Архитектор кузьмин роман иванович — биография, фото, творения

Александр Кузьмин: «Я иду по Москве и ругаю себя»

— По старой российской традиции в уходящего обычно летят камни. Вам вслед, на удивление, их кинули не так много, но все же обвинили и в пробках, и в перенаселенности столицы, и в утрате исторического наследия. Вы были к этому готовы, подписывая заявление об отставке?

— Когда я стал главным архитектором, сразу сформулировал для себя три правила. Первое: всегда помнить, что в словосочетании «главный архитектор» слово «главный» — прилагательное, а «архитектор» — главное.

Второе: принимать без обиды, когда на все хорошее, что сделано в городе, обязательно найдутся авторы, а за все плохое в ответе только ты. И третье: уходя с должности, не смотреть назад, потому что камень, пущенный тебе в спину, может попасть в глаз. Так что, отвечая на ваш вопрос, — да, был готов.

И скорее удивлен, когда даже вечные оппоненты восприняли мой уход с пониманием и уважением.

— В вашем профессионализме не сомневался никто. Вас больше упрекали в том, что все последние годы главным архитектором Москвы был не столько Александр Кузьмин, сколько Юрий Лужков.

— Да, я работал при сильном лидере. Для Лужкова Москва — родной город, он был неравнодушен к архитектуре, строительству. Тем более градостроительство — коллективный труд. Не может быть архитектора без заказчика и исполнителя.

— А заказчиком была мэрия.

— В основном, конечно, да. И окончательные решения принимал Лужков. Притом, на мой взгляд, это был очень хороший период для московской архитектуры. При Лужкове был создан Общественный градостроительный совет, в котором две трети составляли именно архитекторы, а не чиновники. И на протяжении 16 лет многие вопросы решались именно там.

— Когда лично вы стали понимать, что Москву ждет транспортная катастрофа?

— Да еще когда поступил на работу в институт генерального плана в начале 1970-х. После Хрущева, при котором построили МКАД, развязки на Садовом кольце и несколько городских магистралей, вплоть до Лужкова новых дорог в Москве не строилось.

Лишь один мост в Нагатине, другой — к Олимпиаде-80 в Крылатском, вот и все, пожалуй. То есть 30 лет в столице вообще не занимались дорожным строительством. Плюс, конечно, взрывная автомобилизация после перестройки. Плюс отмена лимита на въезд в город.

Любому было ясно, что проблем не избежать.

— Но можно было хотя бы попытаться их избежать.

— Команда Лужкова была командой сильного князя. Который, как учит нас российская история, обязательно должен быть в противоречиях с великим княжением и в междоусобных войнах с соседями. Команда Лужкова формировалась именно по этому принципу, и в какой-то момент это стало проблемой для развития столицы.

Сегодня мы получили государева наместника, который привел с собой варягов, и, думаю, на данном этапе это к лучшему. В чем, как я считаю, заслуга команды Лужкова и моя в том числе? Мы большой, но сугубо провинциальный с мировой точки зрения город превратили в современный мегаполис. Да, со всеми недостатками современного мегаполиса, не без этого.

А сейчас пришла команда, которая изо дня в день кропотливо давит на одни и те же точки, чтобы эти недостатки устранить.

— И все-таки что вам мешало это делать? Я помню, еще лет 10–15 назад в Москве вводились нормативы, что при каждом новом доме должна быть подземная парковка, при каждом магазине — автостоянка. Эти нормативы просто не выполнялись.

— И продолжают не выполняться.

— Тогда я не очень понимаю, кто у нас в городе хозяин? Если и не князь, и не наместник?

— Дело не в персоналиях. Вы поймите — пока у людей в стране не будет достойной зарплаты, пока все клапаны открыты только в сторону Москвы, пока сюда приезжают граждане в таком диком количестве, мы никогда не решим проблем перенаселенности города. Недавно у нас была выставка, куда приехали коллеги с Дальнего Востока.

Так вот чуть ли не каждый второй из них после большого строительства к саммиту АТЭС уже прикупил себе квартиру в Москве. Так что проблема эта не столичная, а федеральная. Счастье столицы в развитии регионов. Кстати, в частности, по этой причине я свою дальнейшую деятельность связываю именно с регионами.

К сожалению, градостроительством на федеральном уровне долгие годы никто не занимался. Должна быть четкая схема расселения населения, размещения производительных сил в стране. Пока этого нет, народ будет стремиться в московский регион. Мы еще в генплане Москвы 1998 года ставили задачу, чтобы Москва не расширялась.

И даже стали потихоньку вытеснять все эти панельные домостроительные комбинаты из города. К сожалению, область приняла к себе всех, кого мы вытурили, и пятно реальной Москвы стало расползаться все шире и шире.

Я вообще считаю тезис «доступное жилье» неполноценным. Жилье должно быть достойным. Таким, которое ты можешь сам приобрести и сам обслуживать

— Простите, но именно в эти годы началось массовое строительство в границах самой Москвы. Каждый год столичный стройкомплекс возводил по 5 млн «квадратов» новостроек.

— Программа доступного жилья — гибель для Москвы. Строя по 5 млн квадратных метров жилья ежегодно, мы за 20 лет построили почти 100 млн. При этом обеспеченность жильем того самого пресловутого москвича, для которого мы вроде бы старались, выросла всего на метр.

— Понаехали?

— Понаехали. Я вообще считаю тезис «доступное жилье» неполноценным. Жилье должно быть достойным. Таким, которое ты можешь сам приобрести и сам обслуживать.

— То есть решение Лужкова во что бы то ни стало сохранять жилищную очередь в столице было ошибочным?

— Я всегда говорил, что больше 3 млн в Москве строить нельзя. Это и в генплане 1998 года было записано, за что я по шее получил. Миллион — для малообеспеченных москвичей, и два — для всех остальных. Если бы мы эти нормы выдержали, сегодня жили бы в другом городе. Но строители надавили. Это не ошибка, а именно давление.

— Я помню, во время расцвета московского стройкомплекса застройщик элитного жилья Леонид Казинец заявил в одном из интервью: «Москва станет комфортной, зеленой и красивой, как только она откажется от патерналистской политики.

Как только люди перестанут считать, что в этом городе можно жить на 300 долл. в месяц. Скажите честно: в этом городе, если ты не получаешь несколько тысяч долларов в месяц, тебе нечего делать».

Его тогда сильно заклевали за эти слова, а сегодня вы, по сути, говорите то же самое.

— Я Леню очень уважаю. Считаю его одним из самых разумных инвесторов в Москве. И то, что он сказал, — это так и есть, нечего лукавить.

— Может быть, в мэрии это тоже поняли? Последние два года нового жилья в городе вводится вдвое меньше — массово строят лишь дороги да метро.

— И кто от этого пострадал? Только, пожалуй, жители пятиэтажек, которых все-таки надо расселить. А так все правильно. Другое дело нельзя совсем прекратить новое строительство. Фонд стареет. Надо выйти на определенный уровень и его держать — порядка 2 млн «квадратов» в год, больше не надо. Это мое мнение.

Беда — не только Москвы, но России в целом — неуважение к профессии архитектора. Власть считает, что сама знает, как, что и где строить

— Какой архитектор менее зависим от власти — выбранный или назначенный? Вы ведь побывали и в той, и в другой шкуре.

Источник: http://www.mn.ru/moscow/85623

Александр Кузьмин: «лужковский» архитектор или дальновидный менеджер?

…Он много курит — так лучше думается. Морщится при словах «субкультура», «креативный», «тренд» — не любит иностранщины. Одно из любимых его литературных произведений — лермонтовский «Фаталист»: он верит в предопределенность событий, а случайность считает частью закономерности.

Наш сегодняшний гость, Александр КУЗЬМИН, проработал в должности главного архитектора Москвы 16 лет (дольше, пожалуй, — только Михаил Посохин-старший). Причем выполнял он эти обязанности в достаточно сложное время: с 1996 по 2012 годы. Есть что рассказать о времени и о себе.

Задержался на 18 лет

Себя Александр Кузьмин порой называет случайным архитектором. Не секрет, что существует определенная профессиональная кастовость, когда не только дети, но и внуки находятся или внутри или рядом с профессией, которой занимается глава семейного клана.

В случае с Кузьминым это не работает. Александр Викторович из семьи, как он говорит, нетворческой интеллигенции. Отец — военный, мама — редактор, выпускница Полиграфического института.

В старших классах Саша (на фото он выпускник 315-й московской школы) мечтал о стезе художника-иллюстратора и даже готовился поступать в родной мамин вуз. Но случилось так, что в 9-м классе он узнал о существовании МАРХИ, и с этого момента все в его жизни круто изменилось.

Читайте также:  Поцелуев мост в санкт-петербурге

— Признаюсь честно, — рассказывает Александр Викторович, — Мой приход в этот элитарный цех был достаточно сложным.

Согласитесь, когда ты приходишь на первый курс  архитектурного вуза, а там у многих твоих друзей родители — архитекторы, то ты себя чувствуешь этакой белой вороной. Друзьям, конечно, было намного легче войти в эту профессию.

Я понял, что что-то начинаю соображать, только ко второй половине четвертого курса. Правда, потом ощущал себя уже достаточно уверенно.

Как считает сам Александр Викторович, случайностей, которые впоследствии оказывались закономерностями, в его жизни было предостаточно. Например, по воле случая он попал на работу в НИиПИ Генплана Москвы:

—  Мне позвонил друг: «Саня! Есть такой институт. Там сейчас так интересно! Там делают такие вещи!», — рассказывает наш собеседник. — Надо сказать, что в тот момент только что был сделан Генеральный план столицы. Разрабатывалась система общегородских центров Москвы. Работа действительно кипела. Ну, мы туда и махнули. Удивительно, но нас сразу взяли!

Любопытно, что друг, проработав пару лет, из НИиПИ Генплана Москвы ушел, а Александр задержался там на долгих 18 лет. В институте молодой архитектор научился многому. Именно там он приобрел знание проблем Москвы. Освоил принцип движения от общего к частному. Понял, что нельзя рассматривать объект без изучения того, как он повлияет на окружение.

— Сам я никогда никуда не напрашивался, но когда предлагали, никогда не отказывался, — признается Александр Викторович.

Канал имени Москвы, 1994 год. Заместитель главного архитектора Москвы на учебе

Пройдя путь от рядового архитектора до главного архитектора института, Александр Кузьмин уже видимо, представлял достаточно «лакомый» кадровый резерв. И, наверное, совсем не случайно получил приглашение от главного архитектора Москвы Леонида Васильевича Вавакина пойти к нему заместителем. А в 1996 году он и сам был избран на должность главного архитектора столицы.

«Мы учились на генпланах Лондона, Парижа, но только не Москвы»

Александр Кузьмин — коренной москвич. Родной город вроде бы и раньше знал прекрасно. Но, работая в качестве главного архитектора, увидел Белокаменную по-новому.

—  Чтобы объяснить, тут, наверное, нужно вернуться немного назад, — говорит он. — У меня внутри семьи была такая, знаете, баррикада. Купыревы, по маме, — из черной сотни.

Кузьмины, по папе, — интеллигентные питерские революционеры. Отец вообще не считал Москву за город. Называл ее не иначе как большой деревней. Городом в его понимании был исключительно Питер.

Москомархитектура. Михаил Шемякин, Александр Кузьмин, Вячеслав Бухаев и Андрей Ефимов в преддверии возведения скульптурной композиции «Дети — жертвы пороков взрослых»

— Любовь к Москве мне привили педагоги в институте, — рассказывает Кузьмин. — Замечательные преподаватели Николай Николаевич Уллас и Борис Константинович Еремин открыли нам глаза на достоинства отечественного градостроительства. Мы ведь до этого изучали планы Парижа, Лондона, Берлина. Но только не Москвы.

Тут надо понимать, что Москва — это город, который строился историей. Не людьми, как тот же Санкт-Петербург. Не силой мысли великого архитектора, как, например, город Бразилиа, который от начала и до конца спроектировал знаменитый Оскар Нимейер.

Это тот город, в котором шло бесконечное наложение одного на другое. Москва — это не одна малая родина. Это тысяча малых родин. Сокольники — альма матер для тех, кто там родился. Замоскворечье — это совсем другой расклад. Арбат — малая родина для московской интеллигенции. И так далее. Москва раскрывается через нюансы, ее надо уметь чувствовать.

Москва. Манежная площадь, 1997 г. 850 лет Москвы

Свои мысли и эмоции в тот момент, когда был назначен главным архитектором столицы, Александр Кузьмин помнит очень хорошо:

— Пусть это прозвучит излишне самонадеянно, но судьба, видимо, вела меня прямиком к этой должности. Я ведь прошел все ступеньки служебной лестницы: от рядового архитектора до главного архитектора НИиПи Генплана Москвы, а потом и руководителя Москомархитектуры, — напоминает он.

— Не скрою, хотелось поработать в качестве главного архитектора столицы. Но не из соображений какой-то спеси или из-за карьерных устремлений. Просто потому, что чем выше ты находишься, тем больше у тебя шансов реализовать свои идеи.

Меньше надо доказывать кому-то наверху, что это необходимо.

Самое любимое — Москва-Сити и Гостиный двор

Александр Кузьмин — автор и соавтор более 70 крупных московских проектов.

В их числе реставрация Старого Гостиного двора, восстановление Манежа, проект планировки  природно-исторического парка «Царицыно», концепция развития территории Ходынского поля, проекты Ледового дворца в Крылатском, Детской олимпийской деревни, проект строительства комплекса административных зданий Москва-Сити. Этот список можно продолжать и продолжать.

Гостиный двор после реконструкции

Самый любимый объект, и, наверное, тот, с которым было больше всего сложностей, это Гостиный двор. В 1996 году там проводились сложнейшие работы по перекрытию здания стеклянным куполом. Руководить ответственной миссией мэр Москвы Юрий Лужков поставил архитектора Александра Кузьмина. 

— Я убедил мэра, что спешить с этими работами нельзя (объект планировали сдать к 850-летию Москвы). Что нужно очень бережно обращаться с историческими кирпичами, осторожно их вынимать из кладки, нумеровать и закладывать назад, — вспоминает Александр Викторович. — Объект был сдан ближе к «двухтысячным». Но мне за него не стыдно. Более того, я им горжусь.

Еще одно любимое детище — Москва-Сити. Главный архитектор лужковской поры не раз признавался, что любит бывать в этом районе, в хорошую погоду посидеть в одном из маленьких кафе поблизости. Понаблюдать за стильно одетой публикой, которая работает в этих небоскребах. Он убежден, что именно с появлением Москва-Сити «просто большой город» превратился в современный европейский мегаполис.

— К сожалению, мы не смогли избежать тех ошибок и сложностей, которые бывают в мегаполисе: пробки, парковки и т.д., — не скрывает Кузьмин. — Следующий ход — за теми, кто принимает решения в области архитектуры сегодня.

«МКЖД мы придумали еще в 90-е»

Не все знают, что именно Кузьмин был автором идеи возрождения Малого кольца железной дороги (МКЖД), которая так блестяще была воплощена в жизнь в последние годы, уже при нынешнем московском мэре, Сергее Собянине. Именно Александр Викторович предложил использовать МКЖД (ныне МЦК) для перевозки пассажиров. 

Московское центральное кольцо

Для работы над проектом он привлек целый творческий коллектив. Но в 90-х годах прошлого века эта идея казалась неосуществимой. Кроме того, непонятен был функционал дороги: кругом располагались промзоны.

Сегодня же Малое кольцо железной дороги превратилось в полноценный элемент сложной транспортно-пересадочной системы Москвы.

— Собянин пошел дальше, чем я задумывал, — замечает Александр Кузьмин. — Вначале предлагалось вводить дорогу поэтапно: строить станцию за станцией. А нынешний мэр «шуранул» сразу все. МКЖД сразу заработала, как кольцевая дорога.

Именно при Кузьмине реализовывался и другой «проект века» — Третье транспортное кольцо (ТТК), за которое все автомобилисты теперь выражают большой респект автору. Причем коллектив проектировщиков, который работал над проектом, умудрился так спланировать магистраль, что для ее прокладки не понадобилось сносить ни одного ценного исторического здания.

Третье транспортное кольцо, Москва

— В случае с ТТК все мои критики умолкли, — посмеивается в усы Александр Викторович.

Трудно ли быть «лужковским архитектором»

Главное, за что критиковали (и до сих пор критикуют!) Александра Кузьмина, это потеря значительного исторического наследия в центре Москвы, которая, якобы произошла в ходе бурного строительства в 1990-х — 2000-х.

Тема эта для Александра Викторовича и по сей день очень болезненная, это видно по его реакции на вопрос, который задает, пожалуй, каждый журналист, беседующий с «лужковским архитектором».

Между тем с обвинениями в свой адрес Кузьмин категорически не согласен:

— А вы назовите мне хотя бы один исторический памятник (ну, за исключением гостиницы «Москва» и Военторга), который был разрушен? —   спрашивает он в ответ.

«Строительство.RU» в недавней беседе с мастером, увы, «тоже наступило на больную мозоль»:

— Александр Викторович, — поинтересовались мы. — Как известно, при мэре Лужкове было снесено немало исторических зданий, а на их месте нередко появлялся новодел — то же самое, но из новых материалов. Ваше сегодняшнее отношение к новоделу?

— Новоделы я не люблю. Но давайте разберемся, — охотно согласился Александр Викторович. — Бывают ведь разные случаи. Возьмем Храм Христа Спасителя. У вас повернется язык назвать его новоделом? Это —  покаяние целого поколения за поступки родителей в отношении своей родины.

Другой случай — ансамбль Красной площади: воссоздание Храма Казанской иконы Божией Матери. Между прочим, он был восстановлен на месте общественного туалета! Если мы рассматриваем Красную площадь как ансамбль, то это же небольшие дополнения, которые там появились.

И данный случай я считаю также совершенно оправданным новоделом, в целях поддержания того ансамбля, который мы порушили по дури.

Больше всего Кузьмина критиковали за реконструкцию Петровского Путевого дворца и Царицыно. Некоторые особенно ярые оппоненты даже назвали этот дворец памятником «лужковскому» методу реставрации.

Читайте также:  Воксалы как предтеча парков культуры

— На самом деле, мне стыдно за тех, кто это писал, — с горечью говорит Александр Викторович. — Эти люди совершенно не разобрались в том, что произошло. Петровский дворец там сделан просто классно! Реставрация проведена с бережным восстановлением деревянного купола и деревянных перекрытий.

Государственный музей-заповедник «Царицыно»

— А Царицыно? Давайте зададимся вопросом: потеряли мы что-то в результате этой реставрации или нет? — продолжает он. — Сам парк Царицыно вырос на несколько десятков гектаров за счет того, что были снесены находящиеся рядом рынки. Кстати, владельцы этих рынков организовывали компанию против Царицыно (когда их уничтожали). Это плохо или хорошо?

— Сейчас вся парковая зона приведена в порядок. Восстановлены исторические дорожки, парковые павильоны, беседочки, ротондочки, миловиды, декоративные руины… Разве это плохо? — спрашивает Кузьмин и сам же резюмирует: — Значит, ставим плюс.

— А теперь вернемся к Большому царицынскому дворцу,  — подытоживает он. — Были руины. Теперь стоит красавец-дворец. То, что критикуют, можно исправить? Можно. Надо снять крышу с Хлебного дома и дворец превратить в руины. Все!

МАРХИ, на защите диплома

«Раньше бегал, теперь хожу пешком»

В 2012 году Александр Кузьмин, после 16 ударных лет на посту главного архитектора Москвы, подал в отставку с этой должности. А в 2014-м началась новая веха в его биографии: он был утвержден в должности Президента РААСН — Российской академии архитектуры и строительных наук. Жизнь открыла для него новые двери.

Общее собрание РААСН в МАРХИ, 2016 г.

Вместе с новым назначением появились и новые обязанности. Поменялся жизненный график.

— Это, в первую очередь, другой ритм жизни, — откровенничает он теперь с журналистами. — Если раньше я, в основном, бегал, то теперь могу ходить пешком. Сейчас профессия в очень плачевном состоянии находится. Ее «зажали» везде, где только можно. Надо постепенно расправлять плечи, в том числе и с помощью академии.

В том же 2014 году у Кузьмина появилась еще одно направление деятельности. Он возглавил НИЦ «Строительство». Его прямая обязанность теперь — продвигать строительную науку.

В АО «НИЦ «Строительство»

— Я вижу два направления развития. Первое — это, конечно, новые материалы, к примеру композиты. А второе — считаю, что мы должны заниматься региональной наукой, а не возить панели, извините, через всю страну на Дальний Восток или еще какое-то отдаленное место.

Замечательный возраст

Жизнь академика, президента РААСН, экс-главного архитектора Москвы, генерального директора НИЦ «Строительство» наполнена и вне работы. И так же расписана по минутам.

На отдыхе с семьей

Александр Викторович увлекается футболом, болеет за московское «Динамо». Старается не пропускать наиболее интересные и значимые матчи.

Много рисует — проиллюстрировал собственную книжку «Кузьминки».

Не так давно издал труд о российских орденах — давно увлечен отечественной историей.

— Я понял, что у меня замечательный возраст (12 июля Кузьмину исполнится 66 лет — Ред.), — признается Александр Викторович. — Ведь большинство ошибок в своей жизни я уже совершил. Кроме того, это мои ошибки, мой опыт. В этом их ценность. А сам себе я желаю не уставать мечтать и желать. И тут даже необязательно добиваться осуществления своей мечты. Важен сам процесс.

Елена МАЦЕЙКО

Редакция благодарит А.В. Кузьмина за фото из семейного архива

Фото с сайтов mospark.ru, wikimedia.org

Источник: http://rcmm.ru/kto-est-who/34265-aleksandr-kuzmin-luzhkovskiy-arhitektor-ili-dalnovidnyy-menedzher.html

Кузьмин Роман Иванович — Санкт-Петербург — все о северной столице России

1811 — 1867 г.г.

Родился Кузьмин Роман Иванович в Николаеве в 1811 году. Его семья была вполне обычная, не имела особых доходов, но все же они смогли себе позволить отдать своего сына в артиллерийское училище. К одаренному парню судьба была благосклонна. И спустя некоторое время он становится учеником Императорской Академии художеств.

Некоторую часть стоимости обучения оплатил Черноморский флот. За время учебы Кузьмин показал, что он не только быстрообучаемый, но еще и талантлив. Его работы оценили по достоинству.

За свою выпускную работу он получил право на свое обучение за рубежом. Лично император оплачивал молодому специалисту стажировку. Николай І с первых дней знакомства с молодым юношей возлагал на него высокие надежды.

Император отправил Кузьмина в Грецию, Турцию и Италию.

Побывав за границей, талантливый молодой архитектор увидел все выдающиеся строения, которые были построены еще в прошлой эпохе. Впечатление было непередаваемое от увиденного. Его крайне заинтересовало искусство Византии, что дало ему стимул более детально его изучить.

В самом начале Кузьмин должен был стажироваться за границей не более трех лет, но так как у него были весьма приятные перспективы, он смог остаться там еще на три года. Роман Иванович смог оправдать надежды императора, за что неоднократно получал достаточно ценные презенты.

Молодой архитектор впитывал в себя все, что могло ему в дальнейшем пригодиться. Только в Италии он провел около четырех лет, где увидел множество великолепных архитектурных сооружений. И такое длительное пребывание на территории этой страны имело большие успехи.

В Греции он работал над реставрационным проектом древнего храма – Ники Аптерос. А в Италии он сделал проекты для реставрации форума Траяна — древнего памятника античности.

После того, как он вернулся в России, он быстро приступает к работе.

Он выполнил проекта придворно-служительского дома, дворцового госпиталя, доходного дома Барановой, греческой церкви, часовни в Летнем саду и доходного дома Утина.

И это еще не весь список его гениальных проектов, которые были воплощены в жизнь в Санкт-Петербурге. Одним из самых похвальных его работ является возведенный в Гатчине Павловский собор.

Роман Кузьмин тонко чувствовал стиль и обладал великолепным вкусом. Все его интерьеры отличались богатством убранства и невероятной красотой и продуманностью всех деталей. Больше всего это заметно в Арсенальском каре, каждая комната которого была выполнена в индивидуальном стиле.

Этот одаренный архитектор внес в благоустройство города на Ниве невероятный вклад. На территории Петербурга он прожил всю свою осознанную жизнь. И современники не должны о нем забывать. Его заслугой является великолепный архитектурный облик города. Умер Роман Иванович в 1867 году.

Источник: http://vivaspb.com/know/architects/1361-kuzmin-roman-ivanovich.html

Император Николай I и архитектор Р. Кузьмин

Книга является результатом многолетней работы над темой, посвященной истории домов и домиков Петра I в различных городах Европы и России, связанных с жизнью и деятельностью императора.. 

03.03.2012

3-4 марта в 13.00 и 15.00 состоится экскурсия «Гатчина и Гатчинский дворец. Император Николай I и архитектор Роман Кузьмин». Экскурсия пройдет по временным выставкам «Второе дыхание. Гатчина и Петергоф в эпоху Николая I» в новых залах Арсенального каре и «Виртуоз «умного выбора» в отремонтированных залах третьего этажа Центрального корпуса дворца.

На выставке «Виртуоз «умного выбора» представлены около 200 предметов из 13 учреждений культуры Санкт-Петербурга, в том числе из Государственного Эрмитажа, Государственного Русского музея, ГМЗ «Петергоф», Российской Национальной библиотеки, Российской академии художеств, Российского государственного исторического архива. Это выполненные Р.И.

Кузьминым чертежи, акварели и гравюры с видами созданных им зданий и интерьеров, книги и журналы середины XIX века со статьями об архитекторе, макеты утраченных построек зодчего. Многие экспонаты впервые демонстрируются для широкой публики.

Например, проект храма Весты – наиболее ранний чертеж мастера, проект реставрации Форума Траяна, за который архитектору было присвоено звание академика, несколько крупноформатных листов с проектом часовни Святого Александра Невского в ограде Летнего сада на месте покушения Д. Каракозова на Александра II, чертежи праздничной иллюминации в Петергофе.

На выставке можно увидеть проекты зданий, которые сохранились и в настоящее время украшают улицы Петербурга и Кронштадта. Это частные особняки, доходные дома и здания Гофф-интендантской конторы на улицах Шпалерная 52, Чайковского 2 , Конногвардейский бульвар 17, 1-я Красноармейская 3-5, здание Морского офицерского собрания в Кронштадте.

Интересен и документ 1869 года, регламентировавший технологии, выбор материалов и другие нормы в строительстве. В его создании Кузьмин принимал непосредственное участие. Особая тема в творчестве архитектора — строительство храмов.

По его проекту появилась церковь Дмитрия Солунского (Греческая) – первый храм в Петербурге, возведенный в «археологизированном» византийском стиле. Церковь считается одним из лучших образцов этого архитектурного направления. Ее разрушению в советское время посвятил стихотворение «Остановка в пустыне» Иосиф Бродский.

На выставке это произведение поэта можно прочитать в авторском рукописном варианте, а также увидеть фотографии и чертежи храма. В 1847 Р.И. Кузьмин составил проект церкви Покрова Божией Матери в селе Югостицы на берегу Череменцкого озера (Лужский район Ленобласти). Церковь, к счастью, сохранилась.

На литографии 1861 года запечатлена и еще одна замечательная работа русского зодчего — Собор Александра Невского в Париже на ул. Рю-да-Рю. Будучи архитектором Гоф-интендантской конторы, Кузьмин отвечал за постройку временной деревянной Иордани на Неве перед Зимним дворцом. На выставке представлен ее проект 1858 года. Яркой страницей в творческой биографии Р.И.

Кузьмина стала работа архитектора в Гатчине, где по его проекту и под его руководством был перестроен императорский дворец, возведен Павловский собор, и где он выстроил для себя и своей семьи три дачи. По знаменитым акварелям Э.П. Гау с видами интерьеров Гатчинского дворца, авторским чертежам и другим документам посетители смогут судить об огромном труде зодчего над перестройкой Гатчинского дворца. На выставке можно увидеть портреты самого Р.И. Кузьмина и государственных деятелей, связанных с ним по службе.

Читайте также:  Музей «государственный эрмитаж» в санкт-петербурге - расписание, часы работы, цена билетов, фото и адрес музея

Впервые на одной выставке собрано такое большое количество материалов, рассказывающих об архитекторе Р.И. Кузьмине.

Роман Иванович Кузьмин (1811 — 1867) – петербургский зодчий, оставивший заметный след в русской архитектуре. Им было построено и перестроено более тридцати зданий в Петербурге, Москве, Париже, Афинах, а также разработаны проекты отделки многих интерьеров.

Среди работ Кузьмина такие важные в градостроительном отношении постройки, как Греческая церковь, дом Утина, Новый придворно-служительский дом в Петербурге, Павловский собор в Гатчине, Собор Александра Невского в Париже. Десять из построенных Кузьминым зданий сохранились до настоящего времени в Петербурге и пригородах.

Уже современники высоко оценили незаурядное мастерство талантливого зодчего. В газете «Голос» отмечалось, что «все сооружения Р.И. Кузьмина отличались необыкновенною строгостью и чистотою вкуса, изяществом и целесообразностью». Создавая свои проекты в самых разных стилистических направлениях эклектики, Р.И.

Кузьмин показал себя блестящим интерпретатором исторических прообразов. Обладая тонким вкусом и чувством меры, зодчий одинаково свободно «говорил» на языках готики, ренессанса, барокко и рококо, романского и византийского стилей.

Источник ГМЗ «Гатчина»

Возврат к списку

Источник: http://mirpeterburga.ru/news/kusm/

Кузьмин, Роман Иванович

кузьмин роман иванович багратион
Российская империя

Дата рождения

1811(1811) Дата смерти

1867(1867) Место смерти

Санкт-Петербург Работы и достижения Работал в городах

Санкт-Петербург, Афины, Париж, Гатчина Важнейшие постройки

церковь при русском посольстве в Афинах, православная церковь на улице Дарю, в Париже, греческая посольскую церковь в Санкт-Петербурге, дом Утина, выстроенный в стиле Возрождения на Конногвардейском бульваре в Санкт-Петербурге. Реставрация памятников

реставрация форума Траяна Награды

Орден Святого Владимира 4-й ст. (1852), Орден Святого Станислава 2-й ст. (1858), Орден Святой Анны 2-й ст. (1861)  Роман Иванович Кузьмин на Викискладе

Рома́н Ива́нович Кузьми́н (1811—1867) — русский архитектор, профессор архитектуры, действительный статский советник.

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Награды
  • 3 Постройки
    • 3.1 Санкт-Петербург
    • 3.2 Гатчина
  • 4 Москва
  • 5 Примечания
  • 6 Литература
  • 7 Ссылки

Биография

Учился в Императорской академии художеств, в качестве пенсионера Черноморского войска, и закончил её в 1832 году, с званием классного художника и с малой золотой медалью, присужденной ему за «проект духовной семинарии». В следующем году, за исполнение другой программы: «Проект усадьбы богатого помещика», был удостоен большой золотой медали и вскоре после этого отправлен за границу.

В Европейской Турции и в Греции изучал памятники преимущественно византийского церковного зодчества, в Риме занимался реставрацией форума Траяна и, проведя вообще за границей шесть лет, вернулся в Санкт-Петербург в 1840 году.

За работы, исполненные им во время этого путешествия, ему было присвоено звание академика, из которого он через год был повышен в профессоры, за проект здания для медико-хирургической академии с клиниками и другими строениями.

После этого Кузьмин служил старшим архитектором при гоф-интендантской конторе и, в этой должности, возвёл немало построек для дворцового ведомства, среди которых несколько корпусов для Императорских конюшен, перестроил и расширил Гатчинский дворец, участвовал в перестройке Певческой капеллы (1857) и соорудил городской собор в Гатчине.

Самыми главными зданиями Кузьмина, в которых ярко выразились его художественный вкус и знание архитектурных стилей, признаются церковь при русском посольстве в Афинах, православный собор на улице Дарю в Париже, греческая посольская церковь в Санкт-Петербурге (при участии арх. Ф. Б. Нагеля; не сохранилась) и роскошный дом, выстроенный в стиле Возрождения для Утина там же, на Конногвардейском бульваре. Последним его сооружением была мраморная часовня у Летнего сада.

На 1867 год — действительный статский советник (с 16 декабря 1861 года), член Учёного комитета Министерства путей сообщения и старший архитектор ведомства Придворной Его Величества конторы.

Награды

  • Орден Святого Владимира 4-й степени (1852 год)
  • Орден Святого Станислава 2-й степени (1858 год)
  • Орден Святой Анны 2-й степени (1861 год; императорская корона к этому ордену пожалована в 1865 году)

Постройки

Санкт-Петербург

  • Шпалерная улица, д.№ 52 — дом придворного духовенства. 1842.
  • Улица Чайковского, д.№ 2, средний корпус — придворно-служительский дом. 1843—1844.
  • Шпалерная улица, д.№ 35 — придворно-служительский дом. 1843—1847. Включен существовавший дом.
  • Петровская набережная, д.№ 6 — футляр Домика Петра I. 1844. (Расширен).
  • Улица Чайковского, д.№ 30 — особняк Л. В. Кочубея. 1844—1846. Завершен Г. А. Боссе.
  • Стремянная улица, д.№ 5 — доходный дом. 1850.
  • Набережная канала Грибоедова, д.№ 11 / Малая Конюшенная улица, д.№ 6 / Чебоксарский переулок, д.№ 1 — здание Придворного госпиталя. Перестройка. 1852—1857. (Перестроено).
  • 1-я Красноармейская улица, д.№ 3 — 5 — доходный дом Т. Тарасовой. 1858—1859. Совместно с К. К. Андерсоном и А. И. Ланге.
  • Конногвардейский бульвар, д.№ 17 / Галерная улица, д.№ 20, правая часть / Замятин переулок, д.№ 4 — доходный дом И. О. Утина. 1858—1860.
  • Греческая площадь / Лиговский проспект, д.№ 6 — греческая посольская церковь Димитрия Солунского (при участии арх. Ф. Б. Нагеля). 1861—1866 (снесена в 1962 году для постройки концертного зала «Октябрьский»).
  • Дворцовая набережная у Летнего сада (1866—1867) — часовня Александра Невского в память о спасении Александра II при покушении. (Не сохранилась).

Гатчина

  • Перестройка и расширение Гатчинского дворца
  • Собор Святого апостола Павла (Гатчина)

Москва

  • Ярославский вокзал (1859—1862, перестроен)
  • Рязанский вокзал (1863, строительство осуществлял А. П. Попов; не сохранился)

Примечания

  1. Статья «Церковь вмч. Димитрия Солунского при греческом посольстве» в Энциклопедии Санкт-Петербурга

Литература

  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
  • Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. — СПб., 1896—1918. — Т. 9.
  • Зодчие Санкт-Петербурга. XIX — начало XX века / сост. В. Г. Исаченко; ред. Ю. Артемьева, С. Прохватилова. — СПб.: Лениздат, 1998. — 1070 с. — ISBN 5-289-01586-8.
  • Список гражданским чинам IV класса. Исправлен по 1 февраля 1867 года. — СПб., 1867. — С. 431.

Источник: https://www.turkaramamotoru.com/ru/%D0%9A%D1%83%D0%B7%D1%8C%D0%BC%D0%B8%D0%BD,-%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD-%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-62680.html

Кузьмин Иван Георгиевич поддержал идею популяризации имени и творчества архитектора Менякина

Кузьмин И.Г. и Менякин И.Ю.

договорились о сотрудничестве

В субботу, 20 мая 2017 года, в Здании правительства Саратовской Области состоялась продолжительная беседа заместителя председателя правительства Саратовской Области по социальной сфере Кузьмина Ивана Георгиевича с сыном архитектора Менякина Юрия Ивановича — Иваном Юрьевичем.

Целью встречи было обсуждение идеи популяризации имени и творчества архитектора Менякина Ю.И. в воспитательно-просветительских направлениях, как примера образца для подражания для молодежи, как  патриота своей страны оставившего богатое творческое наследие. Для привлечения туристов в Саратов и Волгоград, ПФО.

Юрий Иванович Менякин (1925—2002), почетный гражданин города Саратова, заслуженный архитектор РФ, лауреат государственной премии РФ, лауреат премии Госстроя СССР, член-корреспондент Российской Академии архитектуры и строительных наук, участник Великой Отечественной Войны. Автор Мемориального комплекса воинам саратовцам погибшим на фронтах Великой Отечественной Войны 1941—1945 гг. «Журавли». С 1962 по 1987 годы он являлся главным архитектором города Саратова.

К сожаления, как отметил сын архитектора, далеко не всем саратовцам известна фамилия Менякин и гуляя по проспекту Кирову — Саратовскому Арбату — люди не вспоминают о его создателях и авторах идей сделать эту любимую саратовцами пешеходную зону.

Наследие оставшееся по почти 25- летней работы Менякина в качестве главного архитектора города Саратова велико.

Немало было сделано архитектором и в послевоенном Сталинграде,который он поехал восстанавливать после окончания МАРХИ (Московского Архитектурного Института).

Предлагая свое сотрудничество ВУЗам  в плане воспитательно-просветительской работы сын архитектора Менякина  встретился с различным отношением руководящего состава к предложению. От откровенного безразличия, формального подхода, до нежелания активно идти на встречу.

Абсолютным исключением явился Саратовский Государственный Экономический Институт во главе с его ректором Наумовым Сергеем Юрьевичем,  и руководителем отдела управления  ВУЗа  Мавлютовой Галиной Александровной.

В институте представлена выставка художественных работ Архитектора Менякина, уже состоялось несколько встреч Менякина Ивана со студентами, даже приехавшими из Германии. Планируется создание экспозиции посвященной творчеству архитектора Менякина в музее ВУЗа.

Сотрудники ВУЗа оказывают сыну архитектора юридическую помощь в подготовке документов для создания некоммерческого Фонда.

Иван Геогриевич Кузьмин горячо поддержал идею популяризации жизни и творчества архитектора Менякина Юрия Ивановича, которого уважал и хорошо знал лично, и обещал всестороннюю поддержку в данном направлении, рекомендовав ускорить процесс создания юридического лица в виде некоммерческой организации.

Менякин Иван Юрьевич крайне признателен Ивану Геогриевичу Кузьмину за радушный прием и активное взаимодействие в перспективе.

Источник: http://menyakin.ru/kuzmin-ivan-georgievich-podderzhal-ideyu-populyarizacii-imeni-i-tvorchestva-arxitektora-menyakina/

Ссылка на основную публикацию