Исаакиевский собор начинает социально-музейный проект

Социальные проекты в Исаакиевском соборе. Часть I

Новости

27.02.2017

Одной из наиболее важных в работе нашего Музея является задача приобщения людей с ограниченными возможностями к культурным ценностям, находящимся в храмах Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». Ещё до организации школьного сектора музейными слушателями стали ученики специальной коррекционной школы VI вида «Озерки» – дети с ограниченными возможностями движения.

Важным в работе стал 2011 год, когда Музей приступил к реализации программы «Мир без границ», ориентированной на людей с ограничением по зрению, куда входят тотально слепые люди и слабовидящие.

Совместно с библиотекой для слепых и слабовидящих были созданы рельефно-графические альбомы, которые помогают экскурсантам лучше воспринимать архитектурные формы и ориентироваться в пространстве храма.

Специалистами модельной мастерской по заказу Музея был изготовлен разъёмный макет Исаакиевского собора в 1/200 натуральной величины, который позволяет сформировать у посетителей целостный образ храма.

Были организованы 2-х и 3-хдневные семинары с практическим тренингом для методистов и экскурсоводов, обслуживающих данную категорию посетителей.

На таких встречах преподаватели Института специальной педагогики и психологии знакомили слушателей с особенностями протекания психических и познавательных процессов у людей разных категорий инвалидности; были даны рекомендации по формам общения и взаимодействия с подобной аудиторией при проведении экскурсий. На основе полученных материалов выполнена методическая разработка для проведения обзорной экскурсии для незрячих и слабовидящих посетителей в Исаакиевском соборе, а позже в храме Спаса на крови.
В 2012 году были устроены удобные для заезда пандусы в Исаакиевском соборе и храме Спаса на крови. В юго-западной звоннице Исаакиевского собора установлен скоростной лифт и специальный подъёмник, ведущий на круговую смотровую площадку.

«Петербург с высоты птичьего полёта» – так названа специальная музейная программа для посетителей в инвалидных колясках, которая позволяет совершить круговой обзор панорамы Петербурга и прослушать 20-минутную экскурсию, специально разработанную для этого маршрута.

Проделанная работа стала хорошим заделом на будущее, поэтому руководством Исаакиевского собора в декабре 2015 года было принято решение о создании нового структурного подразделения – сектора по работе с маломобильными посетителями, с тем чтобы обеспечить системный подход к реализации федеральной программы «Доступная среда». Был разработан культурно-социальный проект «Исаакий» без барьеров».

В настоящее время Музей располагает современными техническими приспособлениями для обслуживания посетителей с ограниченными возможностями, что позволяет создать в музее комфортную среду для таких посетителей и сделать музей доступным для каждого. Создана база качественных приспособлений и дидактических пособий, компенсирующих ограничения маломобильных посетителей.

13 февраля прошла торжественная презентация экскурсионного маршрута «От ощущений к чувствам», который предполагает перемещение незрячего посетителя в пространстве храма-музея и его знакомство с тем или иным объектом или элементом внутреннего убранства. Во время экскурсии используется аудиогид с тифлокомментированием, на основных остановках экскурсант может поработать с рельефно- или объёмно-графическим пособием и тактильно осмотреть данный объект.

Организация работы в Музее позволяет использовать разные формы обслуживания посетителей. Общества инвалидов, центры реабилитации, турфирмы, участники проводимых в Санкт-Петербурге семинаров, конференций, используют форму работы по заявкам. Одиночные посетители, приходящие в музей, смогут получить сопровождение и пройти специальным маршрутом с аудиогидом.

Работа по заранее составленному плану предполагает заключение долгосрочного договора и, как правило, проведение целого цикла встреч разной тематики.

И здесь акцент сделан на работу со специализированными школьными учреждениями.

Мы все понимаем насколько важно дать ребёнку с ограниченным здоровьем возможность познавать мир, видеть глазами или кончиками пальцев прекрасное, учиться общению и новым отношениям.

Второго сентября 2016 года в стенах Исаакиевского собора состоялось подписание договора о сотрудничестве между ГМП «Исаакиевский собор» и школой-интернатом им. К. Грота для слепых и слабовидящих детей.

Эта программа получила красивое название «Дорогой сердца по «Исаакию». Его дали школьники 9-а класса, посетив в феврале, марте и апреле пробные тематические занятия в Исаакиевском соборе, а с октября 2016 года школьники четырёх классов школы им.

Грота стали участниками этой программы.

Именно тематические циклы занятий стали самыми востребованными, и школьники специализированных учебных заведений и Центров реабилитации с большим интересом посещают Музей.

Каждое занятие сопровождается использованием разнообразного дидактического материала и пособий, что помогает сделать информацию более доступной и интересной, а сам ход занятий динамичным с целью лучшей концентрации внимания детей.

Для снятия напряжения и усталости введены интеллектуальные паузы и интерактив.

За период с января по декабрь 2016 года Исаакиевский собор и храм Спаса на крови посетили 798 человек с нарушением здоровья. Среди них  инвалиды по зрению, инвалиды по слуху, люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и нарушением психического развития. Показатель посещаемости превышен по сравнению с 2015 годом в два с лишним раза. Это очень хорошая динамика.

Новым направлением в работе сектора стал инватуризм.

Этой работе дала движение специализированная туристическая компания «Либерти», руководство которой считает, что «техническую оснащенность храмов, относящихся к музею, прежде всего – Исаакиевского собора, можно по праву назвать самой передовой и продуманной, и мы с огромным удовольствием отмечаем, что эти объекты – пример не просто единожды созданной, но и отлично функционирующей доступной музейной среды. Но без человеческого отношения к проблеме, без настоящего участия сотрудников музея доступная среда исчезает, и именно люди, увлеченные, сочувствующие, искренние, горячо желающие помочь, – главное богатство Исаакиевского собора».

Понятно, что реализация любой социальной программы требует серьёзного финансирования, современной технической оснащённости, высококвалифицированных кадров, особых форм и приёмов работы, и не все учреждения могут в полной мере осуществлять подобные программы. В рамках реализации социальных проектов Музей осуществляет разноплановые виды деятельности, что, согласно существующим юридическим нормам, является прерогативой только музейного учреждения.

Результат социальных проектов не имеет денежного выражения. Они призваны дать стимул к всестороннему развитию личности, заложить в человеке основы морали, нравственности и духовности, помогать социализации и адаптации его в обществе.

Е. В. Веденеева методист сектора по работе с маломобильными посетителями

Источник: http://www.cathedral.ru/news/746

С вещами на выход. что останется в исаакиевском соборе после переезда музея

Когда Исаакиевский собор передадут РПЦ, музей должен будет вывезти из здания свои фонды, а это более 26 тысяч единиц хранения: иконы, живопись, скульптуры. Лайф рассказывает об уникальных экспонатах, которые хранятся сейчас в Исаакии.

Коллекция музейного комплекса «Исаакиевский собор» начала формироваться в 1969 году, когда собор сделали самостоятельным музеем.

В течение 25 лет в состав музея вошли требовавшие сложной реставрации храм «Спас на Крови» (1970–1971 годы), Сампсониевский собор (1984 год), а также Смольный собор (2004 год). Тогда возникло неофициальное название Музей четырёх соборов.

Оно отражало значение уникального музейного образования, объединившего четыре знаковых для Петербурга храма, которые охватывают период храмостроения от начала XVIII века до начала XX века.

С конца 60-х годов музей начал собирать произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, тематически связанные с этими храмами. На сегодняшний день музей обладает обширной коллекцией, насчитывающей свыше 26 тысяч предметов.

В Исаакии есть движимая и недвижимая части памятника. В первом случае это живопись по сухой штукатурке, мозаика, гальванопластическая скульптура — то есть неотъемлемые элементы убранства Исаакиевского собора, представляющие художественную ценность.

А движимое имущество — это то, что включено в Государственный музейный фонд страны.

При этом 62 произведения живописи на холстах, включённые в музейный фонд, рассматриваются как неотъемлемая часть убранства — это живопись, расположенная в пилонах и алтарных преградах собора.

Как рассказала Лайфу начальник отдела учёта фондов Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юлия Ушкова, при передаче храма РПЦ эти произведения, естественно, останутся в соборе, но потребуется заключение отдельного договора на передачу их во временное пользование РПЦ. Однако большая часть фондов музея относится к движимым, и её придётся перевозить.

Икона от Александра II и Евангелие XVIII века

В числе уникальных экспонатов музея-памятника «Исаакиевский собор» — икона Святого Исаакия Далматского из резной кости работы мастера Якова Серякова. Она была преподнесена в дар собору лично императором Александром II.

Не менее ценный экспонат — подлинное Малое Евангелие Сампсониевского собора, датированное 1703 годом и выпущенное типографией Киево-Печерской лавры. Это Евангелие в переплёте с серебряными накладками и с редкими гравюрами упоминается в альбоме архитектора Аплаксина, проводившего реставрацию Сампсониевского собора в начале 1900-х годов. Музей приобрёл этот экспонат у частного владельца.

В коллекции музея есть несколько бюстов архитектора Огюста Монферрана, по проекту которого был достроен Исаакиевский собор. Самый известный из них — работы скульптора Фолетти, выполненный из цветных камней, которые Монферран использовал при строительстве собора: мрамора, яшмы, порфира. Архитектор изображён незадолго до смерти.

Но есть и не менее любопытная статуэтка-шарж, созданная в 1848 году скульптором Лене. Он изобразил Монферрана в шапке в виде стилизованного Исаакиевского собора.

Алтарные иконы и билет на богослужение 1900 года

В собрании музея-памятника «Исаакиевский собор» есть много редких архивных документов. Например, паспорт (вид на жительство), который архитектор Огюст Монферран получил, приехав из Парижа в Петербург по приглашению императора Александра I.

Сохранились и альбом авторской графики Монферрана с его собственноручной дарственной надписью, а также конкурсные проекты Исаакиевского собора архитекторов Воронихина, Мельникова, братьев Михайловых.

Всё это — часть значительной коллекции графических материалов, посвящённой истории строительства собора.

Среди других архивных материалов — входной билет на пасхальное богослужение в Исаакиевский собор 1900 года. Как рассказала Лайфу Юлия Ушкова, на Пасху в Исаакий пускали на богослужения только по билетам.

— Они были бесплатными, но не каждый прохожий мог их получить. Билеты были разных цветов, и люди располагались внутри собора в соответствии со своим статусом, — отметила начальник отдела учёта фондов музея-памятника «Исаакиевский собор».

В музее хранится крупноформатная живопись первого яруса иконостаса Исаакиевского собора — огромные живописные полотна (площадью более 10 квадратных метров) кисти художника Неффа.

Сейчас в первом ярусе иконостаса мозаики, но первоначально там была живопись.

Правда, когда собор ещё не был освящён, Монферран уже думал об этой замене — сохранять живопись в таком огромном здании достаточно сложно.

В итоге группа мозаичистов петербургской Академии художеств была направлена в Италию обучаться мозаичному искусству. Вернувшись в Петербург, они занялись переводом живописи в мозаику и успели выполнить 62 работы. За основу мозаик брались готовые живописные произведения. С них делались специальные копии — шаблоны, чуть более упрощённые, потому что для мозаики требовались другие приёмы.

В 1914 году была закончена последняя мозаика, «Святой Пётр», которая сейчас находится в экспозиции Исаакиевского собора. Но её не успели разместить в барабане купола, так как началась Первая мировая война. В куполе так и осталась живопись.

В собрании музея также находятся эскизы и рисунки мастеров, работавших над художественным убранством всех четырёх соборов, входивших ранее в состав музейного объединения (Смольный и Сампсониевский соборы уже переданы РПЦ). В их числе — эскизы Карла Брюллова с изображением апостолов для барабана главного купола Исаакия.

Живописное убранство собора создавала целая команда художников: Фёдор Брюллов, Карл Штейбен, Чезаре Муссини, Хозра Дузи, Константин Молдавский, Тимофей Нефф, Фёдор Бруни и другие.

Память о блокаде Ленинграда

В подвале Исаакиевского собора работает выставка «Чтобы помнили…», посвящённая героической странице в истории музея.

В начале Великой Отечественной войны часть музейных коллекций пригородных дворцов — Павловска, Гатчины, Царского села, Петергофа — не успели вывезти в эвакуацию.

Хранители этих музеев на грузовиках уже под звуки артиллерийской канонады привезли ящики с музейными ценностями в Ленинград и разместили их в Исаакиевском соборе. Более того, хранители жили в соборе и как могли сохраняли вверенное им национальное достояние.

— Музей провёл большую научную работу, были восстановлены имена тех людей, которые жили и работали в соборе во время блокады. В память о них в подвале собора была установлена мемориальная доска. А выставка «Чтобы помнили…» пользуется огромным интересом, — отметила Юлия Ушкова.

Читайте также:  Район купчино санкт-петербурга - окраина со своим лицом

Что будет с экспонатами?

Фонды музея хранятся непосредственно в здании Исаакиевского собора. Сейчас обсуждаются возможные варианты их перемещения. Одна из возможных площадок — Музей истории Санкт-Петербурга.

— Перевозка музейных предметов — непростое дело, — отмечает Юлия Ушкова. — Требуются специальные условия упаковки и транспортировки.

Это дорогостоящее мероприятие, надо объявлять тендер, привлекать организации, специализирующиеся на вопросах упаковки и транспортировки музейных ценностей.

Необходимо изготовить ящики под размеры экспонатов из специальных упаковочных материалов. А самое главное — на сегодняшний день отсутствуют правовые основания для такого перемещения.

Сейчас экспонаты находятся в хорошо оборудованных фондах, оснащённых охранной и пожарной сигнализациями, системой контроля доступа, противодымной системой и системой автоматического пожаротушения. Все стеллажи сделаны из негорючих материалов, а для хранения живописи есть специальное оборудование. При переезде музей сможет вывезти только часть этого оборудования.

Источник: https://life.ru/985184

Музей-памятник «Исаакиевский собор»

Официальное название — собор Преподобного Исаакия Далматского, сегодня крупнейший православный храм Санкт-Петербурга, был построен в 1818–1858 годах по проекту французского архитектора Огюста Монферрана.

Строительство храма шло несколько десятилетий под личным контролем сначала императора Александра I, затем Николая I.

Освящение храма состоялось 30 мая (11 июня по новому стилю) 1858 года, в день памяти преподобного Исаакия Далматского митрополитом Новгородским, Санкт-Петербургским, Эстляндским и Финляндским Григорием (Постниковым).

Церемония освящения длилась почти 7 часов, в ней участвовали более тысячи певчих и весь двор во главе с императором Александром II. Северный алтарь, во имя святой Екатерины, освящался во второй день, 31 мая, а южный алтарь, во имя святого Александра Невского, — 7 июля.

Ставший знаменитым на весь мир Исаакий был четвертым собором, построенным в честь Исаакия Далматского в Санкт-Петербурге.

История создания

Первый Исаакиевский храм был создан в 1707 году по указу Петра I во имя преподобного Исаакия Далматского (в день памяти которого по юлианскому календарю родился император Петр I).

Архитектурного проекта как такового не было, церковь переделали из деревянного амбара, находившегося рядом с Адмиралтейством.

Но именно в этом храме в феврале 1712 года венчались император Петр I и Екатерина Алексеевна, cтавшая императрицей Екатериной I. Судьба икон из первой церкви неизвестна.

Второй каменный Исаакиевский собор был возведен архитектором Георгом Маттарнови, автором Кунсткамеры. Храм было решено строить ближе к берегу Невы, примерно там, где теперь стоит знаменитый «Медный всадник».

Петр I хотел видеть Исаакиевскую церковь похожей на храм Святого Петра в Риге. В 1723 году Петр I подписал указ о том, что моряки Балтийского флота должны принимать присягу только в этом храме.

Но уже в 1724 году директор Канцелярии от строений Сенявин объявил о повреждении свода, церковь из-за близости Невы стала оседать.

7 июня 1725 года Канцелярия от строений определила построить новый свод, а Екатерина I повелела изготовить для церкви ангела с крестом. Освящение Исаакиевской церкви состоялось 30 мая 1727 года, и первую деревянную церковь сразу же разобрали.

Новый храм простоял недолго, 21 апреля 1735 года от молнии загорелся шпиль и весь храм сгорел.

Реставрацию поручили архитектору Пьетро Антонио Трезини, по его проекту были заново сложены своды и купол, а также обновлена внутренняя и наружная отделка.

Восстановление закончилось в 1746 году, но близость к Неве делала фундамент здания неустойчивым.

Поэтому в 1768 году Екатерина II повелела начать строительство очередного Исаакиевского собора, по проекту Антонио Ринальди, уже на новом месте, значительно дальше от берега.

Якоб Штелин, художник-медальер, директор всех художеств при Российской Академии наук, в своих записках о петербургской архитектуре писал: «Чертеж этой церкви исполнен государственным архитектором Ринальди, а осуществление постройки по изготовленной для этого модели возложено на сенатского архитектора Виста под главным надзором господина генерал-лейтенанта графа Брюса. Она должна стать самой большой и пышной церковью, какой никогда ещё не было в Российском государстве». Ринальди уже построил дворец Петра III в Ораниенбауме, дворец на Петровском острове в Петербурге и начал строительство Мраморного дворца. Третий Исаакиевский собор планировалось построить пятиглавым и выполнить в тех же благородных тонах серого мрамора, что и Мраморный дворец. Его колокольня должна была перекликаться с колокольней собора Петропавловской крепости.

Но строительство собора затянулось на долгие годы и в упрощенном виде — с одним куполом — собор был достроен архитектором Винченцо Бренной уже при Павле I.

А мрамор, предназначавшийся для собора, Павел приказал использовать «для делания в Петропавловском соборе гробниц».

Одной — для недавно умершей Екатерины II, другой — для Петра III, прах которого Павел приказал перенести из Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.

Август Монферран

Приземистый собор явно не мог претендовать на звание главного храма столицы, и император Александр I, получивший трон в результате заговора против собственного отца, объявил о его перестройке. К тому времени богослужения в соборе уже не велись.

В конкурсе приняли участие лучшие архитекторы страны — Воронихин, Захаров, Кваренги, Тома де Томон и другие, но их проекты не предусматривали сохранение в память о великих предках алтарной части старого храма, посему и ни один из них не получил одобрения Комиссии во главе с императором Александром I.

Все изрядно удивились, когда Александр поручил строительство собора неизвестному в России французскому архитектору Огюсту Монферрану. Последний получил высочайший заказ благодаря своей расторопности.

После отречения Наполеона архитектор Монферран решил продолжить карьеру зодчего в России и умудрился вручить русскому императору Александру I, который в это время был в Париже, папку со своими проектами, среди которых был и проект памятника самому Александру.

На титульном листе альбома была выведена каллиграфическая надпись: «Разные архитектурные проекты, представленные и посвященные Его Величеству императору всероссийскому Александру I Августом Монферраном, членом Французской Академии архитектуры. Париж. Апрель, 1814».

Альбом Монферрана царю понравился и он пригласил архитектора на службу в Россию.

В 1816 году Монферран прибыл в Санкт-Петербург и отправился к тогдашнему начальнику Комитета, инженеру Бетанкуру, с рекомендательным письмом от известного парижского часовщика Абрама-Луи Бреге. По большому счету его в столице никто не ждал.

Удача улыбнулась архитектору лишь тогда, когда Александр I попросил Бетанкура поручить кому-нибудь разработку проекта реконструкции Исаакиевского собора.

Монферран опять подготовил прекрасный альбом (а рисовальщик он был отменный), где изобразил 24 варианта Исаакия, выполненные в разных стилях от античного до китайского и индийского.

21 декабря 1816 г. Монферран был назначен придворным архитектором с невероятным для того времени окладом в 3 тысячи рублей в год.

Строительство собора

26 июля 1819 года состоялась торжественная закладка собора. Строительство началось с возведения сложного фундамента, укрепленного десятью тысячами (точнее 10 762) просмоленных сосновых свай.

Фундамент обошелся казне в несколько миллионов рублей, и завистники архитектора инициировали проверку, по итогам которой стройку заморозили на несколько лет.

Но растрату, которую могли бы повесить на Монферрана, не обнаружили.

Одновременно со строительством фундамента, которое было завершено в 1827 году, в каменоломнях неподалеку от Выборга добывали гранит для колонн. Тогда по городу ходил следующий анекдот. «Когда вбивали в грунт очередную сваю, она бесследно ушла под землю.

Вслед за первой начали вбивать другую, но и та скрылась в болотистой почве. Установили третью, четвёртую… Пока в Петербург в адрес строителей не прибыло письмо из Нью-Йорка: «Вы испортили нам мостовую». — «Причём здесь мы?» — ответили из Петербурга.

— «Но на конце бревна, торчащего из земли, клеймо петербургской лесной биржи «Громов и К», — пришёл ответ из Америки».

Затем, еще до возведения стен, были установлены колонны четырех больших портиков. Тяжеленные колонны ставились вертикально по уникальной технологии, разработанной Бетанкуром, всего за 40 минут. Установка 48 колонн производилась до возведения стен Исаакиевского собора.

Первая колонна весом 114 тонн (крайняя колонна справа в первом ряду северного портика) была установлена 20 марта 1828 года, под ее основание была положена свинцовая коробка с платиновой медалью с изображением Александра I. Последнюю колонну установили 11 августа 1830 года.

Примечательно, что стройматериалы доставлялись от берегов Невы, куда их привозили на судах, по рельсам, и это еще до строительства первой железной дороги.

С 1830 по 1836 годы возводились стены и подкупольные пилоны. Затем, до 1841 года шло сооружение сводов, барабана купола и четырех колоколен.

Каждая из 24 колонн с ангелом на вершине, которые установили вокруг центрального купола на высоте 40 метров, весила 64 тонны.

Купол храма заслуживает отдельного упоминания, так как Монферран хотел сделать купол максимально легким без потери прочности.

Для этого он предложил сделать его не кирпичным, а полностью металлическим, таким образом, купол Исаакиевского собора стал третьим куполом в мире, выполненным с применением металлических конструкций и оболочек (после башни Невьянского завода на Урале, построенной в 1725 году, и купола Майнцского собора — в 1828).

Отливка металлоконструкций купола проводилась на заводе Чарльза Берда, на его создание пошло 490 тонн железа, 990 тонн чугуна, 49 тонн меди и 30 тонн бронзы. На отделку куполов ушло 100 кг золота. Купол состоит из трех оболочек, пространство между ними заполнено гончарными горшками для лучшей теплоизоляции.

Высота храма — 101,5 м, внутренняя площадь — более 4 тыс. кв. м. Внутри собор отделан мозаикой (всего 62 мозаики общей площадью более 600 кв. метров), Монферран хотел перевести все живописные произведения в более прочные мозаичные картины.

В соборе три алтаря, главный посвящен Исаакию Далматскому, левый — Великомученице Екатерине, правый — благоверному князю Александру Невскому. Интерьеры отделаны мрамором, малахитом, афганским лазуритом, золоченой бронзой и мозаикой.

Работы над интерьером начались с 1841 года, в них приняли участие знаменитые русские художники: Бруни, Брюллов, Бурухин, Шебуев, Рисс и скульпторы Витали, Клодт, Пименов.

Внутреннее убранство собора украсили 150 панно и картин ведущих художников XIX века, а также потолочный плафон, расписанный Карлом Брюлловым. Работа под куполом оказалось роковой для Брюллова, обострился туберкулез, он вынужден был прервать работу и уехать на лечение в Италию.

Храм Исаакия Далматского стал самым дорогим в Европе. Он обошёлся казне в 23 миллиона рублей без учета стоимости церковной утвари. Говорили, что Монферрану за труды пожаловали из казны 40 тысяч рублей и медаль с бриллиантами.

Ровно через месяц после освящения собора, строительство которого шло 40 лет, 28 июня 1858 года Монферран скончался от острого приступа ревматизма, случившегося после перенесённого воспаления лёгких.

Он завещал похоронить себя в Исаакиевском соборе, но это не разрешил император Александр II. Гроб с телом архитектора обнесли вокруг Исаакиевского собора, в этом же храме провели панихиду.

Вдова архитектора увезла его тело во Францию, где он упокоился на Монмартрском кладбище.

Храм в XX веке

После революции храм был разорен, в 1922 году для нужд голодающих Поволжья из него было изъято 48 кг золотых изделий, более 2 тонн серебряных украшений. В 1928 году церковные службы были запрещены, а в 1931 года в соборе был открыт один из первых в Советской России антирелигиозных музеев.

Во время блокады Исаакий стал хранилищем музейных ценностей дворцов-музеев пригородов Ленинграда, и других музеев. Купол собора был покрыт маскировочной краской, и собор практически не пострадал во время войны.

Исаакиевский собор сегодня

Сегодня храм имеет статус музея и находится в ведении Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор», в соборе проходят церковные службы и музыкальные концерты.

Источник: https://www.culture.ru/institutes/10345/muzei-pamyatnik-isaakievskii-sobor

Гендиректор музея «Исаакиевский собор»: «Беда в том, что рушится уникальная модель»

Генеральный директор Санкт-Петербургского государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров рассказал Znak.com о том, в чем заключаются проблемы с передачей собора Церкви, как сейчас устроен музейный комплекс и почему игра слов вокруг храма и музея не имеет отношения к действительности.

Читайте также:  Город зеленогорск ленинградской области

— Расскажите, что сейчас представляет из себя Исаакиевский собор. Сколько туристов посещает его за год?

— Я сразу дам вам несколько цифр. Дело в том, что мы говорим обычно не об одном Исаакиевском соборе, но о комплексе музея, и я всегда старался не вычленять его из комплекса. Всего комплекс за год посетило более 3,8 млн человек, это — количество зарегистрированных посетителей, подсчет ведется автоматически.

Из них именно Исаакиевский собор — 2 млн 380 тысяч, причем из этого количества 385 тысяч человек были льготниками, в том числе паломниками. Богослужения совершались за 2016 год 640 раз, в 2015 году — 188 раз. На них, согласно нашим электронным счетчикам, присутствовало в 2016 году 18 тысяч 400 человек. То есть 0,8% от всех посещений.

Богослужения проводятся два раза в день, утром в 8:30 и вечером с 16 часов.

— А что с экономической составляющей? Можете рассказать о доходах комплекса и Исаакиевского собора?

— За 2016 год по деньгам на лицевой счет поступило от предпринимательской деятельности, в том числе от переходящих остатков с 2015 года, 864 млн 822 тысячи 348 рублей 30 копеек, переходящий остаток составил 120 млн 527 тысяч 859 рублей 98 копеек.

Переходящий остаток нам нужен вот по какой причине. В 2016 году епархии перешел Смольный собор, а сейчас завершается передача Сампсониевского собора.

Музейный комплекс взамен получил здания по адресу Думская улица, 1-3 и Большая Морская, 40.

Здания нуждаются в серьезном капитальном ремонте, реконструкции и реставрации, поэтому мы откладываем деньги на «на черный день», чтобы не останавливаться в наших планах.

Теперь по Исаакиевскому собору. Он заработал оказанием услуг и продажей сувениров 466 млн 813 тысяч 877 рублей. Храм Спаса-на-Крови заработал почти 300 миллионов рублей. Концертная деятельность принесла 8,5 миллиона.

Дело в том, что в нашем музейном комплексе работает штатный хор.

Он сейчас находится на положении бездомного: мы снимаем площадки, чтобы он не прекращал концертную деятельность и чтобы мы не загубили хор, который является достоянием Санкт-Петербурга и достоянием России.

Есть доходы от проведения туристических программ, автобусных и теплоходных экскурсий, это 5,5 млн. Но, сами видите, цифры несопоставимы по сравнению с доходами от собора-музея. Раньше, до 2016 года, был музей четырех соборов. Из них два были донорами (Исаакиевский и Храм Спаса-на-Крови) и два были реципиентами (Смольный и Сампсониевский). Теперь двух последних у нас нет.

Но есть вывезенная экспозиция. Экспозиция Сампсониевского собора относится к Полтавской победе, экспозиция Смольного — историческая. Это — серьезная работа, которую предстоит сделать в здании на Большой Морской.

А на Думской улице будет концертно-выставочный комплекс, который в чем-то возьмет на себя функции Смольного. Ведь у нас есть и хор, и голландский орган, и три роскошных концертных рояля. Но все это, конечно, дотационно, и Исаакиевский собор является донором такой заведомо убыточной деятельности.

Я не знаю в городе ни одного крупного коллектива, который бы с серьезным репертуаром выходил на самообеспечение, не получится. Поэтому комплекс сам внутри себя делал дотации от доноров.

Теперь о государственных дотациях. За 2016 год наш музей получил 1400 рублей, это — «мамочкины деньги», которые положены от бюджета родившим мамочкам. Вообще в нашем коллективе 142 несовершеннолетних ребенка! В 2015 году наш музейный комплекс получил из бюджета 14 миллионов, это была премия.

Zamir Usmanov/Russian Look/Global Look Press

— Что у вас с расходной частью? Во сколько обходится содержание собора и комплекса?

— Начнем с заработной платы сотрудников. На ее выплату мы в 2016 году потратили 358 млн 387 тысяч 753 рубля 46 копеек. В казну мы, в качестве начислений на заработную плату, перевели 99 млн 598 тысяч 537 рублей 2 копейки.

Командировочные составили 2,5 млн рублей, столько же — услуги связи, 4 млн ушло на транспорт, 636 тысяч — на содержание автобуса для дотационной экскурсионной деятельности. Коммунальные платежи составили 9 млн рублей, работы по содержанию имущества — 104 млн рублей.

За 26 млн рублей установили новую архитектурно-художественную подсветку для Исаакиевского собора, более 50 млн – новая система вентиляции и кондиционирования.

— Сколько стоит поддерживать собор в надлежащем состоянии?

— Если говорить о ремонтно-реставрационных работах, то в прошлом году мы начали экономить. 94 млн 742 тысячи рублей стоили работы по реставрации монументальной живописи Исаакиевского сбора. Сервисное обслуживание инженерных систем — 3 с лишним миллиона рублей в год, мытье окон, к примеру, — 765 тыс. в год, полмиллиона рублей стоила уборка и вывоз снега. Каждый раз мы проводили конкурсы.

— Были ли в 2016 году какие-то проверки, предъявлялись ли руководству комплекса претензии?

— Нас регулярно проверяют. Когда проверяет налоговая, она работает очень дотошно и ориентирована на поиск малейших недочетов, за которые сразу выписывается штраф. Но наши штрафы всегда смешные — по 400-500 рублей, за пропущенные запятые, к примеру. Каждое наше изменение в бюджете мы сверяем с городским комитетом по культуре, все делается очень открыто.

В декабре 2016 года были завершены сразу три проверки: Роспотребнадзора; проверка медицинского пункта и проверка от министерства культуры из правительства по поводу сохранности объектов. В итоге мы получили крохотное замечание по медпункту.

Сейчас идет проверка трудовой инспекцией. Надеюсь, тоже не будет серьезных замечаний, а если будут, сразу устраним. Замечание могут сделать даже за запыленный ободок вентиляционной решетки.

И я не ожидаю претензий большего масштаба, чем такой ободок.

— Как изменится экономика комплекса после передачи Исаакиевского церкви?

— Экономика теперь должна быть полностью изменена. Не уверен, что комплекс сможет остаться самодостаточным. Только за счет Храма Спаса-на-Крови музей как комплекс вряд ли выживет. Поэтому придется частично переходить или на дотационную систему, или в положение музеев-осколков, дробить комплекс далее.

Храм Спаса-на-Крови может себя содержать, но городу придется тогда думать, что делать с экспозициями на Думской и Большой Морской, их придется полностью посадить на шею бюджета. Экономическую функцию, которую выполнял Исаакиевский, они выполнять не смогут.

К примеру, сейчас только на хранение экспозиции Смольного и Сампсониевского соборов нам пришлось потратить 4 млн рублей на аренду офиса и склада.

Zamir Usmanov / Russian Look / Global Look Press

— Когда вы узнали, что собор будет передан церкви? Вы вообще предполагали такой сценарий?

— Я думал, конечно, о таком сценарии, но все время сомневался в его реализации.

Такие запросы от церкви были еще со времен Александра Второго, еще царское правительство об этом просили, но последняя история началась, наверное, года два назад, и сразу приобрела очень активный характер.

Я, к сожалению, все новости узнавал от ваших коллег, прямого диалога не было. Хотя что с нами разговаривать? Как говорится, продадут деревеньку с крестьянами — что с ними разговаривать?

Я, конечно, не верил в такой исход, который теперь определен. Это решение опирается на закон Российской Федерации 2010 года. Можно говорить, что закон несовершенен, что он не учитывает особенности объекта. Таких историй сейчас много по России, какие-то проходят безболезненно, какие-то болезненно.

Для нас эта история — болезненная, так как мы говорим об уничтожении одного из самых успешных музеев. Но я как директор, работающий на контрактной основе, должен выполнять распоряжения руководства.

Ведь мой работодатель — государство. Я нахожусь в сложном положении.

Надо создавать комиссию, которая возьмется за решение ряда узловых проблем, которые являются самыми болезненными и требуют самого серьезного осмысления.

— Что вы думаете об аргументации сторонников передачи собора?

— Я слышал доводы церкви. Они действительно убедительны, но при этом, скажем так, непрофессиональны, потому что не продумана система передачи объекта. Это ведь не квартира в хрущевской пятиэтажке, когда можно вывезти мебель и закрыть ее на ключ. Все сложнее, это — большой и немолодой организм, у которого многие риски были заложены еще при строительстве.

Тот, кто примет от нас это бремя, должен будет постоянно осуществлять мониторинг состояния инженерных конструкций, научиться эксплуатировать дорогостоящее высокотехнологичное оборудование, которое обеспечивает температурно-влажностный режим. После ввода нового оборудования впервые за всю историю Исаакиевского собора можно не беспокоиться о температурно-влажностном режиме, если есть бесперебойная подача электричества! Но ведь оборудование надо обслуживать.

Надо решить, кто будет заниматься безостановочной реставрацией, потому что такие сооружения требуют постоянной реставрации, это закон любого великого здания, где бы оно ни стояло. Обо всем этом стоило подумать до того, как принимать такое резкое решение по ситуации.

— Задам дилетантский вопрос. В Европе почти при каждом крупном соборе есть музей. Может быть, так можно будет поступить и с Исаакиевским собором?

— В начале разговора я уже назвал цифру: 640 богослужений в год. Мне лично кажется, что это — достаточное количество, если не ставить цели радикально перевернуть ситуацию.

Я очень уважительно отношусь и к приходу, и к епархии, мы всегда раньше находили общий язык.

Прихожане приходят на службу бесплатно, мы ведем автоматический подсчет посещающих только из соображений безопасности, уборки и других вопросов, которые лежат на нас.

Я видел в прессе шальную фразу, что, мол, мы не пускаем в Исаакиевский митрополита. Но ведь все наоборот, мы всегда рады и митрополиту, и патриарху. Все эти годы мы вели хорошую слаженную совместную работу, нацеленную, в конечном счете, на душу человека. Теперь мы потеряем синергетическую мощность этого двойного воздействия.

Сейчас модно обсуждать тему Исаакиевского собора, играя словами: мол, был музей-храм, теперь будет храм-музей. Но кто соберет новый музей? Наш музей собирался без малого 90 лет, и он постоянно был в развитии, даже вопреки установкам власти. Вопреки им он перестал быть антирелигиозным и стал художественным, и еще в 1986 году руководство музея нашло способ снять маятник Фуко.

Поэтому заявления людей, которые, наверное, просто не знают точно, даже как выглядит Исаакиевский собор, которые играют словами о маятнике Фуко, о каком-то шампанском, даже не обидны… Они попросту неприличны. Я имею в виду заявление вице-спикера Госдумы Петра Толстого.

Для того, чтобы выносить суждение по поводу собора, стоит, наверное, сходить туда. Пообщаться со слепыми, для которых мы сделали маршрут. Поговорить с колясочниками, для которых мы сделали лифт, поднимающий коляску на высоту птичьего полета.

Посмотреть на историю музея, который заботился все время только об одном: о воссоздании утраченного и улучшении инженерной составляющей.

Andrey Chepakin / Russian Look / Global Look Press

— Известны ли вам европейские аналоги Исаакиевского собора-музея? Есть ли еще где-то аналогичная история?

— Аналогов я не искал. Я знаком с работой собора во Флоренции, собора Святого Петра в Ватикане, но это — совершенно другие истории и другие конфессии. Я не раз заходил в собор Парижской Богоматери, но сопоставимые с Исаакиевским собором человеческие потоки есть разве что в соборе Святого Петра.

Если бы нам не помешали, уверен, в следующем году мы бы приняли более 4 миллионов посетителей. А ведь это серьезная работа, в том числе рекламная, издательская, чтобы Исаакиевский собор сразу начинал будоражить ваше воображение, как только вы прилетите в аэропорт Санкт-Петербурга. Надо подумать, кто будет этим заниматься дальше и в каком ключе.

Сейчас визит к нам — это прикосновение к торжеству российской государственности и торжеству православия. Так построена наша экскурсионно-методическая работа.

Мы первые выпустили словарь для школьника, который впервые приходит в храм, чтобы он не чувствовал себя там как в темной комнате, а знал, что и как называется и чему служит.

Потом его в храме встретит батюшка и уже будет вести дальше, объясняя нематериальное, это мы всегда оставляли Церкви. Но мы старались сделать другое, заниматься просветительской работой.

Наши методические разработки позволили на примере собора школьникам всех возрастов постигать азы предметов, от истории и русского языка до химии, физики, математики. Это был уникальный синергетический опыт сотрудничества музея и Церкви. Разрушение этой связи я, наверное, переживаю больше всего. Наверное, это станет моей главной бедой последующих лет.

Читайте также:  Дуэли михаила лунина

— Что будет дальше? Как решение о передаче Исаакиевского собора скажется на его ежедневной работе?

— Я боюсь прогнозировать. Я не знаю, что хочет предложить Церковь. Она уверяет, что музейные функции сохранятся, что он станет бесплатным для посещений, но я не прогнозирую их рост. Какая-то часть турпотоков отпадет. В высокий сезон мы заключаем, например, до 150 договоров с туристическими компаниями, и как будет вестись эта работа, я не знаю.

Я не знаю, что такое церковная экономика, у меня всегда была только государственная экономика. Но дело не только в изменении расходно-доходной структуры комплекса: город, думаю, найдет на его содержание лишние сотни миллионов. Беда в том, что рушится уникальная экономическая, культурная и художественная модель.

— Может быть, удастся найти компромисс и сохранить вашу экспозицию в Исаакиевском соборе после его передачи церкви?

— Моя экспозиция находится у меня дома. Это мои личные вещи, телевизор и книги, которые я собирал всю жизнь. А экспозиция нашего музейного комплекса — это государственное имущество и достояние. Я никогда не служил вне госучреждений, никогда не занимался бизнесом, и мне трудно представить, что это могла бы быть за модель, причем выходящая из сферы госконтроля. Не могу себе такую представить.

https://www.znak.com/

Источник: http://www.dagestanpost.ru/novosti/42062-gendirektor-muzeya-isaakievskij-sobor-beda-v-tom-chto-rushitsya-unikalnaya-model

Исаакиевский собор вышел из противостояния и подготовил для посетителей новые музейные проекты

Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» продолжает жить и развиваться, организуя выставки и концерты, проводя реставрационные работы и совмещая музейную деятельность с церковной.

Вместо центра противостояния, в который чуть больше года назад своим заявлением его превратил губернатор Петербурга, музей снова вернулся к формату объединяющей деятельности. Напомним, Георгий Полтавченко в начале 2017-го безапелляционно заявил, что собор будет передан Русской православной церкви, и что «вопрос этот решен».

За заявлением последовала целая волна акций протеста со стороны горожан: пикеты, шествия вокруг собора, конфронтация сторонников и противников передачи собора в прессе и в реальной жизни.

На текущий момент вопрос «заморожен», страсти улеглись, и музей, как рассказал его директор Юрий Мудров, продолжает работать и сам на свое существование зарабатывать деньги. К Международному дню охраны памятников и исторических мест здесь подготовили обширную программу совместно с Союзом реставраторов Санкт-Петербурга.

«Возрождая утраченное…»

18 апреля в Рафаэлевском зале Академии художеств состоится открытие выставки «Возрождая утраченное…», посвященное послевоенной реставрации Исаакиевского собора. Война сильно повредила художественно-декоративному убранству собора. Низкие температуры и сырость особенно сказались на живописи.

Наиболее сложной задачей была реставрация росписей, украшавших аттик и плафоны сводов и куполов. Художникам-реставраторам приходилось восстанавливать авторский замысел, предварительно создавая эталоны для восстановления в оригинальном размере.

Посетители выставки могут увидеть эти работы и оценить вблизи детали росписей, оригиналы которых находятся в соборе на значительной высоте.

На выставке будет представлен 81 экспонат – реставрационные схемы, фиксирующие состояние живописи собора на разных этапах реставрации, а также портреты реставраторов и фотографии 1950-1960-х годов. Большая часть экспонатов – из фондов музея-памятник «Исаакиевский собор» и выставлена перед зрителями впервые.

Мудров также рассказал о том, что недавно в собор вернулись удивительные экспонаты – три огромных полотна, которые хранились на валах и «их не видел никто из зрителей не знаю сколько десятилетий».

Это живописные произведения из первого яруса главного иконостаса кисти Тимофея Неффа: «Богоматерь с младенцем», «Святая Екатерина» и «Апостол Павел», которые были отреставрированы в 2017–2018 годах.

«Царю-Освободителю»

«17 июня мы отметим 180-летия со дня рождения Александра II. У нас не будет больших торжеств, но это событие мы отметим небольшой выставкой», — рассказал директор Исаакиевского собора.

В музее-памятнике «Спас на крови» состоится открытие выставки «Царю-Освободителю», приуроченное к 200-летию со дня рождения императора Александра II.

В экспозицию войдут листы из Коронационного альбома, содержащие подробное описание коронования императора Александра II и императрицы Марии Александровны, Манифест об отмене крепостного права и другие свидетельства жизни и деятельности царя-реформатора.

18 числа состоится концерт «Музыка Исаакиевского собора». Мы сделали цикл исторических концертов, там звучит музыка, которая точно пелась в Исаакии. Ожидаются и два последующих концерта, там будут премьеры – там будут исполнены утраченные партитуры», — поделился планами Юрий Мудров.

Скоро Исаакий избавится от строительных лесов

Как рассказал член Союза реставраторов Петр Щедрин, строительные леса с Исаакиевского собора будут разобраны к первому июня. В интерьерах тем временем идет реставрация южной части собора, а также реставрация монументальной живописи. В интерьерах собора серьезные работы последний раз прошли в 60-х годах.

Также сейчас проходит реставрация храма Спас на Крови. Можно видеть леса, которые стоят на центральном шатре собора, реставрация которого последний раз проходила 20 лет назад.

«Сейчас пришли новые результаты обследований по шатру.

Необходимо опять вести глобальную реставрацию, ввиду того, что что материалы, которые применялись ранее с Советского периода, уже перестают работать и даже начинают местами разрушать памятник», — пояснил специалист.

Замороженное противостояние

Что касается судьбы Исаакиевского собора и его передачи Русской православной церкви, которую – как утверждали губернатор и ряд чиновников – предписывают положения федерального закона, то она пока не меняется – храм остается музеем в ведении города.

Как выяснилось, РПЦ так и не подала заявки, необходимой для запуска процесса.

Точка в вопросе на самом деле еще не поставлена, но, по словам директора Исаакиевского собора Юрия Мудрова, разговоров о передаче – в тех кругах, где руководство музея черпает информацию – не ведется.

Интересно, что Исаакиевский собор стал основанием для организации градозащитного «Марша в защиту Петербурга», мероприятия, объединившего тысячи петербуржцев. Как рассказали НЕВСКИМ НОВОСТЯМ организаторы марша, хотя вопрос Исаакия больше не стоит так остро, в городе появилось немало новых проблемных узлов, и поэтому первого мая «Марш в защиту Петербурга» проведут вновь.

Юлия Медведева

Источник: https://nevnov.ru/551902-isaakievskii-sobor-vyshel-iz-protivostoyaniya-i-podgotovil-dlya-posetitelei-novye-muzeinye-proekty

Легенды об Исаакиевском соборе: Русский музее представил новую выставку в Корпусе Бенуа

Какой петербуржец не любит городских мифов? Их, несмотря на сравнительно небольшой возраст Северной столицы, много.

Отдельным томом можно было бы выпустить легенды об Исаакиевском соборе – в XIX веке долгострой породил немало мрачных домыслов. Якобы некто предсказал архитектору Монферрану смерть сразу же после окончания строительства.

Если верить другой легенде, ему грозила гибель оттого, что на фасаде Монферран изображен, не преклонив головы перед преподобным Исаакием Далматским, в честь которого назван храм. Монферран действительно умер вскоре после освящения собора. А работа над росписями убранства Исаакия подорвала здоровье Карла Брюллова.

И это уже не вымыслы, а факты. О которых рассказывает новая выставка в Корпусе Бенуа Русского музея. На ней побывал Павел Богданов.

Но рабочие материалы художников и архитекторов сохранились в собрании Русского музея. Из-за огромного размера многое в постоянной экспозиции показать просто невозможно. Это и картоны, и эскизы великих русских художников Карла Брюллова и Федора Бруни.

Оформлять интерьеры Исаакиевского собора начали только в 1841 году, то есть спустя 23 года после составления первого проекта строительства.

Руководство живописными работами доверили тогдашнему ректору Академии художеств Василию Шебуеву, а окончательный вариант внутреннего убранства сначала рассмотрел Синод, а затем и сам император. Многое пришлось менять.

Ведь трактовка образов святых Брюллова вступала в противоречие с официальной линией, которая не допускала излишней эмоциональности. А Федор Бруни и вовсе представил на рассмотрение Синода сюжеты, которые ему не заказывали.

По первоначальному варианту роспись собора должна была выполняться в технике энкаустики – когда живопись создается красками в расплавленном виде. Но это оказалось совершенно неприемлемо из-за влажной петербургской  погоды.

В итоге решили расписывать собор привычным способом – по специальному грунту, а образа рисовать маслом на бронзовых досках. Но основа, на которую наносили краску, была невысокого  качества. Живопись пришлось удалить, а художникам переписать картины заново.

От замысла до воплощения прошло почти 15 лет.

Магия имен и счастливое стечение обстоятельств помогли сохранить работы Брюллова и Бруни, которые хранились в Академии художеств. Но из-за решения использовать мозаику в  оформлении собора их работы  были вновь востребованы, попав в собрание Русского музея. Вот так память о замыслах художников сохранилась на века.

Источник: https://topspb.tv/programs/stories/469380/

Исаакиевский собор выбран православным символом Петербурга в ходе народного конкурса

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 18 ноября. /ТАСС/. Собор святого преподобного Исаакия Далматского выбран православным символом Санкт-Петербурга по итогам состоявшегося в воскресенье народного онлайн-голосования в рамках конкурса «Храм78». Его результаты были опубликованы на официальном сайте проекта.

Конкурс-голосование стартовал 20 августа и проходил в два этапа. Первый этап завершился 10 октября и предполагал творческий конкурс по четырем номинациям: фотография, живопись, видео, литературное произведение (проза и стихи).

По итогам творческого состязания, для участия в котором было направлено в общей сложности 5,5 тыс. работ, экспертное жюри, в которое вошли известные петербуржцы, выбрало по одной работе в каждой категории.

Двенадцать храмов, которые получили наибольшее число откликов в виде творческих работ, вышли в финальную часть конкурса, где каждый желающий мог отдать свой голос за тот или иной объект.

В числе 12 самых популярных храмов Петербурга, помимо Исаакиевского собора, оказались также Казанский кафедральный и Владимирский соборы, Александро-Невская лавра, Воскресенский Новодевичий монастырь, собор Владимирской Божьей Матери в Кронштадте, Храм святых мучеников Андриана и Натальи в Старопаново, Князь-Владимирский собор, Троицкий собор лейб-гвардии Измайловского полка и Троицкий собор в Колпино. Финалистами также стали Феодоровский императорский собор в память 300-летия Дома Романовых и храм Рождества Иоанна Предтечи «Чесменский».

При этом такие знаменитые объекты, как Петропавловский собор в одноименной крепости, Смольный и Сампсониевский соборы, а также Спас-на-Крови в финал не попали. «Очевидно, для петербургских верующих они в большей степени музеи, чем, собственно, храмы», — поясняется в комментарии организаторов на сайте проекта.

Организаторами проекта стали сектор коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии, один из крупнейших операторов наружной рекламы в России компания «Постер» и коммуникационное агентство Generation Brand & Communications.

О строительстве и истории собора

Первая церковь, освященная во имя Исаакия Далматского, была построена по указу императора Петра I, который родился в день памяти этого святого. Впоследствии она несколько раз меняла облик.

Недовольство Александра I внешним видом третьего по счету храма побудило начать перестройку здания, которая продолжалась около четырех десятилетий.

Торжественное освящение собора состоялось в 1858 году.

Исаакий стал музеем в 1928 году, с 1990 года в нем восстановлены православные богослужения. Здание собора находится в собственности Санкт-Петербурга, но под охраной на федеральном уровне, и входит в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Настоятелем является митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

Статус собора

В начале 2017 года правительство Санкт-Петербурга объявило, что 30 декабря 2016 года было отдано распоряжение о передаче Исаакиевского собора в пользование Московскому патриархату РПЦ на основании принятого в 2010 году ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Позднее тогдашний губернатор города Георгий Полтавченко сообщил журналистам, что передача Исаакиевского собора может состояться при официальном обращении Русской православной церкви, оно пока не поступало.

Директор государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрий Мудров ранее рассказал ТАСС, что отношения музея и РПЦ по-прежнему определяются соглашением о социальном партнерстве 2005 года, предусматривающим проведение в соборе двух служб в день. Летом 2017 года была достигнута договоренность о том, что в большие церковные праздники все богослужения будут проходить в центральном нефе.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/5806447

Ссылка на основную публикацию