Литературный кружок а.а. дельвига в санкт-петербурге

Литературное общество «Зеленая лампа»

Состав общества «Зеленая лампа»

Основателем литературного общества «Зеленая лампа» был драматург и переводчик Н.В. Всеволожский, работавший в Коллегии иностранных дел.
В его доме в Санкт-Петербурге, на Екатерингофской набережной, постоянно бывали А.С.Пушкин, А.А.Дельвиг, Ф.Н.Глинка, С.П.

Трубецкой, А.Д.Улыбышев, Ф.Ф.Юрьев, Д.Н.Барков, Д.И.Долгоруков, П.Б.Мансуров А.Г.Родзянко, И.Е.Жадовский и многие другие. Общими интересами членов кружка были театр и литература.

Впрочем, это не мешало им иногда затрагивать в своих дискуссиях общественные и политические проблемы.

«Свет и надежда»- девиз общества

Кружок Всеволожского официально оформился и получил название в марте 1819 года.

«Зеленой лампой» его назвали потому, что участники собирались за круглым столом, освещаемым лампой с абажуром зеленого цвета. Члены кружка носили колпаки – символы свободы и веселья.

Посвященные в общество люди надевали также специальные кольца, на которых была изображена лампа, символизировавшая просвещение.

Девизом общества были слова: «Свет и надежда!»
На собраниях кружка «Зеленая лампа» велись протоколы. Впрочем, все дискуссии, проходившие в обществе, сохранялись членами в глубокой тайне. Читались очерки о состоянии русского театра, статьи Всеволожского по русской истории, написанные на основании летописных материалов, стихи, публицистические произведения.

Сохранились стихотворные произведения молодого А.С.Пушкина, посвященные членам «Зеленой лампы» – Я.Толстому, П.Мансурову, Н.Всеволожскому и другим.
Нравы «Зеленой лампы» отличались большой степенью вольности.

Известная строка А.С.Пушкина «Желай мне здравия, калмык!» касается одного из обычаев общества: если кто-либо из гостей салона произносил нецензурное слово, слуга-калмык Никиты Всеволожского преподносил ему «штрафной» бокал вина со словами: «Здравия желаю!»

«Зеленая лампа» и декабристы

Некоторые участники «Зеленой лампы» (С.П.Трубецкой и Ф.Н.Глинка) одновременно состояли в «Союзе благоденствия» – декабристской организации. Большинство политических дискуссий инициировалось именно ими.

Историки литературы полагают, что разница между двумя обществами была не столько в каких-либо эстетических или политических взглядах, а в отношении к жизни – в «Зеленой лампе» царил дух веселья, творчества, свободной игры, в отличие от принципиальной серьезности и даже некоторого «угрюмства» декабристов.

На собраниях «Зеленой лампы» царили весьма свободные нравы, озорство, вольнодумство. Так, показателем их взглядов может послужить политическая утопия А.Д.Улыбышева «Сон», рисующая картину жизни России через триста лет. Этот документ был для кружка своеобразным «символом веры».

Тем не менее, связь «Зеленой лампы» с декабристами была не слишком тесной. Хотя общий тон собраний общества задавался будущими декабристами, большинство участников кружка не знало о «Союзе благоденствия» и не входило в подпольные политические организации.

Информация о готовящемся восстании для рядовых членов литературного общества была недоступна.

Отблески «Зеленой лампы» 

В 1820 году произошло восстание Семёновского полка в Санкт-Петербурге. После этого политический сыск в стране был резко усилен. За обществом был установлен полицейский надзор.

Один из членов «Зеленой лампы», полковник Жадовский, сообщил руководителям кружка о наблюдении за ними со стороны власти, после чего решено было прекратить встречи.

Всего за год с небольшим было проведено как минимум 22 собрания общества.

Но значение общества для становления литературных талантов А.С.Пушкина, А.А.Дельвига, Ф.Н. Глинки было весьма велико. Многие из членов кружка в зрелом возрасте отошли от политических взглядов молодости, но опыт свободного творческого общения и изучения истории и культуры России имел большое значение для развития их талантов.

Само название «Зелёная лампа» вошло в историю. Спустя сто лет после Пушкина, в 20-х годах XX века, в парижской квартире Д.Мережковского и З.Гиппиус было создано второе общество, носившее такое же название – в напоминание о пушкинских традициях. На вечерах парижской «Зеленой лампы» бывали как поэты и писатели, так и политические деятели эмиграции. Существовало это общество вплоть до смерти Мережковского в 1940 году. Литературные объединения, называвшиеся «Зеленой лампой», были и в Харбине, и в Южной Америке – всюду, где в XX веке появлялись русские люди, словно зажигался огонек писательского дружества, дошедший к нам со дней пушкинской молодости.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Запись опубликована в рубрике Русская литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Источник: http://velikayakultura.ru/russkaya-literatura/literaturnoe-obshhestvo-zelenaya-lampa

Дом Дельвига

Небольшой трёхэтажный дом, в котором А. Дельвиг с семьёй прожил с 1829-1831 годы, до самой смерти, сохранился до наших дней почти без изменений. Дом отмечен мемориальной доской. В этом доме собирались и лицейские друзья, и известные поэты – В. Жуковский, П.

Вяземский, Н. Гнедич, И. Крылов, Н. Гоголь. Здесь издавалась А. Дельвигом «Литературная газета», альманах «Северные цветы». В отсутствие Дельвига альманах редактировал А. Пушкин.

Глубокие и нежные чувства и общие литературные интересы связывали Пушкина и Дельвига ещё с лицейской поры:

«С младенчества дух песен в нас горел,

И дивное волненье мы познали,
С младенчества две музы к нам летали,
И сладок был их лаской наш удел…»Дружба двух поэтов не прерывалась во время долгих разлук. Дельвиг навестил Пушкина в Михайловской ссылке, друзья постоянно переписывались. Одно из писем Пушкину он закончил словами: «Целую крылья твоего Гения, радость моя!».

Женившись, Дельвиг почти сразу поселился на Загородном проспекте. Сначала в доме 9 (дом перестроен), а с 1829 года на Загородном, 1. Наезжая в Петербург, Пушкин всегда бывал у своего товарища. Беседовали друзья обычно в кабинете Дельвига.

Брат Антона — Александр – оставил нам такие воспоминания об этих встречах: «Пушкин сидел на диване по-турецки ногами. Дельвиг подле него на кресле, а перед ним на столе лежали бумага и карандаш.

Разговоры их нередко перемешивались экспромтами Пушкина, которые Дельвиг немедленно записывал». В письме Софьи Михайловны Дельвиг, адресованном подруге, мы находим следующий отзыв: «Сегодня вечером мы ожидаем его (Пушкина) к себе. Он будет читать свою трагедию «Борис Годунов».

Присутствовавший на чтении молодой композитор М.И. Глинка был глубоко потрясён высокой поэзией и истинной народностью трагедии.»

Все знавшие Дельвига высоко ценили его личное обаяние. Тонкий поэтический вкус, глубокое понимание искусства, музыкальная одарённость, которыми обладал Дельвиг, сделали его драгоценным советником, помощником во многих творческих замыслах его друзей.

Кружок Дельвига оказал большое влияние на развитие русской литературы этих лет.

Украшением гостиной дома на Загородном проспекте служил портрет А.С. Пушкина, написанный Орестом Кипренским по заказу А. Дельвига.

В этой гостиной по средам собирались и лицейские друзья, и литераторы пушкинского круга: В. Жуковский, П. Вяземский, Н. Гнедич, И. Крылов. Молодой композитор М. Глинка охотно бывал в доме Дельвига, играл на фортепиано и пел. Среди гостей можно было встретить и польского поэта Адама Мицкевича.

Позднее, вспоминая встречи с русскими друзьями, он признавал, что писатели в России составляют род братства, связанного друг с другом многими узами.

В квартире у Дельвига располагалась и редакция издаваемого им альманаха «Северные цветы», в которые сотрудничали все дружеские поэты литераторы. С 1830 года А. Дельвиг стал издавать «Литературную газету», выходившую раз в пять дней. В отсутствие Дельвига редактировал газету А. Пушкин.

Читайте также:  М.ю.лермонтов - дуэль на черной речке в петербурге как предопределение

«Литературная газета» откликалась на события культурной жизни, давала оценку книжным новинкам, вела острую полемику с реакционной журналистикой. Её сотрудники – литераторы пушкинского круга – пропагандировали идеи гражданской роли писателя, его духовной независимости. Несмотря на запрещение политического отдела Пушкин и Вяземский умели иногда очень искусно обойти запрет.

Например, в канун четвёртой годовщины казни декабристов, в газете появилось стихотворение А. Пушкина «Арион», в котором поэт, единомышленник первых русских революционеров, утверждал: «Я песни прежние пою».

За «Литературной газетой» бдительно следили цензура, III отделение и лично шеф жандармов Бенкендорф.

Когда в газете появилось переведённое с французского стихотворение, посвящённое памяти жертв июльской революции 1830 года, этого было достаточно, чтобы Бенкендорф вызвал Дельвига к себе. Человек удивительно мягкий и впечатлительный, Дельвиг был потрясён грубостью Бенкендорфа и отстранением от издания газеты. У угнетённому нравственному состоянию присоединилась и простуда.

Он серьёзно заболел. Подавленность содействовала развитию болезни. 14 января 1831 года Антон Дельвиг скончался. В ранней кончине Дельвига обвинили Бенкендорфа – таково было всеобщее суждение.

А.С. Пушкин хлопотал о помощи осиротевшей семье друга. На руках у вдовы осталась восьмимесячная дочь. Осиротели и младшие братья Дельвига. В феврале 1831 года П.А. Плетнёв, ведавший тогда денежными делами Пушкина, передал 1000 рублей Софье Михайловне Дельвиг за купленный у неё Пушкиным портрет работы О.

Кипренского – что составляло по тем временам немалую сумму.В тяжёлые периоды утрат А. Пушкина не покидала «особая бодрость духа», читаем у П. Анненкова. «Меня не так-то легко с ног свалить, будь здоров – и постараемся быть живы», — писал Пушкин Плетнёву после получения известия о смерти Дельвига.

Антон Дельвиг был одним из самых сердечных друзей Пушкина. «Никто на свете не был мне ближе Дельвига. Из всех связей детства он один оставался на виду – около него собиралась наша бедная кучка. Без него мы точно осиротели»,- напишет Пушкин П.А.

Плетнёву после безвременной кончины друга в 1831 году:

«И мнится, очередь за мной,

Зовёт меня мой Дельвиг милый,
Товарищ юности живой,
Товарищ юности унылой.
Товарищ песен молодых,
Пиров и чистых помышлений,
Туда, в толпу теней родных
На век от нас ушедший гений».А. Пушкин вспомнит друга-поэта и в стихотворении «Художнику», написанному в 1836 году после посещения мастерской скульптора Б. Орловского:

«…в толпе молчаливых кумиров

Грустен гуляю: со мной доброго Дельвига нет;
В тёмной могиле почил художников друг и советник.
Как бы он обнял тебя! Как бы гордился тобой!»

Источник: http://www.iPetersburg.ru/dom-delviga/

Деятельность А.А.Дельвига как публициста

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Содержание

Введение

1. Становление поэтической личности. Лицейские годы А.А. Дельвига

2. Участие А.А. Дельвига в литературных кружках.

3. Альманах «Северные цветы». Редакторская деятельность А.А. Дельвига.

4. «Литературная газета» Дельвига и Пушкина

5. Репрессии против «Литературной газеты». Кризис в творчестве А.А. Дельвига

6. Заключение

7. Список использованной литературы

Введение

В своей статье о творчестве А.А. Дельвига исследователь В.Н. Орлов пишет, что в истории русской литературы Дельвиг известен, прежде всего, как лицейский товарищ, задушевный друг и литературный спутник Пушкина, всецело находившийся под его влиянием.

Но, познакомившись с творчеством этого поэта и публициста, с высказыванием исследователя хочется не согласиться.

В своей работе мы попытались доказать, что такое представление о Дельвиге следует признать недостаточным: он был хотя и не очень крупным, но талантливым и самобытным поэтом и старался идти самостоятельным творческим путем.

«Творчество Дельвига нелегко для понимания. Оно нуждается в исторической перспективе, в которой только и могут быть оценены его литературные открытия.

Но понять его, осмыслить его внутреннюю логику и закономерности, почувствовать особенности его поэтического языка — значит во многом приблизиться к пониманию эпохи, давшей человечеству Пушкина», так писал о А.А. Дельвиге исследователь В.Э. Вацуро.

В своей работе мы постарались раскрыть разные стороны этой личности, изучив различные сферы влияния на характер и становление А.А. Дельвига, как поэта и публициста.

В своем реферате я попытаюсь отразить все многообразие личности Антона Антоновича Дельвига.

Задачи нашей работы:

— Наиболее полно осветить биографию А.А.Дельвига, определив основные этапы, на которых происходило становление личности поэта;

— Определить влияние людей и общественных направлений XIX века на публицистическую деятельность А.А. Дельвига;

— Оценить редакторскую деятельность А.А. Дельвига.

1. Становление поэтической личности. Лицейские годы А.А. Дельвига.

Родился Антон Антонович Дельвиг 6 августа 1798 года в Москве. Он происходил по отцу из старинного, но сильно обедневшего рода прибалтийских баронов. К концу XVIII века семья Дельвигов настолько обрусела, что сам поэт даже не знал немецкого языка.

Начальное образование он получил в частном пансионе. Родители добивались определения его в только что организованный Царскосельский лицей и пригласили учителя. Им стал литератор А. Д. Боровков, который отвез мальчика в Петербург. 19 октября 1811 г. начался лицейский период жизни Дельвига, под знаком которого протекли едва ли не все его юношеские и даже зрелые годы.

О лицейском периоде Дельвиге исследователи располагают довольно обширными сведениями.

Учился он очень плохо, и его несколько нарочитая лень служила в кругу лицеистов вечным предметом добродушных шуток и дружеских эпиграмм.

Пушкин, ближайший и любимый его друг, вспоминал, что способности Дельвига развивались медленно, и что до четырнадцати лет «он не знал ни одного иностранного языка и не оказывал склонности ни к какой науке».

При всем том юный Дельвиг был очень начитан в русской литературе, рано проявил свои поэтические способности. Он превосходно знал немецкую поэзию, наизусть цитировал Шиллера и Гете. Вместе с Кюхельбекером и Пушкиным она заучивали наизусть оды и стихотворения Державина, Жуковского и древнего Горация, которого Антон тщательно разбирал в классе под руководством профессора Н. Кошанского.

Он читает — жадно и бессистемно, большей частью во время занятий, преимущественно русские книги, — и за четыре года приобретает репутацию едва ли не лучшего знатока русской литературы среди лицеистов. В 1816 г. директор Лицея Энгельгардт замечает, что Дельвигу свойственно «какое-то воинствующее отстаивание красот русской литературы».

«Первыми его опытами в стихотворстве,- писал А. Пушкин,- были подражания Горацию. Оды «К Диону», «К Лилете», «К Дориде» были написаны им на пятнадцатом году и напечатаны в собрании его сочинений без всякого изменения. В них уже заметно необыкновенное чувство гармонии и той классической стройности, которой никогда он не изменял.

» В числе его первых стихов была его патриотическая стилизация народной песни по случаю занятия Москвы Наполеоном (1812) и оды. Война 1812 г. пробудила национальное самосознание и дала новый импульс русской литературе. В нее хлынул поток общественных и эстетических идей, опиравшихся на широкую европейскую просветительскую традицию.

Читайте также:  Красная стрела в санкт-петербурге - эталон качества российских железных дорог

Литературная жизнь Лицея развивалась под знаком новых веяний. Юный Дельвиг был непосредственным и ближайшим ее участником. Он постоянный сотрудник рукописных лицейских журналов, а с 1814 г. его стихи начинают появляться в печати. Его формирование как поэта идет стремительно. То, что написано им в возрасте пятнадцати-шестнадцати лет, стоит на уровне профессиональной поэзии.

Дельвиг, по совету Жуковского, упорно занимается немецким языком. Кюхельбекер пишет по-немецки не дошедшую до нас книгу о древней русской поэзии, стремясь познакомить Европу со «Словом о полку Игореве», сборником Кирши Данилова и народными песнями.

В 1817 г. Дельвиг и Плетнев с восхищением читают слабые стихи Востокова. В том же году Кюхельбекер пропагандирует в Благородном пансионе востоковский «Опыт о русском стихосложении».

И отсюда же удивительное сходство стихов Дельвига и Кюхельбекера в первые послелицейские годы, — сходство жанровое, образное, метрическое. Оба пишут «горацианские оды», элегии античным элегическим дистихом, гекзаметрические послания, дифирамбы; оба насыщают свои стихи античными мифологическими и историческими ассоциациями.

И даже избирают сходные темы. Так, Дельвиг пишет «Видение», где имитирует античную метрику, и посвящает его Кюхельбекеру, у которого тоже есть «Видение» и «Призрак». Последнее стихотворение варьирует те же мотивы, что и «Видение» Дельвига.

Многое приходит к обоим поэтам от их образцов; так тема исчезающего призрака возлюбленной была популярна V «геттингенцев» (ср. «Die Erscheinung», 1781, или «Die Traume», 1774, гр. Фридриха Леопольда Штольберга). Но заимствованные образы и темы порой изменяются до неузнаваемости.

Так происходит с сюжетом идиллии Гельти «Костер в лесу», на основе которой выросла впоследствии одна из лучших русских идиллий Дельвига «Отставной солдат».

Новая русская поэзия осваивала опыт европейского преромантизма, включая его в культурный фонд национальной русской литературы.

2. Участие А.А. Дельвига в литературных кружках.

Конец 1810-х гг. — период литературных кружков и обществ. Лицейские поэты также сформировали кружок, оказавший затем мощное влияние на всю литературную жизнь. В него входили Дельвиг, Кюхельбекер и Пушкин.

Дельвиг окончил Лицей в 1817 г. и вынужден был искать средства к существованию. Он служит в Департаменте горных и соляных дел, в Министерстве финансов и наконец в 1821 г. обосновывается в Публичной библиотеке, где начальниками его были И. А. Крылов и А. Н. Оленин. Служебные занятия его не слишком привлекают; большая доля времени его проходит в литературных общениях.

Дельвиг был первым, кто гласно предсказал Пушкину блестящую будущность. Его стихи «Пушкину» («Кто, как лебедь цветущей Авзонии…», 1815) и в особенности «На смерть Державина» (1816) декларативно указывали на Пушкина как на преемника Державина, — то есть на главу современной поэзии.

Подобно «арзамасцам», участники кружка адресуют друг другу послания; культ дружбы, составлявший в эти годы своего рода литературную тему, здесь приобретает специфические черты: поэтизируется именно лицейская дружба, союз поэтов-единомышленников.

Эти формулы — «союз поэтов», «любимцы вечных муз», «святое братство» — возникают в лицейских посланиях и становятся своеобразным знаком связи, за которым реакционерам чудилось нечто вроде масонской ложи. Адресаты посланий, носящие реальные имена, вместе с тем обобщены.

Это не «поэты», а «Поэты» с прописной буквы, пророки, страдальцы, противопоставленные «безумной толпе» и презираемые ею, бросающие свой вызов року и судьбе. Самая поэзия рассматривается как жертвенное служение. Поэтому приобщение к ней есть своего рода акт посвящения.

О нем постоянно упоминают в стихах: так, Дельвиг называет Кюхельбекера своим «вожатым» в поэтический мир («К Кюхельбекеру», 1817) и гордится тем, что «первый (…) услышал пенье» Пушкина («К Языкову», 1822), — но это отнюдь не только литературный мотив.

Когда в Петербург приезжает Баратынский, за мальчишескую шалость исключенный из Пажеского корпуса с запрещением служить иначе как солдатом, Дельвиг берет его под свое покровительство. Они поселяются вместе (это происходит в 1819 г.), ведут веселую, полунищенскую богемную жизнь, и Дельвиг оказывается первым, кто приобщил будущего поэта к творчеству; без ведома Баратынского он посылает в печать его ранние стихи. «Союз поэтов» приобретает нового члена.

«Союз поэтов» был очень характерным явлением в кружковом литературном быту 1810-х гг. Он не был оформленным объединением и включал очень разных поэтов, тем не менее ощущавших свой кружок как некую общность — личностную, психологическую, литературную, социальную.

В последнем отношении этот кружок составлял как бы периферию будущего декабризма. И Дельвиг, и Баратынский (не говоря уже о Кюхельбекере) находятся почти в открытой оппозиции к режиму последних лет александровского царствования — к аракчеевщине, официальному мистицизму, цензурной политике.

Дух религиозного и политического вольномыслия пронизывает стихи Дельвига начала 1820-х гг. — от «Подражания Беранже» до послания «Петербургским цензорам». О «глупых» и «очень опасных (…

) разговорах» Дельвига с беспокойством упоминал Энгельгардт; по некоторым косвенным признакам можно предположить, что Дельвиг склонялся иной раз к весьма радикальным взглядам.

Имя его мы находим в числе участников целого ряда преддекабристских и связанных с будущим декабризмом обществ: еще в Лицее он посещает вместе с В. Д. Вольховским и Кюхельбекером «Священную артель»; он участвует в «Зеленой лампе»; наконец, он заседает в масонской ложе «Избранного Михаила», через которую прошли многие из будущих декабристских деятелей.

Все это определило его позицию в двух больших петербургских литературных обществах: «Вольном обществе любителей словесности, наук и художеств» («Михайловское» или «Измайловское») и «Вольном обществе любителей российской словесности», называемом иногда «ученой республикой».

В первое из них Дельвиг был принят в 1818 г. Это было общество под председательством известного баснописца А. Е. Измайлова, где задавали тон литераторы старшего поколения, традиционалисты и рационалисты.

Первым стихотворением Дельвига, прочитанным для избрания, было «На смерть Державина». Через месяц он уже сам читает «К Пушкину»; еще через два месяца Кюхельбекер выступает со своим «Посланием к Пушкину».

Вся эта кампания, утверждавшая литературный авторитет главы лицейского кружка, почти неизвестного широкой публике, предшествовала приему в общество самого Пушкина. В день же его избрания (18 августа 1818 г.

) Кюхельбекер читает «Послание к Дельвигу и Пушкину» — апологию «тройственного союза» «питомцев, баловней и Феба, и природы». Это был почти вызов, литературная «агрессия» группы новых поэтов, только что покинувших лицейские стены.

Не довольствуясь публичными выступлениями, они несли свою эстетику и психологию за кулисы общества, в домашний кружок Софьи Дмитриевны Пономаревой, где безраздельно царили А. Е.

Измайлов, платонически влюбленный в хозяйку, идиллик В. И. Панаев, Орест Сомов, впоследствии автор трактата «О романтической поэзии» и ближайший сотрудник Дельвига, а в те годы — защитник просветительского нормативизма.

Читайте также:  Какие места петербурга были описаны пушкиным в «медном всаднике»?

Назревавшее литературное столкновение осложнялось личным.

Салон Пономаревой был одним из самых значительных и самых демократических дружеских литературных объединений 1820-х гг. Здесь бывали почти все знаменитости петербургского литературного мира, привлекаемые более всего любезностью, образованностью и неотразимым обаянием хозяйки.

Появление молодежи — Дельвига, Баратынского и других было встречено старшим поколением весьма неодобрительно, тем более что бесцеремонные пришельцы явно завладевали вниманием капризной и непостоянной Софьи Дмитриевны.

Дельвиг, несомненно, пережил сильное увлечение и, по некоторым сведениям, пользовался какое-то время взаимностью. След этого чувства остался в ряде его стихов, в том числе в нескольких сонетах, посвященных Пономаревой. Выбор этой формы характерен: в начале 1820-х гг.

сонет (не вполне законно) воспринимался как жанр романтической поэзии.

Источник: https://works.doklad.ru/view/V3lIxSS1Yhc.html

Биография Антона Дельвига — поэта

1798 – 1831 гг.

Детство Дельвига

Дельвиг Антон Антонович родился 6 августа 1798 года в Москве. Принадлежал к старинному дворянскому роду обрусевших прибалтийских баронов. Кроме дворянского титула у семьи Дельвига почти ничего не было – их род обеднел, а жалования отца, служившего помощником коменданта Московского кремля, с трудом хватало на содержание семьи.

Антон Дельвиг получил начальное образование в одном из частных пансионов. Кроме того, у него был личный педагог – А.Д.Бородков, который привил мальчику любовь к русской словесности и истории, а также пренебрежительное отношение к точным наукам.

И именно по настоянию Бородкова в октябре 1811 года родители отдали Антона на обучение в только что открывшийся Царскосельский лицей.

Лицей

В Царскосельском лицее А.А.Дельвиг попал в один класс с Пушкиным и Кюхельбекером. За шесть лет обучения они по-настоящему подружились и поддерживали теплые отношения на протяжении всей жизни. Четырнадцатилетний Антон был немного полноват, неуклюж и неповоротлив, всегда с румянцем на щеках.

Учился весьма плохо, преподаватели называли его способности, как и прилежание, посредственными, а успехи медленными. Из-за этого в лицее за Дельвигом закрепилась репутация увальня и лентяя, которую он не спешил опровергать, порой даже намеренно поддерживал сложившийся «имидж». Товарищи часто подшучивали над ним, писали дружеские эпиграммы.

  Но медлительность и неповоротливость Дельвига исчезали, если он брался за дело, которое ему было действительно интересно. Так, он никогда не ленился готовить уроки по русской словесности, много читал. Дельвиг не знал немецкого языка, но наизусть цитировал Шиллера и Гете. В лицее впервые проявился поэтический талант Антона Антоновича.

Его ранние стихотворения («К Диону», «К Лилете») скорее были подражанием Горацию. В 1814 году в «Вестнике Европы» под псевдонимом «Русский» было впервые напечатано стихотворение Дельвига – «На взятие Парижа».

В 1817 году к Антону Дельвигу как к поэтически одаренному ученику обратился директор Лицея с просьбой написать что-нибудь по случаю первого выпуска. Дельвиг написал стихотворение «Шесть лет», которое было положено на музыку и пелось многими поколениями лицеистов.

Служба  

По окончании лицея Дельвиг поступил на службу в Департамент горных и солярных дел. После этого недолго работал в канцелярии Министерства финансов.

Впрочем, на службе он не проявлял особого усердия, поручения выполнял неторопливо и не всегда верно, чем часто вызывал недовольство со стороны начальства. В 1820 году А.А.

Дельвиг поступил «по найму» в Публичную библиотеку Петербурга, а с 1821 по 1825 годы работал там помощником библиотекаря И.А.Крылова. Но и здесь Дельвиг больше читал книги, чем заносил их в картотеки.

После этого поэт работал еще в нескольких ведомствах, его последнее место службы – Министерство внутренних дел.

Литературная и издательская деятельность Дельвига

Еще в 1819 году Дельвиг вместе с Пушкиным, Кюхельбекером и Баратынским организовали сообщество – «Союз поэтов», ­– который, впрочем, больше был дружеским объединением, чем профессиональной литературной организацией.

Но уже тогда проявлялась удивительная черта Дельвига: если в учебе и службе, он был «ленивым баловнем», то во всем, что так или иначе касалось литературы и поэзии, он проявлял невероятное рвение и целеустремленность. Так, в 1825 году он начал издавать альманах «Северные цветы».

Обладая редким даром распознавать зарождающийся талант и незаурядными организаторскими способностями, он привлек для участия в альманахе многих московских и петербургских авторов. Еще один альманах, выпущенный поэтом, – «Подснежник». Но главное дело Дельвига – «Литературная газета».

Поэт начал издавать ее вместе с Пушкиным и Вяземским в начале 1830 года. На страницах «Литературной газеты» он активно проявил себя как критик, выступающий против «коммерческой» литературы (в частности, сильно критиковал роман Ф.Булгарина «Иван Выжигин»), а также против малообразованного, недумающего читателя.

Он публиковал произведения «полузапрещенного» Пушкина и совсем «неугодного» Кюхельбекера. Издание вызвало общественный резонанс, но из-за проблем с цензурой просуществовало недолго – в июне 1831 года газету закрыли.

Следует отметить, что помимо литературных кругов, Дельвиг был вхож в круг людей, борющихся за общественно-политические идеи. Он близко был знаком с декабристами Ф.Глинкой, А.Бестужевым, К.Рылеевым, даже недолго принимал участие в альманахе «Полярная звезда». Однако, разделяя в определенной мере идеи декабристов, он предпочитал оставаться в отдалении от политических и революционных «бурь».

Последние годы жизни и смерть Дельвига

В 1825 году А.А.Дельвиг женился на девятнадцатилетней Софье Михайловне Салтыковой. Она была умна, приветлива, хорошо разбиралась в литературе. У Дельвигов собирались литераторы, музыканты, издатели. Постепенно их дом превратился в модный литературно-музыкальный салон. У Софьи Михайловны появилось много поклонников, которым она отвечала взаимностью. А.А.

Дельвиг знал об этом, но скандалов никогда не устраивал. Одновременно с этим, в 1830 году, у А.А.Дельвига обострились отношения с Ф.Булгариным, с которым они давно находились в неприятельских отношениях, на поэта обрушились критики, обвиняя его в том, что половину стихов за него написал Пушкин, а вторую половину – Е.А.Боратынский.

  Проблемы в литературно-издательской деятельности, а также семейные неурядицы сильно изматывали поэта. Он часто болел. В ноябре 1830 года А.А.Дельвиг был вызван на допрос к начальнику III отделения графу А.Х.Бенкендорфу, который обвинил поэта в неподчинении властям и пригрозил ссылкой в Сибирь. После этого А.А.

Дельвиг слег в приступе нервной лихорадки, осложнившейся воспалением легких. Больше месяца он пролежал в постели. А 14 января 1831 года умер.

Узнав о смерти друга, Пушкин написал: «Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть…». В память о нем А.С.Пушкин в 1831 году издал еще один том альманаха «Северные цветы».

Вернуться на предыдущую страницу

Источник: http://www.a-delvig.ru/bio.html

Ссылка на основную публикацию