Воксалы как предтеча парков культуры

Один из старейших парков Твери. Создан в 1776 году, когда новгородский и тверской наместник Я.

Сиверс издал распоряжение об устройстве на месте рощи у бывшего Михайловского «что кладутца Борисовичи» монастыря увеселительного парка, получившего модное тогда французское название «воксал» (музыкальный павильон). Название пережило назначение парка. В 1779-1785 гг.

по проекту Ф. Штенгеля было построено здание больницы и работного дома — целый комплекс построек, от которых сохранилось очень немногое. В 1810-1811 гг. парк был реконструирован по проекту К. Росси. В 1817-1818 гг. по проекту Н.

Легранда-младшего (использовавшего россиевский проект) было реконструировано здание больницы — под театр. Театр здесь не прижился, с середины XIX века возводились здания больничного городка расположившейся в парке губернской больницы.

В советское время все здания комплекса были неоднократно перестроены.

С закрытием в 2004 году городской больницы №2 началась быстрая деградация комплекса, в настоящее время принимающая угрожающие масштабы.

Столь варварское отношение к старейшей в городе и одной из старейших в области зеленых зон — один из самых вопиющих случаев наплевательского отношения в Твери к культурному и природному наследию.

Комплекс больницы — это в первую очередь прекрасный штенгелевско-россиевско-леграндовский дворец, окруженный старыми деревьями в самом центре Твери. Даже в нынешнем виде, после пожара 2009 года он очень хорош.

А вот как здание и партер парка выглядели во времена земской больницы:

В основном, именно это здание имеют в виду, когда речь заходит о «воксале» и больнице. Но оно лишь часть, хотя и самая заметная, большого ансамбля. Его уцелевшие части можно видеть на этой схеме из «Свода памятников архитектуры и монументального искусства России.

Тверская область. Т. 1. М., 2002. С. 273). В сравнении с немецким аэрофотоснимком (цифры нанесены нами те же, что и на схеме, для удобства).

Буквами обозначены старовозрастные деревья и кустарники, сохранившиеся до сего дня: «д» — дубы, «в» — вязы, «лс» — лиственницы, «лп» — липы, «с» — сирень.

Старое фото из этого же издания, поздволяющее представить себе, что здесь было совсем недавно.

Фото 1991 года (архив Павла Иванова). Перед дворцом видны скамейки:

Теперь фасад полуразрушен. Видно, что в этом здании более старого. Впрочем, не такой ценой эту видимость хочется видеть… Старое ядро — это центральные 11 осей. Это здание Штенгеля-Легранда.

Оно же с заднего фасада:

Боковые крылья и их оформление, хотя и следуют фасаду 1 четверти XIX века, появились гораздо позже.

Но в целом иконографический материал не богат. Старейшим видом является фотография из альбома видов Николаевской железной дороги.

Мы приводим фрагмент этого фото, где парк дан (единственный раз!) сзади, от места нынешнего мелькомбината, а тогда располагался городской водозабор. 1860-е гг., фрагмент.

В парке виден вскоре утраченный парковый павильон начала XIX века. На переднем плане здание водокачки.

Из позднего открыточного фонда воспользуемся фрагментом фото М. Кампеля 1912 г. (из «Бабушкин альбом». Тверь, 2005. С. 71) с видом на окончание Миллионной улицы, перспектива которой как раз и замыкается этим дворцом.

Более редкое фото, датированное 1928-1932 гг. Ворота парка примыкают к еще неперестроенной поликлинике. Сквер разбит на всем пространстве до мечети, т.е. здесь пока нет никакой проезжей части. Источник: сообщество «Ветер тверских крыш»:

Сто лет назад еще сохранялась красивая ограда с воротами, остававшаеся от 1810-х гг. К сожалению, теперь ее нет и следов, разрушена даже сменившая ее позднесоветская ограда.

Комплекс открыт всем ветрам и вандалам. В первую очередь страдают брошенные здания.

Это, в частности, лечебный корпус для заразных больных («сифилитический барак», впоследствии — одна из кафедр медицинской академии). Фото 1911 года:

На плане №2. Здание 1913-1914 гг., очень редкий в Твери настоящий образец стиля модерн. Оно бетонное.

В нем интересна очень необычная (для Твери) декорация с мелкой разделкой фасада то квадрами, то волнообразным узором по штукатурке:

В разграбленном, переломанном и изгаженном интерьере осталось от старого металлическая двухмаршевая лестница:

И несколько филенчатых дверей:

Большая часть зданий, относившихся к комплексу городской больницы №2, в настоящее время заброшены. Это, в частности, очень интересный, и почему-то отмеченный как несохранившийся одноэтажный корпус (на фото — №2а). Судя по кирпичу, он значительно старше соседнего здания и может относиться даже и к XVIII веку.

Два деревянных одноэтажных корпуса расположены вдоль Смоленского переулка. Они объединены в одно целое в послевоенное время.

От первоначального вида этих зданий остались только навесы над крыльцами с характерными «модерновыми» гирьками, выдающими время всей постройки — около 1910 года.

В последнее время они относились к детскому инфекционному отделению городской больницы №2. Корпус сильно пострадал от пожара в 2013 году.

Рядом сохранилось здание сторожки, также начала XX века. Когда-то рядом стояли пилоны ворот парка, устроенные еще по проекту Легранда. Теперь от них не осталось и следа. Да и сторожке осталось стоять уже недолго. Она также заброшена.

Еще один корпус (№6 на плане), входивший в позднейший больничный городок, и также заброшенный в настоящее время.

Это хозяйственная постройка второй половины — конца XIX века, в послевоенное время очень сильно перестроенная. После войны появился второй этаж и произведена значительная перестройка снаружи и внутри.

От первоначального декора сохранился только красивый портал в классицизирующем стиле.

От больничного городка осталась действующей только поликлиника (№3 на плане). Это здание появилось в начале XX века (1909), но его сильно перестроили в 1950-х гг. Фактически, от старого здания сохранились только несколько стен, фасад с фронтоном в стиле поздней эклектики, а нынешний его вид со стороны парка целиком принадлежит послевоенному времени.

Не все здания дореволюционного городка входили в послевоенную городскую больницу №2. Так, не относятся к нему и находился до недавнего времени в неплохом состоянии административный корпус 3 четверти XIX в. (№5) — деревянный второй этаж надстроен в советское время. Корпус сгорел и заброшен в 2014 году. Допожарное фото:

Склад (1911), на плане №8. Как и в здании лечебного корпуса (кафедры) при постройке его активно использован бетон. Кровля сделана современная, и теперь этому сооружению трудно дать его возраст.

Рядом расположен погреб-ледник (№9) — одна из самых любопытных построек всего комплекса. Построенный в 1880-х гг., он имеет крещатую форму, углублен в землю и завален дерном. По его северному сегменту, в настоящее время не используемому, можно судить о его внутреннем устройстве. Коробовые кирпичные своды, металлические опалубки — устройство внешне простое, но до сих пор вполне рабочее:

Еще одно сооружение этого комплекса, сохранившееся до наших дней — и самое целое — паровая прачечная (№7). Строилась она в 1890-х гг., а в 1914 г. пристроена водонапорная башня. Вид этого здания характерен для «кирпичного» стиля и напоминает фабричные дома Морозовского городка, возводившиеся в это же время.

Парк при «воксале», а затем при губернской больнице — неоднородный по времени своего появления. К моменту появления первых построек Ф. Штенгеля здесь, по-видимому, уже росли деревья, в частности, дуб, который обозначен на схеме как «д1». Этот дуб позднейшее предание приписывало Александру I (посажен лично государем) (из книги «Тверь. Сто лет спустя». Вып. 1. Тверь, 2011, с. 41):

Вид 2013 года с этого же ракурса:

Он же в более выгодном виде и с ребенком возле него для масштаба:

Настоящий возраст этого дуба определен в октябре-декабре 2014 года. Дуб родился в 1821 году. Но дубов здесь три. Второй дуб («д2») может быть того же времени, что и первый. Напротив — его сосед ровесник. Дубы  фланкируют аллею.

Большое наводнение 1811 г., погубившее большую часть деревьев старого «воксала», вызвала к жизни его реконструкцию. Основными деревьями, появившимися здесь теперь, стали вязы и липы.

Старых лип, к сожалению, не сохранилось, те старые деревья, которые есть сейчас, относятся к концу XIX — началу XX вв. А вот старые вязы остались.

Они растут вдоль защитного вала, насыпанного около 1815 года для предотвращения наводнений и могут быть того же времени, что и вал.

Собственно вал, хотя и обсаженный послевоенными серебристыми тополями, весьма живописен, хотя и забивается сорными деревьями (американским кленом) и борщевиком. Летом они просто забивают здесь все.

Старые вязы образуют заметные и сейчас две аллеи, огибающие главный дом. Аллеи эти видны и на немецком фото. Из разбивку нужно отнести к началу XIX века. Прямо между этими аллеями, на центральной оси дворца сохранился куст старовозрастной сирени — все, что осталось от большой центральной клумбы.

За главным корпусом имелись, вероятно, липовые посадки. Несколько старых лип растут здесь и сейчас возле корпусов.

Но, безусловно, осевыми деревьями в парковой планировке этой территории стали две лиственницы, посаженные в конце XIX — нач. XX между главным домом и хозяйственным корпусом (№6).

В этом небольшом и очень камерном больничном дворе лиственницы сейчас являются самыми старыми деревьями.

Большая часть старого парка «воксал» оказалась оторванной от территории больницы и просто уничтоженной после войны. Здесь разместился гараж автомобилей областной администрации, при устройстве которого все старые посадки были уничтожены. Сохранился только один старый вяз и посаженная, вероятно, после войны ель — след былого парка уже по другую сторону территории гаража.

Несмотря на большие утраты парка и запущенное состояние многих зданий, комплекс является крупнейшим и значительнейшим в центре Твери историческим островком зелени, связанным, к тому с именами выдающихся тверских архитекторов и деятелей истории. Он заслуживает бережного отношения к себе, реставрации и охраны.

Павел Иванов. Фото автора апрель 2013 года.

Программа «Спецкор» на ТНТ «Тверской проспект» от 19 июля 2013 г.:

Спецкор — 19.07.2013 по tptver

Источник: http://tversvod.ru/page246/?full=1

Станция метро

Станция «Парк культуры (радиальная)» открыта 15 мая 1935 г. в составе первой очереди строительства Московского метрополитена. Тогда это была одна из трех конечных станций метро.

По проекту станция должна была носить название «Крымская площадь» или просто «Крымская», но была переименована в «Парк культуры имени Горького», несмотря на то, что сам парк находится достаточно далеко — на противоположном берегу Москвы-реки.

Архитекторы станции — Г. Крутиков и В. Попов. И если в конце 1920-х гг. Крутиков, один из любимых учеников Николая Ладовского, создавал утопические проекты вроде «Летающего Города», то уже в 1930-х занялся вполне реальным проектированием.

«Парк культуры» — колонная трехпролетная станция мелкого заложения, которая была построена открытым способом. Котлован был вырыт прямо на Крымской площади и, для сохранения движения и спокойной жизни города, накрыт деревянным помостом, а строительные работы велись ночью.

Свод станции держат два ряда колонн, покрытых крымским желтоватым мрамором. Напротив каждой колонны на путевых стенах, которые облицованы белой фарфоровой плиткой, находятся темно-розовые пилястры. Над платформой — четыре переходных мостика, два из которых ведут к наземному вестибюлю на Крымской площади, другие два — к вестибюлю на Остоженке.

Как и многие станции московского метро, «Парк культуры» претерпела некоторые изменения. На платформу, которая изначально была заасфальтирована, положили черный гранит. Освещение станции обеспечивалось оригинальными массивными люстрами над платформой и полусферическими плафонами над путями. В 1960-е гг. люстры заменили люминесцентными лампами, а плафоны просто демонтировали.

Не сохранился также и южный павильон станции: в 1949 г. на его месте выстроили новый вестибюль, общий со станцией Кольцевой линии. Северный же павильон был построен по проекту Н. Колли и С. Андриевского и сохранился до наших дней с незначительными изменениями.

Он выходит на ул. Остоженка и представляет собой небольшую ротонду с остеклением по всему периметру и внешней колоннадой.

В вестибюле этого павильона находятся две дугообразные парадные лестницы, а на стене лестничного спуска — мозаичное панно, изображающее Максима Горького.

Интересно, что название «Парк Культуры имени Горького» было сокращено только в 1980 г. в преддверии Олимпиады-80 из-за того, что названия станций в период проведения Олимпиады объявлялись на английском языке. С тех пор станция и называется «Парк культуры».

Источник: https://um.mos.ru/houses/6197/

Прогулки: парк Воксал | Большая Маленькая Тверь


Категории: Погулять и посмотреть

Как и обычно по понедельникам, у нас прогулка по городу. Далеко не пойдем, зачем? Тут и прямо под носом такие чудеса, что не получается от них скрыться. И если уважаемые читатели думают, что исходили с нами уже вдоль и поперек весь центр, то ошибаются.

Читайте также:  Москва - петербурга: особый менталитет?

Если погода хорошая (а нам с ней откровенно повезло), то хорошо прогуляться по набережной Степана Разина от Нового моста — по направлению к одному из самых известных зданий нашего города, так называемой Рюмке. Но сегодня речь не о ней. Там, где набережная теряет свои строгие очертания, и где иногда встречаются остатки старой ограды, вы все еще идите прямо.

А вот потом, когда справа покажутся заброшенные корпуса больницы, можете свернуть.

Поздравляем, вы тоже нашли это почти волшебное место — парк Воксал. Между прочим, это один из старейших парков Твери. Создан аж в 1776 году. Тогда новгородский и тверской наместник Я.Сиверс издал распоряжение об устройстве увеселительного парка, получившего модное тогда французское название «воксал» (музыкальный павильон).

Сейчас от прежнего парка осталось только название. И все равно, даже в своей заброшенности, он по-настоящему прекрасен. И да, просто создан для уединения, честно-честно. Когда гуляете тут, создается интересное ощущение: вы вроде в центре города, рукой подать до набережной Волги, и тем не менее, вокруг — невероятная тишина.

А еще, именно тут возводились здания больничного городка расположившейся в парке губернской больницы. Вернее, здания и сейчас есть — те немногие, что сохранились. Например, вот этот дворец, в создании и реконструкции которого в разное время участвовали знаменитые архитекторы Ф. Штенгель, К. Росси и Н. Легранд-младший.

Между прочим, несмотря на то, что здания больницы в парке сейчас разрушаются, а на крышах торчат молодые березки, тут есть, на что посмотреть.

И да, если вы рискнете заглянуть внутрь, то можете увидеть много интересного: корпуса больницы, где, кстати, первые в Твери, появились паровые стиральные машины, где и сейчас сохранилась металлическая двухмаршевая лестница, и видны остатки прежнего интерьера, поражает.

К сожалению, чем больше проходит времени, тем больше разрушений. Увы, нужно поспешить, чтобы увидеть «Воксал» хотя бы в таком виде.

Еще одна прекрасная особенность парка — старейший с Твери дуб. Это дерево стоит фактически в центре «Воксала», справа от дворца, о котором мы уже говорили выше. Попробуйте обхватить, если получится. А основу парка сейчас составляют липы и вязы.

Гулять тут — одно удовольствие. К тому же, можно выйти с одной стороны на улицу Советскую, с другой стороны — к Волге.

У парка очень удобное расположение.

Так что мы советуем посетить. Может быть, вам тоже поведет с погодой!

Ваша редакция

Другие прогулки на нашем сайте.

3 августа 2015

Прошлым летом оказались с женой довольно случайно, пустились на велоразведку в поисках пути, ведущего непосредственно к Восточному мосту, такового не оказалось, застряли на каой-то, известной лишь местной молодёжи, пристани-пятачке близ мелькомбината, но по пути совершили для себе то открытие, мимо которого проехать возможным не представлялось! Впечатление многократно усилил бесчисленный хор гиперактивных соловьёв!!! Я там уже мысленно кино снял))))

Афиша нашего города

Звери 29 ноября Paragon

Вы верите, что Речной Вокзал восстановят?

Источник: http://biglittletver.ru/progulki-park-voksal/

Парк «Воксал»: настоящее и прошлое

Есть в нашем древнем городе место, а если быть совсем точным — парк. Расположен он в самом центре города, прямо за Тверской мечетью, между Смоленским переулком и ул. Вокзальной. Имя ему — парк «Воксал».

Наверняка многие из нас видели и знают этот комплекс, ноне к сожалению заброшенных и пришедших в уныние зданий.

Но не всегда они были такими… Когда-то там гремела музыка, играли спектакли и проводили балы, на которых, возможно, отплясывал мазурку сам Александр I. Но обо всем по порядку…

Такое интересное и необычное название парк получил благодаря поместью Воксхолл близ Лондона. В старину словом «Воксал» назывались парки или заведения, где обязательно играла музыка, а первый такой парк разместился в упомянутом выше лондонском предместье. В XVIII веке такие парки распространились по всей Европе и России, а в частности и Тверь не стала исключением.

По распоряжению графа Якова Ефимовича Сиверса, губернатора Твери и Новгорода, в 1776 году был заложен тверской парк «Воксал». Высажены дубы, разбиты многочисленные беседки. В 1779-1785 годах в парке было построено здание земской больницы. За проект отвечал архитектор Фридрих Штенгель.

В 1809 году комплекс посетил император Александр I. По этому случаю в парке был дан роскошный бал с иллюминацией и фейерверком. Оставшись очень довольным от увиденного, Алескандр I нарек его «маленьким Петергофом» или «тверским Версалем» (мнение историков на этот счет расходится).  

После этого начинается очередная реконструкция парка, руководит которой известный русский архитектор Карл Иванович Росси. По его инициативе в здании больницы было решено открыть театр. Один из первых в нашем городе.

Но не все было так ровно и гладко. В 1811 году, от сильнейшего наводнения сильно пострадал парк и практически все архитектурные сооружения. И вновь строительство, вновь реконструкция.

На сей раз руководит всем архитектор Н.Н. Легранд. Благодаря его усилиям и стараниям, планам К. И. Росси суждено было сбыться, и театр был открыт. Просуществовал он к сожалению совсем не долго, около 50 лет.

После чего труппа была распущена.

По некоторым данным император Александр I еще раз посещал парк «Воксал» уже в 1824 году. Остался доволен новым зданием театра и даже посадил дуб, сохранившийся и до наших дней. До недавнего времени он считался самым старым деревом на территории Твери. Доподлинно не известно, посадил ли император именно это дерево, но царя оно помнит точно.

В 1867 году комплекс зданий был передан тверскому земству и вновь преобразован в медицинские учреждения. В течение всего XIX века на территории парка строились все новые и новые корпуса, многократно реконструировались. В веке ХХ мало что изменилось. Статус учреждения остался медицинским, а здания и новые больничные корпуса продолжали строиться и реконструироваться.

Удивительно, что за время Великой Отечественной войны парковый комплекс «Воксал» и здания больницы практически не пострадали. Но по окончании «Второй мировой» парк был практически полностью уничтожен. Вековые деревья были самым варварским образом вырублены, и на их месте разместился гараж Областной администрации.

В 80-е годы прошлого столетия 2-ая городская больница Твери была одной из крупнейших в городе и области. Так продолжалось до 2007 года, а затем двери старинной больницы были наглухо «заколочены». В настоящее время действуюшим осталось лишь одно здание, где расположилась поликлиника № 2 г. Твери.

Длительное время памятник архитектуры был абсолютно забыт и заброшен. Бездомные, наркоманы и прочие «личности» получили прекрасное убежище. Весь комплекс зданий в настоящее время находится в плачевном состоянии.

Общественные организации и простые граждане проводят на территории регулярные субботники и хочется верить, что власть откликнется, придет им на помощь и не даст погибнуть парку, пережившему  две войны  и больше двух столетий!

Источник: http://region69.club/news/park-voksal—nastoyashee-i-proshloe

Музыкальный вокзал в Павловске | сайт компании НРФ «МИР

180 лет назад, 3 июня 1838 года, был открыт  Павловский музыкальный вокзал. Сегодня рассказываем его краткую историю.

Павловский вокзал – конечная станция самой первой в Российской Империи,  Царскосельской железной дороги, а также, в XIX-XX веках  –  главный концертный зал под Петербургом.  Прежде чем перейти к рассказу об этом некогда знаменитом вокзале, очертим, так сказать, общекультурный фон, на котором в пригороде Петербурга появилось это знаковое явление.

В конце XVIII в. в Северной столице стали открываться увеселительные сады, или воксалы, как их тогда называли. Эти заведения не имели никакого отношения к железной дороге, да и самой дороги еще не было. Были у «воксалов», конечно, заграничные предтечи: так,  еще  в 1660 году англичанка Джейн Вокс открыла в окрестностях Лондона заведение с рестораном, названное Vauxhall.

В 1793 году первым таким увеселительным заведением в Петербурге стал открытый сад «Воксал в Нарышкиновом саду». В те годы известностью также пользовались «Вольфов сад», устроенный при оспопрививальном доме, а также «Фридериксов сад» при ситцевой фабрике.  К первой половине XIX века в Петербурге и его пригородах насчитывалось уже более десятка воксалов.

Они появлялись в дачных районах, местах летнего отдыха, загородных выездов и прогулок: на Аптекарском, Каменном, Петровском островах, в Петергофе, Царском Селе, Ораниенбауме, Гатчине … Надо отметить, что Летний сад занимал в ряду увеселительных садов первое место, однако он не был общедоступным. Вот на таком фоне и появился Музыкальный вокзал в Павловске.

Однако собственно музыкальные традиции Павловска были заложены еще при первых владельцах – великом князе  Павле Петровиче и его супруге Марии Федоровне. Музыка как украшение придворного быта XVIII века занимала большое место в жизни «малого двора».

Музыка звучала повсюду: на балах в Большом дворце, летних семейных торжествах, во время обедов в павильонах.

Постепенно в парке стали появляться постройки, предназначенные для концертов – павильон Круглый зал, «Розовый павильон»… Устраивали камерные концерты и в Храме дружбы.

Устройство вокзала в качестве музыкального здания для удовольствия и развлечения столичной публики было предложено  инженером-строителем, инициатором создания  Царскосельской железной дороги Францем фон Герстнером.

 Строительство вокзала с рестораном и гостиницей  по проекту А. И.Штакеншнейдера началось 7 июля 1836 года, и уже к концу сентября «огромный павильон» вчерне был готов.

Располагался вокзал в парке, в районе Большой звезды, спроектированном еще Чарльзом Камероном.

Движение поездов Санкт-Петербург Павловск началось 22 мая (3 июня) 1838 года. Эту дату можно считать Днем рождения Музыкального вокзала. 

В первые годы Музыкальный  вокзал предназначался для легкой ресторанной и бальной музыки, но со временем он превратился в один из центров  высокой  музыкальной культуры. Вскоре Павловский вокзал стал первым в Российской Империи залом, где давали концерты симфонические оркестры. Дирижерами выступали  выдающиеся музыканты того времени: Р. М. Глиэр, А. К. Глазунов, А. К. Лядов…

Сначала здание функционировало круглый год, однако   впоследствии вокзал был открыт только в теплое время – с мая по  октябрь.  В 1844 году в здании Павловского вокзала произошел пожар, после которого оно всего за три месяца было восстановлено.

С 1856 по 1865 год, 10 сезонов подряд, в Павловске давал концерты Иоганн Штраус, «король вальса».

Для выступлений Штрауса устроили отдельный зал, так как он категорически отказался выступать в зале-ресторане: в 1860-м  году при перестройке вокзала ресторан был отделен от концертного зала.

Именно Штраусу принадлежит заслуга превращения вокзала из ресторана с музыкальным сопровождением во время обеда или ужина в место,  куда специально приезжали, чтобы послушать музыку.

Музыкальный вокзал в Павловске называли «первой русской филармонией», на знаменитые концерты из Петербурга приезжало огромное количество слушателей. За годы существования Павловского вокзала в его стенах выступало великое множество знаменитостей, среди которых  Л. В. Собинов, Ф.И.

Шаляпин, С. С. Прокофьев, А. Д. Вяльцева,  Анна Павлова, Джордж  Баланчин … В разное время на концертах в Павловске бывали М.Ю.Лермонтов, И.С.Тургенев, А.П.Брюллов, Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой, М.И.Глинка, Н.А.Римский-Корсаков, А.Н.Серов, П.И.Чайковский, О.Бальзак, А.

Дюма и многие другие.

В 1871 и 1884 году здание вокзала снова  перестраивали и расширяли. В  1875 году рядом с вокзалом по проекту Н. Л. Бенуа возвели Деревянный театр в «дачно-русском стиле», на сцене которого ставились драматические произведения.

В годы Первой мировой войны и после революции 1917 года  в Павловском Музыкальном вокзале по-прежнему устраивали симфонические концерты, по 20 за летний сезон, под руководством дирижёра Н. А. Малько.

Однако постепенно  концерты в Павловске утратили свое «филармоническое» значение: ввели плату за вход в парк, поменялся состав посетителей,  симфонические вечера уступили место эстрадным концертам.

В Великую Отечественную войну вокзал был уничтожен во время боев за Ленинград, сохранились лишь исторический фонарь и часть хозпостроек.  В послевоенные годы вокзал решили не восстанавливать, железнодорожную ветку разобрали – все силы реставраторов были брошены на возрождение Павловского дворца и парка.

Но все же музыка не исчезла  из прекрасного парка, любимого многими поколениями ленинградцев-петербуржцев. Сегодня в Государственном музее-заповеднике «Павловск» проходят бесплатные концерты классической музыки – и в Круглом зале, и в Концертном зале дворца. Проводятся музыкальные фестивали, как и два столетия назад, привлекающие в Павловск ценителей музыки.

И кто знает, может быть,  мы вскоре увидим и сам возрожденный Музыкальный вокзал: в последнее десятилетие обсуждается возможность восстановления здания знаменитого Павловского вокзала.

Читайте также:  Речные трамвайчики санкт-петербурга – романтическое место для влюбленных и веселый отдых для семьи

Читайте также на эту тему:  https://www.nrfmir.ru/ru/content/pavlovsku-240-let

Ольга Баранова

 По материалам из открытых источников

Источник: https://www.nrfmir.ru/en/content/muzykalnyy-vokzal-v-pavlovske

Вид Кремля с северной стороны и кривого моста — Тула ушедшего века

Давно, давно миновалось то доброе, старое время, когда, по уверению Гваньини, «русские горожанки, гуляя в праздничные дни (в будни наши домосидцы, как говорит Арцыбашев, сидели за прялкой и занимались только касающимся до пряжи), русские горожанки тешились скаканием на досках, вертением себя на круговых качелях, хороводами и плясками…» Нечего сказать: потеха, достойная алеуток! Этому времени как-то совестно вымолвить «вечная тебе память!», потому что приятно вспоминать старину чем-нибудь хорошим, а не грубыми удовольствиями, выражающими отсутствие цивилизации.

Лет тридцать пять тому назад у нас, в Туле, говорил народ: «Пойдём смотреть забаву»! Как вы думаете, что это такое разумели тогда под словом «забава»? Ни больше ни меньше как кулачный бой! Это, как хотите, была также одна из тёмных сторон нашего простонародья. Но нынче о кулачном бое (вернее, побоище) и не слышно. Вот как изменяются в короткое время нравы и, если угодно, обычаи людей от благотворного влияния истинного просвещения, за которое мы, русские, благодарны, мудрому нашему правительству.

В настоящее время одно из необходимейших развлечений в городе, особенно губернском, разумеется, летом и притом в ясную погоду – гульбища, на которых публика составляется из разных сословий граждан. Оно так и должно быть, ибо если бы на гульбища допускались одни только провинциальные аристократы, то, смеем вас уверить, гульбища были бы всегда пусты, хоть шаром покати.

Нелегко набрать аристократов, которых предки записаны в шестую книгу «О дворянстве», там, где их чрезвычайно мало, потому что многие из них живут летом в своих поместьях, а некоторые постоянно в столицах.

А так как нынче деньги составляют единственный результат всех наших отношений, всех личных и даже безличных достоинств, то, придерживаясь этого печального факта, удалять плебеев с гульбищ не следует.

Гульбища бывают, как известно, в парках или садах, ближайших рощах или на бульварах. К сожалению, первых двух у нас, в Туле, нет, да и третьих никогда не существовало; остаётся один бульвар, обрамливающий наш древний кремль. Этот каменный старец несколько веков ведёт таинственную речь с современником своим – храмом Иоанна Предтечи, что с тремя пирамидальными верхами.

С того начать, что в нашем кремле испокон века живали тульские воеводы, а коломенские епископы имели для приезда своего архиерейский дом. В нашем кремле останавливался царь Иоанн Васильевич Грозный после Судьбищенской битвы в 1555 году. Здесь, по уверению Паерле, в 1605 году 3 июня принимали присягу государственные сановники и народ во время пребывания в Туле Лжедмитрия.

Здесь Пётр-Самозванец и Болотников, достойный лучшей участи, жили в 1607 году несколько месяцев, замышляя, злодеи, овладеть всею Русью. Здесь был несчастнейший государь Василий Иоаннович Шуйский после «водного наводнения» и сдачи мятежниками города храбрым его войскам.

В 1696 году Пётр Великий проездом из Петербурга в Воронеж останавливался в доме тульского воеводы Лаговчина, был очень весел, гласит изустное предание, изволил шутить с маленькими детьми его, которые, называя Петра Великого царём, между тем будто бы играли, малоосмысленные, длинными волосами самодержавного, которые государь зачёсывал назад.

Предание правдоподобное потому, что Пётр Великий был, как известно, чрезвычайно милостив, человеколюбив, великодушен и очень любил детей. Облитый водою в 1607 году наш кремль в настоящее время окаймлён, повторяем, широкою полосою зелени и цветами за верную службу его, когда свирепые полчища татар под предводительством хана Давлет-Гирея громили Тулу (в 1552 г.).

Кремль выдержал эту разрушительную осаду, и город был спасён от диких орд Крыма. Одним словом, Тульская крепость – сюжет для кисти живописца и целая поэма для пера первоклассного таланта…

«Время мечет морщины, как Паре мечет стрелы – убегая», – сказал кто-то, не помним. Только никаких язв, нанесённых временем, нет на нашем старце – кремле, существующем с 1520 года. Он как будто вчера сооружён.

Правда, пожар несколько изменил его наружный вид, разрушив верхи башен: надобно озаботиться об этих вещах почтенному тульскому градскому обществу; надобно, говорим, вывести верхи на башнях, из которых одна над проезжими воротами не может служить образцом для других; следует выкрасить их понаряднее, «как пристойно.» Тогда старец наш кремль помолодеет сотнею годов.

Булевар, или правильнее: бульвар (boulevard, boulevart) собственно, значит земляной вал. Так в старину называлась одна из фортификационных принадлежностей – бастионы. Татищев во французском лексиконе своём доказывает эту истину следующею фразой тогдашнего покроя: «L`Isle de Malthe est le boulevard de la Sicile,» т. е.

«остров Мальта есть ограда, оборона Сицилии». Каким образом случилось, что земляной вал превратился в гульбище, расположенное не на возвышенном пространстве, а на плоскости, в уровень улиц или площади, к нему примыкающим, – всё это уясняет Энциклопедический Лексикон, изд. г.

Плюшаром, где любопытные могут, если им будет угодно, навести надлежащие справки.

Тульский кремлёвский бульвар существует не более восемнадцати лет, исключая ветвистых тополей и плакучей акации, укрывающей гуляющих от жгучих лучей солнца, а вечером в этих разбросанных клумбах акаций, освещённых столовыми лампадами, пьют чай, курят папиросы, сигары и ужинают. Бульвар наш подобно юноше, обещает скоро быть красавцем, потому что с каждым летом он более и более разветвляется, хорошеет. Надеемся, что на этого красавца невольно будут засматриваться наши красавицы.

Расскажем его историю.

Да ведает новое поколение, что до пожара около крепости нашей тянулись ряды деревянных лавок, которые пламя совершенно уничтожило. Начиная от Упы до Пятницких проезжих ворот, тут были мясные ряды; от Пятницких ворот до Спасской угольной круглой башни, (что насупротив Воздвижения) – свечные ряды; от Спасской башни до нынешних Казанских ворот – ножевой ряд.

Эта линия лавок с металлическими тульскими изделиями несколько переходила к угловой Никитской башне, что против женского Успенского монастыря, где был Обжорный ряд.

Наконец, от Никитской до Тайницкой угловой башни, которую видите на рисунке, – это пространство, теперь лежащее под бульваром, тогда было пространством, лежащим под непроходимою грязью, наполнявшею воздух зловонием, короче: здесь была конная.

После первого пожара, случившегося в 1834 году 29 июня, начальство при возобновлении города приняло свои меры улучшить его относительно размещения строений в приличных местах. Тогда был тульским военным губернатором генерал-майор Елпидифор Антиохович Зуров (ныне сенатор). Мысль окаймить крепость бульваром – эта мысль принадлежит ему, и он вполне осуществил её, живши ещё в Туле.

Князь Андрей Михайлович Голицын как страстный любитель парков и садов в английском вкусе много сделал хорошего в кремлёвском бульваре; в числе хорошего он приказал устроить несколько парников и оранжерею, из которой теперь получаются те роскошные георгины и множество других цветов, на которые любуемся мы, туляне, прогуливаясь среди этой разнообразной и благоухающей растительности. Каждый день, бывало, в три часа пополудни непременно вы встретили бы князя Андрея Михайловича на бульваре. Он непременно посмотрит, бывало, как посадили поутру какое-нибудь деревцо или какой-нибудь цветок, взлелеянный его заботливостию. После продолжительных трудов прогулка – лекарство.

Докладывая одну правду благосклонному читателю, мы должны, к сожалению, упомянуть здесь и о том, что кремлёвский наш бульвар имел свой печальный период, когда оставили его на произвол судьбы.

Мы разумеем то время, когда он оставлен был не публикою, постоянно собиравшеюся в известные дни, а теми, кто мог улучшить его в отношении экономической распорядительности, необходимой чистоты и, если угодно, строгого за ним присмотра… Растения, увянувшие навсегда, которые исчезли из него, «стушевались», как говорит Д.

, – эти посохнувшие растения, говорим, доказывали, что те, которые могли бы озаботиться о подсадке других, совершенно забыли о существовании нашего бульвара.

Оранжереи и парники находились тогда не в завидном положении потому, что за неимением цветочных луковиц сняли между газонами, протянутыми по шнуру, разноцветную растительность, собирая семена на полях и в лесах наших.

Вышла пресмешная история! На полевые цветы налетели полевые насекомые – пчёлы, которые, оглашая воздух страшным своим жужжанием, высасывали из цветов обильную дань меда. Согласитесь, что всё это интересно для пчеловодов, но отнюдь не для посетителей бульвара, которым столь близкое соседство с насекомыми, вооружёнными опасным жалом, не могло принести ничего приятного, весёлого, утешительного.

В настоящее время его превосходительство начальник Тульской губернии Пётр Михайлович Дараган обратил просвещённое своё внимание на гульбище наше. И что же? Все приняло иной вид! Вот что значит одно ласковое слово, один одобрительный взгляд всеми любимого начальника!..

Но так как мы, туляне, легко можем увлекаться к излишней похвале нашему гульбищу, вследствие чего мы решились молчать, безмолвствовать, предоставляя произнести приговор господам проезжающим, которые нередко в летнее время прогуливаются по нашему бульвару в ожидании перемены почтовых лошадей.

Наблюдательные люди не раз замечали, что проезжающие прогуливаются не без наслаждения и оставляют бульвар не без сожаления. Пусть они скажут, соответствует ли наше «широкое раздолье» своему назначению?

После всего высказанного нами, читатель, вы угадаете, кому туляне обязаны благодарностию за то прекрасное состояние нашего кремлёвского бульвара, в котором он находится в настоящее время.

Обращаем внимание читателя на рисунок Г. Шеле.

На первом плане изображено: Тайницкая угловая башня нашей крепости и воксал. Начнём с последнего. Воксал занимает местность на крайних оконечностях двух линий бульвара, омываемых Упою.

Он построен был в 1837 году к приезду в Тулу его императорского высочества государя цесаревича, ныне благополучно царствующего ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА.

С каменной террасы, обращенной к реке, его императорское высочество изволил смотреть на блестящую иллюминацию и большой фейерверк, сожжённый на Упе; между тем как два оркестра военной музыки, размещённые друг от друга на значительное расстояние, играли создания Россини, Доницетти, Беллини и других композиторов. Это было 8 июля означенного года. Вечер был чудесный. День незабвенный для тулян! Восхитительное зрелище! Публика съехалась со всей губернии. Длинным потоком нахлынула она на гульбище и разлилась по всем свободным местам. Даже противоположный берег реки и мост обнизаны были, так сказать, несметным числом любопытных, жаждавших созерцать наследника престола, на котором сосредоточивалось общее, благоговейное внимание. В свите его был тогда поэт наш В. А. Жуковский, который рядом сидел с его императорским высочеством и генерал-адъютантом Кавелиным.

В этой довольно обширной галерее (так иные называют воксал) в летние праздничные дни даются спектакли проезжающими актёрами, которые, впрочем, называют себя артистами; после спектакля открывается бал и публика, заплатив за вход одну из мелких серебряных монет, танцует под приятные звуки оркестра г.

Сокольникова нередко за полночь. Охотникам до живописного советуем в лунную и безоблачную ночь взглянуть с террасы воксала на необозримый резервуар воды. Думаем, что охотники до живописного скажут нам за это русское спасибо.

Но когда им наскучит глядеть на луну, отражающую круглый лик свой в светлых струях водохранилища, к услугам их две, три лодки, которые всегда стоят у причала, близ террасы.

Назад тому несколько лет в этой галерее помещался так называемый клуб, в который собирались члены и гости три раза в неделю играть по маленькой, в коммерческую; но теперь его перевели в более удобный дом.

На той же площади бульвара близ воксала (см. вид) возвышается древняя башня кремля, о которой мы уже говорили. Она названа в Тульской писцовой книге «Ивановскою Тайницкою башнею» потому, что сооружена насупротив храма, доныне существующего, во имя Святого Иоанна Предтечи.

Что же касается до слова «Тайницкая», то, по известию царственной книги (стр.

138), тайниками назывались в старину сделанные под башнями глубокие подвалы, или погреба с каменными сводами, без лестниц, куда спускались во время осады города посредством «ужища», то есть веревки.

Из этих тайников выход был всегда к реке, следовательно, они делались всегда выше горизонта воды. Вероятно, и в нашей Тайницкой башне этот выход некогда существовал, но люди или, скорее, время засыпало его землёю. Эта угловая башня имеет более шести сажень вышины.

Из-за кремлёвской стены с амбразурами видна на рисунке великолепная соборная колокольня. В Тульской Писцовой книге читаем: «А городовая стена во всех местах в вышину по кровлю пять сажень с двумя аршинами; в толщину городовая стена одна сажень с 11 вершками».

Читайте также:  Архитектор николай васильевич васильев - биография, фото, творения

Стена, которая идёт от Тайницкой башни, оканчивается у глухой башни, построенной «на погребу», как сказано в Писцовой книге. Следующая потом городовая стена примыкает к башне Водяных ворот.

Она так названа потому, что в них ходили «со кресты и со образы» 1-го августа и 1 января совершать обряд водоосвящения на Упе, что и ныне бывает каждый год в упомянутые дни. По тому же направлению тянется кремлёвская стена и примыкает к круглой угловой башне, против которой недавно воздвигнута церковь Казанской Божией Матери.

На рисунке она тщательно отделана вместе с колокольнею с соблюдением всех архитектурных мелочей. Далее виднеется целый ряд богослужебных зданий: Покровская, она же и Пятницкая, церковь, Нового Никития, Никольская, именуемая тулянами Николою Богатым, на правой стороне Упы, в бывшей Кузнецкой слободе.

Вся правая сторона «Вида», противуположная крепости, лежащая вдоль реки, занята каменными зданиями огромных размеров, принадлежащими Тульскому оружейному заводу, которому имеется отдельный вид в этих рисунках.

Наконец, читатель текста, может быть, согласится с нашим мнением, что снятый с натуры так называемый кривой мост (хотя правду сказать, этот мост прям, как натянутая струна) и прибавить следует, снятая с натуры вода – мастерское произведение карандаша талантливого художника.

Заключим наш беглый очерк желанием как можно больше видеть собрание публики на нашем кремлёвском бульваре. Но так как в настоящее время давно наступила осень, хотя она и не смотрит ещё октябрём, то мы, раскланиваясь с бульваром, надеемся будущею весною встретить здесь большие группы дам, одетых по последней парижской картинке мод.

Прекрасный пол, как и прекрасные цветы, самое благороднейшее, самое лучшее украшение гульбищ. Мухаммед в преданиях часто говорит, что «Бог создал два предмета для блаженства людей: цветы и женщин».

Если верить барону Брамбеусу (у всякаго барона своя фантазия), то старых женщин нет в природе, как нет старых цветов, ни старых радуг, что женщина не что иное, как воображение в вырезанном платье».

Адаптация текста к современной орфографии — М.В. Майоров

Источник: http://www.tulainpast.ru/opisanie_vidov_tulyi_/row1991/

В последний день лета в тверском парке «воксал» прошел музыкально-поэтический вечер «воксхолл»

31 августа 2014 года на территории парка «Воксал» прошел музыкально-поэтический вечер на открытом воздухе «Воксхолл».

В старину словом «воксал» называли развлекательный парк или здание, в котором непременно играла музыка. Первый воксал появился в поместье Воксхолл близ Лондона – отсюда и пошло название.

В парке устраивались балы, спектакли, концерты и гуляния для английской знати. Позднее парк стал общественным – в него допускались все лондонские жители. В восемнадцатом веке воксалы распространились по всей Европе.

В России первый воксал был открыт в 1774 году в Москве.

Парк «Воксал» в Твери был заложен в 1776 году по распоряжению графа Якова Ефимовича Сиверса, который был в то время тверским и новгородским губернатором. В 1810 году воксал был реконструирован по проекту Карла Росси. Тогда же в парке состоялся бал, на котором присутствовал император Александр Первый. Весь сад был иллюминирован, а с противоположного берега Волги запускался фейерверк.

Расположен парк-воксал между улицей Вокзальной (которая поэтому и носит такое название) и Смоленским переулком – рядом с тверской мечетью и сквером героев Чернобыля.

Особенность тверского парка – в том, что среди деревьев на его территории есть дуб, возраст которого более трёхсот лет.

К сожалению, в настоящее время территория воксала находится в заброшенном состоянии и требует серьезных работ по благоустройству. Наверное, это может подтвердить каждый, кто хоть раз проходил мимо.

Руины зданий позапрошлого века и разросшийся борщевик трудно не заметить…

С надеждой привлечь внимание всех жителей города к этому старинному парку и его дальнейшей судьбе здесь в последний день лета был проведен музыкально-поэтический вечер.

Организаторами мероприятия выступили представители Тверского православного молодежного клуба «Сеятель», участники проекта «Тверские своды» по общественному мониторингу архитектурных, исторических и природных памятников Верхневолжья.

На вечере выступили представители творческого объединения «Струны души»: Майя Саед, Сергей Черкасов, Мария Миронова, Семен Пашин, Екатерина Магнолия, члены общественной неполитической организации «НОРД «Русь», ВИА «Завтрашний день», тверские  барды Татьяна Левина, Елена Котикова и другие.

Тверской Воксхолл посетил и гость из Москвы: Александр Боголапов — солист музыкальной группы «Новые дни».

По словам руководителя клуба «Сеятель» Алексея Андреева, парк «Воксал» может превратиться в своеобразную арт-площадку для  поэтов, музыкантов и художников.

– Изюминка сегодняшнего мероприятия в том, что здесь выступают различные творческие объединения, – рассказывает Екатерина Магнолия, участница «Струн души».

– Для меня это очень интересно – я получила возможность познакомиться с творчеством других участников, услышать что-то новое, а значит, и развиваться в плане творчества.

Что касается идеи восстановления парка как памятника истории – я думаю, это прекрасно! Если дальше будут проводиться подобные мероприятия, это привлечет больше внимания к проблеме.

Действительно, парк «Воксал» – часть многовековой истории Твери, и так печально видеть историческое место в столь заброшенном состоянии.

Однако благодаря людям, неравнодушным к дальнейшей судьбе памятников родной земли, в воскресенье в старинном тверском парке «Воксал», как и в XVIII веке, звучала музыка.

P.S.

Отдельное спасибо Комитету по делам молодежи Тверской области, выдавшему организаторам бензогенератор:)

Главная страница

Ольга Обозная

Фото Ольга Обозная и Алекс Баас

Источник: https://zvetofor.livejournal.com/74260.html

Вокзал: что означает это слово?

Знающие люди ошибались. Русское слово «вокзал» происходит от английского собственного имени Воксхолл (Vauxhall).

В Лондоне есть железнодорожная станция Воксхолл, и даже бытует анекдот, что именно эту станцию показали русским инженерам, когда те приехали в Англию учиться строить железные дороги.

Туповатые русские решили, что воксхоллом называется любая железнодорожная станция, поэтому у них теперь в каждой дыре имеется вокзал.

Рассказик сродни байкам М. Задорнова о тупости американцев, и столь же далек от истины. Особенно в том, что касается сметливости русских инженеров — железнодорожников и строителей.

Помнится, когда я впервые прочитал технические требования к зданиям железнодорожных станций Российской империи, то просто обалдел от того, как здорово все было продумано: и глобально, и в самых мелких мелочах.

Я даже возгордился, что принадлежу к тому же, инженерному, цеху, что и авторы этого документа.

Технические эти требования ни в коем случае не копировали аналогичные английские или немецкие. Потому что писали их люди здравомыслящие, четко понимающие, что Россия от западноевропейских стран отличается протяженностью дорог и контрастным климатом.

Здания вокзалов посему предусматривалось строить гораздо большей вместимости, чем этого требовала пропускная способность железнодорожной линии. Ибо в случае ненастной погоды, а в особенности зимой, станция должна служить не только пассажирам, но и всем, желающим укрыться под ее сводами.

Поэтому залы ожидания предписывалось делать вместительными и сугубо высокими, дабы в них не было духоты.

Начальник станции наделялся большими правами, как капитан на корабле. Но и заботиться он обязан был обо всем. Даже о такой мелочи, как станционный буфет.

Буфет сдавался в аренду частным торговцам, но начальник станции должен был следить, чтобы там всегда был бесплатный кипяток и имелись блюда, которые были бы по карману пассажирам всех трех классов.

И, естественно, чтобы «осетрина была только первой свежести».

Кстати, и широкая «русская» колея была принята не для того, чтобы затруднить супостату снабжение своих войск, буде вторгнутся таковые в Россию. Это тоже результат трезвого учета особенностей страны. Дороги протяженны, климат контрастный.

Следовательно, пассажиры будут находиться в дороге дольше, и багажа у них будет больше. Значит, вагоны должны быть вместительнее западноевропейских. Делать вагоны выше нельзя — они станут неустойчивыми на поворотах. Значит, надо сделать их шире.

А для более широких вагонов нужна и более широкая колея.

Но вернемся к названию железнодорожных станций в русском языке. Кто же такой этот самый Воксхолл, от имени которого произошло слово «вокзал»?

Если мы доберемся до самого начала этой истории, а именно до 1220 года, то обнаружим некоего норманнского рыцаря, которого звали Фокс де Брётэ (Sir Falkes de Breauté). Происхождение его довольно темное.

Судя по всему, был он незаконнорожденным сыном какого-то норманнского рыцаря из округи городка Брётэ, который до сих пор существует на севере Франции, в Нормандии. Он верно служил королю Джону (Иоанну Безземельному) и дослужился до капитана. Чин в те времена немалый.

Женившись в 1220 году, Фокс стал владельцем поместья на Темзе выше Лондона. Поместье называлось Фокс Холл (Falkes Hall).

Служба следующему королю, Генриху III, сперва шла неплохо, но потом у Фокса что-то не склеилось: участие в бунте, бегство во Францию, тюрьма, заступничество Римского папы и, наконец, смерть в 1226 году в Риме.

На месте поместья Фокс Холл выросла деревня Фоксхолл (Foxhall). В 1615 году эту землю купила Джэйн Вокс (Jane Vaux). По созвучию имени новой хозяйки Фоксхолл вскоре стал называться Воксхолл (Vauxhall).

В своем имении Джейн Вокс открыла парк для загородных увеселений. Публика в «Воксхолле» собиралась отборная. Для нее построили большой зал, где проходили концерты и балы. Едва ли не ежедневно в Воксхолле устраивались многолюдные гулянья с иллюминацией, завершавшиеся в 11 часов вечера фейерверком.

Дела у хозяйки шли хорошо. Заведение расширялось. Вскоре рядом с концертным залом появились рестораны, оранжереи, всякие качели-карусели. Чтобы публика вела себя прилично, на газонах были размещены картинки о том, что грешить — плохо и до добра это не доводит. Картинки сопровождались поучительными стихами. Такая вот была наглядная агитация в семнадцатом веке!

Сад для развлечений в пригороде английской столицы просуществовал почти сто пятьдесят лет. Но вскоре Лондон, разросшись, поглотил Воксхолл. Приблизительно в том же месте, только на противоположном берегу Темзы, была построена железнодорожная станция Воксхолл, с которой мы и начали свой рассказ.

За столь длительный срок слово «Vauxhall» стало в английском языке символом великолепия. Поэтому не удивительно, что когда в 1906 году в здешних местах открылся автомобильный завод, он не только взял своей эмблемой герб Фокса де Брётэ — белого грифона на красном фоне, но и выпускаемым автомобилям присвоил название «Воксхолл». Простенько и со вкусом!

Парки для развлечений публики стали открываться и в других европейских странах, а в начале 19-го века свой «Воксхолл» появился и в США.

Да что там Новый Свет! В начале 19-го века Лондон посетил наследник сиамского престола. И, конечно, побывал в Воксхолле. И, конечно, был в восторге. Так что став королем Сиама Рамой V, он приказал построить в королевской летней резиденции Банг Паин (в пятидесяти километрах к северу от Бангкока) копию одного из дворцов Воксхолла.

В России первое такое увеселительное заведение появилось в 1770-е годы в Москве. Как это часто бывало, чтобы сделать название более элегантным, его перевели с английского языка на французский. Так вместо «Вокс холла» получился «Вокс зал» или «Воксал».

Англичанин М. Е. Медокс, владелец Петровского театра (на его месте нынче находится Большой театр), устроил в 1780-х годах летний филиал своего театра в подмосковной роще за Рогожской заставой. Театр назывался «Большой Воксал» и проработал несколько сезонов. В нем играли короткие оперы или водевили.

По окончании представлений устраивали бал или маскарад с открытым буфетом. Так в Москве, задолго до открытия вокзалов в современном смысле этого слова, появились два Вокзальных переулка: Большой и Малый. После революции Рогожскую заставу переименовалии в заставу Ильича.

Переулки тоже получили более революционное название: Большой и Малый Факельные.

30 октября 1837 года была открыта первая в России (и шестая в мире) железная дорога. Она шла от Санкт-Петербурга в Царское Село и в Павловск. Чтобы приохотить петербургскую публику к поездкам на новом транспорте, в Павловске был построен «Воксал».

Пассажиры подъезжали к роскошному зданию, затмевавшему собой небольшой деревянный домик, собственно, железнодорожную станцию. В здании Павловского вокзала находился ресторан и концертный зал. Здесь давали концерты всемирно известные музыканты.

Благодаря известности вокзала в Павловске, все крупные сооружения для обслуживания пассажиров и обработки их багажа на железных дорогах России стали называть вокзалами.

Впрочем, нынешний железнодорожный вокзал в Павловске к «музыкальному вокзалу» никакого отношения не имеет. Тот, старый, сгорел в войну, его так и не восстановили. Теперешний построен по типовому проекту в 1950-е годы.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/30766/

Ссылка на основную публикацию