Архитектор земцов михаил григорьевич — биография, фото, творения

Михаил Григорьевич Земцов

Михаил Григорьевич Земцов  (1688-1743) «— один из птенцов «гнезда Петрова», первый русский зодчий. Родился в Москве в 1688 г. и был переслан в Санкт-Петербург в числе первых переселенцев новой столицы. В Петербурге он первое время находился в школе при городовой канцелярии, а в 1710 г. был отдан в науку Трезини с жалованьем в 5 рублей.

Занятия его у Трезини шли очень успешно: в 1715 г. ему было увеличено жалованье до 10, а в следующем году до 15 руб. Вскоре, однако, Земцов от Трезини переходит к архитектору Микетти, который делает его своим помощником и посылает в Ревель и в Екатериненталь надзирать за постройкою проектированного Микетти дворца.

Очевидно, здесь Земцова узнает Петр Великий и обращает внимание на талантливого зодчего. С этого времени ему начинает даваться целый ряд поручений. 19 августа 1723 г. начальник галерного флота получает распоряжение «об отправлении архитектурного подмастерья Земцова на боту «Ельзенфорс» в Швецию для найма рабочих и мастеровых и покупки инструментов.

В последние годы царствования Петра Великого Земцов принимает участие и в работах Петергофских фонтанов; так, например, ему было поручено «переделать пирамиду, сделать бассейн ниже и снять один уштуп (уступ) в кашкадах; в канале по лестнице, на правую сторону от палат, сделать, как по другую сторону, дельфинов»; далее, он работает в царских садах, например делает «галерею против цветников или галерею дубовую для картин старых мастеров». Все эти работы и дали Земцову архитекторский ранг (1724 г.), а менее чем через год Сенат положил ему жалованье в 550 рублей.

При Петре Великом Земцов учился и исполнял поручаемые ему работы по проектам других архитекторов, а так как он был к тому же и искусным рисовальщиком, то делал те чертежи, в которых требовалась изящная отделка и художественность; так, например, проектированный Петром Великим «грот в Летнем саду» сохранился до нашего времени в чертежах Земцова.

Далее Земцов исполнял и обязанности скульптора: им были составлены проекты статуй, которыми собирались украсить строившееся здание для кунсткамеры Академии Наук.

Сделавшись архитектором, Земцов за 20 лет проявил такую громадную деятельность, что в настоящее время нельзя не изумляться, как мог так много работать этот еще далеко не оцененный первый русский архитектор. С 1725 по 1732 год Земцов числился при конторе от строений, т. е.

занимал должность, соответствующую нынешней должности архитектора Двора; в 1732 г. он получил специальное поручение — «назначен на достройку монастырских зданий Александро-Невской лавры». Подошли страшные петербургские пожары. Приходилось перестраивать. город. Появилась особая комиссия по устройству Санкт-Петербурга, и Земцов в 1735 г.

определяется архитектором при полицейской конторе. С 1740 по 1743 г., т. е. по год своей смерти, Земцов вторично исполняет специальное назначение — надзор за постройкою Невской лавры, и в то же время на него возлагается ряд самых разнообразных дворцовых построек.

Первою самостоятельною постройкою Земцова был деревянный зал, приблизительно там, где теперь на Марсовом поле находится дворец принца Ольденбургского. Зал этот строился для бракосочетания дочери Петра Великого Анны Петровны с принцем Голштинским и, как большинство построек того времени, строился спешно.

В записках Берхгольца находим указание на то, что «князь Меншиков прошлую ночь провел в новых комнатах да и нынче намерен ночевать в них, чтоб иметь неослабный надзор за рабочими и всеми мерами торопить их оканчивать постройку» Затем в том же 1725 г.

, с такою же, если только не с большею, быстротою ему пришлось и перестраивать и строить вновь Летний дворец для императрицы Екатерины I и, наконец, заново отделывать Итальянский дворец. Все эти постройки не сохранились: торжественная зала простояла до 1731 г.

, Летний дворец Екатерины I был сменен сперва Летним дворцом императрицы Елисаветы Петровны, постройки графа Растрелли-сына, а затем Михайловским замком императора Павла и, что ныне Инженерный замок, на месте же Итальянского дворца Гваренги построил Екатерининский институт.

Кроме этих фундаментальных построек, Земцову приходилось наблюдать за рядом более мелких, например, он заканчивал подзорный дворец, устраивал дворцы в Екатерингофе и Анненгофе, перестраивал триумфальные ворота и т. д.

В царствование императрицы Анны Иоанновны деятельность Земцова была направлена на устройство Петербурга и церковное строительство. Земцов принимал деятельное участие в составлении Захгеймом первого топографического плана Санкт-Петербурга 1738 года.

Для этой цели Земцовым была составлена опись обывательских домов Петербурга (15 апреля 1736 года). Далее ему же принадлежит составление: 1) положения о мостильных работах, т. е. о мощении улиц, и 2) условия для казенных подрядов.

По рисункам и чертежам его строились все въезды в столицу, полицейские будки и, наконец, рогатки, которыми в ночное время запирались улицы. Как полицейский архитектор, Земцов построил и здание для главной полиции, которое было вторым по Мойке, от Невского проспекта, за голландской церковью.

Интересно отметить, что по проектам его в суровую зиму 1739 г. были построены особые грелки на улицах.

Как архитектор Александро-Невской лавры, Земцов не мог себя проявить чем-либо особенным главным образом потому, что, несмотря на очень частые, строжайшие Высочайшие повеления закончить постройку лавры, не давали достаточного количества денег. Но приняв эту постройку, Земцов указал, что, по всей вероятности, придется разбирать своды собора, которые были незаконченными. Это предположение Земцова оправдалось.

Из построенных Земцовым церквей обращали на себя внимание особенно две — Симеоновская и старая церковь Казанской Божией Матери, замененная впоследствии Казанским собором Воронихина.

В церковном строительстве Земцов уже проявил известную самостоятельность; правда, план Земцовских церквей напоминает план церквей Трезини: та же вытянутая и поставленная перед церковью колокольня, за которой идет в самую церковь галерея, но детали постройки уже не Трезиновские: колокольня прежде всего не такая простая, как у Трезини — влияние стиля барокко уже ясно чувствуется, особенно в верхней части колокольни, в круглых окнах одного из ярусов колокольни и, наконец, в слегка изогнутой форме самого шпица. Затем Земцов совершенно изменил форму купола: вместо маленького фонарика Трезини появился довольно значительного размера главный купол. Церковь св. Симеона и Анны сохранилась в сравнительно нетронутом виде. Что же касается уже исчезнувшей церкви Казанской Божией Матери, то она по плану походила на Симеоновскую и, судя по сохранившейся картине неизвестного мастера, имела внутри красивую колоннаду из колонн коринфского стиля.

Небольшая изящная постройка — павильон-ботик Петра Великого в Петропавловской крепости — безусловно должна свидетельствовать, как говорит И. Грабарь, «о наличности надежной архитектурной фантазии у Земцова, умевшего, когда позволяла возможность, создавать самые очаровательные формы при помощи простейших средств «.

6 апреля 1742 года гоф-интендант императрицы Елисаветы Петровны Шаргородский дает приказание архитектору Земцову — строить Аничковский дворец, причем предупреждает, что с постройкою этою надо спешить — таково желание императрицы; она хочет, чтобы там, где стояла сборная изба Преображенского полка, откуда императрица — тогда еще принцесса Елисавета — во главе своих лейб-компанцев отправилась добывать себе отцовский престол, воздвигся дворец. И постройка этого дворца поручается не иноземцу, а русскому архитектору.

Земцов проявил усиленную деятельность: чертеж за чертежом изготавливался талантливым архитектором, и его помощник Дмитриев отвозил эти чертежи на апробацию императрицы в Москву.

Приступили к работам, били сваи, закладывали фундамент, начали возводить стены; чтобы быть ближе к постройке, Земцов выпросил себе участок для постройки дома почти напротив дворца. И в разгар этих работ Земцов умирает. Доклад императрице о его смерти был сделан 29 ноября 1743 г.

Работы по окончанию дворца поручены были Растрелли, который, не имея возможности изменить общего плана, все же приложил свою руку к деталям, вследствие чего характер постройки получился не тот, какой ему дал бы Земцов.

Земцов безусловно отличался громадной энергией и трудоспособностью, но получив образование в школе Трезини, который был не архитектор, а инженер, Земцов, конечно, не мог развить свои большие задатки, как художник.

Незнакомый ни с теорией архитектуры, ни с выдающимися памятниками зодчества Европы (Земцов нигде, кроме Стокгольма, не был), наш русский самородок должен был до всего доходить самостоятельно, открывать всюду Америку.

Читайте также:  Алексей толстой в петербурге

Но заниматься архитектурой непрерывно и систематично Земцов не мог по условиям того времени: его постоянно отрывали от главного занятия, он должен был исполнять тысячи мелких поручений, должен был быть не только строителем, но и полицейским архитектором и в то же время заниматься подрядами и участвовать на торгах по различным работам.

Весьма понятно, что результат получился незначительный. Судя по павильону-ботику, по колокольне Симеоновской церкви, талант Земцова мог бы развернуться, и, быть может, мы могли бы с такою же гордостью повторять имя Земцова, как теперь повторяем имя русского итальянца Растрелли.

Будучи деятельным строителем, Земцов был чуть ли не единственным руководителем той первой школы архитекторов в Петербурге, которую основал еще Леблон; о ней мы очень мало знаем, но из нее вышли те многочисленные архитекторы, которые посылались, как строители, по всей России.

Литература:

  • П. Н. Петров, «Архитектор М. Г. Земцов » («Зодчий» 1877 г., 8,  стр. 70-73). 
  • Игорь Грабарь, «История русского искусства», вып. 14, стр. 155—162.
  • «Художественные сокровища России», 1902 г., стр. 159—161, 187, 199, 201; 1903 г., стр. 7, 9, 17, 27, 31, 74, 80, 100—104; 1904 г., стр. 208, 276; 1906 г., стр. 14.
  • «Рус. Старина», т. XXXV, стр. 606.
  • «Истор. Вест.», ХСII, стр. 573, 574.
  • Архив Министерства Двора, опись 73/187, д. 42, л. 201; кн. 55, л. 479; кн. 49, л. 438; кн. 48, л. 947, 953.
  • Госуд. Арх., кн. 39, л. 130.
  • Опись сенатских указов Баранова, № 5188/6054.
  • «Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской Епархии», т. VII.
  • «Материалы к истории Академии Наук», т. V.
  • Бантыш-Каменский, «Словарь достопамятных людей Русской земли», стр. 400.

П. Столпянский.» 

(Словарь Половцова)

 Ниже приведена статья из «Зодчего» — П. Н. Петров, «Архитектор М. Г. Земцов » («Зодчий» 1877 , 8,  стр. 70-73) :

всего статей: 2

Решетка Летнего сада (часть 1) 

Монументальная решетка Летнего сада со стороны Невы давно по праву считается одним из символов Петербурга. Замечательный памятник строгого классицизма второй половины XVIII столетия, созданный для украшения центральной городской набережной, и по ныне является отличным украшением города.

В отличии от былой эпохи, эпохи барокко, стиль классицизма ориентирован не только на украшение локального места, но и претендует на участие в создании обширной панорамы. Действительно, решетка украшает не только сад о и обширную акваторию Невы.

До сих пор сохранилась легенда о неком путешественнике, который, увидев решетку Летнего сада сказал, что теперь он может умереть, — ведь он видел самое прекрасное на свете. Вообще же …

Санкт-Петербург

Источник: http://www.nogardia.ru/articles/view/308/

Земцов Михаил Григорьевич, русский архитектор: знаменитые работы

Для строительства новой столицы государства Российского, города Санкт-Петербурга, его основатель Петр Первый приглашает лучших архитекторов Европы.

Одним из первых мастеров, руководивших строительством нового города, был итальянец Доменико Трезини. Среди его учеников оказался будущий выдающийся русский зодчий Земцов Михаил Григорьевич.

Трудолюбивый и талантливый художник был удостоен звания первого русского архитектора Санкт-Петербурга.

Детство

К сожалению, о ранних годах жизни Михаила Григорьевича историкам известно совсем мало. Даже точный год рождения мастера указывается по-разному. Некоторые ученые называют 1686 год, а другие считают, что великий зодчий родился в 1688 году.

Какого был происхождения и как провел свое детство Земцов Михаил Григорьевич, до сих пор остается тайной. Известно, что он родился в Москве и получил образование при Оружейной палате, но как оказался в новой столице, никто не знает.

Возможно, он попал в Петербург во время переселения людей из Москвы.

Начало карьеры

В 1718 году выходит указ Петра по строительству каменных домов в Москве. В Китай-городе и Московском кремле было принято решение возводить строения только из камня, создавая улицы, а не строить дома во дворах, как это делали раньше.

Руководителем новых строительных работ в Москве был назначен лучший ученик Доменико Трезини, русский архитектор Земцов. Около года Михаил Григорьевич работает в Москве, но в 1720 году ему приходится вернуться в Петербург.

В это время ушли из жизни трое видных архитекторов Ж. Б. А. Леблон, Г. Маттарнови и Г. И. Устинов. Все важные постройки в Стрельне и Петергофе были переданы под руководство Н. Микетти. Но архитектор приехал в Россию всего год назад. Он плохо говорит на русском языке и с трудом понимает русскую речь. Михаил Земцов как никто другой подходит на роль помощника и переводчика Микетти.

Проработав под руководством Микетти около трех лет, Михаил Григорьевич получает очень лестную характеристику от мастера и его направляют на строительные работы 1721 года в Ревель.

Приехав в Петербург в 1722 году, Земцов получает инструкции от генерального архитектора Микетти, связанные с благоустройством фонтанов и садов в Ревеле.

Возвращался к месту работы Земцов не один, с ним вместе в качестве помощника был отправлен Михаил Огибалов, которого Михаил Григорьевич должен был обучать в Ревеле архитектуре. Это был первый ученик великого зодчего.

Расцвет творчества зодчего

Екатерининский дворец в Ревеле первоначально возводился по проекту Микетти, но Земцову пришлось завершать работу учителя, привнося свои изменения в постройку дворца.

Поэтому здание имеет весьма разнохарактерный облик фасадов и интерьеров. А при создании парка перед дворцом с Земцовым сотрудничал известный русский мастер садово-паркового дела И. Сурьмин.

Впоследствии они много работали вместе при благоустройстве садов и парков в Петергофе и Летнем саду.

Работа в Ревеле наглядно показала талант молодого зодчего и доказала, что стать хорошим архитектором можно, и обучаясь в России. Тем не менее в 1723 году по указу Петра Михаил Григорьевич Земцов отправляется в Стокгольм.

В Швеции он должен был нанять местных мастеров, знания которых должны были помочь при дальнейшем строительстве города. А также была цель — выяснить, какой смесью для обмазки зданий пользуются шведские строители.

Со всеми поручениями Земцов справился отлично и привез в Петербург восемь опытных мастеров различных специальностей.

Ревель и Стокгольм оказали на творчество Земцова большое влияние. Он познакомился с архитектурой готического стиля и ранним барокко, получив новые знания, которых другие русские мастера не имели.

В это время Микетти решает покинуть Россию, при этом он оставляет множество незавершенных проектов, которые передают в работу Михаилу Григорьевичу, тем самым показав, что он стоит в одном ряду с лучшими мастерами Европы.

Самые известные работы М. Г. Земцова

После отъезда Микетти из Санкт-Петербурга Земцов становится главным руководителем всех строительных работ, которые происходят в Петербурге и его окрестностях. Но несмотря на это, его чин и оклад остались прежними. Хотя работы было очень много, город рос и развивался.

Земцов был вынужден заниматься сразу несколькими городскими и пригородными объектами. Среди его работ того времени можно отметить благоустройство Летнего сада, Инженерного замка, Петергофа, Марсова поля и Михайловского дворца.

Кроме строительных и садово-парковых работ, Михаил Григорьевич занимался педагогической деятельностью и обучал молодых архитекторов. Но самому Земцову официальное звание архитектора присвоили только в 1724 году.

Архитектор Земцов внес неоценимый вклад в развитие Санкт-Петербурга и его пригородов.

Знаменитые работы архитектора Земцова:

  • Церковь Симеона и Анны. Находится в Санкт-Петербурге, построена в 1734 году, является действующим православным храмом.
  • Каскад «Золотая гора» в Петергофе.
  • Домик для ботика Петра Первого в Петропавловской крепости.
  • Аничков дворец.
  • Спасо-Преображенский собор в Санкт-Петербурге.
Читайте также:  Доступность невского проспекта санкт-петербурга

К сожалению, до окончания строительства последнего из перечисленных объектов, зодчий не дожил, он умер 28 сентября 1743 года. Но и сам Спасо-Преображенский собор не сохранился, так как после пожара в 1825 году был полностью перестроен под руководством архитектора В. П. Стасова.

Источник: https://autogear.ru/article/382/332/zemtsov-mihail-grigorevich-russkiy-arhitektor-znamenityie-rabotyi/

Архитекторы Петербурга: Михаил Земцов | сайт компании НРФ «МИР

В 2018 году исполнилось 330 лет со дня рождения русского архитектора Михаила Земцова

Прослеживая темы наших публикаций, можно отметить частое обращение к теме допетровского Петербурга и Петербурга времен царствования Петра Великого.  А как столица развивалась сразу после его смерти? В какую сторону заданный Петром I вектор отклонился после его кончины? Конечно, прежде всего мы относим этот вопрос к развитию архитектуры города после того, как его основатель ушел из жизни.

В феврале этого года  на нашем сайте был опубликован текст о закладке в 1731 году церкви Симеона и Анны, построенной по проекту зодчего Михаила Григорьевича Земцова (https://www.nrfmir.ru/ru/content/data-v-istorii-287-let-cerkvi-simeona-i-anny)

Глядя на дату закладки церкви и сопоставляя имена великих зодчих, отстраивавших столицу с момента ее основания, становится интересно: а откуда в первой трети XVIII века появился  русский зодчий, чье творение на протяжении веков стоит вровень с шедеврами первых европейских архитекторов Санкт-Петербурга?

Михаил Григорьевич Земцов родился в 1688 году в Москве и первоначальное образование получил там же при Оружейной палате. Понятно, что точная дата рождения – число и месяц – редкая удача для составления биографического очерка о человеке, родившемся в XVII веке. Поэтому мысленно отметим 330 лет со дня рождения русского архитектора.

Первые достоверные сведения о Михаиле Земцове на берегах Невы относятся к  1709 году, когда он учился в Петербургской губернской канцелярии итальянскому языку.

После этого талантливый юноша был отправлен на службу в Канцелярию городовых дел, которая руководила возведением каменной крепости и строительством вокруг нее города.

   Здесь он становится помощником Доменико Трезини, включившись в строительство Петропавловской крепости, Александро-Невского монастыря, триумфальных ворот на Петровской площади и Невском проспекте и других знаменитых впоследствии объектов (к сожалению, в основном утраченных или перестроенных).

Город в это время стремительно развивается, и Земцов приобретает ни с чем не сравнимый опыт на многочисленных стройках. Конечно, не будь Михаил Григорьевич столь активен в своем желании созидать, не получил бы и особого расположения самого Петра I. Не имея специального архитектурного образования, он прекрасно справлялся со многими поручениями государя.

Так в 1720-е годы рядом с Екатерингофом появляется еще один дворец Петра I – Подзорный, откуда император «мог в зрительную трубку смотреть в море на идущие в Петербург и обратно корабли». Дворец был построен по проекту голландского архитектора Стефана ван Звитена, т.к.

Петр хотел иметь в Петербурге здания «на голландский манир». Работы затянулись, Петр I умер, и в 1731 году строительство завершил Михаил Земцов, внесший некоторые изменения в первоначальный проект.

Этот дворец на острове, который впоследствии стал называться Лоцманским, также утрачен.

После смерти своих великих иностранных учителей Михаил Земцов подхватывает незавершенные ими объекты и доводит их до конечного результата. Так, за Д.Трезини он завершил работы по строительству госпиталя на Выборгской стороне, а за Н.Гербелем  достраивал здание Кунсткамеры, Двенадцати коллегий и Придворных конюшен.

Факт биографии Земцова: в отличие от своих русских архитекторов-предшественников – И.К.Коробова и П.М.Еропкина, он не был отправлен Петром I на обучение архитектурному делу за границу. Учился новому архитектурному языку он рядом с учителем – Доменико Трезини и другими «генерал-архитекторами» новой столицы России.

Собственный дом итальянского зодчего на набережной Невы (Университетская наб., 21) был построен по чертежу Трезини его учеником – Михаилом Земцовым. Именно Трезини рекомендовал М.Земцова для поездки в Москву, когда в 1718 году начались работы в Московском Кремле и Китай-городе. Руководителем этих работ был назначен М.

Земцов.

Вернулся Михаил Григорьевич в Петербург после  ухода из жизни архитекторов Г.И.Маттарнови и Ж.-Б.Леблона.Работы этих архитекторов продолжал Н.Микетти, плохо знавший русский язык, и в поддержку ему из Москвы был отозван владевший итальянским языком М.Земцов.

В 1721 году в Ревеле (Таллин) Земцов осуществил свой первый самостоятельный проект – Ревельский дворец Екатерины I (Кадриорг). Затем Петр I отправляет Земцова в Стокгольм для изучения состава фасадной штукатурки. Ведь Швеция и Санкт-Петербург так схожи в части  климатических условий.

После отъезда Н.Микетти из России все его работы передают Земцову, и с этого момента Михаил Григорьевич работает в Санкт-Петербурге. В этот период он   возглавляет все работы в петербургских и пригородных царских резиденциях.

Зодчий благоустраивает парк в Петергофе, работает над Большим и Марлинским  Каскадами. В Царском Селе архитектору принадлежит общий замысел ансамблей и Эрмитаж (впоследствии перестроенный Растрелли).

Работая над планировкой и благоустройством Летнего сада в Петербурге, Земцов строит на берегу Невы «Залу для славных торжествований» – яркий, но, к сожалению, не сохранившийся образец раннего барокко.

При такой огромной занятости и в силу того, что профессиональное образование было получено не в стенах Академии, а в «полевых условиях» строек, долгое время Земцов имел звание «архитектурии гезеля», т.е. помощника, подмастерья. Только в 1724 году ему наконец-то присвоили звание архитектора.

После смерти Петра I основные работы при императорском дворе постепенно передаются Ф.-Б.Растрелли. Анна Иоанновна ограничила творческое пространство Земцова Петергофом.

Но именно в ее царствование – в 1734 году – по проекту Михаила Григорьевича появился в городе храм, красотой которого мы можем любоваться сегодня:  церковь праведных Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы (Моховая ул., 48).

Кроме того, Земцов около трех лет возглавлял строительство Александро-Невского монастыря.

В 1734 году умер главный учитель архитектора – Доменико Трезини, и Земцову были переданы для завершения все его работы. В 1735 году, став архитектором Петербургской полицмейстерской канцелярии, Михаил Григорьевич становится фактически главным архитектором столицы.

После опустошительных пожаров 1736-1737 годов вместе с архитектором П.М.Еропкиным они возглавили все проектные и строительные работы.  Михаил Григорьевич с 1737 года состоял в руководстве Комиссии о Санкт-Петербургском строении, в которой вместе с архитектором И.К.

Коробовым завершил начатый П.М.Еропкиным первый русский архитектурно-строительный кодекс «Должность архитектурной экспедиции», занимался планировкой Казанской и Коломенской частей города.

Он мыслил не просто как строитель отдельных домов, но и как истинный градостроитель.

Особая глава творчества зодчего – храмовое строительство. В 1741 году Земцов начал работу над проектом каменного Троицкого собора на Троицкой площади взамен деревянной церкви. Однако этому проекту не суждено было осуществиться.

Зодчим была создана алтарная часть Сампсониевского собора, у стен которого он был погребен после смерти. Строил он и здание Знаменской церкви в Царском Селе (с И.Я.Бланком, находится вблизи Лицея).

И, конечно, уже вышеупомянутая церковь Симеония и Анны, пронизанная особым лиризмом.

При Елизавете Петровне Михаил Земцов вновь становится придворным архитектором. В Петербурге ему было поручено строительство Аничкова дворца. В это же время архитектор разработал план реконструкции дворца в Царском Селе.

Первый русский архитектор Михаил Григорьевич Земцов, воплотивший наряду с Трезини основные архитектурные замыслы Петра I, все свои силы и знания отдал городу на Неве.

Жители столицы 1730-1740-х годов, проходя по ее улицам, буквально на каждом шагу встречали здания, либо возведенные по проектам Земцова, либо построенные с его участием. Как мы уже упоминали, постройкам Земцова, в основном, не повезло.

Большинство сооружений, заложенных в начале 1740-х годов, достраивалось по проектам других зодчих. Но то, что уцелело, бережно сохраняется. В музеях и архивах хранятся графическое наследие зодчего и сотни документов, связанных с его деятельностью.

Не щадящий себя, заботливый по отношению к семье, коллегам и ученикам, последние годы жизни Михаил Григорьевич жил в собственном доме на Невском проспекте, на месте которого сегодня возвышается здание Пассажа. После смерти архитектора оказалось, что его занятость была настолько велика, что для завершения его проектов потребовалось привлечь тринадцать архитекторов.  Умер зодчий 28 сентября 1743 года.

 Искусствовед НРФ «МИР» Р.А.Миропольская

Читайте также:  Варшавский экспресс в санкт-петербурге - покупки на любой вкус

Источник: https://www.nrfmir.ru/ru/content/arhitektory-peterburga-mihail-zemcov

Книга 100 великих архитекторов. Содержание — МИХАИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ ЗЕМЦОВ (1686 или 1688—1743)

В начале XVIII века превалировало мнение, что художественное произведение должно отвечать требованиям правды и естественности, а значит, проектируемое здание не должно расходиться с требованиями, исходящими от самой природы вещей.

Оно должно держаться законов строгой пропорциональности, естественных законов гармонии чисел, извлеченных из наблюдения над природой и хорошо известных еще античному человечеству, законов, о которых вспомнили затем в век гуманизма.

Ярким представителем этого направления в глазах тогдашних английских зодчих был Палладио.

Наиболее значимые зодчие этого лагеря объединились вокруг мецената Ричарда Бойля, третьего графа Берлингтона, который привлекал их к выполнению своих собственных архитектурных заказов, находил им и других заказчиков, субсидировал их издания.

Одним из таких зодчих был Уильям Кент, которого Берлингтон «открыл» в Риме, где тот учился живописи у Бенедетто Луги. В Италии Кент изучал искусство с 1709 по 1719 год. А еще раньше он состоял учеником мастера, расписывавшего кареты. Родился Уильям Кент приблизительно в 1685 году в Бридлингтоне, что в Йоркшире.

В доме Берлингтонов он вскоре стал своим человеком. Кента и похоронили в 1748 году в их семейной усыпальнице в Чисике. В 1724 году Берлингтон поручил Уильяму издать «Проекты Иниго Джонса». Том гравюр с рисунков Иниго Джонса увидел свет в 1727 году.

Поручение Берлингтона окончательно склонило Кента заняться архитектурой и помогло занять ведущее место среди палладианцев 1730—1740-х годов.

В 1734 году он начал строить дом в поместье Холькхэм-Холл, графство Норфолк. Это здание открыло новую страницу в истории архитектуры Англии. Она стала первой оригинальной композицией в форме классицизма.

С 1735 года Кент становится придворным мастером в Лондоне.

Талант Кента был весьма разносторонен. Поначалу он занимался живописью, писал и портреты, и религиозные и исторические картины, расписывал потолки, гравировал офортом, делал рисунки для различной утвари, для книжных иллюстраций, для памятника Шекспиру в Вестминстерском аббатстве, разбивал сады и строил дворцы.

Он занимал должности королевского плотника, королевского архитектора, хранителя королевских картин и, наконец, главного королевского живописца. Все это время может быть названо эрой Берлингтона и Кента. Однако произведений Кента сохранилось не так много. Говорят, он строил вместе с Берлингтоном лондонский дворец Берлингтона.

Он участвовал и в постройке известной виллы в Чисике. Его же постройки дворец герцогов Девонширских в Лондоне.

Другое, малоблагоприятное мнение можно составить о нем по построенной по его проекту Конногвардейской казарме в Лондоне (1750—1758) (впоследствии – местопребывание главнокомандующего британской армии) – здании с тяжелыми и беспокойными формами. Кент отказался в нем от употребления колонн, и все расчленение фасада произвел путем разных выступов и углублений.

Ему же принадлежит в главных чертах план огромного роскошно отделанного дворца графа Лестера в Холкхеме в графстве Норфолк (начат в 1734 году)

Кент отталкивался от итальянских образцов, но его обуревала нередко страсть к тяжеловесности, заставляя приближаться к вкусам Ванбру. Наибольшее значение для континента имел построенный им элегантный круглый павильон «Храм античной добродетели» в парке Стоу. Повторения его рассыпаны по всей Европе.

С 1730 года началась деятельность Кента как планировщика парков. О нем говорили «Магомет придумал рай, Кент создавал их во множестве».

Кент планировал знаменитые парки виллы герцога Девонширского в Чисике близ Лондона, Карлтон-хауса в Лондоне, Клейрмонта близ Лондона и др. Питая ненависть к прямым линиям в разбивке аллей, он стремился приблизить английский ландшафт к пейзажам Клода Лоррена.

Наиболее совершенным произведением английского паркового искусства является парк Стоу в Бакингемшире, – в резиденции лорда Кобхема. Над созданием его трудились наряду с Кентом садоводы Бриджмен и Денслот Браун. Парк был разбит на пространстве в 200 гектаров.

Укрытие садовой стены во рву давало возможность глазу присоединять к парку и открывающиеся окрестности – прием, получивший название «Ах, ах!».

Художники-строители стремились изгнать мысль о каком-нибудь насильственном изменении природы и в то же время старались придать ей максимальную живописность.

Умер Кент 12 апреля 1748 года в Лондоне.

О детстве и юности Михаила Григорьевича Земцова известно мало. Точные даты рождения и смерти, его происхождение остаются все еще невыясненными. Одни авторы считают, что он родился в 1686 году, другие называют 1688 год. Неизвестно, как протекали его детство и юность.

Первые достоверные сведения о Земцове относятся к 1709 году – времени, когда он обучался в Петербургской губернской канцелярии итальянскому языку.

В 1710 году по указу Петра I «изученной итальянского языка ученик Михайла Земцов» был направлен в Аничков дворец в Канцелярию городовых дел, созданную в 1706 году.

Канцелярия ведала работами по замене земляных укреплений крепости «Санкт-Питер-Бурх» каменными, а также строительством растущего возле нее города.

Непосредственный надзор за строительными работами осуществлял «подполковник от фортификации и архитект» Доменико Трезини. К нему и определили Михаила.

Земцову, несомненно, повезло, что его наставником оказался Трезини. Поставленный волею обстоятельств во главе бурной строительной деятельности на берегах Невы, он остро ощущал недостаток в хорошо обученных специалистах. Архитектор был заинтересован в их подготовке и стремился как можно скорее сделать каждого способного юношу надежным помощником. Земцов был одним из первых учеников Трезини.

В те времена обучение велось в ходе непосредственного участия будущего зодчего в практической работе учителя. Сначала ученику давали простые поручения, потом более сложные, постепенно приучая его к делу. Так учился и Михаил.

Незаурядные способности и большое трудолюбие способствовали тому, что Земцов очень рано сформировался как мастер.

Поэтому не случайно, когда в конце 1718 года было приказано снова строить в Московском Кремле и Китай-городе только каменные здания, и притом «по улицам, а не во дворах, как в старину», для руководства застройкой, основанной на новых принципах, в начале 1719 года направили Земцова.

Земцов пробыл в Москве недолго – год. В начале 1720 года его уже отозвали в Петербург. Внезапный вызов Земцова в Петербург, очевидно, был связан со смертью трех видных архитекторов: Ж.Б.А. Леблона, Г. Маттарнови и Г.И. Устинова-отца. Наиболее ответственные постройки, и в частности, дворцовые комплексы Петергофа и Стрельны, теперь были переданы Н. Микетти.

Микетти оказался в весьма сложном положении. Он всего год прожил в России и плохо еще понимал русскую речь. Естественно, что ему хотелось иметь не только надежного помощника, но и переводчика. В Петербурге находилось много «архитектурии учеников», тем не менее выбор пал на Земцова. Так началась совместная работа Михаила с другим опытным архитектором, которая продолжалась около трех лет.

Сохранилась любопытная характеристика, данная Микетти молодому зодчему. «Я, нижеподписавшийся, – сообщал Микетти, – имел ексаменовать как в чертежах, так и в практике надлежаще именем Михаила Земцова, и я обрел его по убукновенна и достойна в практике архитектурской, и того ради позволяется ему ехать управлять работою… дому… которой строится в Ревели».

Только после такого лестного отзыва Земцова перевели из учеников в подмастерья, или, как тогда чаще их называли, в «архитектурии гезели». Теперь он стал получать по 180 рублей в год.

Строительный сезон 1721 года Земцов провел в Ревеле, но в январе 1722 года он уже прибыл в Петербург для получения инструкций у «генерального архитектура» – так в документах этого времени именовался Микетти – по вопросам «устройства фонтанов и беседок в саду, которые надлежит там в Ревеле сочинять».

36

Источник: https://www.booklot.ru/genre/dokumentalnaya-literatura/biografii-i-memuaryi/book/100-velikih-arhitektorov/content/282535-mihail-grigorevich-zemtsov-1686-ili-16881743/

Ссылка на основную публикацию