

Петр I пожаловал своему соратнику, первому губернатору Санкт-Петербурга Александру Меншикову территорию Васильевского острова, на котором в 1710 году по проекту Джованни Мария Фонтаны и Готфрида Иоганна Шеделя началось строительство парадного дворца.

Усадьба светлейшего князя с цветником и садом, баней, медоварней, хлебопекарней, кузницей протянулась через весь остров от Большой до Малой Невы. Петр I называл этот дворец Посольским домом и проводил там почти все праздничные пиры и торжественные обеды.

В 1731 году всю усадьбу передали Кадетскому корпусу. Территорию и дворцовый ансамбль видоизменили под новые нужды. Со временем от огромного Посольского дома сохранился только дворец.

В 80-х годах прошлого столетия здание дворца вошло в музейный комплекс Эрмитажа. Экспозиция знакомит с историей и культурой России XVIII века.

Меншиковский дворец

Адрес: Васильевский остров, Университетская наб., 15

Официальный сайт Эрмитажа — http://hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage?lng=ru

Петропавловский собор

16 мая (27 мая по новому стилю) 1703 года на небольшом острове в дельте Невы заложили крепость. Спустя полтора месяца в центре цитадели стали возводить деревянную церковь во имя Св. Апостолов Петра и Павла. Позднее крепость неофициально тоже стали называть Петропавловской.

Петропавловский собор

В 1712-ом, когда Санкт-Петербург стал столицей России, заложили каменный собор. Сооружение собора по проекту и под руководством архитектора Д. Трезини заняло 20 лет — с 1712 по 1732 год. 29 июня 1733 года в день Св. Апостолов Петра и Павла храм освятили.

P.S. Программу иконостаса составили Петр I и архиепископ Новгородский Феофан Прокопович.

Иконостас собора

В 1919 году Петропавловский собор закрыли, потом в нем устроили музей, в 1954-ом передали Государственному музею истории Ленинграда (Санкт-Петербурга). Собор соединен галереей с Великокняжеской усыпальницей, построенной для погребения великих князей — членов императорского дома Романовых. Ныне в соборе есть дни богослужений.

Адрес: Петропавловская крепость, Соборная площадь, 1

Петропавловская крепость входит в музейный комплекс Государственного музея истории Санкт-Петербурга — http://www.spbmuseum.ru/

Кикины палаты

Палаты — одни из старейших памятников гражданской архитектуры XVIII века. Название получили по имени первого владельца — адмиралтейств-советника А. В. Кикина, петровского сподвижника.

В течение долгого времени судьба баловала богатого и влиятельного вельможу, поэтому он «замахнулся» на строительство роскошного дома, похожего на дворец (1714-1720 гг.).

Предполагается, что Кикин враждовал с Меньшиковым, и он же способствовал побегу царевича Алексея за границу. Как следствие по приказу Петра I его арестовали и казнили 17 марта 1718 г.

Кикины палаты

До строительства Кунсткамеры в кукинских палатах хранилась коллекция императора и его библиотека. Далее в них находились различные учреждения, в 1829 году здание перестроили, а декор в стиле барокко уничтожили.

Во время войны Палаты сильно пострадали. В 1952-1956 годах архитектор Ирина Бенуа восстановила их в предполагаемом первоначальном виде.

В настоящее время в здании размещается музыкальный лицей.

Адрес: Ставропольская ул., 9.

На городской карте

Читать продолжение — «Санкт-Петербург. Здания, которым 300 лет, Часть 2»

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!

Источник: https://perexilandia.org/rossiya/puteshestviya-strana/put-doroga/sankt-peterburg-zdaniya-300-let

Петербург: в поисках первоначал

Петербургские постройки времен Петра I, сохранившиеся до наших дней, немногочисленны. Каждая из них – ценнейшее напоминание об изначальной идее великого города.

Всемирная слава Петербурга связана с его архитектурой. И так оно было задумано. Этот город строился как прекраснейший, в этом заключалась воля его основателя.

Воля исполнилась, но что сохранилось до наших дней от петровского Парадиза?

В отличие от других великих городов мира, чье основание окутано легендами и мифами, Петербург хорошо знает свою историю. Известно все – или почти все. Как строился, кем, с какой целью. И такая ситуация отнюдь не случайна.

Вместе с Петербургом Россия впервые по-настоящему выступала на европейскую историческую сцену, и этому выступлению с самого начала придавалось огромное значение. Поэтому и в истории возникновения новой столицы все тщательно фиксировалось, описывалось, документировалось.

Петербург сразу был задуман как великий город с великой историей, и план этот принялись выполнять с величайшим усердием.

Однако время шло, город рос, менялся, перестраивался. И неизбежно произошло то, что должно было произойти.

Постройки петровского времени, то есть те, с которых он начинался, почти полностью исчезли с карты города, освободив место для грандиозного строительства других эпох – елизаветинской, екатерининской, александровской, николаевской.

Так вышло, что сохранившиеся от петровского Парадиза здания можно пересчитать по пальцам, а общая картина складывается теперь, только если посмотреть, например, на гравюры Алексея Зубова.

Но все-таки с тем, что петровский Петербург утрачен, невозможно согласиться, это не так. Исчезли дворцы, жилые дома, казенные постройки, но почти в неприкосновенной целостности сохранилась утвержденная волею Петра идея города.

По-прежнему река Нева является смысловым центром Петербурга, вокруг которого концентрируется вся его жизнь, и набережные Невы остаются главным его фасадом.

Заданные Петром правила регулярной застройки и, соответственно, рационального расположения улиц всегда оставались для Петербурга незыблемым градообразующим принципом. То же самое можно сказать о высотном регламенте, до последнего времени сохранявшем силу закона для всех архитекторов города.

Наконец, Петропавловская крепость с ее собором и Адмиралтейство, нашедшие свои законные места еще при самом основании города, уверенно играют роль главных доминант города, и по их шпилям ориентируется все остальная городская застройка.

Петровский Петербург сохранился как идея, но почти полностью оказался заслонен постройками следующих эпох. Тем ценнее оказываются для нас те немногие здания, которые просуществовали до наших дней и являются по сути ровесниками самого города.

Многие из них пережили не одну реставрацию и реконструкцию, теряя и снова обретая свой первоначальный вид. Тем не менее, даже в своем настоящем виде тот рассказ, которые они способны поведать, не могут заменить никакие летописные источники.

Шпили высокие и не очень

Так уж случилось, что Ноев ковчег истории спас от небытия не так уж много, но, как и в библейском предании, тут есть все необходимое, чтобы можно было восстановить утраченную картину первоначального города: башни с высокими шпилями, церкви, дворцы, жилые дома и даже казенные здания (правительство и музей).

Во-первых, о шпилях. Известно, что, задумывая новую столицу на берегу моря, Петр ориентировался на голландские и прибалтийские торговые города с их характерным силуэтом, неизменно включающим в себя высокую башню и шпиль.

В образе Петербурга именно шпили должны были свидетельствовать о новом, «западном» характере города. Отсюда их огромное идеологическое значение и, в соответствии с этим, высота главного шпиля.

Колокольня Петропавловского собора высотою 122,5 метров по-прежнему остается самым высоким (телебашню не в счет) зданием города.

Но если с Петропавловкой все ясно, то история других сохранившихся шпилей сложнее.

Конечно, существующее ныне здание Адмиралтейства было построено только спустя сто лет после основания Петербурга, но по требованиям к проекту архитектор нового Адмиралтейства Адриан Захаров должен был непременно сохранить без изменений шпиль старого здания, воздвигнутый еще при Петре и затем реконструированный Иваном Коробовым в 1730-е годы. Так и случилось, и хотя архитектура Петропавловского собора и Адмиралтейства принадлежит разным эпохам, шпили у них похожи как родные братья.

Еще два сохранившихся с тех времен шпиля находятся в труднодоступном, совсем нетуристическом месте – на западной окраине города, в Галерной гавани. Это так называемые Кроншпицы.

Когда-то в этих башенках (точнее, в их деревянных предшественниках), построенных по проекту Доменико Трезини, находилось что-то вроде маяка и сторожевой будки. Их огни должны были помогать кораблям ориентироваться вдоль береговой линии Петербурга.

Еще в середине XVIII века они были отстроены в камне, и теперь это «самый петровский» объект на западной границе нашего города.

Из дворца в музей, из музея в правительство

Дворцы петровского времени хорошо знакомы всем – это Меншиковский дворец на Васильевском острове и Летний дворец Петра в Летнем саду. Оба этих здания отмечают одну важную особенность, характерную для большинства построек петровского времени – во всяком случае, тех, что сохранились.

Они все находятся в непосредственной близости от воды. В случае с Летним дворцом это сейчас более заметно, но исторически Меншиковский был столь же близок к воде – набережную намыли гораздо позже.

Для родившегося в сухопутном Московском царстве Петра вода была главной стихией, и в жизни молодого Петербурга она должна была играть основополагающую роль. При нем даже мосты строить было запрещено (первый, временный, появился только после его смерти).

Петр любил низкие потолки и уют, и поэтому его дворец маленький. Меншиков был простолюдином и «новым русским», и, конечно, его дворец непомерно огромен. Тем не менее, светлейшему хватило ума строиться подальше от своего господина – чтобы разница в размерах не так бросалась в глаза.

Хотя, возможно, самого обитателя скромного особняка в Летнем саду это мало смущало – ведь на тот момент ни один монарх Европы не обладал властью, подобной той, что была в руках у него.

Совсем рядом друг от друга на Васильевском острове стоят здания Двенадцати коллегий и Кунсткамеры. Правительство и музей. Не будет преувеличением сказать, что музею (и связанной с ним Академии наук) Петр придавал не меньшее значение, чем правительству. И то, и другое было совершенно необходимо новому европеизированному государству, в основу которого были положены идеи Просвещения.

Наверное, ни одна другая постройка не передает так живо дух петровского города, как здание Двенадцати коллегий. Нигде не выражена более последовательно идея порядка и регулярности, как в этом корпусе из двенадцати одинаковых частей, выстроенных «единою фасадою».

Не менее оригинально самое барочное из зданий Петербурга – Кунсткамера. Строгая симметрия сочетается здесь с усложненной комбинацией выпуклых и вогнутых форм центральной башни, увенчанной особым астрономическим инструментом – армиллярной сферой. Кунсткамера является старейшим в мире зданием, построенным специально для музея.

Это настоящий храм науки – новой религии петровского времени.

Где живет 40 тысяч человек?

Глядя на географию петровских построек на сегодняшней карте города, удивляешься тому, сколь мощно был с самого начала задан масштаб строительства. Васильевский остров, Городской остров (нынешняя Петроградская сторона), Адмиралтейская часть, Литейная.

Строительство в восточных районах – до сих пор стоят Кикины палаты, а на территории Александро-Невской лавры Благовещенская церковь, заложенная Трезини, и Федоровский монастырский корпус. К этому можно добавить и Сампсониевский собор на Выборгской стороне, и некоторые другие церкви, построенные сразу после смерти Петра на Фонтанке, – Пантелеймоновскую и Симеона и Анны.

Петербург сразу должен был стать огромным, без каких-либо этапов промежуточного развития. И это при том, что население его было тогда еще совсем незначительным – на 1724 год всего около 40 тысяч человек.

В каких условиях приходилось жить первым гражданам Санкт-Петербурга, можно только гадать, хотя кое о чем могут поведать два жилых дома, сохранившихся на Васильевском острове. Это так называемые Палаты Троекурова на 6-й линии и дом подворья Александро-Невского монастыря на 7-й линии.

Оба эти здания можно отнести к типу образцовых домов «для именитых» и «для зажиточных», которые разрабатывались специально для Петербурга его первыми архитекторами Трезини и Леблоном. Несмотря на то что своим нынешним обликом они во многом обязаны современной реставрации, их вид вполне красноречиво свидетельствует о первоначальной рядовой застройке города.

Читайте также:  Театр марионеток имени е.с. деммени в санкт-петербурге

Сейчас они не у воды, но, как известно, по проекту линии Васильевского острова должны были превратиться в каналы, подобные венецианским. Всего два этажа (если не полтора) – яркий пример расточительности городских территорий, столь непонятный для нашего времени, но так характерный для петровского времени.

Возведение дома «на погребах» – конструктивная необходимость, позволявшая хоть как-то обезопасить себя от подъема воды в Неве. При скромных размерах – богатая и очень сложная декорировка фасада. Угловые русты, наличники с «ушами», филенки между окнами, лопатки и тяги.

У дома Троекурова (он был стольником царя Петра) есть еще такая необычная для более позднего Петербурга деталь как мезонин. Со временем вкусы изменятся, и все эти вещи будут считаться ненужными излишествами.

Источник: http://gorod.spb.ru/articles/1264

Что осталось от Петра I в Петербурге

Сегодня исследователи считают, что историю России начали планомерно изучать и подробно описывать только во времена Екатерины II. Существуют записи, сделанные рукой самой императрицы, в которых она написала собственный сценарий русской истории.

Русская владычица не терпела мнения историков, которые пытались изложить свое видение исторических событий, отличных от ее версий. Помогали ей описывать историю России приглашенные специалисты из Германии.

Они заложили, так называемую, норманнскую теорию истории России, в которой основной мыслью проходит неспособность русичей к самостоятельному управлению государством.

Самой первой подверглась искажению эпоха Петра I. Подлинники всех сохранившихся документов петровского времени были либо уничтожены, либо сокрыты в секретных архивах. А.С.

Пушкину пришлось по крупицам собирать сведения при написании своей работы «История Петра». Рукопись А.С.

Пушкина также подверглась засекречиванию, следовательно, поэту удалось в ней отразить истинную историю Руси, а не отредактированную иностранцами.

В советское время, историки выполняли социальный заказ, и им не было дела до восстановления реальных исторических событий, связанных со становлением России.

Типичным приемом советской системы по созданию новых легенд и широкого распространения их в обществе является история «Медного всадника».

Мало кто знает, что в начале 20 века памятника с таким названием на карте города не существовало. Был «Каменный всадник» и связан он с некой легендой о трех попытках Петра I перепрыгнуть на лошади с одного берега Невы на другой.

Легенда гласит: дважды царю не удался прыжок и когда он рассердился, бросив обвинение Богу, Всевышний рассердился и покарал нечестивца – Петр I окаменел. Лишь после празднования 100-летия со дня смерти А.С.

Пушкина, в 1937 году, памятник стали называть Медным всадником.

Еще одна историческая ложь – Петр I не был основателем Петербурга. Закладка Петропавловской крепости также происходила без него. Множество объектов Петербурга, создание которых приписывалось великому царю, на самом деле, были построены значительно позже.

Древние летописи, датируемые 560 годом до Рождества Христова, повествуют, что на севере в это время жил народ – гиперборейцы. И никто бы о них не знал, если бы посланец этого неизвестного народа не пришел на Олимпийские игры с дарами богу Аполлону. Из исторического документа известно, что гиперборейцы жили на острове, окруженном Балтийским морем.

А в летописях Дионисия Малого, жившего в 4 веке до нашей эры, сказано, что гиперборейцы заселили Валдайскую возвышенность. В трудах Геродота тоже можно найти упоминание об этом легендарном народе. Он называл их «тысячелетними», подчеркивая возрастные возможности данного этноса.

Есть версия, что эти гиперборейцы – потомки ариев, которые переселялись с севера на южные территории.

Известно также, что в 1694 году, задолго до появления Петра I, в устье Невы находился город С Петеръ Б, а финский залив назывался Санкт-Петербургское море.

Объяснялось это вполне убедительно: основным занятием жителей был рыбный промысел, а символом всех рыбаков являлся святой Петр.

Поэтому новый город, заложенный по приказу Петра Великого, хоть и назывался Санкт Питер Бурх (в переводе означало – крепость Святого Петра), никакого отношения к имени русского царя реформатора не имело. Но кому то нужно было связать название города с именем Петра I.

Существуют документальные источники, в которых утверждается, что Петр I не собирался строить город на Неве. Решение им было принято, после неудачного Прутского похода, в результате которого Россия потеряла выход к Азовскому морю. К тому же Петру Великому не хотелось возвращаться в ненавистную ему Москву, поэтому выбор пал на побережье северных морей.

Так что, город строился не с нуля, а рядом, с уже существующим. Основное строительство «второго» Петербурга велось на Васильевском острове. Те, кто отказывался переселяться туда по приказу царя, перевозились на остров силой. Основными жителями нового города стали рабы, которых также насильно свозили в «парадиз».

Еще одна ложная легенда: город построен «на костях» своих строителей. Все, кто туда попадал в качестве строителей или поселенцев, понимали, что местность очень плохая. Строительство велось «вахтовым методом», поэтому при смене, люди как можно быстрее покидали это гиблое место. Так создавалось впечатление, что новые рабы приходили на смену умершим.

После смерти Петра Великого, все дружно уехали из города и Петербург, в прямом смысле, опустел и постепенно все объекты стали приходить в негодность.

Мифом является другое устойчивое утверждение, что строительством Петербурга царь «прорубил окно в Европу». Только в 19 веке, после введения в строй Морского канала, большие торговые корабли смогли заходить в город.

А до тех пор никакого «окна» не существовало. Перегрузка товаров с больших кораблей на малые суда, вне городских портов, была не рентабельна.

К тому же, пока шла Северная война, купцы стороной обходили территории, на которых велись боевые действия.

Так какие же объекты считались самыми грандиозными достижениями Петра Великого и какова их судьба?

Первый – это Ладожский канал, строительство которого началось в 1719 году. Для успешной торговли с Европой требовался безопасный водный путь, соединяющий Балтийское море с городами, расположенными на берегах Волги. Этот канал был самым крупным в Европе. Но после ввода в строй Новоладожского канала, гидротехническое сооружение, выполненное во времена Петра I, пришло в негодность.

Второй – Новодвинская крепость. Создано защитное сооружение было с целью защиты Архангельска от нападений со стороны моря. Крепость находилась на острове Линский Прилук, в 20 км от города Архангельска. Решение о строительстве крепости Петр I принял после нарвского поражения, полученного в ходе военных сражений со Швецией.

Крепость участвовала в отражении атак шведского флота, пытавшегося прорваться к Архангельску. Прошло время. Крепость помогла отстоять город, когда англо-французская армада приплыла к русским берегам во время Крымской войны.

В настоящее время только небольшие фрагменты защитного сооружения, построенного под руководством Петра, находятся в хорошем состоянии.

Третий – петергофский дворец «Монплезир». В переводе с французского языка это название звучит как «мое удовольствие». Петр I самостоятельно проектировал этот дворец, делал зарисовки здания и рисунки, прилегающего к нему, сада.

Русский самодержец следил за постройкой «Монплезира».

Дворец стал самым любимым местом отдыха и работы Петра Великого: там проводились приемы, встречи, ужины, в комнатах дворцы были выставлены многочисленные произведения искусств, привозимые императором из других стран.

Четвертый – Главное Адмиралтейство. Адмиралтейская верфь на берегу Невы была заложена самими Петром I в 1704 году. Объект представлял собой земляную крепость с установленными по периметру бастионами и 100 пушками.

На воротах одного из корпусов была возведена башенка со шпилем. На территории крепости были построены амбары, стапели, кузнецы, мастерские, склады и эллинги. Сегодня в Главном Адмиралтействе расположен штаб ВМФ России.

Пятый – Зимний дворец. Это здание строилось, как императорская резиденция. И место для возведения было удачно выбрано: набережная Невы. Отделка – красный мрамор, многочисленные гипсовые барельефы, великолепные двери и лестницы из дуба, «французские» полы…

В стенах этого дворца умер Петр I. В последствие, дворец был значительно перестроен.

В настоящий момент, в Санкт-Петербурге не сохранилось ни одного здания, построенного во времена Петра I. Например, Петропавловский собор построен был во времена царствования Анны Иоанновны.

Рака с прахом Александра Невского появилась в городе при Елизавете Петровне, Исаакий был уничтожен огнем еще при жизни Петра I, Никольский собор построен при Екатерине, Летний дворец Петра – новодел 20 века, деревянное строение Адмиралтейства было снесено в 1711 году, Кикины палаты много раз перестраивались и их тоже нельзя отнести к наследству Петра Великого, и т.д. Когда писались слова: «Люблю тебя, Петра творенье…», от творений Петра I в городе уже ничего не было!

Хотя, не исключено, что кое-что сохранилось. По одной из легенд на склоне Пулковских высот, по приказу царя Петра, был насыпан земляной холмик, в который поместили капсулу с указом царя построить на этом месте обсерваторию. Возможно, именно это творение Великого царя Петра осталось нетронутым временем.

No related links found

Источник: http://tainy.net/57805-chto-ostalos-ot-petra-i-v-peterburge.html

Возник ли Санкт-Петербург на пустом месте? Или тут ранее был другой город?

?i_mar_a (i_mar_a) wrote,
2017-04-21 13:45:00i_mar_a
i_mar_a
2017-04-21 13:45:00Нынешний исторический облик Санкт-Петербурга, впитавший лучшие достижения мирового и русского зодчества, сложился во второй половине XVIII и в XIX веке.

В этот период, по признанию европейских современников, Петербургу не было равных по архитектурной красоте и градостроительной гармонии.

Принято считать, что до основания Санкт-Петербурга Петром I эта была болотистая местность, не заселенная людьми.

Однако внимательное изучение исторических артефактов, исследований ученых и анализ поступков Петра I заставляет усомниться в общепринятой исторической версии развития событий.

Земли, где стоит город Санкт-Петербург, были заселены и ранее. Так к IX-X вв. здесь проживало многонациональное население из славян и древних прибалто-финнов.

В существовавших поселениях вдоль торговых путей стали оседать и викинги, которые служили в княжеских дружинах и стремились расселяться вдоль торговых путей для обеспечивания контроля над ними.

В зоне Приневья и Приладожья викинги сначала концентрировались вокруг города Ладога, ставший центром их военной, политической и социально-культурной деятельности.

Так что задолго до появления Санкт-Петербурга здесь кипела жизнь.

Первыми на берегах Невы и Охты появились скорее всего угро-финские народы. Здесь издавна селились водь, нудь. Русские хорошо знали народ сумь (суоми — финны), ижору. Именно они назвали реку, впадавшую в Неву — Охта. Этот финский гидроним сохранился до нашего времени с глубокой древности.

Вместе с угро-финнами здесь издавна жили и новгородские и ладожские славяне. Жили дружно и вместе, не мешая и редко конфликтуя друг с другом. Невские берега не были чужими для русских тысячу лет.

Как же было на самом деле? Давайте попробуем разобраться — без претензий на изложение истины в последней инстанции. Подобные вопросы возникали у многих ученых. Взять хотя бы солидную, почти на 800 страниц, книгу исследований А.М.Шарымова «Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год».

Второй раздел второй книги так и озаглавлен — «Был ли Петр I основателем Санкт-Петербурга?». И, этот вопрос по-прежнему остается открытым.

Загадки старинной карты

На шведской карте, датированной 1643 годом, имеются любопытные рисунки и надписи. В частности, на ней нанесена местность, где расположен Петербург — такой, какой она была до Петра I. По берегам Невы (Нуен) изображены каменные строения, подписанные «Камни – фундаменты – руины каменных домов». В месте впадения Охты в Неву на карту нанесен город.

Петр Первый называл его Ниеншанц, то есть крепость на Неве. (Ниеншанц скорее всего означает по немецки «новый шанс» —прим. мое) Возле города подпись: «Horer: staden: til» — «Окрестности города Тиль». Тиль — это имя немецкого или фламандского происхождения. Если верить этой карте, то до строительства Петербурга здесь, среди болот, были развалины древнего города.

Какой культуре он принадлежал — можно лишь догадываться.

Напротив устья р. Охта на карте изображен Стасский собор. Удивительно то, что сейчас на этом же месте находится главная духовная святыня города. Речь идет про Александро-Невскую Лавру, построенную в 1710 году.

Она же не могла попасть на карту за 60 лет до основания Петром Великим Петербурга? Официальная история говорит нам, что в 18-м веке пришел Петр I на болото и с нуля менее чем за 100 лет был построен фантастический город.

Так ли это на самом деле?

О крепости Ниеншанц из другого источника:

Освоение дельты Невы началось ещё в XIII-XIV веках. Примерно в 1300 году при впадении реки Охты в Невы шведами было основано поселение Ландскрона.Место было выбрано неслучайно. Дельта Невы — место крайне заболоченное и открытое всем ветрам.

Полуостров, образуемый слиянием Невы и Охты немного возвышается над окружающим рельефом, здесь можно было строить укрепления без боязни быть затопленным. К тому же, Охта в отличие от Невы представляла собой относительно спокойную гавань — зайдя в неё, корабли могли переждать бурю.Впрочем Ландскрона просуществовала всего несколько лет, и была взята штурмом русскими войсками.

После этого на этом месте около 300 лет существовали русские поселения. Поскольку в их названиях есть некоторая путаница, сейчас принято называть их общим именем «Невское устье».
Новгородский (справа) и шведский рыцари. 1300 год.
Музей «700 лет — Ландскрона, Невское устье, Ниеншанц», Санкт-Петербург.
В XVII веке шведы вернулись к берегам Невы.

В 1611 году была возведена новая крепость — Ниеншанц.Примерно в это же время Невское устье становится Ниеном. Меняется состав населения, меняется предназначение места.Ниеншанц — название немецкое; именно оно закрепилось в русском языке.

Другое, народное, русское её название — Канцы.

Читайте также:  Семейный отдых в петербурге

Это искаженное от шведского оригинала Нюенсканс, что означает просто-напросто «Невское укрепление» (это звучит очень схоже с «новый шанс», но скорее даже не с немецкого, а с голландского: nieuwe kans (ньювэ канс). Отсюда и Канцы — прим. мое) По-фински крепость называлась Неванлинна.

Расцвет Ниена пришёлся на конец XVII века, после получения статуса города в 1642 году. В городе было несколько церквей — в частности, немецкая община имела свой приход. Было немало финнов, были и русские. На противоположном берегу Невы, на месте, где сейчас находится Смольный, был довольно большой русский посёлок Спасское, с которым Ниен связывала переправа.

За несколько десятков лет Ниен стал крупнейшим городом Ингерманландии, восточной шведской области (провинции?).Да и в соседней Финляндии — тоже в то время принадлежавшей Швеции — было всего два города с численностью населения большей, чем в Ниене — древняя столица Або (Турку) и Выборг. Хельсинки стал столицей только в начале XIX века и тогда был маленькой деревушкой.

Бурное развитие Ниена объясняется прежде всего тем, что в середине XVII века городу у было предоставлено исключительное право на торговлю с Россией. Главному конкуренту Выборгу было предписано торговать с Карелией.Это был настоящий европейский город — с многоэтажными домами, кирхами, магазинами, трактирами, складами, портом.

Наверное, со временем Ниен стал бы больше Выборга, но тут вмешалась политика. Крепость Ниеншанц была организована плохо, её оснащению долго не уделялось внимания. И когда русские войска подошли к устью Невы, жители Ниена бежали в Выборг, при этом предав город огню. Случилось это 20 октября 1702 года.Крепость Ниенщанц был взята 2 мая 1703 года.

Через несколько недель Пётр I объявил о закладке новой крепости на Заячьем острове, ближе к Финскому заливу. 27 мая теперь считается официальным днём основания города.
Осада Ниеншанца 24 апреля — 1 мая 1703 года. источникТогда же, где-то в конце мая — начале июня, шведская крепость была разрушена под наблюдением самого Петра.

В начале XIX веке на месте Ниеншанца были возведены судостроительные верфи, и до последнего времени здесь находились заводские корпуса.Тем не менее, следы крепостных сооружений оставались до XX века. С началом массового строительства на Охте они исчезли окончательно.

Где-то в 20-е годы была закопана речка Чернавка, на месте её впадения в Охту сейчас находится большой дом, в первом этаже которого в советское время находился магазин «Строительная книга».Сейчас на месте Ниена стоят обычные жилые дома, в основном, постройки 60-70-х годов. Главный ансамбль Большой Охты — Красногвардейская площадь (с 1983 по 1991 гг. — пл.

Брежнева) находится на территории бывшей шведской церкви, занимавшей большой участок южнее Чернавки.
Макет города Ниена и крепости Ниеншанц.
Музей «700 лет — Ландскрона, Невское устье, Ниеншанц», Санкт-Петербург.

Город Ниен и крепость Ниеншанц. Конец XVII века

Источник

Взглянем на крепостные укрепления Ниеншанца, изображенные на шведской карте 1681 года.Все это геометрическое великолепие сохранилось под землей. И рвы, и валы, и деревянные основания валов, и даже окованная железом потайная дверь, ведущая из крепости в ров (сломанный ключ от нее археологи нашли в колодце).

Дверь по-прежнему закрыта и по-прежнему хранит свою тайну.
Потайная дверь из «Мертвого» (это древнее название) бастиона в ров. Фото с сайта ИИМК
Ров Ниеншанца, «Мертвый» бастион. Фото с сайта ИИМКАрхеологами обнаружены и еще более ранние крепости, сохранившиеся на этой территории.

Одна из них — Ландскрона — 1300 года.И здесь, только ближе к мысу, должна находиться древняя новгородская крепостца. До нее археологи пока не добрались.Но, наверное, самая большая удача экспедиции — обнаружение крупнейшей на северо-западе России неолитической стоянки.

Она существовала здесь в течение двух тысячелетий, а пришли сюда люди около 5 000 лет назад. Неолит — поздний каменный век. И — сенсация, каких не бывает! — найдены не только орудия труда, оружие, посуда и украшения, но и деревянные конструкции. Они в два раза старше самой Невы.
Северо-восточный угол башни Ландскроны.

Вид с внешней стороны
Поселение Охта-1. Деревянный настил–платформа, эпоха неолита. Вид с востока

Источник

Подвалы домов Санкт-Петербурга

Давайте начнем с того, что видно невооруженным глазом каждому жителю города и каждому приезжему — это окна в цоколе у многих зданий Санкт-Петербурга. Если пройтись по исторической части города, то можно заметить, что каждое второе здание как будто ушло под землю. В том числе и Эрмитаж.

Официально это объясняется тем, что на улицах города просто накапливается культурный слой и сантиметр за сантиметром скрывает дома. То есть за последние 300 лет пыли и грязи на улицах скопилось около 2-3 метров.

Значит улицы вообще не убирали? И люди по ним не ходили? Но если посмотреть фотографии начала прошлого столетия, то мы обнаруживаем, что здания выглядят так же как сейчас и никакого культурного слоя за это время не прибавилось, а ведь как минимум метр пыли должно было намести.

Смотрим на фотографиях на окнах, которые якобы идут из подвала.И рисунки архитектора Зимнего Дворца Растрелли тоже показывают дворец в том же виде в котором он находится сейчас.

Почему дома Санкт-Петербурга «утоплены» в грунт

Значит дело не в культурном слое, а просто так строили, практически без фундамента, ну или сымитировали его потом, и с окнами в подвале. Но не забываем, что Петербург очень часто подтапливается Невой и строить здания практически без видимого фундамента и с окнами в подвал — это вообще не правильно.

И нельзя сказать, что Петр со своими строителями не знал о потопах, в 1703 году спустя три месяца после “официального” основания города произошел потоп и вода поднялась на два метра.

В большинстве исторических зданий первым этажом является подвал: в Зимний дворец входишь сразу в подвал, в Кунсткамеру — в подвал, военно-морской — подвал, зоологический-подвал.

Дворец Меньшикова — весь первый этаж ниже уровня грунта.

Да во многих старых здания Санкт-Петербурга при выходе попадаешь сразу в подвал. Но кто же так строит? В столь подтапляемом месте. Ну ладно еще делают подвалы, но окна то в них зачем?

Современный вид. Окна подвала засыпалиСоздается впечатление, что так не строили, а просто весь город когда то засыпало толстым слоем земли или залило большим количеством грязи. Может быть было наводнение, о котором мы не знаем? Тем более об этом говорит один факт.

Что показывают раскопки

Во время раскопок культурного слоя на Дворцовой площади выяснилось, что под нынешним асфальтом находится 1,5 метра грунта. Под ним лежит еще одна мостовая.

Но если эту первую, нижнюю мостовую положили в 18м веке, то откуда появилось 1,5 метра грунта? Либо была какая то катастрофа, например огромное наводнение и грунт принесен с водой, тогда можно объяснить почему здания тоже завалены грунтом.

Либо это культурный слой и он нарос сам, но тогда должно пройти больше чем 300 лет и Питер должен был безлюдным, так как в противном случае всю грязь убирали бы дворники. Огромное наводнение в 1824 году, можно не считать, после него явно не было 2х метров, а в некоторых местах аж 4 метров, нанесенного грунта. А теперь посмотрите на вот эту фотографию.

Это фотография сделана в 2002 году на северо-западном углу Дворцовой площади. Красной стрелкой здесь отмечена черная полоса, которую по телевизору назвали “поверхностью времен Екатерины”.

Но тогда получается нестыковочка: Зимний дворец по эскизам тех лет выглядит так же как сейчас, а если это культурный слой так пышно нарос на площади, то и дворец должен выглядеть в те времена иначе — выше и цокольные окна должны быть на поверхности.

А дворники за эти 300 лет ни разу не убирались? А еще очень загадочным остается найденный недавно фундамент колоссальной конструкции, спрятанный под четырехметровым слоем земли. Вот он.

Вот и получается, что либо за эти 300 лет произошло, например наводнение, о котором почему то не говорят в официальной истории. Либо — Петр не строил город, а пришел в заброшенный или пострадавший от катастрофы город, и возвел здания на существующих фундаментах и стенах. Существующие здания были занесены песком, отсюда и разница между двумя мостовыми, ушедшие под грунт дома. Нужно было только отреставрировать разрушенные здания и придумать басенку о том, что окна замурованные в подвалах — это так задумано. Источник http://fofoi.ru/kto-postroil-peterburg-chast-i/

Источник статьи

Источник: https://i-mar-a.livejournal.com/202704.html

Петровский остров: от Петра I до наших дней

ПЕТРОВСКИЙ ОСТРОВ:ОТ ПЕТРА I

ДО НАШИХ ДНЕЙ

ПЕТРОВСКИЙ ОСТРОВ:ОТ ПЕТРА I

ДО НАШИХ ДНЕЙ

Довольно долгое время практически в центре Петербурга существовал таинственный остров — окруженный со всех сторон водой и застроенный промышленными предприятиями и спортивными объектами. С берегов соседних островов были видны то кирпичные здания за колючей проволокой, то чудесные яхты. Теперь Петровский остров становится новым модным жилым районом.

Петровский остров на нашей памяти был не то чтобы «неизведанной землей» для жителей Петербурга. И даже, пожалуй, не «таинственным островом» (это мы для красоты сказали), а, скорее, местом, где (все это знают) мало что интересного. Вот разве что яхт-клуб. И стадион «Петровский».

Яхтсмены стремились на западную часть острова, на Петровскую косу, футбольные болельщики — на восточный конец, что у Тучкова моста, рабочие и служащие — на те предприятия, которые тут находились, а всем остальным жителям города делать там было вроде бы и нечего.

Этот остров — не часть Островов, хотя лежит рядом и связан с Крестовским удобным мостом.

Это не часть Петроградской стороны — они разделены речкой Ждановкой, через которую перейти-то можно, да вот зачем? Это был маленький мир — промышленная окраина, спортивная арена, позабытое место отдыха и убежище престарелых актеров. Об истории Петровского мы вам сейчас расскажем.

ДО И СРАЗУ ПОСЛЕ ОСНОВАНИЯ ПЕТЕРБУРГАРанняя история Петровского острова— еще до Петербурга — не блещет событиями. Мы знаем, что назывался он раньше Patsassaari, или Столбовой остров — вероятно, за вытянутую форму. И на нем ничего не было — даже на допетровских шведских картах, где отмечены хутора и поселения на месте Петербурга, Столбовой отмечен как ненаселенный. А вот Петр I это место оценил: к Петропавловской крепости и центру нового города близко — как мы помним, Петербург вне крепости начинался на нынешней Троицкой площади. И некоторое уединение тоже имелось. Так что вверх по течению Невы у Петра был рабочий дом, а ниже по течению, на бывшем Столбовом, а теперь уже Петровском острове около 1711 года началось строительство того, что сейчас мы бы назвали дачей, а тогда, наверное, носило гордое название загородной резиденции — «маленьких зимних хором» императора Петра. К месту строительства на берегу Малой Невки была проложена дорога… не дорога, так, просека — примерно там, где нынче проходит Петровский проспект. Маленькие хоромы были действительно небольшими — не дворец, а дом в шесть комнат, притом, как пишут историки, довольно тесных. Зато рядом построили павлинью ферму и поставили несколько саамских чумов — вместе с обитателями, перевезенными с Севера для царских забав.Ранняя история Петровского острова— еще до Петербурга — не блещет событиями. Мы знаем, что назывался он раньше Patsassaari, или Столбовой остров — вероятно, за вытянутую форму. И на нем ничего не было — даже на допетровских шведских картах, где отмечены хутора и поселения на месте Петербурга, Столбовой отмечен как ненаселенный. А вот Петр I это место оценил: к Петропавловской крепости и центру нового города близко — как мы помним, Петербург вне крепости начинался на нынешней Троицкой площади. И некоторое уединение тоже имелось. Так что вверх по течению Невы у Петра был рабочий дом, а ниже по течению, на бывшем Столбовом, а теперь уже Петровском острове около 1711 года началось строительство того, что сейчас мы бы назвали дачей, а тогда, наверное, носило гордое название загородной резиденции — «маленьких зимних хором» императора Петра. К месту строительства на берегу Малой Невки была проложена дорога… не дорога, так, просека — примерно там, где нынче проходит Петровский проспект. Маленькие хоромы были действительно небольшими — не дворец, а дом в шесть комнат, притом, как пишут историки, довольно тесных. Зато рядом построили павлинью ферму и поставили несколько саамских чумов — вместе с обитателями, перевезенными с Севера для царских забав.

После смерти Петра I остров и хоромы перешли в собственность царской семьи, а к моменту вступления на престол Анны Иоанновны были переданы уже Дворцовой конторе.

Сюда переместили склады пеньки и сала, открыли магазин военной формы. Здесь даже появилось настоящее промышленное предприятие — основанный в 1752 году Воскобелильный завод, снабжающий сырьем свечные фабрики.

В общем, типичная промышленная окраина.

После смерти Петра I остров и хоромы перешли в собственность царской семьи, а к моменту вступления на престол Анны Иоанновны были переданы уже Дворцовой конторе.

Сюда переместили склады пеньки и сала, открыли магазин военной формы. Здесь даже появилось настоящее промышленное предприятие — основанный в 1752 году Воскобелильный завод, снабжающий сырьем свечные фабрики.

В общем, типичная промышленная окраина.

А как место царственного отдыха и развлечений остров был забыт. Вспомнила о нем Екатерина II, считавшая себя наследницей петровских дел. По ее повелению на западной оконечности острова в 1768 году архитектор — предположительно, Антонио Ринальди — возвел деревянный дворец, который, впрочем, был довольно быстро заброшен, простоял, постепенно ветшая, до 1912 года, а затем сгорел в одночасье.

ПАРК: ОАЗИС ДЛЯ ПЕТРОГРАДСКОЙ СТОРОНЫ

Впоследствии, уже при Николае I, парк был заново спланирован и продолжен на западе на территорию уже закрывшегося к тому времени Воскобелильного завода, а на юго-востоке — на земли бывшей Александровской мануфактуры. Регулярная планировка, характерная для царствования Екатерины, сменилась пейзажным парком в английском стиле.

Естественные заливы по берегам острова были превращены в живописные пруды, возведены мосты через Ждановку и водную систему острова, проложены аллеи для верховой езды и прогулочные дорожки, обложенные дерном и обсаженные деревьями лиственных пород.

Однако при сооружении парка бережно отнеслись и к существующему на острове сосновому лесу — он стал органичной частью благоустроенной территории. В 1865 г. император Александр II выделил участок парка у 3-го Петровского моста, выходивший к Малой Неве, в пользование Английскому гребному клубу (впоследствии Английское гребное общество «Стрела»).

Так на острове появилось первое спортивное сооружение. В 1885 году уже Николай II передал гораздо большую восточную часть парка Санкт-Петербургскому городскому попечительству о народной трезвости и повелел устраивать там народные гулянья.

Для развлечения почтеннейшей публики построили театр, открытую сцену, то, что нынче назвали бы парком аттракционов, а тогда называли катальными горами, качелями и каруселями. Из территории гребного клуба, переданного попечительству со всеми постройками, получилась неплохая лодочная станция. Для того чтобы пища была не только духовной, устроили столовые и чайные павильоны.

Горожане, особенно небогатые жители Петроградской стороны и Васильевского острова, полюбили новый парк и охотно проводили в нем выходные и праздники. Кстати, был здесь и аттракцион, который назывался «вагон путешествий»: при иллюзии покачивания «поезда» и шума «паровоза» показывались видовые киноленты, посвященные природе разных местностей России.

ПРОМЫШЛЕННАЯ ОКРАИНА РЯДОМ С ПАРКОМ

Но не надо думать, что остров был целиком занят только парком. С начала XIX века тут начали возникать промышленные предприятия, одно из которых закрылось только в наше время.

Мы говорим о пивоваренном заводе «Бавария», корпуса которого представляют интерес как архитектурные памятники. В 1796 году на острове появился небольшой трактир, в котором варили собственное пиво.

Через несколько лет он сменил собственника, превратился в ресторан с небольшим развлекательным садом, а позднее рядом была открыта небольшая пивоварня.

Развитие этого производства привело к тому, что в 1863 году было основано предприятие «Бавария», а уже в 1865-м оно дало первую продукцию. Рядом с заводом по-прежнему был сад развлечений, названный теперь по предприятию. В саду «Бавария» был театр, пивной павильон, поле для игры в кегли.

Петровский остров на нашей памяти был не то чтобы «неизведанной землей» для жителей Петербурга. И даже, пожалуй, не «таинственным островом» (это мы для красоты сказали), а, скорее, местом, где (все это знают) мало что интересного. Вот разве что яхт-клуб. И стадион «Петровский».

Яхтсмены стремились на западную часть острова, на Петровскую косу, футбольные болельщики — на восточный конец, что у Тучкова моста, рабочие и служащие — на те предприятия, которые тут находились, а всем остальным жителям города делать там было вроде бы и нечего.

Этот остров — не часть островов, хотя лежит рядом и связан с Крестовским удобным мостом. Это не Петроградская сторона — непреодолимой преградой лежала между ними речка Ждановка, и редкий житель доходил до моста через нее.

Это был маленький мир — промышленная окраина, спортивная арена, позабытое место отдыха и убежище престарелых актеров. Об истории Петровского мы вам сейчас расскажем.

Вторым интересным промышленным ансамблем, здания которого сохранились до настоящего времени, можно назвать комплекс канатной фабрики Ивана (в других источниках — Якима) Гота.

Наряду с промышленными зданиями и жилыми домами рабочих в стиле неоклассицизма и промышленной кирпичной архитектуры конца XIX века на территории фабрики был построен и сохранился до наших дней особняк семьи владельца, возведенный в начале XX века в уже отживающем тогда стиле эклектика.

Он больше похож на загородный дом, чем на городскую резиденцию, и выглядит до сих пор очень изящно — особенно по контрасту с корпусами предприятия.

Остальные промышленные предприятия острова не так известны.

Представляет интерес лишь чудом сохранившийся на Петровской косе деревянный дом — контора нефтеперегонного завода Ропса, который располагался на месте современного яхт-клуба после 1870 года и нещадно отравлял окружающую среду. Речку, пересекающую косу, даже назвали Керосинкой — судя по всему, туда спускали отходы.

До Олимпиады-80 в изрядно побитом жизнью здании находилась администрация яхт-клуба, затем оно было законсервировано и ветшало уже без всякого пригляда.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ НА ПЕТРОВСКОМ

Однако не только промышленность и развлечения были особенностью Петровского. Его история связана и с развитием благотворительности в России.

В конце XIX века промышленник Сан-Галли устроил здесь несколько домов со всеми тогдашними удобствами для отдыха рабочих своих предприятий.

Теперь бы это назвали профилакторием — сюда приезжали на конец недели сменить обстановку и подышать свежим (несмотря на керосиновый завод) воздухом.

На берегу Малой Невки в 1900 году началось строительство «Убежища для престарелых сценических деятелей», созданного выдающейся актрисой Александринки Марией Савиной и ее мужем, вице-президентом Императорского Русского театрального общества (ИРТО), миллионером Молчановым. Дом, который был торжественно открыт в 1902 году, сохранился до сих пор — теперь это Савинский корпус Дома ветеранов сцены.

В корпусе была открыта церковь Св. Николая Чудотворца. Четыре иконы в иконостасе церкви были копиями известных работ В. М. Васнецова для Владимирского собора в Киеве. Цветные витражи в окнах с изображениями 12 апостолов изготовили в Риге.

В 1915 году основательница «Убежища» Мария Савина умерла и была похоронена под алтарем храма. В 1922 году там же похоронили ее мужа. Позднее, когда церковь закрылась, их прах перенесли ближе к берегу Малой Невки.

Церковь была восстановлена в 2012—13 годах при реставрации корпуса.

Источник: http://longread.fontanka.ru/lsr

Экскурсия Петербург Петра I

Летний дворец Петра Первого

Петр Первый не любил роскошь, не строил пышных дворцов (в отличие от своего сподвижника Меншикова).

Например, во дворце Марли и вовсе не было никакого парадного зала (его функции выполняла, по сути, прихожая). Вот и в Летнем дворце все было скромно и аккуратно.

Раньше, кстати, он располагался прямо у берега, чтобы гости знаменитых петровских ассамблей подплывали прямо к зданию, как в Голландии.

Летний сад

Сад появился примерно в одно время с Летним дворцом Петра Первого, но в отличие от последнего был оформлен более богато.

Во-первых, с самого начала император решил закупать сюда античные скульптуры (точнее, их копии, созданные в XVII веке), во-вторых, тут были созданы фонтаны и прорыты каналы. Получился роскошный европейский парк, сравнимый по качеству и масштабам с такими же в Париже и Берлине.

Потом все эти достижения петровской эпохи были уничтожены. Фонтаны уничтожила Екатерина Вторая, которая их ненавидела, а каналы срывали весь XVIII век.

Дворцовая набережная и река Фонтанка

Меншиковский дворец

Легенда гласит, что Петр позволил Меншикову оставить себе тот участок, что останется после строительства им на берегу Невы здания Двенадцати коллегий.

Тогда хитрый царский сподвижник построил будущий главный корпус СПбГУ торцом к реке, а себе оставил огромный участок от Большой до Малой Невы с садами и огородами.

Дворец Меншикова по проекту архитектора Фонтана был построен в 1710-е годы, изначально — как и в случае с Летним дворцом Петра Первого — к зданию можно было подплыть.

После смерти Меншикова в 1732 году здание передали шляхетскому корпусу.

Первоначальное убранство дворца сохранилось в основном на втором этаже: по нему легче всего судить о том, как жили зажиточные дворяне того времени. Это еще не барочная роскошь, но и не петровская скромность.

Лепнина, картины, аккуратные скульптуры и знаменитый Варварин покой, полностью отделанный красочной плиткой. Сейчас тут находится музей.

Кикины палаты

Бывший денщик Петра Первого Александр Кикин получил образование в Голландии и в итоге возглавил Адмиралтейство. Жил он настолько хорошо, что в итоге выстроил на отдалении от Петербурга большие палаты (вероятно, по проекту Трезини).

Начали их строить в 1714 году, через три года Кикин вселился в здание, но практически не успел насладиться своими хоромами. Петр узнал о том, что вельможа, из чувства ревности к Меншикову, решил насолить императору и способствовал побегу царевича Алексея за границу. В итоге Кикина схватили и казнили 17 марта 1718 года.

Впоследствии здание не раз перестраивали, а после войны решили восстановить в первозданном виде по проекту Ирины Бенуа.

Петропавловский собор

Сперва тут был деревянный храм, построенный за полгода в 1703 — 1704 годах. Нынешний каменный собор стали возводить по проекту Доменико Трезини в 1710 году. И по сей день он является одним из самых высоких зданий в Петербурге. Во время постройки для удобства рабочих Петр Первый предлагал даже сделать лифт внутри колокольни. Но в итоге обошлись без него.

Сперва храм должен был венчать обычный крест, но в итоге Трезини предложил установить на шпиле ангела, крест держащего. Первоначальный вариант заметно отличается от современного. Тогда ангел обеими руками держался за крест. Нынешний вариант появился в конце XIX века.

Усадьба Санс-Эннуи

В далеком 1722 году по проекту знаменитого архитектора Доменико Трезини в здешних местах была встроена небольшая усадьба, под крышей которой расположилось всего четыре комнаты.

Первой хозяйкой усадьбы стала сводная сестра Петра Великого Мария Алексеевна. В последствии в 1761 году хозяином усадьбы являлся не кто иной, как Петр III. Он же и именовал усадьбу «нескучной».

Имение предназначалось для его фаворитки Елизаветы Романовны Воронцовой.

Спустя год Петр Федорович начал расширять свои владения. В 1762 году под руководством архитектора Косагова Санс-Эннуи расширили. После реконструкции на первом этаже здания насчитывалось 7 комнат, а в мезонине появилось еще 3.

В июля 1780 года Екатерина II отдала указ о передаче имения Санс-Эннуи в вечное и потомственное владение командиру Кронштадтского порта адмиралу Самуилу Карловичу Грейгу.

Так на протяжении долгих лет до 1917 в усадьбе обитал командир и его потомки.

Дворец Марли

Его построил Иоганн Браунштейн еще в 1723 году. По своему виду Марли напоминает одноименный французский дворец, который был разрушен в ходе Французской революции. Больше всего поражает то, насколько скромно этот небольшой дворец на краю петергофского парка выглядит на фоне остального ансамбля фонтанов и зданий.

Здесь даже нет парадного зала, всего два этажа: никаких богатых колоннад и пышных подъездов. Все как и везде у Петра: исключительная функциональность помещений, помноженная на личную скромность.

В 1899 году дворец разобрали из-за потрескавшегося фундамента, а затем снова собрали, не потеряв ни одного элемента старой конструкции.

Петергоф, улица Разводная, 2

Дворец Монплезир

Еще один петровский дворец в Петергофе, название — французское, в переводе означает «мое удовольствие».

Его строили Леблон и Брауншвейг по личному указанию императора, который полностью подчинил себе процесс проектирования и возведения здания, чтобы превратить его в идеальный дом просвещенного человека тех времен: коллекции европейских художников и восточных мастеров фарфора, русское стекло и голландская изразцовая печь.

Потом сюда еще перевезут подарки от дипломатов при императорском дворе. Монплезир был построен к 1723 году, на излете петровской эпохи. Он стал одним из любимых мест императора и его преемников. Приемы здесь проводились до правления Екатерины Второй.

Путевой дворец Петра в Стрельне

Редкий пример сохранившейся с XVIII века до наших дней деревянной постройки.

Сперва Петр Первый намеревался устроить большой парк с фонтанами именно в Стрельне (собственно, дворец должен был стать частью паркового ансамбля), но выяснилось, что перепад высот в тех краях не позволяет подкачивать воду в должном объеме. В итоге парк (без единого насоса) решили строить в Петергофе.

А дворец стал путевым. Его неоднократно перестраивали, а Павел Первый подарил его своему сыну Константину. После революции тут был детский сад, во время войны дворец сильно пострадал, полностью отреставрировать его удалось только к 1999 году.

Зимний дворец Петра Первого

Зимний дом Петр Первый задумал строить по проекту Трезини рядом со Свадебным дворцом. В итоге получилось типичное для петровского барокко здание, похожее и на Кикины палаты, и на Меншиковский дворец разом.

К XX веку считалось, что здание не сохранилось и было погребено под стройками Эрмитажного театра. Но оказалось, что часть комнат сохранилась, и там был создан отдельный музей, посвященный быту первого императора.

Источник: http://petersburglike.ru/2014-08-08/ekskursiya-peterburg-petra-i/

Ссылка на основную публикацию