Владимир набоков и петербург, музей набокова в петербурге

«Набоковские» места в Петербурге и Ленинградской области

Особняк на Большой Морской в модерновом стиле принадлежал потомкам Суворова, а после — семье Владимира Набокова. Дом стал собственностью семьи в 1897 году как приданое матери писателя Елены Ивановны Рукавишниковой.

До того как в 1901 году сюда заселилась семья Набоковых, здание выглядело несколько иным образом.

В 1901–1902 годах его капитально перестраивают архитекторы Гейслер и Гуслистый: возводят новый флигель во дворе, здание надстраивают третьим этажом, полностью изменяют экстерьер, а верхний этаж украшают мозаикой с изображением цветов.

Этот дом, его внутреннее обустройство и обитателей потом подробно опишет Владимир Набоков в своём автобиографическом сочинении «Другие берега»: на первом этаже располагались отделанные деревом столовая, библиотека и телефонная комната, из вестибюля на верхние этажи вела мраморная лестница с витражами в окнах. На втором этаже находились комнаты родителей, будуар с эркером, на третьем — детские комнаты. Кроме того, дом был оборудован по последнему слову науки и техники: это один из первых домов в Петербурге, где появился телефон, электрические звонки для прислуги, гидравлический лифт, кабина которого представляла собой открытую платформу, отгороженную изящными перильцами. Набоков первым в столице купил роллс-ройс и очень гордился этим, потому что второй такой автомобиль был в гараже у самого императора.

В дом на Большой Морской были вхожи лучшие представители столичной аристократии и интеллигенции. Здесь, в «Кабинетной», было проведено большинство заседаний Конституционно-демократической партии, одним из основателей которой был отец писателя Владимир Дмитриевич.

Из интерьера этой комнаты до наших дожили лишь потолки орехового дерева. Внутри вообще мало что осталось со времён семейной жизни Набоковых в этом доме.

Кроме просторных интерьеров нескольких комнат на первом и втором этажах здания и старых витражей окон над пролётом лестницы, ведущей на третий этаж.

Семья Набоковых владела этим домом до 1919 года. Писатель покинул Россию спустя два года после революции, переехав с родителями в Берлин.

По воспоминаниям Владимира Набокова, особняк на Большой Морской был его настоящим и, в чистом понимании, единственным домом.

Это подтверждает и тот факт, что даже через много лет, когда его имя гремело на весь мир, а счёт в банке рост не по дням, а по часам, он так и не купил собственный дом, а предпочитал жить в гостиницах и съёмных домиках.

После того как Набоковы покинули дом, в особняке разместилось Большое телеграфное общество, а после — Управление издательств, полиграфии и книжной торговли Исполкома Ленгорсовета.

В настоящее время первый этаж особняка занимает музей-квартира Владимира Набокова, открытый к столетию писателя. Посетители могут узнать историю этого здания и семьи Набоковых, также увидеть коллекцию бабочек, собранных самим писателем.

Здесь выставлены экспонаты: карандаш, очки, игра скрэббл, пиджак, ботинки, знаменитое пенсне — его подарил музею сын Набокова Дмитрий Владимирович. Это пенсне — деталь писательского образа, в нём Набоков запечатлён на многих сохранившихся фотографиях.

Он говорил, что, когда идёт по улице без пенсне, у него есть возможность, сославшись на плохое зрение, не здороваться с людьми, с которыми он здороваться не хочет.

  • Адресм. Адмиралтейская, Большая Морская ул., 47

В 1911 году юного Володю Набокова отдали в престижнейшее Тенишевское училище, которое находилось на месте нынешнего театра «На Моховой». Сюда принимали мальчиков любого сословия, национальности и вероисповедания. Обучение было платным и довольно дорогим. Училище считалось прогрессивным и либеральным.

Будущий писатель сразу оказался под сильнейшим давлением со стороны учителей и других учащихся, призывавших его вступать в различные неформальные клубы, а позднее — в политические дискуссионные группы. Он выстоял, но обрушившиеся на него издёвки и упрёки, видимо, запомнились ему на всю жизнь.

Известна история о том, как преподаватель литературы Владимир Гиппиус задал классу сочинение на тему «Лень». Набоков сдал пустой лист. И получил за этот арт-жест от Гиппиуса хорошую отметку.

В течение семи лет ежедневно шофёр на красном автомобиле отца возил Набокова на занятия — факт, сразу отделивший нового ученика от всех остальных и сформировавший к нему неприязненное отношение.

Как вспоминает Набоков, «не помню, чтобы когда-либо погода мешала мне доехать до училища всего в несколько минут» и описывает свой ежедневный маршрут: «Повернув на Невский, автомобиль минут пять ехал по нему, и как весело бывало без усилия обгонять самых быстрых и храпливых коней, — какого-нибудь закутанного в шинель гвардейца в лёгких санях, запряжённых парой вороных под синей сеткой. Мы сворачивали влево по улице с прелестным названием Караванная, навсегда связанной у меня с магазином игрушек Пето и с цирком Чинизелли, из круглой кремовой стены которого выпрастывались каменные лошадиные головы. Наконец, за каналом, мы сворачивали на Моховую и там останавливались у ворот училища».

Первый в России памятник Владимиру Набокову был установлен 27 апреля 2007 года во дворе филологического факультета СПбГУ. Открытие его было приурочено к 30-летию со дня смерти Владимира Владимировича. Памятник сложен из металлических труб, навевающих мысли об органе и мольберте, на котором изображён писатель, сидящий в одиночестве за шахматной доской.

Скульптор Валерий Аземша назвал свою работу «Одинокий король», ведь, по словам писателя, «одинок всегда тот, кто король». На бронзовой плите помещены строки из романа Набокова «Дар»: «…продлённый призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, и не кончается строка».

Рядом с памятником посажена «Литературная рощица» — несколько молодых деревьев, привезённых из Выры, бывшего имения Набоковых.

  • Адресм. Василеостровская, Университетская наб., 11, двор филфака СПбГУ

Усадьба «Вырская мыза» в 1896 году стала приданым Елене Ивановне Рукавишниковой, выходящей замуж за соседа Владимира Дмитриевича Набокова. А Выра стала постоянным местом летнего отдыха для пятерых детей Набоковых, в том числе и маленького Володи.

Усадьбу он вспоминал потом в романе «Машенька»: «Старый, зеленовато-серый деревянный дом, соединённый галереей с флигелем, весело и спокойно глядел цветными глазами своих двух стеклянных веранд на опушку парка и на оранжевый крендель садовых тропинок, огибавших чернозёмную пестроту куртин. В гостиной, где стояла белая мебель, и на скатерти стола, расшитой розами, лежали мрамористые тома старых журналов, жёлтый паркет выливался из наклонного зеркала в овальной раме и дагерротипы на стенах слушали, как оживало и звенело белое пианино».

Читайте также:  Юсупов борис григорьевич

В «Других берегах» также есть воспоминание о Выре: «Двадцатисемилетнее, в чём-то бело-розовом и мягком, создание, владеющее моей левой рукой, — моя мать, а создание тридцатитрёхлетнее, в бело-золотом и твёрдом, держащее меня за правую руку, — отец.

Они шли, и между ними шёл я, то упруго семеня, то переступая с подковки на подковку солнца, и опять семеня, посреди дорожки, в которой теперь из смехотворной дали узнаю одну из аллей, — длинную, прямую, обсаженную дубками, — прорезавших „новую“ часть огромного парка в нашем петербургском имении».

Владеть этим имением пришлось недолго: очень скоро Набоковы вынуждены были покинуть Петербург. Судьба дома в Выре печальна: он был экспроприирован властями.

До Великой Отечественной войны здесь находился ветеринарный техникум, во время войны территория была занята немцами, и в Выре размещался штаб генерала Паулюса.

В январе 1944 года при освобождении этой местности советскими войсками усадьба была сожжена.

Имение Батово в Гатчинском районе было основным родовым гнездом Набоковых. С 1800 года усадьба принадлежала семье Рылеевых. Позднее Набоковы окрестили бывший кабинет поэта комнатой с приведениями, ведь там якобы появлялась его тень, а главная алея парка называлась «Аллеей повешенного» тоже в память о бывшем владельце.

Батово было приобретено в середине XIX века прабабушкой писателя баронессой Ниной Александровной Корф, которая под старость уехала к себе на родину, в Самару, продав имение своей дочери Марии Фердинандовне Корф и её мужу Дмитрию Николаевичу Набокову, деду писателя.

Будущие родители Владимира Набокова, Елена Николаевна и Владимир Дмитриевич, собственно и познакомились во время одной из велосипедных прогулок по дороге из Батово в Выру, сразу за мостом.

В 1904 году Дмитрий Николаевич умер, и в Батово осталась одна бабушка, к которой на лето съезжались многочисленные внуки, в том числе и маленький Володя.

После революции 1917 года в Батовской усадьбе был устроен местный клуб, а в 1925 году дом сгорел.

Усадьба «Рождествено» была построена в конце XVIII века. Автора сего великолепия до сегодняшнего дня установить не удалось. Правда, у краеведов и архитекторов на сей счёт имеются некоторые предположения: одни приписывают авторство И. Е. Старову, другие — Н. А. Львову.

В этом доме выросла мать писателя, а в 1916 году он достался Набокову вместе с огромным состоянием его дяди Василия. В те годы Владимир Владимирович был несовершеннолетним, а потому в права наследства полностью вступить не мог. Однако в 1916 году на свои деньги он издаёт сборник стихов.

После отъезда Набоковых Рождествено разделило участь других семейных усадеб: здание было национализировано, в нём разместили общежитие для студентов ветеринарного техникума.

В годы Великой Отечественной войны здесь расположились немецкие войска. В послевоенные годы дом перестроили под школу, перекрыли двусветный зал, а первый разбили на несколько помещений.

Затем здесь была лаборатория местного сортоиспытательного участка.

В 1974 году в усадьбе появились новые владельцы — здесь обосновался краеведческий музей. А в 1987 году он официально получил название Историко-литературного и мемориального музея В. В. Набокова.

В 1995 году в здании произошёл сильный пожар: сгорели северная часть дома, парадный зал. В ходе реставрационных работ были обнаружены следы изначальной планировки усадьбы, что позволило воссоздать первоначальный интерьер.

  • Адрессело Рождествено Гатчинского района Ленинградской области, музей-усадьба «Рождествено»

Источник: https://www.fiesta.city/spb/routes/nabokovskie-mesta-v-peterburge-i-leningradskoy-oblasti/

Музей Музей-квартира Набокова, Санкт-Петербург – Афиша-Выставки

Константин Агунович

В доме, где родился Владимир Набоков и прошли первые 18 лет его жизни, музей открыт в 1993 году.

Для обозрения доступно немногое: в бывших столовой, гостиной, комитетской, телефонной комнатах и библиотеке размещены экспозиции о жизни и творчестве писателя и истории дома Набоковых.

Показывают и часть набоковской коллекции бабочек, переданной музею Гарвардским университетом.

Гриша Котеночкин

7

Не зная ничего о Набокове, музей меня приятно впечатлил. Всего пара комнат, однако здесь можно провести около часа. Посмотреть кино, экспозицию, выставку, плакаты, бабочек, фотографии.. Да к тому же и бесплатно. Всем, кто будет рядом, советую заглянуть..

klealea

7

Карта проезда отправляет вас на Васильевский на Морскую набережную, тогда как вам нужно ехать в центр на Большую Морскую улицу — примерно возле Исаакиевского собора.

шамайка

5

Прогуливаясь по центру города с подругой, совершенно случайно прошли мимо дома , в котором родился Набоков и конечно же вернулись. Посмотреть было не на что, кроме трех музыкальных инструментов, которые чудом сохранились, и богатое убранство помещений.

Очень понравилась печатная машинка, а так же была возможность посмотреть документальный фильм о жизни Набокова и дома. В общем -то сказать почти что нечего.

В гардеробе висел план дома, который когда-то весь принадлежал семье Набоковых, но теперь взгяду любителей заглянуть в интимную жизнь живших в других веках писателей и известных деятелей открыты всего несколько комнат, остальное же принадлежит издательству, иногда там устаривают различные выставки. Например в одной из комнат висели картины с видами Петербурга…
Вход на тот момент был временно бесплатный, но когда-то это удовольствие стоило 20 рублей.

Lorelley Lorelley

7

Случайно проходя по Большой Морской мимо дома -музея В.В. Набокова, решила зайти в этот музей. В тот день проходил форум литературоведов «Набоковские чтения».

Совершенно необыкновенная атмосфера — в библиотеке писательского дома знатоки творчества и исследователи — профессионалы сбрасывали завесу тайны иносказательности с давно известных произведений автора. С интересом осмотрела экспозицию, имея время прослушала и несколько докладов.

Очень интересно, увлекательно, хочется прочитать «Весну в Фиальте», до которой не доходили руки…

Что же касается музея — экспозиция невелика — столовая, гостиная, библиотека, телефонная комнаты — есть личные вещи, конечно же книги, музыкальные инструменты, коллекция бабочек, переданная Гарвардским университетом-любимое увлечение писателя. В настоящее время музею Набокова принадлежит не весь дом, а лишь часть. Иногда проходят временные выставки. Советую посетить этот достаточно скромный музей, сохранивший энергетику аристократического дома семьи Набоковых.

Источник: https://www.afisha.ru/spb/museum/7423/

Дом Набокова

В автобиографическом романе «Другие берега» писатель называет трехэтажный особняк на Большой Морской «единственным домом в мире». Это не красивая метафора, а исторический факт: после отъезда его семьи из Петербурга писатель до конца своих дней жил в гостиницах и на съемных квартирах.

Читайте также:  Архитектор иван егорович старов - биография, фото, творения

Но до того, как в особняке поселилось семейство Набоковых, у него сменилось несколько владельцев, причем все были, как принято говорить, не последними людьми в Петербурге.

В середине XVIII тут жил советник Соляной конторы Маслов, потом правнук великого полководца Суворова Аркадий, затем помещик Рогов, при котором облик дома существенно преобразился, затем некий господин Половцов, который вскоре продал особняк Ивану Васильевичу Рукавишникову.

Приданое “золотой принцессы”

Во второй половине ХIХ века Иван Васильевич Рукавишников был одним из самых богатых людей не только в Петербурге, но и во всей Российской империи. Он сколотил огромное состояние на добыче золота с Ленских приисков.

Рукавишников известен и как щедрый меценат: миллионер регулярно жертвовал деньги на постройку церквей и лечебниц. Этот особняк стал приданым его любимой дочери Елены, “золотой принцессы” которая в 1897 году вышла замуж за публициста Владимира Дмитриевича Набокова.

Молодожены поселились в нем сразу после свадьбы, и здесь же в 1899 году родился их первенец Володя.

Впоследствии писатель красочно описывал обстановку имения Набоковых в романе «Другие берега»:

Передо мной встает большой диван, с клеверным крапом по белому кретону, в одной из гостиных нашего деревенского дома: это массив, нагроможденный в эру доисторическую.

История начинается неподалеку от него, с флоры прекрасного архипелага, там, где крупная гортензия в объемистом вазоне со следами земли наполовину скрывает за облаками своих бледно-голубых и бледно-зеленых соцветий пьедестал мраморный Дианы, на которой сидит муха.

Прямо над диваном висит батальная гравюра в раме из черного дерева, намечая еще один исторический этап.

Стоя на пружинистом кретоне, я извлекал из ее смеси эпизодического и аллегорического разные фигуры, смысл которых раскрывался с годами; раненого барабанщика, трофеи, павшую лошадь, усачей со штыками и неуязвимого среди этой застывшей возни, бритого императора в походном сюртуке на фоне пышного штаба.

Набоковы лелеяли свое родовое гнездо. В 1901 году они начали капитальный ремонт особняка по проекту дуэта архитекторов Бориса Гуслистого и Михаила Гейслера.

Появился третий этаж, богато украшенный мозаичным фризом, фасад обложили красным и серым песчаником, появились роскошные витражи с орнаментами у парадной лестницы.

За деньги, потраченные на ремонт, можно было бы возвести новый дом, но тогда семейство Набоковых могло себе это позволить.

На начало ХХ века дом Набокова был, как принято сейчас говорить, технически продвинутым. После реконструкции здесь установили самую современную отопительную систему и лифт.

В те времена позволить себе лифт в доме могли только миллионеры (впрочем, как и сейчас).

Но богато украшенная светящаяся коробка, которая каталась туда-сюда между этажами, быстро наскучила домочадцам и целый день на лестницах можно было услышать топот детских ног.

Гордостью семейства Набоковых, а особенно Елены Ивановны, были витражные окна, которые заказали в рижской мастерской Тода за бешеные по тем временам деньги. Большая часть витражей разбилась во время блокады Ленинграда, но некоторые поражают своим изяществом и до сих пор. Роскошный металлический декор фасада заказывали на заводе Винклера здесь, в Петербурге.

Детское царство

Планировка зданий была традиционной для помещицких домов. На первом этаже располагались вестибюль, гостиная, столовая, кухня и библиотека, а также два помещения особого назначения – комитетская и телефонная.

На втором этаже находились родительские комнаты – у каждого из супругов было свое «гнездышко», так было принято в те времена. А на третьем этаже было «детское царство»: там находились комнаты пятерых детей четы Набоковых: Владимира, Сергея, Елены, Кирилла и Ольги.

Здесь же жила и гувернантка из Швейцарии Рейчел, которую дети называли просто Мадемуазель. Мадемуазель Рейчел появилась в доме Набоковых в 1902 году и покинула его только в 1912 — по собственному желанию.

Дети ее любили, взрослые уважали… Гораздо позже, уже в эмиграции, Набоков посвятит мадемуазель Рейчел пятую главу романа «Другие берега».

На третьем этаже была и так называемая «инфекционная» — комната с отдельной канализацией, которую отвели под мини-лазарет на случай болезни кого-то из домашних. В остальное время эта комната запиралась на ключ, дети там не играли.

Дом, милый дом…

В стенах тесной, бедно обставленной берлинской квартире рано повзрослевший Набоков часто шептал эти слова. В октябре 1917 года семейство писателя покинуло дом — все думали, что временно, оказалось, что навсегда.

Набоковы уехали от пожаров, выстрелов на улицах, грабежей и убийств — спутников любой революции в пока еще тихий Крым. Вещей брали по минимуму, надеясь, что вся эта большевистская заваруха как-нибудь разрешится.

В доме остались книги, игрушки, коллекция бабочек Владимира, карточная игра «Скрэтл» — все те дорогие сердцу мелочи, которые были штрихами к семейному счастью Набоковых.

Некоторое время после отъезда в доме оставался управляющий, который перевез туда свою семью, но вскоре и ему пришлось бежать. А потом имущество «золотой принцессы» национализировали. Книги отправились в библиотеки, картины — в музеи, ценные вещи — в квартиры эсеров.

Никто из большого семейства Набокова больше ни разу не побывал в особняке. Только сестра Владимира, Елена Набокова-Сикорская, приехав в Ленинград в конце 60-х, навестила родовое гнездо.

После национализации особняк превратился в нечто подобное современным деловым центрам. В разные годы здесь «селились» разные организации — торговые, производственные, был даже литературный кружок. И только в 1999 году, через 100 лет со дня рождения Владимира Набокова, дом ему вернули — посмертно, открыв музей классика.

Читайте также:  Город зеленогорск ленинградской области

Источник: http://Peterburg.center/maps/dom-nabokova.html

Музей Набокова в Санкт-Петербурге

Ветер: северо-восточный, 2 м/с

днемночью
Ноябрь +6 °C 0 °C
Декабрь +3 °C -5 °C
Январь -1 °C -9 °C
Февраль +1 °C -7 °C
Март +5 °C -4 °C
Апрель +10 °C +1 °C

Дом Набокова — дом в Санкт-Петербурге, по современному адресу: Большая Морская улица, дом 47. Именно в этом особняке родился Владимир Набоков в 1899 году. В настоящее время первый этаж дома — музей Владимира Набокова.

История Дома

Между 1897 и Октябрьской революцией дом стал собственностью Набоковых, который они получили в качестве приданого от Елены Рукавишниковой (матери Владимира Набокова). Владимир Владимирович жил в доме до ноября 1917 года.

Дом тщательно описан в его автобиографии «Другие берега» (The Other Shores) и «Память, говори» (Speak, Memory). Для Владимира этот дом остался «Единственным в мире домом».

Впоследствии, даже когда он стал богатым, он никогда не приобретал какого-либо другого дома и предпочитал жить в гостиницах.

Музей Владимира Набокова

С апреля 1998 года первый этаж дома (назывался «семейный этаж» во времена Набокова) занимает «Музей Владимира Набокова», и два верхних этажа («родительский этаж» и «детский этаж») занимают офисы газеты «Невское время». На территории музея «телефонная комната», «столовая», «библиотека», «комната комитета» (здесь было проведено большинство заседаний Конституционно-демократической партии) и «кухня».

Внутри мало что осталось со времен семейной жизни Набоковых в этом доме. Время и история ничего не пощадили, за исключением интерьеров нескольких комнат на первом и втором этажах здания и старые витражи окон над пролётом лестницы, ведущей на третий этаж.

Памятные вещи Набокова, в том числе личные вещи Владимира Набокова (индексные карточки, карандаши, очки, игра Scrabble), а также книги и другие предметы, связанные с его жизнью и искусством, составляют основу музейной коллекции.

Музей посвящен развитию памяти Владимира Набокова и его художественному наследию и культурным ценностям, как внутри России, так и на международном уровне.

Музей — не только дом и экспонаты, связанные с жизнью и средой Набокова, но музей также обеспечивает научно-исследовательские библиотеки для ученых, и проводит многочисленные мероприятия: чтения произведений Набокова и тех, кем он восхищался (например, Антон Чехов и Джеймс Джойс), лекции Международной или национальной конференций («Набоков и Россия», «Набоков и Англия», «Набоков и Франция», «Набоков и Германия», «Набоков и Соединенные Штаты Америки»), ежегодная международная летняя школа Набокова, выставки объектов, связанных с Набоковым. Деятельность Музея Набокова имеет регулярную поддержку ведущих ученых из разных стран мира.

Музей является структурным подразделением Филологического факультета СПбГУ.

Вандализм

  • в ночь на 10 января 2013 неизвестные вандалы разбили стекло в Музее, кинув внутрь бутылку с запиской, содержащей угрозы и оскорбления.
  • в ночь на 21 февраля 2013 неизвестные написали на стене Музея слово «педофил». По факту правоохранительными органами возбуждено уголовное дело по ст. 214 УК РФ «Вандализм».
  • в тот же день нападению вандалов подверглась и музея-усадьба Набоковых «Рождествено» в Ленинградской области.

Галерея

  • Бабочки, нарисованные Набоковым для жены
  • Рисунки бабочек на книге The other shores
  • Бабочки, собранные Набоковым
  • Книги Набокова, изданные в Самиздате в России

Источник: https://tropki.ru/rossiya/leningradskaya-oblast/sankt-peterburg/muzey-nabokova

Владимир Набоков в Петербурге

Здесь знаменитый писатель родился, провел детство и юность.

Мне чудится в Рождественское утро
мой легкий, мой воздушный Петербург…
Я странствую по набережной… Солнце
взошло туманной розой. Пухлым слоем
снег тянется по выпуклым перилам.

И рысаки под сетками цветным
проносятся, как сказочные птицы;
а вдалеке, за ширью снежной, тают
в лазури сизой розовые струи
над кровлями: как призрак золотистый,
мерцает крепость (в полдень бухнет пушка:
сперва дымок, потом раскат звенящий);
и на снегу зеленой бирюзою
горят квадраты вырезанных льдин<\p>

(из стихотворения «Петербург», 1923 г.)

Владимир Набоков родился в Петербурге и прожил здесь вплоть до событий Октябрьского переворота. Отец будущего писателя, Владимир Дмитриевич, происходил из русского стародворянского рода; мать, урожденная Рукавишникова, была дочерью богатейшего золотопромышленника.

Владимир Набоков проводил детство в доме на Большой Морской, 47 (там сейчас музей-квартира его имени) в комфорте и достатке. Семья Набоковых жила в нем с 1898 по 1917 годы. За 70 лет с лишним лет Советской власти в здании ничего не осталось из тех предметов, что принадлежали Набокову.

Уже в 1990-е годы предметы для мемориального музея собирались по всему миру, и в 1998 году музей наконец-то был открыт.

Образование начал в Тенишевском училище в Петербурге (Моховая, 33), где незадолго до этого учился Осип Мандельштам. Там он увлекся двумя главными страстями в своей жизни — энтомологией и литературой.

В 1916 году, еще будучи учеником, юноша издает свой первый стихотворный сборник — названный просто «Стихи» (68 стихотворений, написанных с августа 1915 по май 1916).

На лето Владимир выезжал в живописное место Гатчинского района — имение в Рождествено: там сейчас проходят выставки художников, ставят спектакли, устраивают вечера классической музыки. В обширной парковой зоне в 16 га растут 220-летние деревья, а из скал раньше били целебные источники.

 В апреле 1919 года семья Набоковых навсегда покинула Россию. За границей он написал множество произведений, вел лекции по русской литературе, делал переводы. Но, все равно, тоска и ностальгия по России и Петербургу не покидала писателя:

Мой девственный, мой призрачный!.. Навеки

в душе моей, как чудо, сохранится
твой легкий лик, твой воздух несравненный,
твои сады, и дали, и каналы,
твоя зима, высокая, как сон
о стройности нездешней…
Ты растаял,
ты отлетел, а я влачу виденья
в иных краях, — на площадях зеркальных,
на палубах скользящих… Трудно мне…
Но иногда во сне я слышу звуки
далекие, я слышу, как в раю
о Петербурге Пушкин ясноглазый
беседует с другим поэтом, поздно
пришедшим в мир и скорбно отошедшим,
любившим город свой непостижимый
Брыдающей и реющей любовью… Фото вверху: kinopoisk.ru  

Источник: http://piter.my/event/533127/

Ссылка на основную публикацию