Архитектор николай васильевич васильев — биография, фото, творения

Вспоминая великих архитекторов: Николай Васильев | сайт компании НРФ «МИР

Родился архитектор 8 декабря (по новому стилю) 1875 г. в Ярославской губернии в купеческой семье. В 1901 г., приехав в  Санкт-Петербург, окончил Институт гражданских инженеров и поступил  в Императорскую Академию Художеств, где учился в мастерской Л.Н.Бенуа. Закончил Академию в 1904 г.

Богато одаренный архитектор, он вскоре прославился исключительным успехом, участвуя в архитектурных конкурсах. В нашем городе им построено много доходных домов, общественных зданий, зачастую в успешном союзе с архитектором А.Ф. Бубырем. Для примера приведем здание Торговых рядов («Новый Пассаж» – Литейный пр., 57), в котором с советских времен находится магазин подписных изданий.

Но самый большой успех Н. Васильев имел при постройке на Петроградской стороне Соборной  мечети (Кронверкский пр., 7), выиграв двумя представленными  им проектами две  первых премии.

Первый проект был представлен под девизом «Тимур», второй – «Арабески».  Выиграл первый конкурсный проект. К доработке проекта Николай Васильевич привлек своих коллег, А.И.

фон Гогена для решения практических и административных вопросов и архитектора С.С.Кричинского – члена мусульманской общины.

История вопроса о постройке мусульманской мечети в Петербурге обусловлена не только большим количеством проживавших в Петербурге мусульман, но и необходимостью в соответствующем культовом здании.

Успеху дела способствовал визит в столицу эмира Бухарского, который лично обратился к императору Николаю II  с просьбой «…поднести петербургским мусульманам  в дар соответствующий участок земли, дабы они построили на этом участке храм…».  3 июня 1907 г.

император подписал разрешение на приобретение эмиром двух участков, расположенных по Кронверкскому проспекту под номерами 7 и 9. Место было выделено в самом центре столицы, при въезде на Петербургскую сторону с недавно построенного Троицкого моста.

Мечеть была возведена, и 21 февраля 1913 г., в дни, когда торжественно отмечалось трехсотлетие дома Романовых, храм официально открыли для богослужений. Согласно древнему обычаю, мечеть ориентирована алтарем в сторону священной для всех мусульман Мекки, т.е. в данном случае на юг.

Это самая большая мечеть в Европе, в ее облике сочетаются архитектура европейского северного модерна и традиции культовой архитектуры Азии. Одновременно с этим, Соборная мечеть – одно из самых экзотических сооружений «града Петра». Художественный образ сооружения имеет, несомненно, петербургский характер.

Революция прервала творческую деятельность Васильева в России. Из Крыма на американском миноносце он был доставлен в Константинополь, а в 1923 г. Николай Васильевич приехал в Нью-Йорк.

Петербургский мастер, чьи работы в городе на Неве по сей день служат памятником его таланту, не оставил после себя ни одной постройки в городе, который принял его в изгнании. В эмиграции архитектор прожил три с половиной десятка лет.

В последние годы жизни Николай Васильевич работал в Комиссии по планированию  города Нью-Йорка.

Оторванный от своих корней, но верный любви к архитектуре, 15 октября 1958 г. после долгой и тяжелой болезни Николай Васильевич Васильев ушел из жизни в манхеттенской больнице.

Источник: https://www.nrfmir.ru/ru/2015/12/08/vspominaya-velikikh-arkhitektorov-nikolajj-vasilev

Вaсильев Никoлaй Вaсильевич — Санкт-Петербург — все о северной столице России

Вaсильев Никoлaй Вaсильевич

1875 — 1941 г.г.

В 1875 году в Ярославской губернии появился на свет Васильев Николай Васильевич. Поступил учиться в Петербурге в коммерческое училище, после перешел учиться институт гражданских инженеров. В институте получил премию за самый лучший из проектов в области архитектуры. Когда Николай закончил учебу, он получил на выпускном награду, в виде серебряной медали.

Теперь Николаю можно смело присвоить титул, который обозначает то, что Васильев в Петербурге считается самым талантливым зодчим в петербургском модерне.

Когда усилились экономические и культурные связи между Европой и Россией, работы Николая охарактеризовали свое время и стал возрастать вопрос к фольклору русского Севера и в интересе к народному искусству.

Его работы не были похожи друг на друга, каждая его работа отличалась уникальностью и преобразованием нового образа и различными новшествами.

В его истории было создано огромное количество различных проектов, он принимал участие в различных конкурсах и получал за это награды, но сами постройки он практически не делал. Его постройки такие как: банк на Михайловской площади, дом Ушаковой на Малом проспекте, жилые комплексы на Троицкой улице и здравница в Царском Селе. Но все эти постройки были заметны только на бумажном проекте.

Сам Николай II одобрил проекты Николая Петербургской мечети, ведь это самый лучший проект который подготовил Николай.

И считается она самой большой мечетью в Европе, она отличается своей уникальностью в том, что в ней прекрасное сочетание северных черточек с восточными элементами.

Николай прекрасно соединил изящные решетки, майолику и грубый камень, и эта удачная стилизация смотрелась естественно и органично.

Не только в Петербурге, но и в России событием архитектурной жизни стал новый Пассаж на Литейном.

Основными элементами фасада стали по краям два симметричных мощных портала, которые противопоставлены на низкие протяжные корпуса вестибюля как контраст.

В последние свои дни такой прием возведения композиции вдохновил Васильева, но в последнее время Николай не чувствовал уже ощущения материала и его формы. Как выдающийся памятник архитектуры, охраняет это здание само государство.

Центром архитектурного ландшафта стал промышленный корпус Невской ниточной мануфактуры, который находился на Выборгской набережной. Он был возведен вокруг однообразных застроек жилого квартала, и переоценить его в этом определении очень трудно. Ансамбль « Новый Петербург», который покорял своей суровой пластикой и монументальностью, была последней работой Николая Васильева.

Дыхание большого и красивого города ощущается за высокими трубами, перепадами кровельного материала, фронтонами и мансардными этажами. В этой стройной и упорядоченной композиции воплотилась чудесная фантазия мастера. Николай эмигрировал из России в самом расцвете своих творческих сил и так и не реализовал и половины своего таланта.

В 1941 году в стране США умер Васильев Николай Васильевич.

Источник: http://vivaspb.com/know/architects/1351-vasilev-nikolai-vasilevich.html

Леонид Васильев архитектор и реставратор

Леонид Васильев родился в 1934 году в семье Сергея Ягодарова и Елены Васильевой. По отцовской линии все его предки были крестьянами, а мать была потомственной учительницей.

Известно, что прадед будущего архитектора работал земским преподавателем в Царёвококшайском уезде Казанской губернии (Царёвококшайск после революции переименовали в Краснококшайск, а потом в Йошкар-Олу, что переводится с марийского как «Красный город»).

Когда Леонид был еще младенцем, его отец ушел из семьи и уехал в Марийскую АССР инженером-гидро-техником на местный бумажно-целлюлозный комбинат. Но там судьба его не сложилась — его обвинили во вредительстве и расстреляли. Кто знает, что бы случилось с его женой и маленьким сыном, находись они вместе с ним… Реабилитировали Ягодарова в конце 1950-х.

Детство Леонида Васильева пришлось на военные годы. Когда шли бои за Сталинград, маленький Леня учился в первом классе. А в 1945 году мать повезла его в Ленинград. Там-то мальчик и понял, каково его призвание.

В 1952 году молодой человек закончил школу с золотой медалью и поступил в Московский архитектурный институт, который находился во дворце И. И. Воронцова на Рождественке (тогда она называлась улицей Жданова).

Вместе с дипломом Васильев получил и распределение — в костромскую реставрационную мастерскую.

Первым объектом, который поручили восстанавливать молодому архитектору, стал храм Иоанна Богослова в Ипатьевской (тогда — Трудовой) слободе. Потом реставратор взялся за сам Ипатьевский монастырь.

Там он восстановил облик архиерейского и братского корпусов, Троицкого собора, а также монастырских стен и ворот.

Благодаря усилиям Леонида Васильева Кострому снова украсили несколько вертикалей-колоколен, утраченных в 1930-е годы. Начали с колокольни церкви Спас-в-рядах.

Ее воссоздавали в 1970-х годах по одним лишь фотографиям, ведь никаких обмеров не сохранилось. Правда, добиться разрешения на то, чтобы установить на шпиле крест, тогда так и не удалось.

Почти четверть века колокольню венчал… простой позолоченный штырь.

Потом Васильев трудился над восстановлением многих костромских церквей, в том числе храма Вознесения на Дебре, долгое время стоявшего полуразрушенным, а затем переоборудованного в жилой дом…

Было еще немало возрожденных церквей и колоколен, причем не только в Костроме — городе, почетным гражданином которого Васильев вскоре стал. Благодаря его усилиям мы снова можем войти под сень храмов Аврамиево-Городецкого монастыря на Чухломском озере, Паисиевой Успенской обители под Галичем, полюбоваться на колокольню храма Василия Блаженного в Рыбной слободе Галича.

Трудился Леонид Сергеевич и в нескольких мемориальных заповедниках. По его проектам были восстановлены главный дом и церковь в усадьбе А. Н. Островского — Щелыкове, памятные ленинские места в Шушенском, где Владимир Ильич отбывал ссылку.

Вот только восстановить церковь, в которой будущий вождь революции венчался с Н. К. Крупской, реставратору так и не позволили.

После Шушенского Васильева командировали в Иркутск — там в реставрации нуждалась усадьба Волконских, в которой разместилась экспозиция музея сибирской ссылки декабристов.

И, наконец, нельзя не упомянуть еще об одном творении архитектора и реставратора Леонида Васильева.

По его проекту недалеко от поселка Видяево на Кольском полуострове (название этого населенного пункта прочно врезалось в память в связи с трагической гибелью подводной лодки «Курск») была возведена деревянная шатровая церковь во имя Николая Чудотворца. Этот храм посвящен всем погибшим подводникам.

Умер Леонид Васильев в 2008 году. Похоронен на кладбище при костромской церкви во имя святых мучеников Александра и Антонины Римских в Селище.

Источник: http://posmotrim.by/article/leonid-vasilev-arhitektor-i-restavrator.html

Васильев Николай Васильевич (1891-1970) — Сайт Эльвиры Барякиной

Васильев Николай, 1930-е годы

Васильев Николай Васильевич родился 2 декабря 1891 г. в деревне Сосново Луковищенского уезда Псковской губернии в бедной семье. Отец его был батраком.

28 февраля 1913 года Николай женился на Анне Андреевне Андреевой (р. 12 июня 1889 г.) из деревни Терептино. Поначалу ее мать была против этой свадьбы: она надеялась выдать Анну за богатого мужика, который сватался к ней. Она даже била дочь за связь с Николаем.

Но отец Анны умер, когда ему было 52 года, и оставил после себя шестерых детей: Анна была старшей, а младшему только что исполнился год. Прокормить эту ораву было очень трудно, и когда Николай стал помогать будущей теще по хозяйству, она сменила гнев на милость.

Анна Андреевна Васильева (Андреева)

В 1914 году у Николая и Анны родился старший сын Нил.

Не имея земли, Николай работал по найму на помещика Боговского: пас гусей, летом делал кирпич, осенью и зимой трепал лен.

Когда началась Первая мировая война, Николая призвали в армию рядовым и он попал в 308-ю Петроградскую дружину, где и прослужил до Февральской революции.

Время от времени Анна с Нилом ездила к нему в Петроград, и Николай снимал для них угол у богатой барыни Серафимы. Та соглашалась приютить их при условии, что Анна будет подменять ее прислугу, если той потребуется отлучиться.

В марте 1917 года Николая перевели рядовым во Второй запасной полк, который был расквартирован в Фридрихсгаме в Финляндиии (теперь — г. Хамина).

Николай Васильев во время службы в царской армии

После большевистского переворота Николай служил рядовым в 685-ом инженерно-рабочем транспорте, а в марте 1918 года демобилизовался и вернулся в свою деревню. Однако в мае 1919 года Николая вновь мобилизовали — на этот раз в Красную Армию. Он был зачислен красноармейцем 33-го полка железнодорожной охраны, где ему поручили заведовать пекарней.

20 октября 1919 года у Николая и Анны родилась дочь Зинаида.

В 1920-м году Николай поступил в школу красных командиров, но закончить ее не удалось, так как в марте 1921 года начался Кронштадский мятеж, и все курсанты были брошены на его подавление.

Потом Николай служил в Нижнем Новгороде под началом секретаря Нижегородского губкома А.А. Жданова.

После демобилизации Николай вернулся в родную деревню Сосново и стал крестьянствовать. Устроился хорошо: у него была корова, потом удалось купить лошадь. Как красноармейцу волостной исполком выделил Николаю два сарая: один из них, каретный, переоборудовали под избу. Также Николай получил землю на трех человек и семена.

Рождались дети: в 1922 году — Клавдия, в 1925 году — Анна (умерла во младенчестве), в 1926 году — Александр. Семья была очень дружной и все любили друг друга.

Васильева (Звездина) Клавдия Николаевна

Саша Васильев

Но в 1931 году мирному крестьянскому житью пришел конец — началась коллективизация и большую часть имущества пришлось отдать в колхоз. Жить стало совсем трудно. Особенно было тяжело выполнять нормы по сдаче трехсот литров молока в год. Корову держали для детей, а государство лишало их молока.

Читайте также:  Поцелуев мост в санкт-петербурге

Николай стал работать бригадиром полеводческой бригады, затем — машинистом на льномяльно-трепальной машине Антонова. За хорошие показатели его несколько раз премировали, а в 1936 году наградили орденом «Знак Почета» — «За усвоение льномяльной машины и за высокий урожай льна в колхозе».

В этом же году у Васильевых родилась младшая дочь Анна, но она умерла в три года от скарлатины.

Николая как передовика то и дело посылали на всевозможные слеты. Он также был делегатом Пятого чрезвычайного съезда ударников Ленинградской области.

Когда начались сталинские чистки, председателя колхоза «Колос» арестовали, а на его место поставили Николая. Он пробыл в этой должности с марта 1937 г. по апрель 1938 г., а потом Областной отдел сельского хозяйства перевел его на Порховский льнозавод агротехником и, кроме того, направил его в Ленинград — на трехмесячные курсы агротехников.

В июле 1938 года Николай вернулся на свой завод, и тут ему объявили что он, полуграмотный крестьянин, назначен директором — взамен арестованного.

Понятное дело, что в этой должности Николай не задержался, и в январе 1939 года Ленльнотрест перевел его на Усовский льнозавод Островского района, где Николай и проработал агротехником до сентября 1939 года. Там же, в июле 1939 года, Николай вступил в ВКП(б).

Советская власть все-таки желала видеть Николая директором льнозавода и послала его на специальные директорские курсы при текстильном техникуме в Вышнем Волочке. С июня 1940 г. по 27 июня 1941 г.

он возглавлял Усовский льнозавод, а там началась война, и Васильевым пришлось спасаться бегством от наступавших немцев.

Старший сын Николая, Нил, служил в это время в войсках НКВД, дочь Зинаида была фронтовой медсестрой.

Николай, Анна и младшие дети — Клавдия и Александр — отправились пешком до родной деревни — через Островский, Палкинский, Сошихинский и Славковский районы. Но в Сосново все тоже грузились на подводы — готовились уходить от немцев. Над деревней по направлению к Ленинграду то и дело проносились вражеские самолеты.

Жители Сосново поехали всем табором по проселочной дороге по направлению к райцентру — Дедовичам. У Николая и его семьи не было ни ложек, ни одеял, но односельчане поделились с ними всем необходимым.

Добраться до райцентра сосновцам не удалось — немцы, наступавшие по шоссе, обогнали их, и беженцам пришлось вернуться назад в Сосново.

Осенью 1941 года в деревню пришли два красноармейца из Ленинграда и сказали, что там немцы разбомбили Бадаевские продуктовые склады. По словам бойцов, в Ленинграде на человека давали 125 грамм хлеба, и люди собирали песок и золу с места, где хранился сахар, вымачивали их и пили эту воду. Сосновцы отказывались в это поверить.

Когда в деревню вошли немцы, Николая и председателя колхоза «Колос», дядю Ваню, забрали в Порхов в гражданский концлагерь, где они и пробыли с августа 1941 г. по октябрь 1942 г. Дети и жены проходили пешком по 35 километров, чтобы передать им еду.

Сестра Николая, Евдокия Васильевна Абрамова, передала ему крынку меда, и тот отдал ее в качестве взятки немецкому охраннику. Ночью немец выпустил Николая и  дядю Ваню, и им удалось сбежать.

В Порховском районе развернулось партизанское движение. С декабря 1942 г. Николай числился в Третьей Ленинградской партизанской бригаде Александра Германа и ходил на разведку.

Немцы зверствовали: расстреливали крестьян без суда и следствия, молодежь угоняли в Германию. Жители Сосново выставляли на дорогах дозорных, и при известии о приближении немцев все прятались в норы-землянки, вход в которые маскировали дерном. Набивались туда по десять человек и лежали, боясь вздохнуть. Немцы искали эти норы с собаками.

В лесах устраивали партизанские лагери, куда перебирались все мужчины, способные носить оружие. Немцы прочесывали леса, но заходить далеко боялись. Когда же им удавалось наткнутся на лагерь, партизаны бросались кто куда — по заранее намеченным, неприметным для посторонних тропам. Многих убивали на месте, но большинству удавалось спастись.

Однажды немцы нашли такой лагерь по дыму, шедшему из трубы бани. Партизан вывели голыми наружу, и Николай с несколькими товарищами знаками попросили отдать им одежду, висевшую на кустах. Немцы отвлеклись, и Николаю удалось скрыться.

Совсем бросить хозяйство и уйти в леса было нельзя — надо было как-то кормиться; к тому же зимой жить в землянках было почти невозможно. Да и немцы во время морозов не особо лютовали.

Иногда они посылали вместо себя отряды венгров, румын и испанцев.

Союзники были гораздо хуже одеты и экипированы, чем немцы, а многие были настолько тощие и больные, что русские бабы подкармливали их из жалости.

Дети Николая, Клавдия и Александр, тоже помогала партизанам. Клавдия, еще до войны окончившая школу медсестер, ухаживала за ранеными, Александр служил рядовым бойцом.

Их мать, Анну, заподозрили в пособничестве партизанам и угнали в соседнюю деревню Терептино, где стояли немцы. На улице ее увидела знакомая и сунула ей в руки ведро.

Немцы не особо отличали русских баб друг от друга — одеты они были в одинаковую домотканину и лапти, у всех на головах — платки.

Анна пошла со своим ведром прочь, и ее никто не остановил — как будто она была местной жительницей, а не пригнанной из соседней деревни партизанкой.

Осенью 1943 г. оставшиеся в живых сосновцы перебрались в лес — их родную деревню спалили. В марте 1944 г. партизаны соединились с Красной армией, но возвращаться им было некуда. Одно время Васильевы жили в землянке у тети Мани (сестры Анны), а потом Николай пошел работать инспектором жилуправления при горсовете г. Порхов.

Николай хорошо ладил с лошадьми — знал и любил их. Вскоре после освобождения Порховского района райком направил его заведовать хозяйством 18-го конного завода, а затем, в качестве заведующего участком, перевел в деревню Жаборы.

Младший сын Николая и Анны, Александр, еще будучи в партизанах был ранен, а после госпиталя его призвали на фронт. Он погиб в Эстонии — в первом же бою. Так гласит семейное предание. На сайте «Мемориал» удалось найти запись о том, что красноармеец Александр Николаевич Васильев (1926-13.03.1945) похоронен  на кладбище Лачупес в городе Рига. Наш ли это Александр или другой — неизвестно.

Александр Николаевич Васильев (1926-1944)

В 1946 г. у Николая обнаружили язву желудка и дали ему инвалидность. Вплоть до 1951 года он работал сельхозрабочим по нарядам, а потом стал заведующим отделом 18-го конного завода в Жаборах.

В 1958 году Николай ушел на пенсию по старости.

Он был членом Порховского райисполкома, дважды избирался народным заседателем в Порховский народный суд 2-го участка, состоял членом ревизионной комиссии порховского райпотребсоюза и председателем ревизионной комиссии Хариского сельпо Порховского райсоюза.

Жена, дети и внуки очень любили его и говорили, что он был исключительно добрым человеком. Умер Николай от пневмонии 27 апреля 1970 году. Ему было 79 лет. Жена Анна пережила его на четыре года и умерла 4 июля 1974 г.

Васильев Николай Васильевич у своего дома в Жаборах

Анна Андреевна Васильева у своего дома в Жаборах

Записано со слов дочери, Романовой (Васильевой) Зинаиды Николаевны, в 2001 году.

Источник: https://baryakina.com/vasilev-nikolaj-vasilevich/

Васильев Николай Васильевич (архитектор) (Vasiliev Nikolay Vasilievich (architect))

Знаменитости по датам рождения ›

Основные сведенияСтрана

Дата рождения

Место рождения

Дата смерти

Место смерти

Работы и достиженияРаботал в городах

Архитектурный стиль

Важнейшие постройки

Градостроительные проекты

Нереализованные проекты

Николай Васильевич Васильев
Санкт-Петербургская соборная и кафедральная мечеть
Российская империя Российская империяСША США
26 ноября (8 декабря) 1875(1875-12-08)
село Погорелки, Угличский уезд, Ярославская губерния
16 октября 1958(1958-10-16) (82 года)
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США
Санкт-Петербург, Таллин, Харьков, Крым, Белград, Берлин, Нью-Йорк
северный модерн
Санкт-Петербургская соборная и кафедральная мечеть, дом А. Ф. Бубыря, «Новый Пассаж», собор Воскресения Христова на Фербеллин-плац в Берлине
жилой комплекс Бассейного товарищества собственных квартир на Бассейной (Некрасова), в последние годы работал в Комиссии по городскому планированию Нью-Йорка
здравница в Царском Селе, банк на Михайловской площади, дом Ушаковой, жилые дома на Троицкой (Рубинштейна) и на Каменноостровском проспекте
 Николай Васильевич Васильев

Николай Васильевич Васильев (26 ноября  1875, село Погорелки, Ярославская губерния — 16 октября 1958, Нью-Йорк) — русский архитектор и художник.

Содержание

  • Биография
  • Постройки в Санкт-Петербурге
  • Постройки в других городах
  • Литература
  • Ссылки
  • Примечания

Биография

Николай Васильевич Васильев родился 26 ноября (8 декабря) 1875 в селе Погорелки Угличского уезда Ярославской губернии. Его отец, выходец из крестьян, смог перейти в купеческое сословие.

Николай Васильевич служил в армии, после чего в 1896 году поступил в институт Гражданских инженеров. Закончил институт в 1901 году с серебряной медалью «за лучшие архитектурные проекты».

По окончании Института Гражданских инженеров поступил в Академию Художеств, где учился в мастерской Л. Н. Бенуа. Закончил Академию в 1904 году.

До революции жил и работал в Санкт-Петербурге. С 1906 года служил в канцелярии по учреждениям Императрицы Марии, одновременно занимаясь частной практикой. Основной сферой деятельности Николая Васильева была работа над конкурсными проектами, большей частью в компании бывших сокурсников — коллег архитекторов.

В рамках этой деятельности Васильев брал на себя в основном решение художественных задач — оформление фасадов, предоставляя коллегам работу над планом. Отдельного внимания заслуживают выполненные Васильевым перспективы зданий, имеющие самостоятельное художественное значение.

Наиболее успешным стал союз с Алексеем Бубырем, среди их совместных работ дом Бубыря на Стремянной улице и Немецкий театр в Ревеле (Таллин).

Конец десятилетия стал самым плодотворным периодом в карьере архитектора.

Им были представлены проекты Соборной мечети (1-я и 2-я премии) в Санкт-Петербурге и купеческого банка в Харькове (2-я премия), доведенные впоследствии до строительства, велась активная проектная работа для Ревеля (Таллин).

Творческим достижением Васильева стали проекты больших жилищных комплексов с оригинальным оформлением фасадов. Идеи, сформулированные в этих работах, были позднее реализованы при строительстве комплекса Бассейного кооператива.

Считается одним из лидеров направления «северный модерн», возникшего в Петербурге под влиянием архитектуры Финляндии. Получил высокую оценку своего творчества от известного финского архитектора Элиэля Сааринена.

В 1910-е годы проекты Николая Васильева в стиле «неоклассицизм» не доходят до реализации.

Более поздние значительные работы — жилой комплекс Бассейного товарищества собственных квартир («Бассейный кооператив») и здание торговых рядов на Литейном проспекте («Новый пассаж»).

В 1918 году эмигрировал через Турцию и Сербию в США. Успешно работал в Америке, направлял проекты на представительные архитектурные конкурсы в СССР.

Постройки в Санкт-Петербурге

  • Проспект Стачек, 100 — Казанская церковь и часовня на Красненьком кладбище. 1901. (Не сохранились).
  • Особняк В. Савицкого в Царском Селе (г. Пушкин, Московская ул., 15). 1904-1905.
  • Дом В. А. Крутиковой в Таракановском пер., 7 (пер. Лодыгина). 1905. Осуществлен с изменением фасада.
  • Стремянная улица, 11 — доходный дом Угрюмовых (А. Ф. Бубыря). 1906-1907. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • Большая Конюшенная улица, 21-23, правая часть/ Волынский переулок, 3 — торговый дом Гвардейского экономического общества. 1908-1909. Участие под руководством Э. Ф. Вирриха. (Расширен).
  • Кронверкский проспект,7/Конный переулок, 1 — Санкт-Петербургская соборная и кафедральная мечеть 1909-1920 год. При участии А. И. фон Гогена (инженер-строитель С. С. Кричинский).
  • Большой Сампсониевский проспект, 62, двор -Гельсингфорсская улица, 1, двор. — цеха Невской ниточной мануфактуры. 1911. (Расширено). Здание является ярким примером промышленной архитектуры начала XX века.
  • Литейный проспект, 57 — торговые ряды «Новый Пассаж». 1912-1913 (здание в, котором с советских времен находится магазин подписных изданий, спортивный магазин, выставочный зал и т. д.).
  • Большой проспект Петроградской стороны, 104 — доходный дом Р. А. Дидерихса. 1912-1914. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • Улица Некрасова, 58-60/Греческий проспект, 10-12/Фонтанная улица, 3 — жилой комплекс Бассейного товарищества собственных квартир. 1912-1914. Совместно с Э. Ф. Виррихом, А. И. Зазерским, А. Ф. Бубырем, В. Н. Пясецким

Постройки в других городах

  • Лубянский пассаж (1882-1883, Москва);
  • Немецкий театр (Эстонский драматический театр), Таллин, 1908-1910. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • Вилла — особняк А. Лютера, Таллин, 1909-1910. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • Корпус мебельной фабрики А. Лютера, Таллин, 1912. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • Купеческий банк и гостиница «Астория», Харьков, 1909-1913. Совместно с А. И. Ржепишевским.

Нереализованные проекты

  • проект театра в «неорусском стиле», украшенный майоликой, 1906 год
  • дом Ушаковой на углу Малого проспекта и Широкой (Ленина) улицы, 1906 год
  • проект загородного дома дома княгини Е. А. Воронцовой-Дашковой, 1908 год. Совместно с С. С. Кричинским. Построен как дворец в 1912-15 годах по проекту С. С. Кричинского.
  • конкурсный проект театра и концертного зала Эстонского музыкального о-ва в Ревеле (Таллин), 1909 год. Совместно с А. Ф. Бубырем. Построен в 1910-13 годах по проекту финских архитекторов Армаса Линдгрена и Виви Ленн.
  • проект жилых домов на Троицкой (Рубинштейна), 1910 год. Совместно с А. И. Дмитриевым
  • конкурсный проект жилого комплекса Первого Российского страхового общества на Каменноостровском проспекте, 1910 год. Совместно с А. И. Дмитриевым. Построен в 1911-12 годах по проекту Л. Н. Бенуа и др.
  • дом А. Лютера в Ревеле (Таллин), 1910 год. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • конкурсный проект ратуши в Ревеле (Таллин), 1912 год. Совместно с А. Ф. Бубырем.
  • конкурсный проект здания Благородного собрания, 1912 год. Совместно с Ф. Ф. Лумбергом. Построено в 1912-14 годах по проекту В. А. Косякова и Г. А. Косякова
  • конкурсный проект здания Министерства торговли и промышленности, 1913 год. Построено в 1913-15 годах по проекту М. М. Перетяковича
  • конкурсный проект здания Государственного банка на Михайловской площади (площади Искусств), 1914 год
  • конкурсный проект здания Госпромышленности в Харькове, 1925 год
  • конкурсный проект памятника Христофору Колумбу в Санто-Доминго, 1929 год
  • конкурсный проект Дворца Советов в Москве, 1931 год
  • также многочисленные конкурсные проекты общественных зданий для различных городов Российской Империи.
Читайте также:  Сельский отдых в пригородах петербурга

Литература

  • Зодчие Санкт-Петербурга. XIX — начало XX века / сост. В. Г. Исаченко; ред. Ю. Артемьева, С. Прохватилова. — СПб.: Лениздат, 1998. — 1070 с. — ISBN 5-289-01586-8.
  • Лисовский В. Г., Исаченко В. Г.

Источник: http://famous-birthdays.ru/data/08_dekabrya/vasilev_nikolaj_vasilevich_arhitektor.html

РЕСТАВРАТОР. ПОДВИЖНИК. ЗОДЧИЙ

Н. А. Зонтиков

Данная книга представляет собой собрание работ выдающегося костромского архитектора-реставратора Л. С. Васильева, посвящённых реставрации памятников архитектуры Костромы и Костромской области за почти пятидесятилетний период, начиная от конца 50-х годов XX в.

Е. С. Васильева. 1928 г.

С. Г. Ягодаров. 1926 г.

Леонид Сергеевич Васильев родился 14 июня 1934 г. в Москве. Его отец – Сергей Григорьевич Ягодаров (1908–1938 гг.), его мать – Елена Семёновна Васильева (1910–1995 гг.). Все предки Л. С. Васильева по отцовской линии были крестьянами Казанской губернии. По материнской линии он принадлежал к старому учительскому роду. Его прадед, Дмитрий Васильевич Васильев († 1928 г.

), был сельским земским учителем в Царёвококшайском уезде Казанской губернии. Учителями служили и оба его сына, в том числе и дед Леонида Сергеевича, Семён Дмитриевич Васильев (1886–1978 гг.). Всю жизнь проработала учительницей и его мать Елена Семёновна, окончившая в 1928 г. педагогическое училище в Йошкар-Оле и в 1936 г. – Московский пединститут им.

Карла Либкнехта (на Разгуляе).

Вскоре после рождения Леонида его родители разошлись, однако это нерадостное для любой семьи событие в обстановке того времени обернулось благом и для матери Леонида Сергеевича, и для него самого. В 1936 г. С. Г.

Ягодаров, молодой инженер- гидротехник Марбумстроя, работавший тогда в посёлке Водостроя в Марийской АССР, был арестован и обвинён во вредительстве. 10 мая 1938 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. Приговор приведён в исполнение в Казани*.

Кто знает, как сложилась бы судьба Елены Семёновны и маленького Леонида, если бы С. Г. Ягодаров не ушёл из семьи.

С 1938 г. Леонид жил с матерью в Йошкар-Оле.

Е. С. Васильева. Фото середины XX в.

Бывший уездный город Казанской губернии Царёвококшайск, в советское время превратившийся в столицу автономной Марийской Советской Социалистической республики и дважды после революции сменивший своё название**, по сути, стал его родным городом***.

Значительная часть детства Леонида Сергее вича пришлась на годы Великой Отечественной войны. В самом начале Сталинградской битвы, 1 сентября 1942 г., он пошёл в первый класс.

* 3 августа 1957 г. определением Военной коллегии Верховного суда СССР приговор от 10 мая 1938 г. в отношении С. Г. Ягодарова был отменён и дело прекращено за отсутствием состава преступления (Прокуратура республики Марий Эл. Справка о реабилитации С. Г. Ягодарова от 9.02.1994 г. // Архив Л. С. Васильева).

** В 1919 г. Царёвококшайск был переименован в Краснококшайск, а в 1927 г. – в Йошкар-Ола (по-марийски – красный город).

*** Впоследствии по проектам Л. С. Васильева в Марийской АССР (республике Марий-Эл) был восстановлен ряд важнейших памятников архитектуры, архитектурному наследию старого Царёвококшайска он посвятил одну из своих статей – «Судьба архитектурного наследия ЙошкарОлы » (Марий Эл: вчера, сегодня, завтра. 1994, № 2, стр. 46–56 [см. её на стр. 239–243 наст. изд. – Ред.]).

Л. С. Васильев рано определился со своим профессиональным выбором. Позднее он вспоминал об обстоятельствах, повлиявших на это. Летом 1945 г. он с матерью впервые побывал в Ленинграде, что позднее назвал «актом провидения». «Там, – писал Л. С. Васильев, – я впервые увидел подлин ную, великую архитектуру, и те впечатления, поначалу не осознанные, определили впоследствии выбор профессии

Летом 1952 г. Л. С. Васильев с золотой медалью окончил в Йошкар-Оле среднюю школу № 11 и тем же летом поступил в Московский архитектурный институт. В этом институте, находившемся в историческом дворце графа И. И.

Воронцова на старомосковской Рождественке, незадолго до этого переименованной в улицу Жданова, Л. С. Васильев проучился шесть лет. Об институте того времени у Леонида Сергеевича осталось впечатление, что как вуз он был тогда «педагогически бесплодным».

«Вышедшее в те времена правительственное постановление о пресловутых “архитектурных излишествах”,

– писал Л. С. Васильев, – и последовавшее за этим изменение педагогических установок окончательно дезориентировали учащуюся молодежь. Единственно ценным, что могло дать это учебное заведение, – было основательное знакомство с историей мировой архитектуры, градостроительства, изобразительного искусства вообще. Этому способствовала уникальная научная библиотека института»**.

По завершению в 1958 г. института Л. С. Ва сильев получил распределение в Кострому – на должность архитектора Костромской реставрационной мастерской. С этого времени Кострома и Костромской край навсегда вошли в его жизнь.

* Васильев Л. С. Автобиография (рукопись) // Архив автора.

** Васильев Л. С. Автобиография (рукопись) // Архив автора.

Первым памятником в Костроме, реставрированным по проекту Л. С. Васильева, стала церковь Иоанна Богослова в Ипатьевской (в то время – Тру довой) слободе. Этот храм, возведённый в конце XVII в., вблизи от стен Ипатьевского монастыря, был сильно перестроен в начале XX в. На рубеже 50-х и 60-х годов церкви в основном удалось возвратить первоначальный облик.

В 60-е годы Л. С. Васильев много работал в Ипатьевском монастыре, где по его проектам прове дена реставрация стен и ворот, Троицкого собора, Архиерейского и Братского корпусов.

Л. С. Васильев. Фото 1968 г.

С именем Л. С. Васильева навсегда останется связано восстановление первых вертикалей колоко лен Костромы, разрушенных в 30-е годы XX в., и первой из них стала колокольня церкви Спаса в рядах.

Причём главная трудность состояла вовсе не в составлении проекта колокольни, от которой не сохранилось ни первоначальных чертежей, ни поздних обмеров – и воссоздавать утраченное пришлось лишь по фотографиям (что крайне сложно), – а в том, чтобы убедить тех, от кого это зависело (т. е.

тех, кто всё ещё закоренело считал религию – опиумом народа, а храмы – очагами религиозного дурмана), в необходимости воссоздания этой вертикали в центре города, входящего в «Золотое кольцо» России. С немалым трудом это удалось, и в 1975–1976 гг. увенчанная золотым шпилем колокольня, творение С. А. Воротилова, вновь вознеслась над аркадой Красных рядов.

Правда, в последнюю минуту пришёл категорический запрет на установку на шпиль колокольни креста, и свыше 25 лет шпиль венчал позолоченный штырь. Колокольня церкви Спаса в рядах стала первой возрождённой колокольней в Костроме и области, одной из первых в России.

Л. С. Васильев. Фото 1968 г.

Вторая вертикаль была воссоздана во второй половине 70-х годов, когда по проекту Л. С. Васильева прошла реставрация полуразрушенной церкви Спаса за Волгой. Вновь поднявшийся белый гранёный шатёр колокольни XVII в. сразу оживил панора му Заволжской части Костромы.

В середине 80-х годов Л. С. Васильевым выполнен проект восстановления одного из главных шедевров костромского зодчества XVII в. – церкви Вознесения на Дебре.

Возрождение храма после долгих проволочек и сложностей (в полуразрушенной в 30-е годы церкви, переоборудованной в послевоенное время в двухэтажный дом, жили люди) нача лось в 1986 г.

В последующие несколько лет, под постоянным надзором архитектора, реставраторы выполнили большой объём работ, в частности – заново возвели разрушенную шатровую колокольню.

Уже вот-вот должно было начаться восстановление пятиглавия храма с его поразительным декоративным узорочьем барабанов глав, равному которому нет нигде в России. К сожалению, после 1991 г. недореставрированный храм с колокольней, окружённый сгнившими лесами, стоит заброшенным, несмотря на

то, что находится под самыми окнами здания областной администрации на Муравьёвке. Заброшенность храма и неопределённость его судьбы – постоянная рана в сердце Леонида Сергеевича…

Л. С. Васильев. Фото 1965 г.

Одним из наиболее любимых «объектов» Л. С. Васильева является церковь Воскресения на Дебре. Ещё в начале 60-х годов в результате натурных исследований им был выполнен ряд графических реконструкций облика церкви в разные периоды её истории.

В конце 90-х годов началось восстанов ление рядом с ней разрушенной колокольни Знамен ской церкви – четвёртой возрождённой в Костроме по проекту Л. С. Васильева. 26 сентября 2001 г.

воссозданная колокольня была освящена архиепи скопом Костромским и Галичским Александром, и те перь её бело-голубая вертикаль (Леониду Сергееви чу удалось установить её первоначальную раскраску) встречает каждого, кто въезжает в левобережную часть города по мосту через Волгу.

Несколько десятилетий в жизни Леонида Сергеевича связано с Ильинским (Христорожде ственским) храмом в бывшем селе Городище в Заволжской части Костромы, воздвигнутым в середине XVII в. боярами Морозовыми.

Ещё в 60-е годы, когда храм стоял ободранный и заброшенный, архитектору в результате натурных исследований удалось восстановить на бумаге его первоначальный облик. В 1986 г. по его проекту началась реставрация церкви, продолжавшаяся и после передачи её общине верующих. В 2002 г.

завершилось возрождение разрушенного Феодосиинского придела, и теперь белый храм на вершине могучего холма над Волгой вновь играет ключевую роль в панораме Заволжья Костромы.

Л. С. Васильевым выполнено большое количе ство проектов возрождения полностью или частично разрушенных храмов Костромы, время осуществле ния которых – в чём мы не сомневаемся – рано или поздно придёт. Среди них – Ильинская церковь (ул.

Советская, 4), церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи (начало улицы Островского), церковь Воскресения «на Площадке», до 1930 г.

украшавшая Советскую (бывшую Воскресенскую) площадь и иг равшая в её ансамбле примерно такую же роль, что и храм Василия Блаженного на Красной площади Москвы; церковь Василия Блаженного в Селище – один из лучших памятников периода классицизма в нашем крае, собор Рождества Богородицы в Ипатьевском монастыре и др.

Л. С. Васильев в Щелыкове. 1966 г.

И, конечно, особая глава в жизни Л. С. Васильева – это воссоздание на бумаге взорванных в 1934 г. в бывшем Костромском кремле Богоявленского кафедрального собора и соборной коло

кольни. Безусловно, что выполнить проект столь сложных и монументальных сооружений фактически лишь на основании старых фотографий (т. к. обмеры 1934 г. накануне взрыва делались в основном «на глазок» и очень мало помогли в работе) мог только он – с его опытом, талантом и преданностью делу.

Л. С. Васильев.

Фото 1960-х гг.

Л. С.

Васильев очень много работал в городах и районах области, где по его проектам в разные годы были восстановлены: Покровский и Никольский храмы Авраамиево-Городецкого монастыря на Чухломском озере, Успенский собор Паисиева Успенского монастыря близ Галича, Успенская и Макариевская церкви Макариево-Унженского монастыря. По его проекту в 1996–1997 гг. на берегу Галичского озера воссоздана разрушенная колокольня церкви Василия Великого в Рыбной слободе Галича – первая колокольня, восстанов ленная в нашей области за пределами Костромы.

Нельзя не отметить большой вклад Леонида Сергеевича в восстановление заповедного Щелыкова, где по его проектам реставрированы главный дом усадьбы, т. н. «Голубой» дом, церковь и ограда в Николо-Бережках, где на кладбище покоится прах А. Н. Островского.

По проектам архитектора восстановлено множество памятников за пределами Костромской области – в Москве, Ярославле, Рязани, Ростове Великом, Йошкар-Оле и других местах.

Особая страница в его жизни связана с Сибирью. В январе 1969 г., накануне 100-летия со дня рождения В. И.

Ленина, Леонид Сергеевич был командирован в Красноярский край, в место ленинской ссылки – в мемориальное Шушенское. В этом историческом

Л. С. Васильев в Саянах у Шушенского. Июль 1969 г.

сибирском селе по его проектам восстановлено 23 различных объекта. К сожалению, не удалось заново возвести разрушенную в 30-е годы XX в. Петропавловскую церковь, в которой во время ссылки обвенчались В. И. Ленин и Н. К.

Крупская: стоящий пред церковным аналоем вождь революции плохо вязался с официальным пропагандистским каноном и разрешения на восстановления данного «объекта» добиться не удалось. Именно за работу в Шушенском, занимающую в творческой биографии Л. С.

Читайте также:  Гостиный двор в санкт-петербурге

Васильева достаточно скромное место, указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 апреля 1971 г. ему было присвоено звание Заслуженный работник культуры РСФСР. Продолжением работы в Шушенском стала командировка Леонида Сергееви ча в 1974–1975 гг.

в Иркутск, где по его проекту про шла реставрация дома княгини М. Н. Волконской, в котором разместился «Музей сибирской ссылки де кабристов ». Весной 1976 г. Л. С. Васильев был приглашён в Рязань, в Рязанскую реставрационную ма стерскую. Впрочем, в Рязани он проработал недолго. В конце декабря 1977 г.

Леонид Сергеевич переехал в Ярославль. Здесь он проработал до начала 1986 г., семь лет занимая пост главного архитектора Ярославской реставрационной мастерской. В марте 1986 г. Л. С. Васильев вернулся в Кострому.

Л. С. Васильев в 1970-х – 1980-х гг.

Л. С. Васильев в Ярославле. 1970-е – 1980-е гг.
Л. С. Васильев на кровле церкви

Вознесения на Дебре. Ок. 1987 г.

15 июля 1995 г. в жизни Л. С. Васильева начался новый этап: он стал архитектором Костромской епархии. В области возрождалось множество церквей, как правило пребывающих в руинах, и за истекшие годы, благодаря трудам Леонида Сергеевича, восстановлены или построены заново многие городские и сельские храмы.

Л. С. Васильев в 1989 г.

Л. С. Васильев в 1999 г.

После гибели в 2000 г. атомной подводной лодки «Курск» по проекту Л. С.

Васильева вблизи поселка Видяево на Кольском полуострове, на берегу бухты Ара-губа, был воздвигнут деревянный шатровый храм. В память о погибших подводниках этот храм был освящён 12 августа 2001 г.

во имя святителя Николая Угодника – покровителя моряков и путешествующих по водам.

Заслуги Л. С. Васильева получили высокую оценку: 23 июня 2005 г. Дума г. Костромы присвоила ему звание «Почётный гражданин города Костромы».

Имя Л. С. Васильева уже давно стоит в одном ряду с наиболее выдающимися зодчими Костромского края – безвестными мастерами XVI–XVII вв. и бо лее поздних столетий: С. А. Воротиловым, Н. И. Метлиным, П. И. Фурсовым и др.

О работах Л. С. Васильева, собранных под обложкой данной книги, следует сказать особо. Леонид Сергеевич, безусловно, обладает литературным да ром. К сожалению, он редко брался за перо – обычно он писал статьи о памятниках архитектуры только по настоятельным просьбам.

Основная часть текстов, приведённая в нашем издании – пояснительные записки, прилагавшиеся к проектам восстановления различных объектов. Все они публикуются впервые. Не предназначавшиеся для печати, они имеют большое историческое значение. В совокуп ности литературное наследие Л. С.

Васильева – это

летопись реставрационных работ в Костромском крае за последние пятьдесят лет. 2007 г.

Источник: http://kostromka.ru/architecture/vasiliev/5.php

Счастливый архитектор

Человечество живет – как на качелях качается. Периоды восторженного интернационализма и глобализма сменяются периодами национализма и роста национального самосознания.

Лозунги «Православие, самодержавие, народность» сменяются лозунгами «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» И так по кругу, и так у всех народов. Только у одних народов эти процессы ярче, у других тусклее.

У нас, понятно, не просто ярко, а особенно…Вот в такой период тяги к отеческим корням, в начале второй половины XIX в., родился в России архитектурный стиль, названный русским.

Его подразделяли на псевдорусский, неорусский, русско-византийский и еще не знаю какие, но это для специалистов. Суть одна: использование форм и стилей, присущих русской архитектуре в XV-XVI веках.Яркий пример – Исторический музей на Красной площади. Архитектор Шервуд.

В нашем крае  пересчитать сохранившиеся здания в этом стиле  хватит пальцев одной руки. Один из этих памятников – четырехъярусная колокольня храма Преображения Господня в х. Обуховка. 1913 г., архитектор Григорий Николаевич Васильев.

 

Сам храм начал строиться в год отмены крепостного права, постоянно достраивался,  и я не нашел определения архитектурного стиля, в котором он построен. И имен архитекторов не нашел.

 

Но колокольня – украшение плоской, как стол, дельты Дона. Когда-то вертикаль, преобладающая над всей округой. Теперь стала теряться в растущих вокруг линиях ЛЭП и портовых кранах. 

 

И косметического ремонта, сделанного несколько лет назад, хватило не надолго.

 

Я перечислять названия архитектурных элементов колокольни не буду, потому как сам их знаю не твердо.

 

Но стоит посмотреть вблизи на это направленное в небо сооружение в стиле допетровской эпохи.

 

На первый взгляд не вяжущееся со скромной рыбацкой округой.

 

Стоит вспомнить, что дельта Дона  когда-то давно была местом невообразимых рыбных запасов. Но построив  такую колокольню, потратившись немало, и, несомненно, гордившиеся ею, местные жители в период нереста  заставляли замолчать эти колокола, которые было слышно на много верст. Рыбу не пугать! Икру мечет.

  
 

Еще показалось, несмотря на дождь и хмурый день, что с колокольни хорошо просматриваются все главные судоходные пути в округе. И Главное русло Дона, и Каланча, и Кутерьма.  Будет солнышко, обязательно покажу вам эти виды, а сейчас все серо, и капли дождя на объективе. Вероятно, колокольня строилась и с какими-то утилитарными целями.

 

Здесь людно. Многие приезжают из Ростова, хотя неблизко.

 

Теперь стоит сказать о том, что в этом храме, в числе очень немногих в нашем крае, не прекращались службы с момента его постройки. Это редкость.

 

И я вспомнил свой подсчет на эту тему, который сделал несколько лет назад.

Статья 2013г. Одна из первых на Меотиде

Взялся за как оказалось непосильный труд, посчитать, сколько было православных церквей на нижнем Дону перед 17-м годом. Сначала определил район, который буду условно считать «нижним Доном».

Это район, ограничил с запада — берегом Таганрогского залива, с севера — рекой Тузлов, с юга — рекой Кагальник, с востока — юртами Бессергеневской и Багаевской станиц. Задача оказалась чрезвычайно сложной.

Книга «Донская церковная старина», на которую ссылаются большинство исследователей, оказалась крайне не точной.

Так в ней, например, в станице Аксайской, обозначены только Успенская и Троицкая церкви, тогда как к моменту написания этого труда, уже много лет действовала еще и Одигитриевская церковь. И это только один из многих примеров неточностей. Пришлось искать другие источники, в том числе и собственный багаж информации накопленный в течении многих лет бродяжничества в этом районе.

Пришлось масштабно осознать, что церкви были товаром. (знал я это давно). Так станишники, строившие в своей станице новую церковь, старую, как правило продавали в какую ни будь близлежащую станицу или хутор. Процесс этот был не скорым, что вносило неразбериху в учет церквей.

Пришлось решить для себя, что же считать церковью в архитектурном смысле этого слова.

Так на Дону, как наверное и везде, существовало множество домовых, кладбищенских, тюремных церквей, церквей при атаманских и прочих дворцах, военных частях, богадельнях, училищах, и Бог еще ведает при ком.

В каждом конкретном случае приходилось решать, является ли та или иная церковь самостоятельным архитектурным ансамблем или нет. А определить это по прошествии ста лет, да еще таких бурных ста лет, непросто.

Все это говорю не для того, что бы меня пожалели и зауважали, а только для того, что бы не судили строго если немного ошибся. В результате моих подсчетов, получилось, что в обозначенном мною районе, перед 17-м годом, действовало 82 церкви и храма православной веры, включая древлеправославные и единоверческие.

Вторая задача которую себе поставил, была посчитать, в которых из этих 82-х церквях, службы не прекращались до нашего времени. То есть которые из них сохранили само право называться церковью, на протяжении всех лихих лет. Это оказалось проще, таких церквей оказалось всего 8. Здесь стоит не только перечислить эти церкви но и поместить их фото.

— Ростовский-на-Дону кафедральный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы

-Церковь во имя Святой царицы Александры в Нахичевани

— Церковь в честь Вознесения Господня на Братском кладбище Ростова.

-Церковь во имя Святого великомученика Георгия Победоносца в Новочеркасске.

-Церковь во имя епископа Тихона Задонского встанице Кривянской

— Церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы в хуторе Недвиговка

-Церковь в честь Преображения Господня в хуторе Обуховка

-Церковь во имя святого Алексея, митрополита московского в станице Бессергеневской

И тут меня ждало открытие. Из 82-х церквей действующих на нижнем Дону, всего 6 построил архитектор Г.Н.Васильев. Совсем не много в общей массе. А вот в число церквей в которых не прекращалось служение, попали три из шести построенных Васильевым. Таким образом, больше чем треть из всех церквей пронесших через тяжелые годы свою миссию, построены этим зодчим. Потрясающее соотношение.

Это Вознесенская церковь на Братском кладбище, Успенская в Недвиговке и Преображенская в Обуховке.

Чья же главная заслуга в том, что та или иная церковь не была приспособлена под склад химикатов или мастерскую? У меня сложилось стойкое впечатление, что главная заслуга принадлежит прихожанам.

Конечно, и священнослужители часто играли свою положительную роль, хотя чувствую, что церковь в те годы часто занимала конформистскую позицию. А есть ли заслуга архитектора в счастливой или не счастливой судьбе церкви? Кто осмелится сказать нет? Ведь у зданий как и у людей есть душа.

И закладывает эту душу архитектор. А что как не душа определяет наш успех или неуспех на жизненном пути.

О самом архитекторе Григорие Николаевиче Васильеве, известно не много. Неизвестно даже место его рождения. Вот, что сообщает о нем журнал «Зодчий» в 1914 году.

В 1901 году Васильев становиться городским архитектором Ростова-на-Дону. К этому времени у него уже сложилась успешная частная практика. По его проектам построены несколько купеческих особняков. Один из них, дом П.К. Массолитиной на углу Боготяновского спуска и Большой Садовой, украшает Ростов и сегодня.

Кроме упомянутых выше трех церквей, по проекту Васильева строятся еще четыре церкви в Ростове и станице Александровской.

— Церковь в честь Сретения Господня

Сейчас эта церковь стоит без звонницы которая была утрачены в 30-х годах.

Недавно у церкви появились позолоченные малые главки. Первоначальный вид церкви можно представить по эскизу из книги Е.И. Малаховского «Храмы и культовые сооружения Ростова-на-Дону, утраченные и существующие»

Следующим трем церквям построенным по проекту Васильева, повезло меньше. От Тороицкой церкви в станицы Нижнегниловской ни осталось ни чего. Она в числе многих других была разрушена в 30-х. В 1995 году, на месте Троицкой церкви установлен памятный знак. Что бы представить ее придется снова обратиться к упомянутой книге.

На фундаменте и части стен греческой церкви в честь Благовещения Пресвятой девы Марии, построен театр кукол. Она известна нам по нескольким дореволюционным фото.

О еще одной церкви построенной по проекту Васильева надо сказать особо. Это церковь во имя Святого Пророка Иоанна Предтечи, Крестителя Господня. Церковь была построена в 1915 году на месте сгоревшей деревянной церкви. А уже через 10 лет, в 1925 году, рядом с церковью, начинается строительство дворца труда им.

Ленина, известного нам сейчас как Лендворец. Трагизм ситуации в том, что Григорий Николаевич Васильев, до 17 года занимая должность городского архитектора, и после революции остался на работе в управлении Донского окружного инженера и даже спроектировал и построил пятиэтажный жилой дом с аркой на ул. Большая Садовая возле Госбанка.

Принимал он участие и в проектировании ансамбля дворца труда им. Ленина. Можно представить каких усилий и тревог стоило архитектору составить проект так, чтобы новый дворец не затронул существующую церковь. Последнюю из построенных Васильевым и наверное поэтому самую дорогую для него. Удалось это ему или нет, я не узнал. Е.И.

Малаховский в своей книге пишет, что храм просуществовал 10 лет после своей постройки. И следовательно был разрушен в 1925-м. А Л.Ф. Волошинова, приводит сведения, что храм простоял до войны, мирно соседствуя с дворцом труда. Точно известно одно, что в 1932 году, архитектора оставившего после себя столько живых церквей, не стало.

А церковь Иоанна Предтечи, известна нам сегодня по нескольким невнятным фотографиям.

Источник: http://meotyda.ru/node/129

Ссылка на основную публикацию