Модерн в архитектуре петербурга — отражение архитектурных традиций скандинавии

Архитектура Петербурга модерна

На рубеже XIX—XX вв. в Петербурге распространился стиль северный мо­дерн, родственный архитектурным традициям Скандинавских стран. Прообраз финской архитектуры. Его отличает подчёркнутая строгость от­делки.

Мастера использовали грубую кладку из неотёсанного камня (серо­го карельского гранита) в сочетании с цементной штукатуркой, поверх­ность которой напоминала болотные мхи. Постоянный спутник северного модерна — скульптурный рельеф. Он украшал не только фасады домов, но и интерьеры.

Самыми популярны­ми были растительные мотивы и изображения птиц: сов, филинов, ца­пель. На лестничных клетках архи­текторы нередко помещали витражи с изображением цветов, листьев, ди­ковинных птиц, грифонов. Дворы-колодцы, темные, суровые, готические элементы.

Нет стилизации, внешняя строгость, рационалистичность. Строгая симметрия, монументализм, классические формы, колонны.

В Петербурге одним из основных архитектурных типов стал доход­ный дом, обычно в пять — семь эта­жей. На первом этаже размещались магазины, на втором — конторы, с третьего до мансарды — квартиры, сдававшиеся внаём. Они были раз­личного качества и цены: чем выше, тем дешевле. Доходные дома соот­ветствовали новой, деловой жизни города и придавали ему европей­ский вид.

Возводились в Петербурге так­же изысканные частные дома. Особ­няк знаменитой балерины Матиль­ды Кшесинской на Кронверкском проспекте построен Александром Ивановичем Гогеном в 1904—1906 гг.

К двухэтажному жилому корпусу примыкает од­ноэтажный с анфиладой комнат: вестибюлем, парадными залами, сто­ловой, зимним садом.

Высокое вы­пуклое окно зимнего сада объеди­няет пространство особняка с внешней средой.

Одним из ведущих петербург­ских архитекторов рубежа веков был Фёдор Иванович Лидваль. (Азовско-Донской банк 1907-1909). Он ро­дился в Петербурге в семье шведско­го подданного. Лидваль окончил Училище технического рисования, учился в Академии художеств.

Он строил банки, учебные заве­дения, доходные дома, гостиницы, особняки. Самое известное произве­дение мастера — доходный дом на Каменноостровском проспекте (1899—1904 гг.), принадлежавший его матери Иде Лидваль.

Это комп­лекс корпусов разной высоты с боль­шим парадным двором, открываю­щимся на улицу. Лидваль придал криволинейные очертания карни­зам и оконным завершениям; на фасаде дома шестиугольные окна, характерные доя северного модерна.

В оформлении здания использованы разнообразные отделочные мате­риалы: штукатурка, грубооколотый камень кофейных тонов и гладкая керамическая плитка.

Гостиница «Астория» — здание на Иссакиевской площади в стиле неоклассицизм. В коипозиции фасадов отчетливо прослеживается деление на три яруса: нижние этажи облицованы красным гранитом, средние оштукатурены под камень и объединены широкими пилястрами. Верхний шестой этаж украшен рельефными вазонами. Первый этаж оформлен застекленными арками со скульптурными масками на замковых камнях.

Доходный дом А Ф. Циммермана на Каменноостровском проспекте (1906—1908 гг.) очень живописен. Местоположение дома на пересече­нии двух улиц Лидваль подчеркнул тем, что угловую часть здания сделал выше и увенчал её декоративной ба­шенкой. Контраст светлой штукатур­ки и яркой коричневой глазурован­ной плитки в облицовке первого этажа усиливает общее праздничное впечатление.

В так называемом «Шведском доме» на Малой Конюшенной ули­це (1904—1905 гг.) — шестиэтаж­ном здании с просторным концерт­ным залом, которое принадлежало евангелическо-лютеранской церкви Святой Екатерины, — наиболее ин­тересен главный фасад.

Его общий спокойный строй нарушен в цент­ре лоджией с группой эркеров, бал­конов, башен, связанных между со­бой криволинейным фронтоном.

Сочетание в облицовке гранитной поверхности, светло-жёлтой плитки и зернёной штукатурки придаёт зданию элегантность и благород­ную красоту.

На рубеже XIX—XX вв. в Петербурге распространился стиль северный модерн, родственный архитектурным традициям Скандинавских стран. Прообраз финской архитектуры. Для этого стиля характерно:

• подчёркнутая строгость отделки.

• грубая кладка из неотёсанного камня (серого карельского гранита) в сочетании с цементной штукатуркой, поверхность которой напоминала болотные мхи.

• использование скульптурного рельефа (Он украшал не только фасады домов, но и интерьеры.)

• самыми популярными были растительные мотивы и изображения птиц: сов, филинов, цапель.

• на лестничных клетках архитекторы нередко помещали витражи с изображением цветов, листьев, сказочных птиц, грифонов. Дворы-колодцы, темные, суровые, использование готических элементов

• нет стилизации,

• внешняя строгость, рационалистичность.

• строгая симметрия

• монументализм

• классические формы, применение колонн.

Живопись модерна в России.

Модерн , ар-нуво (фр. «новое искусство»), югендстиль (нем.

«молодой стиль») — художественное направление в искусстве, наиболее распространённое в последней декаде XIX — начале XX века (до начала Первой мировой войны).

Его отличительными особенностями является отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, интерес к новым технологиям (например в архитектуре), расцвет прикладного искусства.

Основная идея нового художественного движения — сотворение прекрасного, которого нет или мало в действительности, что ведет к искусству для искусства, к эстетству, либо к преобразованию окружающей жизни красотой.

Модерн в архитектуре в России — это первый буржуазный стиль, даже в большей мере купеческий, явление, впервые наблюдаемое в странах Западной Европы в эпоху Возрождения и вполне вызревшее в России на рубеже XIX-XX столетий.

Модерн на новом историческом этапе как бы повторяет развитие новой русской архитектуры от барокко, с обращением к древнерусской архитектуре, до классицизма, с преодолением романтизма достигшей высоты ренессансной классики в Золотой век русской культуры. Внедрение искусства в жизнь, преобразование среды обитания человека по законам красоты в России носит чисто ренессансный характер.

Серов, Левитан, Серебрякова основывают свое творчество на природе, выявляя ее красоту, как и в жизни человека. Этой же эстетики придерживался Чехов. Недаром ведущим архитектором русского модерна явился Ф.О.Шехтель.

Модерн как умонастроение художественной интеллигенции, что заключало в себе особое настроение утонченной поэзии и грусти в восприятии природы и явлений искусства (мирискусники), вплоть до болезненной меланхолии (Борисов-Мусатов) или высших устремлений (Врубель) критика и публика воспринимала как декаданс, кто с критикой, кто с узнаванием своего мироощущения.

Модерн — это панэстетизм, отголосок Золотого века русской культуры, дворянского периода ее развития, с ощущением его конца, — о чем заявил Дягилев на устроенной им грандиозной выставке исторических портретов в Таврическом дворце в 1905 году, — с зарождением и развитием демократической и буржуазной культуры, соотношение между которыми в России совершенно иное, чем в странах Западной Европы.

Живопись стиля модерн была наполнена поэтикой символизма, сочетая характерные для него образы со сложным ритмом, линейной композицией в союзе с декоративным цветовым пятном.

Признаками стиля модерн считаются особая плавность форм, вытянутые фигуры, подчёркнутые контуры, чёткие одноцветные поверхности.

В живописи модерна эффект глубины имел второстепенное значение, всё изображение выглядело плоским, а в иных случаях казалось украшенным аппликациями стенным ковром.

Нередко художники в своих произведениях использовали растительные мотивы. Стебли, листья и цветы как будто увядших экзотических растений сплетались в причудливый узор, в котором иногда появлялись фигуры женщин или фантастических существ.

Модерн обнаруживает пристрастие к определенным сюжетам и темам. Это аллегорические сюжеты ( война, смерть, грех, любовь), мотивы, выражающие импульсивные проявления страсти (трепет, игру, вихревое движение). Благодаря таким качествам живописный язык модерна нередко использовали символисты для воплощения своих идей и образов.

С живописью модерна связаны М. Врубель, В. Васнецов, Е. Поленовой, А. Бенуа, Л. Бакст, К. Сомов в России.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/5x7bdd.html

Особенности архитектуры Скандинавских стран

В прошлом веке именно в скандинавских странах впервые обозначился переход к последовательному регионализму. Первыми, переняв модернизм, архитекторы-скандинавы уже к тридцатым годам прошлого столетия стали постепенно от него отходить.

Градостроительные принципы компоновки, характерные для этого стиля: строчная застройка, плоская кровля, прямоугольные объемы и другое плохо подходили для климатических условий Скандинавии.

Регионализм же, являясь одним из ответвлений органической архитектуры во II половине двадцатого века, вдохновил на создания нескольких оригинальных сооружений.

Вообще понятие региональный стиль в зодчестве применяется для обозначения самых разных стилей двадцатого века, характеризующихся использованием традиций и обычаев в строительстве народа, населяющего тот или иной регион, проектированием с учетом местного климата и природных условий.

Стиль начал складываться в тридцатые годы прошлого столетия. Его возникновение обусловлено снижением интереса к обезличенному авангарду с его геометрическими формами, отторжением его эстетики.

К середине двадцатого века регионализм укрепил свои позиции в ответ на повсеместное насаждение модернизма. В это же время шло активное его формирование. Указанный период характеризуется всплеском туризма, а так же мероприятиями по восстановлению городов Европы.

 Мероприятия по реконструкции впоследствии стали самостоятельным течением в создании проектов и исследованиях. Особенно широко реконструкция развивалась в Италии, Австрии, Франции.

На формирование регионального стиля повлиял и творческий поиск архитекторов из разных мест, стремившихся найти приемы художественной идентификации своей родины. В особенности характерен данный процесс для государств сравнительно поздно ставших независимыми.

Если рассматривать Скандинавию, то тут учитывая специфические климатические условия, архитектура стремительно перешла к замкнутой или полузамкнутой застройке. Дома проектировались протяженными, криволинейными в плане, повторяющими характер Скандинавского рельефа.

Плоская кровля была абсолютно непригодна в условиях региона, так как на таких крышах залеживался снег. Естественный снегосброс обеспечивался традиционными скатными крышами с крутыми склонами. Использование традиционных форм в архитектуре обусловило предпочтение природных стройматериалов.

Объемы и обстановка общественных построек были отмечены поиском эстетических признаков современных конструкций с использованием природных стройматериалов. Примером могут служить гнутые древесноклееные материалы.

Ярчайшим примером выражения подобного приема является творчество выдающегося архитектора из Финляндии Алвара Аалто.

Источник: http://archi-story.ru/architecture_of_skandinavii/

Зарождение стиля «модерн» в петербургской архитектуре

Дача великого князя Бориса Владимировича 1896-1897, Шернборн и Скотт; 1899, А. И. фон Гоген

Пушкин, Московское шоссе, 11

Одним из истоков нового стиля «модерн» послужил английский дом-коттедж. Обращение к традициям народного или средневекового жилища питало творческие поиски британских мастеров «Движения искусств и ремесел», оказавших заметное воздействие на архитекторов континентальной Европы.

В Петербурге эта неоромантическая версия индивидуального дома была внедрена непосредственно из самой Англии. В 1896-1897 гг. английские архитекторы, строители и декораторы, создали в Царском Селе дачу великого князя Бориса Владимировича. Особняк со службами и садом у берега Колонистского пруда предстает подлинным уголком «Туманного Альбиона».

(Ныне здесь размещается НИИ растениеводства имени Н.И. Вавилова.)

Усадьбу эту можно считать начальной вехой в становлении петербургского модерна. Типичная, даже ординарная по английским меркам, она оказалась ключевым памятником для несколько запаздывавшей в своем развитии русской архитектуры. Интересно, что этот факт имел определенную историческую параллель. Семью десятилетиями ранее, А. А.

Менелас (шотландец по происхождению) построил в том же Царском Селе и в Петергофе серию парковых сооружений, ознаменовавших поворот от классицизма к романтизму. Среди них — камерный дворец Коттедж в Александрии. Своего рода «английский дом» в формах нео-готики.

Появившийся на исходе XIX века, второй царскосельский «коттедж» возвестил о начале неоромантического направления нового стиля в петербургской архитектуре.

Дача была построена на участке Отдельного парка. Участок принадлежал великому князю Владимиру Александровичу, который был на тот момент президентом Академии Художеств.

Этот особняк, по некоторым данным, являлся подарком Борису Владимировичу (сыну Владимира Александровича) к его двадцатилетней годовщине, от королевы Великобритании Виктории, которая была его крёстной матерью.

Таким образом, этот новый стиль в архитектуре проник из Англии, где и зародился, благодаря междинастическим связям монархов (можно вспомнить, что, супруга императора Николая II, приходилась внучкой королеве Виктории и в детстве воспитывалась при ее дворе, а сам император был двоюродным братом будущего английского короля Георга V). Поэтому, модерн, черты которого были заметны уже в оформлении Беловежского императорского дворца (начало 1890-х гг., Н. И. де Рошефор), входил в русскую архитектуру под покровительством царской фамилии.

Читайте также:  Казанский собор в санкт-петербурге

Некоторым петербургским архитекторам, весной 1897 года, представилась уникальная возможность познакомиться с этой загородной царскосельской усадьбой.

Большой интерес вызвал данный осмотр новых архитектурных веяний, так как при постройке и проектировании дома были применены новые приёмы, не согласующиеся с тогдашними представлениями о проектировании русских зодчих. Новый ансабль зданий был представлен в 1897 году архитектором двора великого князя Владимира Александровича.

Так же были представлены имена авторов этого проекта Шербонна и Скотта. Работы под руководством этих архитекторов, были выполнены фирмой «Мэйпл» со штаб-квартирой в Лондоне.

Имя Шернборна (Шербона) упоминается во многих позднейших изданиях. Одновременно с постройкой дачи, вместе с той же фирмой, он был привлечен царской семьей к интерьерной отделке Александровского дворца в Царском Селе.

Загадочным Скоттом, который был представлен автором проекта, по мнению некоторых, был выдающийся мастер стиля модерн М.Х. Бейли Скотт
Именно эта постройка довольно близка по духу к стилистике его более ранних работ. В 1896-1898 гг.

он был привлечён к созданию интерьеров во дворце великого герцога Эрнста-Людвига Гессенского, который прославился как знаменитый меценат и покровитель этого нового стиля. Этот европейский монарх был родным братом российской императрицы.

Однако, скорее всего, это был всё-таки архитектор фирмы «Мэйпл», который в 1898-1899 гг. руководил работами по отделке личных комнат во дворце великого князя Павла Александровича на Английской набережной, 68.

Источник: https://two-worlds.ru/zarozhdenie-stilya-modern-v-peterburgskoy-arhitekture/

Модерн

Guida-SPb30 июня 2010Архитектурные стили

Модерн (иногда называемый ар-нуво или югендстиль) — архитектурный стиль, получивший распространение в Петербурге в конце 19 — начале 20 века в рамках художественного направления модерн. Архитектуру модерна отличает отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, широкое использование новых материалов (металл, стекло).

Художественное направление в мировом искусстве, популярное на рубеже ХIХ-ХХ веков. В различных странах известно под разными названиями: ар-нуво — во Франции, сецессион — в Австрии, югендстиль — в Германии и Скандинавии, модерн — в Англии и России, стиль Тиффани — в Америке.

В архитектуре стиль модерн возник как альтернатива эклектизму и характеризовался стремлением сочетать функциональность и эстетичность, создать цельный, синтетический образ, где внешние и внутренние объемы подчинены единой композиции, обилием плавных, текучих форм и использованием новых технологий и материалов.

Свободная планировка зданий предполагала широкий простор для реализации творческих замыслов архитектором, создававших абсолюте неповторимые сооружения, в декоре которых преобладали растительные мотивы.

Архитектура модерна многолика. Одним из основателей стиля был бельгиец Виктор Орта, первым применивший стекло и металл. Его идеи подхватил француз Эктор Гикмар, оформивший входные павильоны парижского метро.

Мастера Венского Сецессиона и «школы Глазго» во главе с Ч.Р. Макинтошем разрабатывали версию геометрического модерна, основываясь на мотивах круга и квадрата.

 Но самой необычной была архитектура испанца Антонио Гауди, чьи здания представляли фантастически-причудливые объекты.

В Санкт-Петербурге, под влиянием близкой Скандинавии, широкое распространение получило такое ответвление, как «северный модерн»,  обращавшийся к северной природе и эпосу северных народов.

Архитектура модерна разнообразна. Стиль этот вобрал в себя элементы всех предшествующих стилей. Здания в стиле модерн могут напоминать и мавританские дворцы, и замки, и заводские корпуса. Однако, в отличие от предшествовавшей модерну эклектики, его авторы отказались от прямого копирования форм ренессанса и барокко. 

Идея применения стального каркаса как несущей конструкции впервые в России появилась в Петербурге (здание компании Зингер). Здание как бы устремляется ввысь. Проемы окон делаются более широкими для более полного освещения помещений. Кроме того, в работе Сюзора уже появляется принцип «органичной архитектуры», то есть вытекание внешнего облика здания из его внутреннего содержания.

В архитектуре модерна есть ряд характерных черт, например, отказ от обязательных симметричных форм. В нём появляются новые формы, «магазинные окна», то есть широкие, предназначенные играть роль витрин.

Наиболее заметные здания Санкт-Петербурга в стиле модерн:

Архитектура

Источник: https://guida-spb.com/architectural-styles/modern.html

Симбиоз традиций и новаций: о петербургском стиле в архитектуре

Современный Петербург, по мнению ведущих архитекторов, теряет индивидуальность, которая выгодно выделяла его на фоне других европейских столиц. Профессиональное сообщество возобновляет поиск критериев петербургского стиля в архитектуре.

Мамошин: Санкт-Петербург всегда был городом стилевого многообразия
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Социально-экономические и политические преобразования 1990-х привели к необходимости переосмысления культурной специфики Петербурга.

Тогда же академик Дмитрий Лихачев отмечал: «Нам важно осознать свою роль, свой характер, свою индивидуальность как города, чтобы развить и поддержать хотя бы наиболее важное и значимое в культурной деятельности наших предшественников-петербуржан».

Спустя четверть века тема петербургского стиля вновь обсуждается на форумах и конференциях. Не обошли ее стороной и на IX Международном форуме по градостроительству и архитектуре A.city.

«Хотелось бы в результате дискуссии выработать критерии этого понятия, которые бы носили черты преемственности с нашим великим наследием», – сказал глава КГА Владимир Григорьев.

По его мнению, петербургский стиль – это не повторение исторических зданий, а использование в современных постройках архитектурных приемов, отличающих Северную столицу от других городов мира.

Важен симбиоз традиций и новаций, а стиль – лишь инструмент, заметил генеральный директор ООО «Архитектурная мастерская Мамошина» Михаил Мамошин. «Санкт-Петербург всегда был городом стилевого многообразия.

Это отражение его исторически сложившейся многонациональности, мультикультурности, – отметил руководитель архитектурного бюро «Евгений Герасимов и партнеры» Евгений Герасимов.

 – Для меня петербургский стиль – это качество, любая архитектура, но только качественная».

Идентификационные знаки

Архитектура Санкт-Петербурга является отражением не только стилевого разнообразия, но и градостроительного и культурологического феномена города. Подтверждением этого является признание исторического центра города в целом, а не отдельных его зданий объектом Всемирного наследия. Это беспрецедентный случай в истории ЮНЕСКО.

Перечисляя градостроительные особенности классического Петербурга, Михаил Мамошин выделил следующие знаковые градостроительные признаки: ансамбле­вость застройки, наличие небесной и красной линий, правило брандмауэра, обозначающее границы внутриквартального межевания, высотный регламент зданий (исторические ограничения и современное высотное зонирование в историческом центре).

Также для архитектуры имперской столицы характерны и специфические архитектурные черты.

В частности, вертикальное решение оконных проемов, осевое построение фасадов, нечетное количество окон формируют ось, протяженность фасада (по линии застройки 25–50 м, исторически происходящее из объединения земельных участков), обязательное наличие цоколя (традиционно путиловская плита), диагональные осевые построения композиций угловых зданий и их элементов (в зоне перекрестков улиц).

«Слава богу, что город выступил с инициативой снизить высоту застройки. Важно сохранять преемственность в законодательстве, – подчеркнул Михаил Мамошин. – Французские архитекторы живут по законам, которые были сформулированы еще при Наполеоне. Там есть преемственность мышления – это то, чего нам сегодня не хватает».

К концу ХIХ – началу ХХ века градостроительные традиции, воплотившиеся в петербургских ансамблях, были столь сильны, что революционный пыл архитекторов молодой Советской республики реализовывался в приемлемом формате.

«Всегда архитектура исчезала к верху, это очень важное качество удалось сохранить даже в период моды на конструктивизм – в Ленинграде не увлеклись супрематическими зданиями, для которых характерно нарастание формы к верху»,– отметил архитектор.

Кроме того, важны и такие петербургские мотивы, как его театральность, колористика. Красноречивы уже сами по себе метафоры: «Петербург – штукатурный, цветной город».

Отличительной чертой также являются публичные открытые пространства, например набережные. «Если возьмем Лондон, там открытые пространства обычно приватные. Этот наш бренд мы должны развивать», – говорит архитектор.

Между тем эти знаковые градостроительные и архитектурные особенности город постепенно утрачивает, констатировал Михаил Мамошин.

Тактичное сосуществование

Санкт-Петербург всегда строился на достаточно ясных принципах, говорит Владимир Григорьев.

Здесь много зданий возведено не архитекторами, а гражданскими инженерами (Доменико Трезини – автор первого генплана Санкт-Петербурга, военный инженер; Николай Баранов – главный архитектор города в 1938–1950 годах – окончил Ленинградский институт гражданских инженеров. – Прим. ред.). Навыки рисования были более распространены среди инженеров, чем сейчас среди архитекторов, заметил он.

Важен симбиоз традиций и новаций, а стиль — лишь инструмент
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Другой отличительный принцип петербургской застройки – тактичность: при возведении нового дома старались не затмить соседа.

«Архитекторы в своем творчестве амбициозны, но то ли наше небо так действует, то ли всегда оставалось ощущение того, что Петербург – столица, но в итоге была создана архитектура, которой мы сейчас гордимся», – сказал Владимир Григорьев.

Петербург архитектурно многогранен, и если его исторический центр сформировался к началу ХХ века, то город продолжал развиваться за его пределами. В 1917–1936 годы, в период расцвета советского конструктивизма, ленинградские архитекторы оказались в числе передовых.

Во времена сталинского классицизма, 1936–1956 годы, застраивались проспекты Стачек и Московский, Ивановская улица. И в этом же стиле был создан Кировский стадион, ныне утраченный. Тогда же велось строительство метро.

Город восстанавливался после войны, и этот период был успешнее, чем в других городах Европы, считает Владимир Григорьев.

Интересно решалась задача массового озеленения районов города: на месте разрушенных домов разбивали скверы, создавались зеленые зоны, в частности, на Каменноостровском проспекте.

«Это удивительный, блестящий период в нашей архитектуре, когда под руководством Николая Баранова Ленинград усилил свой архитектурный бренд», – считает Михаил Мамошин.

Бережное отношение ко всем периодам градостроительной деятельности – отличительная черта Петербурга, считает главный архитектор города.

Под знаком жилищной программы

Как отмечает Владимир Григорьев, в 1956–1990 годы государство сосредоточило усилия на решении жилищного вопроса – советская строительная индустрия работала исключительно на квадратные метры.

Архитектура была объявлена излишеством. Но нет худа без добра – это обогатило градостроительную практику.

Широкое распространение получила комплексная жилая застройка микрорайонного типа, где дома приобрели свойство архитектурных элементов.

Несмотря на то что целые районы застраивались скромными типовыми зданиями, именно они стали композиционными деталями ансамблей новых микрорайонов. Масштабным проектам была свойственна безупречная регулярность планировки, улицы и проспекты были прямые.

Ленинградские архитекторы создали свою собственную градостроительную школу, особенностью которой стала идея сохранения исторической застройки – новые жилые кварталы активно росли по периферии города.

В советское послевоенное время создано немало достойных зданий и сооружений, их нужно брать под охрану, считает главный архитектор города. Союз архитекторов Санкт-Петербурга прорабатывает этот вопрос.

«Качество типовой застройки очень разное, но все это, как и исторический центр, составляет Петербург, микрорайоны которого не спутаешь с кварталами других городов», – утверждает Владимир Григорьев.

Закодироваться?

По мнению Михаила Мамошина, мы живем в эпоху постфункционализма, пострационализма. С 1991 года архитектор освободился из-под диктата строителей, жестких ограничений со стороны власти. «Казалось бы, для архитекторов настало время исторической справедливости – золотой век.

Но мы все испытываем одинаковую неудовлетворенность тем, что происходит. Простые фасады хрущевок иногда бывают более гуманны, чем вакханалия современной жилой архитектуры, – признает Владимир Григорьев. – Современники всегда ругают архитектуру, и определенная объективность в этом есть.

Однако рассчитывать на то, что мы к этому привыкнем, что эта новая архитектура врастет в Санкт-Петербург, наверное, не стоит».

В Смольном обеспокоены качеством застройки на границе города и области. «У петербургских новостроек должен быть свой отличительный стиль. Такую задачу перед комитетом по градостроительству и архитектуре поставил губернатор Георгий Полтавченко. КГА планирует провести конкурс на поиск петербургского стиля для новых жилых районов», – сообщил Владимир Григорьев.

Отличительной чертой Петербурга являются публичные открытые пространства, например набережные
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Читайте также:  Литературные сообщества санкт-петербурга

Ведутся дискуссии не только о петербургском стиле, но и о том, как вернуться к петербургской градостроительной культуре. Германия проблему идентификации решила по-немецки прямолинейно – ввела дизайн-код. В Берлине этот инструмент неплохо сработал, заметил Михаил Мамошин, но нам это не подходит.

«Нашей архитектуре должны быть свойственны ментальные и идентификационные элементы исторического кода. А как пользоваться этим инструментом, решает архитектор, – пояснил он.

 – Блестящий Петербург, ленинградская архитектура (особенно ее ранние сюжеты), у нас есть возможность формировать идентичную культурную среду на традициях.

Период самоидентификации нужен не только архитекторам, но и горожанам».

По мнению Михаила Мамошина, пора создать площадку для обсуждения этой темы, провести исследования и разработать методологический инструмент, который будет носить рекомендательный характер. «Я бы не стал называть рекомендации жестким дизайн-кодом, это для творчества вредно».

«Я плохо отношусь к словосочетанию дизайн-код, – заметил Владимир Григорьев. – Никакими нормами невозможно регламентировать красоту и архитектурную индивидуальность. Профессионализм подразумевает адекватное решение задачи применительно к условиям, которые существуют в определенный исторический период. Должен быть не дизайн-код, а стиль территорий».

Диалог с водой

Доцент кафедры архитектурного проектирования СПбГАСУ Владимир Линов напомнил о градостроительной традиции Петербурга, когда создается среда, насыщенная небольшими реками и каналами.

Современным архитекторам приходится только мечтать об этом. Так при разработке проекта «Дуденгофский квартал» архитекторы попытались включить водное пространство в ткань жилых строений. Но это им не удалось сделать из-за жесткого федерального водного законодательства, рассказал руководитель архитектурного бюро «СТУДИЯ-17» Святослав Гайкович.

«Мы не используем колоссальный ресурс – воду. Развитие города вдоль Невы, когда-то не принятое в генеральный план по оборонным соображениям, должно наконец начать реализовываться», – сказал Михаил Мамошин.

Комментарий Владимира Григорьева был обнадеживающим. «В новые правила землепользования и застройки мы вносим норму, согласно которой водные пространства могут в ограниченном объеме включаться в зоны зеленых насаждений. До настоящего времени многие из них даже не числятся ни на чьем балансе – это ничейные территории».

Трансформация стиля

Никакими нормами невозможно регламентировать красоту и архитектурную индивидуальность.

Должен быть не дизайн-код, а стиль территорий
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Поиск критериев петербургского стиля продолжается, между тем в мире формируются новые глобальные тенденции, которые, несомненно, будут оказывать влияние на градостроительство и архитектуру.

Города разрастаются до агломераций, с развитием технологий меняются требования и предпочтения горожан, увеличивается доля электронных услуг и электрического транспорта, все это, безусловно, скажется на облике городов.

С изменением климата и ростом экологических требований меняются нормативы застройки. Появляются новые системы жизнеобеспечения – кондиционеры, вентиляционные системы и т. д.

Влияние на развитие городов будут все больше оказывать и социальные факторы, в частности активизация миграционных потоков.

Необходимость быстрого реагирования на изменения климата приведет к повышению требований к несущим конструкциям, что неизбежно отразится на градостроительстве и архитектуре зданий, утверждает Святослав Гайкович.

Что касается архитектурного облика Петербурга, то Святослав Гайкович прогнозирует кардинальные изменения в эстетических предпочтениях.

Тоталитарная неоклассика (крупные ансамбли Адмиралтейства и Генштаба, Таврического дворца, Московского райсовета) останется в прошлом, будет все более востребована экоустойчивая архитектура.

В Северной столице, как в городе, ощущающем свою самодостаточность, будет только повышаться роль фактора консервации достижений культуры в архитектуре предшествующих времен.

«Надеюсь, что петербургские архитекторы сумеют синтезировать градостроительство как качество пространства и урбанизм как качество среды на благо человеку», – подытожил свои прогнозы Святослав Гайкович.

Ирина Кравцова

В печатной версии название статьи — «Симбиоз традиций и новаций» (журнал «Строительство и городское хозяйство», № 165, май, 2016 г.)

Источник: http://StroyPuls.ru/sgh/2016-sgh/165-may-2016/118084/

Архитектура Норвегии — сочетание традиций и современности

Норвегия — страна современной архитектуры и традиционного скандинавского зодчества. Хотя супер современная архитектура — не самое первое, что приходит в голову, когда речь идёт о норвежской столице, город действительно переживает архитектурный ренессанс. The cutting-edge architecture — именно так теперь называют последние архитектурные новшества в Осло.  

Из статьи вы узнаете, как внешне изменилась столица Норвегии за несколько лет, а также познакомитесь с архитектурными планами Осло на ближайшее десятилетие.

Barcode / Штрихкод

Проект Barcode от нидерландской студии MVRDV и норвежских компаний DARK и a-labThe Carve © Ivan Brodey

Общественно-деловой центр в районе Бьорвика, недалеко от станции Oslo Sentral Stasjon, прямо напротив еще одной знаменитой архитектурной жемчужины — Национального оперного театра Осло. Квартал находится в пяти минутах от центрального вокзала, но тем не менее имеет прекрасный вид на зелёные холмы города.

Архитекторы

Архитектурный принцип разработан норвежскими компаниями DARK и a-lab при сотрудничестве с нидерландской фирмой . Благодаря тому что здания расположены на небольшом расстоянии друг от друга, издалека архитектурный ансамбль напоминает штрихкод.

Конструкция

Проект Barcode представляет собой геометрическую систему из 12 узких, но достаточно высоких зданий, каждое из которых спроектировано разными архитектурными компаниями.

В основе проекта — игра с геометрическими пропорциями и восприятием. Здесь все здания имеют разную высоту и ширину.

Несмотря на свою претенциозность и яркость, проект выглядит органично и вписывается в общегородскую концепцию современного Осло.

Особо внимание привлекает к себе здание по проекту a-lab, получившее название The Carve — многоэтажный дом из белого мрамора с деревянными вставкам. Здание включает в себя офисные помещения на первых восьми этажах и жилые квартиры на верхних этажах.

В необычной углублении, или «пробоине», разбит сквозной сад. Цель архитекторов заключалась в том, чтобы спроектировать квартиры с окнами, выходящими в обе стороны, обеспечить хорошее естественное освещение и добиться высокой энергоэффективности здания.

Интересные факты

  • Во время строительства были найдены обломки девяти кораблей, построенных предположительно в первой половине XVI века. Это оказалось самой большой коллекцией обломков кораблекрушений в Норвегии. Известно, что исторически это место находилось под водой, как и остальная часть всего района Бьорвика примерно до середины XIX века. Эти и другие найденные артефакты были переданы в коллекцию Норвежскому морскому музею.
  • В 2006 году только один житель Осло из десяти высказывался «за» предстоящую стройку высоток Штрихкода, но 8 лет спустя, к 2014 году, уже более половины населения города практически всецело одобряло дизайн и строительство нового квартала.
  • Рядом с названием «Баркод» стали фигурировать фразы «норвежский мини Манхэттен», «икона Осло», «новый культурный центр» и др.
  • Штрихкод вызывает интерес у фотографов и кинорежиссёров. Недавний британский триллер «Снеговик» (2017), экранизация бестселлера Ю. Несбё, может похвастаться кадрами с Майклом Фассбендером как раз в норвежском мини Манхэттене.

Музей современного искусства Аструп-Фернли

Музей Аструп-Фернли © Wojtek Gurak

Частный музей современного искусства в Осло основан при поддержке Фонда Томаса Фернли, Хедди и Нильса Аструпов.

Он располагается практически в центре Осло в новом районе Tjuvholmen, где заканчивается променад по набережной Aker Brygge, и пользуется популярностью у множества посетителей и туристов.

Значительно выросла привлекательность района для других галерей и творческих пространств.

Архитекторы

Здание построено по проекту известного итальянского архитектора (Renzo Piano). В послужном списке архитектора работа над проектом Центра Помпиду в Париже, Калифорнийская академия наук и множество архитектурно необычных музеев. Также в Москве ведется реконструкция ГЭС-2 по проекту Ренцо Пьяно.

Конструкция

Три павильона под общей стеклянной крышей, пропускающей дневной свет и имеющей форму паруса. Всё очень по-скандинавски. Динамику музею придает немного вогнутая крыша, сразу бросающаяся в глаза.

 Ее мощные консольные вылеты защищают фасад от ветров.

Здание соответствует морским окрестностям Осло-фьорда: серые стальные колонны напоминают мачты яхт и кораблей в близлежащем порту, а деревянная панель серебряного цвета напоминает о встрече с суровым ветром норвежских фьордов.

Уникальное расположение сказывается на необычном местоположении павильонов — они разделены водой и соединены небольшими деревянными мостами. Отсюда открывается прекрасный вид на красоты Осло-фьорда.

С архитектурной точки зрения новое здание музея признано одним из самых выдающихся музеев в мире. Идея архитектора заключалась в том, чтобы дать посетителю возможность окунуться в мир современного искусства как с суши, так и с воды.

Концепция «близость к природе» лежит в основе всего проекта.

Интересные факты

  • В 2003 году музей привлек внимание мировой общественности, приобретя на нью-йоркском аукционе фарфоровую скульптуру Michael Jackson and Bubblesна сумму более 51 миллиона норвежских крон.Ее создал американский художник Джефф Кунс.
  • В коллекцию музея входят работы в стилеcontemporary artнорвежских и американских художников, а также произведения известных китайских, японских и индийских мэтров мира искусства. Коллекция охватывает работы с 1960-х годов по настоящее время. 

Новый музей Мунка, Lambda-prosjektet

Музей Мунка от Herreros Arquitectos

Место

В 2008 году Музей Мунка «переезжает» из района Тойен в Бьорвику, туда, где уже стоят жемчужины норвежской современной архитектуры — Оперный театр и Штрихкод. Таков план норвежских урбанистов по объединению основных кварталов Осло с прибрежной зоной фьорда, чтобы превратить ее в общественное пространство.

Архитекторы

К 2019 году появится Новый Музей Мунка, который уже строится по проекту испанского архитектурного бюро . Планируется перевезти 28 000 картин, эскизов, фотографий и скульптур. Каким же должно быть здание, которое приютит богатое норвежское наследство Мунка?

Конструкция

Конструкция музея задумывалась по примеру лондонского Tate Modern и Музея современного искусства в Нью-Йорке.

В основе здания лежит трёхэтажный «подиум», на котором будет располагаться основная тринадцатиэтажная башня, причем главные функции музея должны будут выполняться на верхних этажах.

Внизу планируются научная библиотека, временные экспозиции и другие общественные пространства. Вся башня соединяет в себе две основные составляющие: пространство музея («статичная» часть здания) и общественное пространство («динамичная» часть).  

Первая часть — это залы, посвященные художественным работам и их консервации, здесь также будет расположена администрация.

«Динамичная» часть будет простираться по всей высоте здания и представлять собой вертикальное общественное пространство с видом на весь город.

 Эта часть здания будет прозрачной, чтобы посетители всегда могли непосредственно контактировать с городским ландшафтом и природой.

Переходы и транспортировка между двумя частям башни сами по себе будут представлять «путешествие в искусство». Завершение строительства ожидается в 2019 году.

Кроме работ Мунка планируются также отдельные пространства для выставок работ норвежского коллекционера Рольфа Стенерсена, художников Амальдуса Нилсена и Людвига Равенсберга. Музей откроет свои двери для посетителей в 2020 году.

Интересные факты

  • Высота и форма здания подверглись сильной критике со стороны жителей и части правительства. Проект даже замораживался на некоторое время, пока в 2013 году не был возобновлен.

Специально было сделано интересное анимированное видео завершенного проекта в будущем:

Nordisk Lys от Reiulf Ramstad Arkitekter

Осло продолжает экспериментировать и расти прямо на глазах. В начале года стало известно, что конкурс по обновлению общественного пространства рядом с Центральным вокзалом выиграло норвежское бюро RRA, . Это будет первая часть плана Fjordporten по улучшению пространства в районе вокзала Oslo S.

Место

Центральный вокзал Осло, приграничная часть района Бьорвика.

Архитекторы

Норвежское архитектурное бюро Reiulf Ramstad Arkitekter известно созданием смелой, но простой архитектуры, которая основана на скандинавских ценностях. 

Читайте также:  Парк 300-летия петербурга

Конструкция

Новое строение сочетает традиции и инновации и напоминает башню. Оно состоит из нескольких квадратных частей, в которых будет располагаться огромное количество офисов, конференц-залов, культурных помещений и даже отелей. Крытая аллея будет соединять нижнюю часть здания с пространством всего Oslo S.

По словам жюри «этот новый проект позволит развивать центральный вокзал как самый крупный принимающий «узел» и предоставит путешественникам новые пространственные и качественные возможности». Несмотря на очень современный вид будущего здания, в его основе лежит идея возвращения к традициям.

Для строительства будет использовано дерево, основа культуры строительства Норвегии, а также современные материалы — бетон и cтекло high-tech.  

Проект охватывает четыре главных направления: привокзальное пространство, включающее сейчас заброшенную площадь, нижний «квадрат» башни, предназначенный для жилых помещений и культурных центров, а также крытая аллея и основное здание башни.  Возможное начало строительства планируется к 2020 году.

Конечно, не всем придутся по душе новые архитектурные опыты, но в этом и заключается прелесть современного Осло: сохраняя классическое, скандинавское зодчество, город не боится идти в ногу со временем и экспериментировать с новыми архитектурными формами.

Если вам интересен также скандинавский дизайн и Норвегия в целом, загляните в статью о новом дизайне норвежской кроны и почитайте о скандинавском интерьере.

Источник: https://losko.ru/modern-architecture-oslo/

Северный модерн

Не скажу ничего нового, лишь сто пятьдесят первый раз повторю:

«Санкт-Петербург — удивительный город!»

Ходишь порой по одним и тем же улицам в центре, казалось бы, целую вечность и перестаешь замечать многое, углубляясь в свои мысли и заботы. Но стоит в какой -то момент перейти на другую сторону, просто поднять голову и «вах!» — все проблемы на какое -то мгновение испаряются, потому что перед тобой абсолютно невиданный до сих пор вид.

Бывает ощущение, что фасады домов скрывают свою истинную красоту, приберегая ее на особенный случай.

И вот, в какое то мгновение, когда свет ли упадет под определенным углом, или небо перестанет, наконец, быть серым и отразится в темных окнах глубоким голубым цветом, то ли просто состояние души такое,что готово воспринимать только прекрасное, но именно тогда здания преображаются совершенно фантастическим образом. Город вдруг меняется, восторг переполняет, и начинаешь понимаешь, он — странный, мистический,  великолепный, и он — лучший.

 

И только в Санкт-Петербурге и еще немного в Выборге вы можете познакомиться с суровой элегантностью такого явления в истории архитектуры, как «Северный  модерн».

Дом Лидвалей (Каменноостровский проспект, 1/3) , архитектор Фридрих Лидваль.

Этот стиль появился в начале ХХ столетия, в некоторой степени, под влиянием архитектуры  Финляндии и Швеции, где национальный романтизм с его увлечением сюжетами древних сказаний, обращением к своей культуре, традициям и истории стал в то время  одним из основных направлением в искусстве этих стран.

Pohjola, здание, архитектуры Герман Гезеллиус, Армас Линдгрен и Элиэль Сааринен (Herman Gesellius, Armas Lindgren and Eliel Saarinen) , Хельсинки

Россию же познакомил современной культурой «северных соседей» не кто иной , как Сергей Дягилев. Этот человек , поистине — титаническая фигура в российской культуре, поражает размах его деятельности, вкус  и страсть к искусству.

В 1897 Дягилев организовал в училище технического рисования барона А. Л. Штиглица  году выставку скандинавских художников. Возможно этим, он открыл перед архитекторами  суровую поэзию нового для того времени направления, и в начале века  в Петербурге стали возводиться дома в стиле «Северного модерна».

Дом Лидвалей (Каменноостровский проспект, 1/3) , архитектор Фридрих Лидваль. Фото Решетова.

Одним из первых   и архитекторов этого стиля стал  представитель шведской диаспоры Петербурга Федор (Фридрих) Лидваль.

Его посторойки  в период с 1901 по 1907 год, в том числе  жилой комплекс  самой семьи Лидвалей (Каменноостровский проспект, 1/3), стали классикой Северного Модерна.

Дом Лидвалей (Каменноостровский проспект, 1/3) , архитектор Фридрих Лидваль.

В 1898 году участок на Каменноостровском проспекте купила мать архитектора Федора Лидваля Ида Бальтзаровна. Для архитектора эта постройка стала первой самостоятельно работой.

Дом Лидвалей (Каменноостровский проспект, 1/3) , архитектор Фридрих Лидваль.

Архитектор воздвиг целый комплекс зданий разной этажности. Но несмотря на асимметрию,  архитектурное сооружение, в целом, кажется единой стройной композицией.

Ему же принадлежит  новшество, ранее не встречавшиеся в  архитектуре Петербурга. Он спроектировал большой парадный двор, выходящий навстречу улице. Благодаря чему, в квартиры попадало много дневного света.

  Это был совершенно нетрадиционный вариант  доходного дома . В основном постройки Санкт-Петербурга  имели «дворы-колодцы».

Небольшие внутренне пространства, в которых каждый звук был слышан даже на самом высоком этаже.

Декор фасада несет все черты стиля модерн. Рельефная надпись «1902» украшает центральный портал, год постройки. По сторонам от надписи, начинается самое интересное, присущее только северному модерну — почти сказочные изображения природы. Птица, прилетевшая и севшая на сосновую ветку, рядом заяц, а за ним еще один выбегает из леса.

В этом доме  на 3 этаже занимала до 1915 года сама хозяйка – Ида Лидваль, а в соседних квартирах на этом же этаже жили ее сыновья Эдуард Лидваль и Федор Лидваль. Из известных жильцов там некоторое время жил художник Кузьма Петров-Водкин.

Здание страхового общества «Россия» на Большой Морской улице,1907, 

архитектор Г. Гимпель

Если вы однажды прохаживаясь по Большой Морской , и наслаждаясь началом  сезона Белых ночей, вдыхая влажный воздух холодного питерского лета,поднимите голову и можно обнаружите, что  серое здание внизу облицованное грубым камнем под номером 35, устремилось вверх чистыми и удлиненными формами, заканчиваясь тремя фронтонами. Фриз здания декорирован сказочными панно, на которых витязи стройными рядами  проходят вдоль карниза в суровые походы.

Одна из особенностей Северного модерна, разнообразие текстур облицовки. Стены здания покрыты светло-серым гранитом. Первый этаж дома облицован блоками красного гангутского гранита. Дымчато-розовый гранит из месторождения Ковантсари — это облицовочный материал верхних этажей.

Сочетание черного, красного и светлого серовато-розового камня нарядный вид.  Но самым эффектным элементом декора выступают майоликовые композиции на тему «русский север», выполненные по рисункам Н. К. Рериха. Верхний майоликовый мозаичный фриз погиб в годы блокады Ленинграда.

Сохранились только три небольшие вставки над окнами второго этажа.

В 2009 г. майоликовый фриз воссоздали специалисты фирмы «Полиформ-Р», под руководством А. В. Олейника.

Дом с совами, дом Путиловой на Большом проспекте Петроградской стороны, 1907, архитектор Ипполит Претро

Большой проспект П.С., 44

Совы венчают портал здния из этого он был прозван в народе «Дом с совами» .  Архитектор Ипполит Претро – одним из основных представителей северного модерна в Петербурге построил этот дом для купчихи Путиловой, владевшей магазином на  Васильевском острове.

Поначалу здание приковывает внимание тем художественным беспорядком, в котором разбросаны окна, выполненные в разных формах: тут они шире, а здесь, наоборот, уже и протяженнее. Следом за этим взор падает на ступенчатый шаг эркеров и обилие орнаментов, при создании которых архитектор вдохновлялся образами из северного фольклора, флоры и фауны.

Дом стал одним из самых ярких примеров стиля Северный модерн, который стал делать первые шаги в Петербурге и архитекторы были  в некотором поиске.

В 1912 году   Претро был награжден серебряной медалью на городском конкурсе лучших фасадов, что по тем временам было высшей наградой для архитектора.

Дом Бубыря

Стремянная улица, 11

В начале XX столетия петербургский зодчий Алексей Бубырь приобрел на Стремянной улице участок с постройкой и в компании с архитектором Николаем Васильевым возвел для себя доходный дом. В нем он планировал поселиться вместе с семьей, а остальные комнаты и квартиры отдавать в аренду горожанам.

Это здание стало становится новой достопримечательностью из-за диковинных рисунков, обильно украшающих фасад здания. Какие только существа не спускаются по его стенам: вороны, рыбы, растения, малопонятные существа из легенд и сказок.

Отдельное место в декоративном оформлении занимает образ солнца, который компенсирует обращенную на север основную часть фасада.

Строительство нового дома продолжалось  два года.  1907 год -дата окончания строительства.  На последнем, шестом этаже, стал проживать  Бубырь и его семья.

Бубырь владел домом до 1919 года, а вскоре после революции вынужден был уехать на Украину, где его жизнь оборвалась трагическим образом.

Фасад дома на Стремянной наполнен  изображениями стилизованных змей, рыб, человеческих голов, символов солнца. Парадный подъезд «охраняют» вырубленные каменные птицы.

Этот причудливый  декор сочетается с  потемневшим от времени стенами этого несимметричного здания . Дом на Стремянной 11 считается одним  из лучших образцов  северного модерна в Санкт-Петербурге.

Весь декор продуман до мелочей, включая решетку ворот и перила лестничных маршей.

Публика в доме проживала . В свое время рядом с Бубырем обитал еще один его партнер по архитектурным проектам Лев Ильин, после революции ставший главным архитектором Ленинграда и умерший в блокаду. Николай Васильев в 1917 году также недолго прожил под этой крышей, но затем отправился в Крым, оттуда — в Константинополь, а затем в Америку.

Вскоре свой дом покинул и Бубырь, лишившийся всех частных заказов. Маршрут вел на Украину, но оборвался на полпути. Есть сведения о том, что архитектора расстреляли бандиты.

По одному из преданий, вдова Бубыря, дочь владельца фортепьянной фабрики Diederichs Freres, обнаружила семейный чемодан у одного священника. Тот признался, что нашел его рядом с двумя обобранными до нитки трупами.

Обычное дело для Гражданской войны.

Лиговский пр., 2/ Свечной пер., 27

Это здание одно из самых интересных и самых поздних памятников северного модерна в Петербурге. Доходный дом был построен по проекту архитектора А. Л. Лишневского, при участии архитектора А. Л. Берлина и гражданского инженера Н. Н. Аистова, по заказу врача А. Л. Сагалова, директора частного родильного дома.

Некоторые считают, что много в композиции и декоре  заимствованно у другого архитектурного обьекта — дома Пиетинена в Выборге, на вокзальной площади, сооруженный в 1908 году архитекторами Юнгом, Бомансоном и Линдгреном, (о котором речь пойдет ниже).

Поверхность стен декорирована весьма скупо, только пилоны нижних этажей оштукатурены под каменную щепу. Тем большую роль играют украшающие дом рельефы.

Центральным элементом фасада, выходящего на Лиговский проспект, является лестничная клетка, выделенная гигантским обрамлением с аттиком. Это достаточно редкий для Петербурга элемент. Обычно лестничные клетки старались ориентировать во двор.

Фасад, выходящий на Свечной переулок, заметно длиннее, и декорирован более разнообразно. На нем есть два эркера, лоджии, центральное место занимают три эффектные львиные маски.

Черты «северного модерна» проявлялись и в ряде далеких от него творений. Суровый северный модерн преобладает над восточными мотивами в здании Соборной мечети. «Шведский дом» интересен главным фасадом, лоджией с группой балконов, эркеров и башен, которые связаны криволинейным фронтоном между собой.

 Выборг

Напротив железнодорожного вокзала можно увидеть большое здание в стиле национального романтизма. Это — бывший дом Пиетинена.

Дом был построен в 1906-1908 годах по заказу мебельного фабриканта Матти Пиетинена.

Проект дома разработали архитекторы Бертель Юнг и Оскар Боманссон.

Cеверный модерн — уникальное явление в русской архитектуре.

Соединив в себе суровость и элегантность, ассиметричную композицию, сдержанную цветовую гамму, комбинацию текстур, игру свет и тени рельефных декоров, а иногда ярких вставок в виде мозаичных панно.

 Невероятный стиль задает уникальную атмосферу городу. Эти здания Санкт-Петербурга как одетые в серую замшу денди всегда сдержаны и полоны утонченного шика.

Источник: http://www.lafrimeuse.com/ru/severnyj-modern/

Ссылка на основную публикацию