Архитектор иван егорович старов — биография, фото, творения

Иван Старов

Иван Егорович Старов, автор генерального плана Екатеринослава, родился 23 февраля 1744 года в Москве в семье дьякона. Он обучался в школе для детей «духовного чина». Когда мальчику минуло одиннадцать лет, родители, стремясь дать ему светское образование, отдали сына в гимназию при Московском университете.

С самого основания Академии художеств в ней преподавал Александр Федорович Кокоринов. Он был одним из первых профессоров академии, а в 1761 году стал ее директором. Именно в том году Кокоринов сообщил И.И. Шувалову о результатах экзаменов, состоявшихся 1 сентября 1761 года, на которых Иван Старов занял первое место по архитектурному классу.

После кончины Кокоринова в 1772 году Старов спроектировал надгробие для его могилы.

Старов оказался в числе воспитанников первого выпуска Академии художеств, состоявшегося в 1762 году. Восемнадцатилетний архитектор получил основательную теоретическую подготовку. По окончании академии Старову вручили шпагу, а за успехи и несомненный талант — золотую медаль, дававшую право на заграничную поездку.

Осенью 1762 года Старов прибыл в Париж. Начались годы овладения достижениями европейского зодчества. Лишь 1 сентября 1768 года двадцатичетырехлетний архитектор возвратился в Петербург. Из шести лет, проведенных вдали от родины, пять он прожил в Париже и год в Италии.

В сентябре 1766 года пришло долгожданное дозволение ехать в Рим «и пробыть там один год и шесть месяцев во всей Италии». Впоследствии этот срок сократился до года.

В 1769 году Старов выполнил свой первый самостоятельный проект — Сухопутный шляхетский корпус. В 1772 году Старова определили в «Комиссию о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы».

В начале 1770-х годов Старов строит дворцовые ансамбли в Богородицке и Бобриках под Тулой. Спустя два года после разработки этих проектов, в 1773 году, Старов возводит для С.С.

Гагарина великолепный усадебный дом в селе Никольском, теперь примерно в девяноста километрах от Москвы.

В начале и середине 1770-х годов Старов проектирует и строит три оригинальных ансамбля невдалеке от Петербурга — дачу А.Г. Демидова на Петергофской дороге и усадьбы для братьев А.Г. и П.Г. Демидовых — своих шуринов — в Тайцах и Сиворицах.

В 1774 году Старов приступает к воплощению в натуре одного из своих самых капитальных произведений — Троицкого собора Александро-Невской лавры, который заканчивает в 1790 году.

Облик ансамбля и парка перед ним со стороны Невы производил удивительно цельное впечатление. В этом проявилось умение Старова найти масштабную и стилистически выразительную доминанту, соподчинявшую все элементы композиции, сливая их в единое целое.

С середины 1770-х годов творческая деятельность Старова становится широкой и многогранной. Он выполняет различные архитектурные работы по заказам выдающегося государственного деятеля, человека острого ума и неукротимой энергии Г.А. Потемкина.

В 1778 году Старов разрабатывает для Потемкина проекты увеселительного дома в Озерках и дворца в Осиновой Роще. В 1782 году приступает к проектированию на участке Конной гвардии дворца, названного впоследствии Таврическим. Одновременно (1783-1790) Старов создает резиденцию для Потемкина в Островках на Неве.

В 1786-1790 годы Старов выполняет для юга России большие проектно-строительные работы. По его замыслам на берегах рек вырастают усадьбы, в городах возводят дворцы, гражданские и культовые сооружения, ансамбли. В 1786 году Старов строит усадебный дом в Дубровицах на реке Горынь. Обилием работ отмечен 1789 год.

Зодчий проектирует усадебный дом, гостиный двор, выполняет чертежи перестройки церкви для Дубровно на Днепре, западнее Смоленска. годом позже Старов создает проект планировки Екатеринослава.

Градообразующим центром вновь основанного города по этому проекту явился дворец, сооруженный Старовым для Потемкина в 1786-1787 годах.

Генеральный план Екатеринослава — яркая страница не только в творческой биографии Старова. План вошел в историю отечественного градостроения. Одновременно с разработкой общей планировки Старов проектирует для города собор, казенные и обывательские строения.

В 1790 году Старов строит усадебные дома для Потемкина и его племянницы графини А.В. Браницкой, церковь, фонтан и гранитную купальню в сельце Богоявленске, спланированном им на берегу Буга. 1790 год ознаменован проектом планировки города Николаева на реке Ингул и построек, оформляющих главную городскую площадь, — собора, здания магистрата и «каменных лавок».

Последняя работа Старова, связанная с именем Потемкина, — мавзолей для всесильного князя в имении А.В. Браницкой.

Одна из самых значительных работ Старова 1784-1789 годов — дворцовый ансамбль в Пелле, под Петербургом, на Неве.

Пелла — гигантский дворцовый ансамбль, который по грандиозности замысла и композиции можно сравнить со строениями зодчих античного мира, отличавшимися тонким пониманием условий природной среды. Старов мастерски использовал особенности территории, замкнутой между берегом Невы и Шлиссельбургским трактом.

Последние работы Старова — Богородицкий собор в Казани (1796) и Покровская церковь в Большой Коломне в Петербурге.

Как и многие архитекторы-современники, Старов спроектировал и построил жилище для себя. Дом Старова, возведенный им во второй половине 1780-х годов, был расположен на углу той же Симеоновской улицы и набережной Фонтанки.

Старовы переехали в свой нарядный трехэтажный дом вместе с пятью сыновьями — Александром, Петром, Павлом, Михаилом и Иваном. В доме на Фонтанке Старов прожил до 1804 года, когда архитектор, уже очень больной, продал свой дом на Фонтанке и приобрел у купца П.Е.

Гусева скромное двухэтажное строение с садом.

Скончался архитектор в 1808 году.

Источник: http://facecollection.ru/people/ivan-starov

Стaрoв Ивaн Егoрoвич — Санкт-Петербург — все о северной столице России

1744 — 1808 г.г.

Иван Егорович Старов, создатель генерального проекта Екатеринослава, родился 23 февраля 1744 года в Москве в семье дьякона. Он учился в церковной школе для детей «духовного чина».

Как только ему исполнилось одиннадцать лет, родители отправили ребёнка на обучение в гимназию при Столичном институте.

На тот момент директором академии был Александр Федорович Кокоринов, который и зачислил Старова на обучение.

После смерти Кокоринова в 1772 году Старов приложил максимум усилий для проектирования надгробия могилы великого учителя.

Старов оказался в количестве учащихся первого выпуска Академии художеств, которое состоялось в 1762 году. В свои 18 лет архитектор получил фундаментальную теоретическую подготовку. По завершении академии Старову вручили шпагу, а за удачи и бесспорный талант — золотую медаль, которая давала право на иностранную поездку.

Осенью 1762 года Старов приехал в Париж, именно с Франции стартовало его знакомство с европейской архитектурой. 1 сентября 1768 года конструктор возвратился в Петербург. Из 6 лет, проведённых за границей, 5 были отданы Парижу и год Италии.

В 1769 году архитектор сделал собственный 1-ый самостоятельный план, которым стал Сухопутный шляхетский корпус. Сначала 1770-х годов Старов активно работает над возведением дворцовых комплексов в Богородицке и под Тулой. В тех же годах архитектор успешно проводит работу по строительству дачи А.Г. Демидова на Петергофской дороге, имения Демидовых в Тайцах и Сиворицах.

1774 год ознаменовался началом строительства одного из самых известных сооружений великого архитектора, а именно Троицкого храма Александро-Невской лавры.

Именно в этой композиции Старов показал своё умение отыскать масштабную и стилистически доминанту, соподчинявшую все составляющие композиции, сливая их воедино.

Многогранностью отличаются работы, выполненные для графа Потёмкина, для него Старовым были разработаны проекты замка в Осиновой Роще и дома для отдыха в Озерках. В 1783-1790 ведётся активная работа по созданию резиденции Потемкина в Островках на Неве. Изобилием дел отмечен 1789 год.

Архитектор разрабатывает проект усадебного дома, гостиного двора, чертежи реконструкции церкви для Дубровно западнее Смоленска. Жизнь и творчество Старова неразрывно связана с Потемкиным, так в 1790 году он возводит усадебные здания для племянницы князя графини А.В. Браницкой.

Наиболее весомым проектом стало возведение дворцового ансамбля в Пеле. Пелла — громадный дворцовый комплекс, который по грандиозности плана и композиции можно сопоставить с постройками архитекторов древнего мира, отличавшимися узким осознанием критериев естественной среды. Заключительные работы Старова — Покровская церковь и Богородицкий собор Казани.

Умер архитектор в 1808 году.

Источник: http://vivaspb.com/know/architects/1370-starov-ivan-egorovich.html

Главный виновник николаевской архитектуры

11февраль2013Прочитали: 7278

Несмотря на то, что архитектура в Николаеве раскритикована донельзя, архитекторы тут все же бывали. Возможно, их присутствие на городских улицах не так заметно, как нам хотелось бы, но мы надеемся, что хотя бы в памяти горожан остался более яркий отпечаток их деятельности. 

В апреле—мае 1790 года по приглашению князя Потёмкина в Николаеве работал архитектор Иван Старов

Хотите верьте, хотите нет, но первым николаевским архитектором считается никто иной, как основатель классицизма, главный зодчий золотого века самой Екатерины ІІ!

Иван Старов — первый николаевский архитектор

Николаев запомнил этого петербуржца исторически, со всеми почестями… тут без слов Татьяны никак: «А мы… ничем мы не блестим, хоть рады вам и рады простодушно».

И так, родился Иван Егорович Старов в славном Санкт-Петербурге 12 февраля 1745 года в религиозной семье, отцом его был дьякон. К образованию там относились с большим уважением. Таланты Ивана были замечены — образование, полученное в Петербургской Академии художеств, подтолкнуло будущего любимца императрицы к миру высокой архитектуры.

Не малую роль в этом сыграли, прославленные в то время архитекторы Кокоринов и Валлен-Деламота, которые были его учителями. Отмечая способности и потанциал студента-отличника, его отправляют в Париж, а там, как говорится и до Рима рукой подать.

Набравшись европейских манер, насмотревшись вдоволь на успехи тамошней архитектуры, Иван возвратился обратно в Россию уже не просто Иваном, а Иваном Егоровичем – академиком.

Зодчий руководил строительством Троицкого собора Александро-Невской лавры

Благодаря его приобретенным заграницей знаниям и навыкам ему быстро находят применение, и назначают главным архитектором «Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы», — вполне престижная должность по тем временам, ибо стоять у истоков градостроительства – путевка в вечность! Правда, прикоснуться к своим собственным садам императрица не сразу разрешила. «Контору Её императорского Величества домов и садов», Старов возглавил куда позже.

Любимец императрицы построил Таврический дворца для князя Г. А. Потемкина

Возможно, российская архитектура развивалась бы совершенно иначе, если бы не подвиги Старова, которые поставил ее на путь истинный. На самом деле Иван Егорович скомпилировал свой собственный стиль.

  Именно он заставил последователей по-новому взглянуть на свое творчество.

Чего стоят хотя бы Таврический дворец в Питере, или – Троицкий собор Александро-Невской Лавры, один из самых значительных храмов России, да пожалуй и всей Восточной Европы.

Кроме архитектурных доблестей Старов находил применение своей фантазии в изготовлении более недолговечных шедевров – создавая эскизы мебели, светильников, паркета, занимался оформлением интерьера.  В общем можно сказать, что сегодня Старов прослыл бы весьма успешным дизайнером.

А в Николаеве по проекту И.Е. Старова было построено здание Магистрата (гауптвахты) 

Здание выполнено в оригинальном стиле классицизма с элементами, характерными для южноевропейской архитектуры

И так, что же занесло этого московского франта в скромный город корабелов? Шел 1790 год, Николаев только начинал развиваться. Апрельским ветром занесло сюда великого петербургского зодчего.

От Старова требовалось очень ответственное задание — смастерить функциональный план города без особых затрат. Специальное внимание обратить на Спасское, и расчертить город так, чтоб он был с прямоугольной планировкой.

Старов разработал самый общий черновой генеральный план, на котором едва просматривались контуры современного города, но с прямоугольной планировкой, отвечавшей градостроительным требованиям нового времени

Иван Егорович за дело принялся с особой ответственностью. Город Николаев вырисовывался у него достаточно привлекательным. Потемкин рекомендовал Старову придерживаться южно-азиатского стиля.

Он собственноручно разработал чертежи каменных лавок, Магистрата и собора имени Св. Григория Великия Армении (собор после доработал Князев), дабы они красовались на главной площади города.

Сам разработал дизайн дома Потемкина в элитарном на тот момент Спасском, а так же дома для знати.

Помимо прочего, Старов разработал чертежи потемкинского дома в Спасском урочище (Молдованский дом), домов князя и А.В.Браницкой в Богоявленске, фонтанов, гранитной купальни и церкви там же и ряд других в мае 1790 г.

А также разработал общие чертежи Адмиралтейского собора (Собора св. Григория Великия Армении)

Перебивание Ивана Егоровича продлилась не долго. Царский архитектор, справившись со своей задачей, задерживаться в «сыром городе» не желал, — его ждали другие столицы.

Прислушавшись ко всем «предсказаниям» за город снова взялся местный зодчий Князев.

Его собственно и можно назвать технически первым архитектором Николаева, ведь именно его труды и легли в основу города, который мы наблюдаем до сих пор.

В современном Николаеве самая «северная» улица носит имя архитектора Старова

Город Князев делил на три части. Центр, ориентировался на север-юг, восток и запад. Широкое раздолье просто не могло не вдохновить на размашистость улиц. Далее славное дело продолжил голландец Викентий Ванрезант, привезенный Потемкиным.

То ли почва в Николаеве не предназначена для хорошего усвоения, то ли действительно каждому городу своя архитектура. Сегодня о советах Ивана Егоровича мало кто помнит.

Хотя имя его произносят достаточно часто – называют его именем одну из улиц микрорайона Северный.

К архитектуре в целом народ относится равнодушно, выкрашивая половину дома в один цвет, а половину в другой… Так, спустя века, кирпичик за кирпичиком город обретает свою собственную стилистику.

Источник: http://niklife.com.ua/citylook/34935

СТАРОВ, ИВАН ЕГОРОВИЧ

СТАРОВ, ИВАН ЕГОРОВИЧ (1745–1808), русский архитектор, один из основоположников классицизма в русском зодчестве.

Родился в Петербурге 12 (23) февраля 1745 в семье дьякона. Решив дать сыну светское образование, отец отдал его в 1755 в гимназию при новообразованном Московском университете.

Затем Старов учился в петербургской Академии художеств, также только что (1757) основанной, где его наставниками были Ж.-Б.Валлен-Деламот и А.Ф.Кокоринов, впоследствии со Старовым породнившийся (их жены были родными сестрами).

Успешно закончил Академию в 1762 и отправился в качестве «пенсионера» во Францию. В Париже занимался у архитектора Ш. де Вайи и провел год в Италии, после чего вернулся на родину (1768).

В 1772–1774 служил главным архитектором Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы, разрабатывая проекты регулярной застройки для старой и новой столиц, а также Воронежа, Пскова, Ярославля и некоторых других провинциальных городов.

Среди его сохранившихся ранних работ наиболее значителен великолепно вписанный в ландшафт усадебный ансамбль в Никольском-Гагарине (близ Рузы, к западу от Москвы; 1774–1776), включающий главный дом, Никольскую церковь и другие постройки, – здесь еще доминируют криволинейно-барочные структуры планов и объемов.

Читайте также:  Пригороды и пригородные поселки санкт-петербурга

Столь же гармонически-«пейзажны» усадьбы в Таицах (1774–1780-е годы) и Сиворицах (1775–1776) под Петербургом.

Классицизм везде предстает в стадии формирования, соединяя барочный размах с новой строгостью пластической отделки (иногда эта монументальная строгость даже предвосхищает ампир, как это было в колокольне храма в Никольском, разрушенной во время военных действий 1941).

Самой грандиозной из старовских усадебных построек был пригородный ансамбль в Пелле, на Неве (1785–1789), однако его строительство было по приказу Екатерины II приостановлено и все сооружения в конце 1790-х разобраны.

Монументальным выражением зрелого классицизма стали (наряду с Пеллой) две важнейших петербургских работы Старова: реконструкция Александро-Невской лавры (с 1774), отныне градостроительно увязанной с Невским проспектом и обогатившейся величаво и плавно растущим ввысь Троицким собором (1778–1790), и строительство Таврического дворца для Г.А.Потемкина (1783–1789) – напротив, стелющегося близ Невы протяженными объемами своих невысоких корпусов; невиданной роскоши первоначальная отделка дворца утрачена, но частично сохранились интерьеры с грандиозными Купольным залом и Большой галереей, соединенными общим ионическим ордером в единое парадное пространство.

С 1780-х годов мастер архитектурно оформлял экспансию России на юг после победоносного завершения двух войн с Турцией, проектируя по этой оси усадьбы, дворцы, новые сельские и городские структуры, – реконструкция городского центра Николаева, потемкинское сельцо Богоявленск на Буге, планировка Екатеринослава (ныне Днепропетровск, Украина); лишь фрагменты этих комплексов, в частности екатеринославский дворец Потемкина (1787–1789), дошли до наших дней. В 1786–1798 Старов был главным архитектором «Конторы строений ее императорского величества домов и садов» и руководил работами в Зимнем, Мраморном, Аничковом и Чесменском дворцах. Наиболее масштабным из поздних произведений Старова явился Казанский собор Богородицкого монастыря в Казани (1796; снесен в 1930-е годы). После 1800 уже не выступал как автор, осуществляя строительный контроль над сооружением Казанского собора (архитектор А.Н.Воронихин, 1801–1811). Оставил значительный след и как педагог: преподавал в Академии художеств в 1769–1772.

Умер Старов в Петербурге 5 (17) апреля 1808.

Литература:

Кючарианц Дж.А. И.Старов. СПб, 1997

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Русские художники и скульпторы»

Кто из представителей авангарда в русской скульптуре разработал оригинальный вариант поп-арта, так называемый гроб-арт?

Источник: http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/izobrazitelnoe_iskusstvo/STAROV_IVAN_EGOROVICH.html

Родился Иван Егорович Старов (1745 – 1808)

Архитектор, автор проекта усадьбы Никольское-Гагарино

К северо-востоку от Рузы, близ села Никольское, на одном из живописных холмов расположена чудом уцелевшая жемчужина русской  культуры — усадьба князей Гагариных. Из усадьбы открывается взору чрезвычайно живописный вид на Тростенское озеро и прилегающие окрестности.

У подножия холма — голубая лента реки Озерны. Просвещенный садовод XVIII века А.Болотов так писал об усадьбе: «… едучи подле большого озера, прилегающего к той горе, на которой был ….

каменный дом, не мог я положением, всех окружающих оное озеро мест, довольно налюбоваться».

Усадебный ансамбль  в Никольском — Гагарине (1774 -1776 гг.) создан выдающимся русским архитектором Иваном Егоровичем Старовым. Проект усадьбы — одна из его ранних работ.

Затейливость архитектурной выдумки, пронизанной удаляющимся духом барокко, вызывает какое-то мистическое благоговение. Примечательно, что этот архитектурный комплекс — единственное творение на московской земле.

А храм в Никольском-Гагарине — это единственный церковный проект Старова.

Сегодня данный факт мало кто вспоминает и знает, особенно молодое поколение.  Но тем не менее, 240 лет  великолепие и изящество  этой старинной дворянской усадьбы  пленяет красотой, незримыми чарами манит подойти и взглянуть поближе. 

Рядом с усадебным домом Старов тогда же построил Никольскую церковь — усыпальницу владельцев усадьбы. Она украшена колоннами и  по стилю принадлежала будущему периоду русского зодчества-классицизму.

Отдельно стоявшая колокольня с возвышенной колоннадой была также сооружена в монументальных формах поднего классицизма. Посетителей имения всегда восхищала ее изысканная архитектурная законченность и красота.

К сожалению, колокольню во время войны гитлеровцы уничтожили (1941 г.).

Но в настоящее время колокольня восстановлена.

Надо отметить, что здесь везде в стадии формирования предстает классицизм, соединяя барочный размах с новой строгостью пластической отделки. Иногда эта монументальная строгость даже предвосхищала ампир, как это было в колокольне.

Специалисты, в частности И.Грабарь, так оценивали работу И.Старова: «Здесь не только предугаданы грядущие пути и намечены вехи, но совершен невероятный, прямо фантастический скачок в будущее столетие и властно воплощена воля ближайшего, не родившегося еще поколения».

Иван Егорович Старов родился в в семье  дьякона Московской епархии, обучался в гимназии при Московском университете. Видя  необыкновенные способности к изобразительному искусству, его в числе «бедных, но способных учеников» отправляют учиться  в Петербург в только  что образованную Академию художеств. В Петербурге он близко сошелся с В.И.Баженовым, который и зажег в нем любовь к зодчеству.

За выдающиеся успехи  по окончании академического курса  для дальнейшего совершенствования он в качестве пенсионера академии  был отправлен за границу.

В Париже  работал в мастерской известного в Европе зодчего  Шарля де Вайи.  В Риме  молодой художник изучал итальянскую архитектуру, в особенности его интересовали памятники эпохи Ренессанса и античности.

За шесть лет  Старов основательно изучил гражданскую и особенно церковную архитектуру.

По возвращении в Россию  советом академии художеств он за представленный им проект здания шляхетского кадетского корпуса признан академиком. В 1772 году И.Е.

Старов назначен главным архитектором в «Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы».

Он разрабатывал проекты регулярной застройки для старой и новой столиц, а также Воронежа, Пскова, Ярославля и некоторых других провинциальных городов.

Усадебный ансамбль в Никольском-Гагарине является наиболее значительным среди его сохранившихся ранних работ. Главный дом, Никольская церковь и другие постройки, в которых еще доминировали криволинейно-барочные структуры планов и объемов, органично вписывались в  подмосковный ландшафт. В целом в этой усадьбе  композиционно воплотились разнообразные направления и стили русского зодчества.

Умер И.Е.Старов в Петербурге в 1808 году и погребен на Лазоревском кладбище Александро -Невской лавры.

После смерти  Ивана Старова в  домашних бумагах и в академии художеств осталось большое количество архитектурных проектов и заметок. Его творчество имело глубоко новаторский характер.

Им, как и его современниками — великими зодчими В.И.Баженовым и М.Ф.

Казаковым, были выдвинуты те художественные идеи и принципы, которые надолго определили пути развития отечественной архитектуры -русского классицизма.

Память о талантливом русском архитекторе Старове хранят  длинный ряд построек в различных местах России: Таврический дворец (1782 г.) собор Александро-Невской лавры (1779—1791 гг.); собор в Софии, близ Царского Села, церковь Казанской Божией Матери в Петербурге и дачные дворцы в имениях Демидова — Скворицы и Пелла, Петербургской губернии.

Для нас, ружан,  старинная дворянская усадьба Никольское-Гагарино творения Ивана Старова — особая гордость: Это не просто   памятник раннего русского классицизма.    Это история  дворянской усадебной культуры Рузского края XVIII века.

Источник: https://ruzamuseum.ru/content/rodilsya-ivan-egorovich-starov-1745-1808

Старов иван егорович

0 комментариев

Русский архитектор, работавший в стиле классицизма.

Биография

Отец — дьякон. В 1755-1756 гг. проходил обучение в гимназии при Московском университете, затем — при Академии наук в Санкт-Петербурге. В 1758-1762 гг. обучался в Академии художеств у известных архитекторов Ж.Б. Валлен-Деламота и А.Ф. Кокоринова. Следующие шесть лет  провел в путешествиях по Европе, где старался дополнить свое образование.

В 1769 г. стал академиком, спроектировав Кадетский корпус. В следующем году уже был профессором.

В 1771 г. женился на Наталье Григорьевне Демидовой, дочери знаменитого мецената.

В 1772-1774 гг. занимал должность главного архитектора «Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы». В 1794 г. стал адъюнкт-ректором Академии художеств.

Зодчий скончался в 1808 г. в Петербурге. Похоронен при Александро-Невской лавре. 

Творчество

Архитектор бы автором множества проектов в Петербурге, первопрестольной и ее окрестностей, на юге страны.

Один из первых касался  усадьбы Никольское-Гагарино. Ее главное строение, соединявшееся оградами из камня с флигелями, окружал парадный двор. Над средним залом (одним из трех) нижнего этажа помещалась терраса. Стены залов были рустованы, на верхнем этаже  они разделялись панно и лопатками. 

В 1780-е гг. Старов возводит свои крупнейшие сооружения. Среди них Таврический дворец (1783-1789), городская усадьба Г.А. Потемкина, которая предназначалась для праздничных приемов.

 Двухэтажный корпус дворца с шестиколонным портиком, увенчанным куполом на невысоком барабане, обрамлялся парадным двором, от него шли флигели. Композиционный центр корпуса составил зал-галерея, который разделил строение на две части.

В творчестве зодчего  дворец демонстрирует обращение к более строгому стилю. Стены в основном оставлены гладкими. Строгий дорический орден главенствует во всем сооружении. Внутреннее решение дворца было задумано грандиозно.

Старов развил здесь мотив открытых колоннад и перспектив, видимых в просветах между колоннами. Само убранство поражало своим богатством. Во дворце располагались Картинный и Китайский залы, Гобеленовая гостиная, Диванная и др.

В 1785-1789 гг. Иван Егорович занимался возведением дворца в Пелле под Санкт-Петербургом. Он должен был составлять комплекс павильонов, галерей и колоннад, однако строительство было прекращено.

С 1783 по 1790 год Старов строил замок в Островках — усадьбе Григория Потемкина на невских берегах. Здесь он применил замковые формы с башнями, зубцами и ассиметричным планом, которые сочетались с классически лаконичными стенами.

Для Потемкина зодчий также создал дворцы в Кричеве (1778-1787) и Екатеринославе (1787-1789).

Помимо дворцов и усадеб архитектор возводил и храмы. В Александро-Невской лавре он возвел Троицкий собор (1776-1790) и надвратную церковь (1783-1785), Свято-Преображенскую церковь в с. Спасское Бобрики (1778), Софийский собор недалеко от Царского села (1782-1788), Воскресенскую церковь на Волковом кладбище (1782-1785), Екатерининский собор в Херсоне (1786). 

Смежные статьи

Литература

  • Белехов Н.Н., Петров А.Н. Иван Старов. М., 1950.
  • Воронов В.Г. Иван Старов — главный архитектор эпохи Екатерины Великой: (к 200-летию со дня смерти архитектора). СПб., 2008.
  • Кючарианц Д.А. Иван Старов. СПб., 1997.

Статью разместил(а)

Галимзянова Евгения Александровна

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/starov_ivan_iegorovich

Старов Иван Егорович первый архитектор Нахичевани-на-Дону история архитектуры Ростова-на-Дону

Искусство Дона / Архитектура Ростова-на-Дону

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

Иван Егорович Старов

14 ноября 1779 г. императрица Екатерина II подписала грамоту о предоставлении «… Обществу крымских христиан Армянского закона» льгот и права построить и основать сёла в округе крепости св. Димитрия Ростовского. В следующем 1780 г.

был утвержден план нового армянского города на берегу Дона и заложена первая деревянная церковь [1. — С. 15]. В 1781 г. состоялось торжество освящения и основания города, получившего название Нахичеван-на-Дону [2]. Его первый генеральный план известен по обнаруженной академиком О.

Халпахчьяном в архиве Москвы копии, снятой вахмистром Григорием Горлецким [1. — С. 15].

По мнению многих историков и искусствоведов, автором генплана, а также предшествовавшего ему эскиза был известный русский архитектор Иван Егорович Старов. Ему приписываются и проекты двух самых значительных культовых зданий Нахичевана: собора во имя св. Григория Просветителя на центральной площади и церкви монастыря Сурб-Хач в окрестностях города.

Подробности биографии Старова недостаточно известны, даже дату его рождения исследователи называют разную: 1743, 1744, 1745, 1748 гг. [3; 4. — С. 5; 5].

Будущий зодчий родился в семье дьякона. С 11 лет он учился в гимназии при Московском университете, с 1758 г. продолжил образование в Санкт-Петербургской Академии художеств. В 1762 г.

окончил её с золотой медалью, получил шпагу (знак дворянства) и стал вторым в истории Академии пенсионером-архитектором, которого отправили на стажировку в Западную Европу (Париж, Рим) [4]. В 1768 г.

архитектор вернулся в Петербург и выполнил проект на соискание звания академика.

С 1772 г. он работал в «Комиссии о каменном строении С.

-Петербурга и Москвы», участвовал в реконструкции «погоревших мест» Москвы, Любима, Порхова; разрабатывал проекты планировки Пскова, Нарвы, Великого Устюга, Воронежа.

В эти годы он построил дворцовые ансамбли и усадебные комплексы в Богородицке и Бобриках под Тулой, в Никольском-Гагарине под Москвой, в Тайцах и Сиворицах пол Петербургом [4. — С. 18].

В конце 1770-х гг., после утверждения России на берегах Чёрного моря, зодчий активно работал по освоению земель Новороссии. Своими проектами он предопределил характер градостроительства в этом регионе, положил начало формированию художественного облика таких южнорусских городов, как Екатеринослав, Николаев, Херсон.

Одна из первых его работ — проект Нахичевана. В отличие от последующих грандиозных планов Старова, это был проект гражданского торгового поселения у судоходной реки. Близость природного строительного материала (камень-ракушечник, глина, камыш) и лесных массивов способствовали быстрому строительству города и его экономическому развитию [1. ― С. 16, 17].

Городская территория с небольшим уклоном к реке обрывалась у берегового склона, изрезанного оврагами.

Отведённая для Нахичевана площадь (780 х 1175 саж.) была рассчитана по нормам XVIII в. на перспективу роста города до 85-90 тыс. чел. |6]. Ориентация основных улиц определялась с запада на восток. Прямоугольные кварталы вытягивались с севера на юг.

Особенностью планировки города было размещение на главной композиционной оси центральной площади с торговым и административным центрами и собором. Вокруг размещались приходские церкви. На берегу намечалось расположить строения для обслуживания судов.

Город обращался лицом к Дону. У реки и в пределах трёх средних кварталов центральной площади предполагалось возвести собор, архиерейский дом, семинарию и другие административные здания. С крепостью город связывали две дороги. Одна из них, ранее ведущая в Полуденку (форштадт), спускалась от восточных ворот крепости к берегу Дона, другая новая шла к главной Соборной улице [1. — С. 16, 17].

При разработке плана Нахичевана Старовым были сформированы приёмы, получившие развитие в его последующих проектах городов Новороссии: прямоугольная разбивка кварталов, главная перспективная ось города, центральная площадь — административный, торговый, духовный центр, и ритмичное введение приходских церквей в сетку улиц.

С центральной площадью города был органически связан храм Григория Просветителя, занимавший на ней центральное положение и замыкавший перспективу главной улицы.

По преданию, во время возведения Таврического дворца в Санкт-Петербурге императрица Екатерина II сказала зодчему: «Ты строишь Таврический дворец, а теперь для таврических переселенцев строй хороший собор» [6].

Читайте также:  Рок-музыкант виктор цой

Долгая драматическая история строительства собора во имя Григория Просветителя (1783-1807) отразила первые страницы истории города. Храм возвели в стиле русского классицизма. В строгое убранство его фасадов и интерьеров органично вошли древние хачкары (XIV-XVI вв.), привезённые из Крыма.

Среди приземистой нахичеванской застройки начала XIX в. стройная звонница и купол собора стали неотъемлемыми градоформирующими элементами площади и панорамы Нахичевана с Дона.

Крестообразный в плане храм с пристроенной колокольней имел три входа, украшенных дорическими порталами. Аналогичные пилястры оформляли ярусы звонницы и светового барабана. Купола завершались малыми цилиндрическими объёмами, их увенчивали позолоченные кресты.

Местоположение и архитектурный образ храма во многом определил дальнейшее функциональное разделение обширной площади на четыре меньшие, разные по назначению: Екатерининскую, Базарную, Полицейскую, Бульварную, и на облик возводимых здесь строений.

Описывая собор Старова, нельзя не упомянуть о другом произведении архитектора — церкви и колокольне усадебного комплекса в Никольском-Гагарине, созданных в 1773 г.

Этот однокупольный храм очень близок своему позднему нахичеванскому аналогу по композиционной основе и трактовке ордера.

Надо отметить, что собор Григория Просветителя отличался большим композиционным единством, художественной законченностью и цельностью стиля, нежели никольско-гагаринская церковь [4. — С. 158]. К сожалению, ныне оба храма сохранились только на фотографиях.

Не чуждой оказалась стилистика лаконичных форм русского классицизма армянской монастырской церкви Сурб-Хач, расположенной в окрестностях Нахичевана в излучине реки Темерник.

Церковь заложили в 1783 г. одновременно с храмом св. Григория Просветителя. Монастырь назвали в честь одноимённого армянского комплекса близ поселения Старый Крым на Крымском полуострове.

Здание церкви прямоугольное, в плане оно незначительно расширено в средней части. На восток выступает полуциркулярная апсида. Храм венчался куполом на световом барабане. Его завершал глухой малый фонарь с купольным покрытием и с крестом.

Входы оформлялись четырёхколонными портиками. Лаконичное убранство церкви было представлено трёхчастным антаблементом нижнего яруса, венчающим карнизом барабана, пилястрами на краях фасадов и в простенках барабана.

Фасады церкви и интерьеры также украшали древние хачкары.

Кроме этих двух нахичеванских храмов, тема однокупольного культового сооружения неоднократно проявлялась в творчестве мастера как на основе крестообразного плана, так и на основе базиликального.

Пример тому Казанская церковь в Богородицке (1773), церковь в Бобриках (1771), Екатерининский собор в Херсоне (1778), соборы в Дубровне (1789) и Николаеве (1790), церковь в Богоявленске (1790), проект собора для Екатеринослава (1790).

По чертежам Старова был возведён Софийский собор в Царском Селе (1782-1791) [4. ― С. 95].

Об адаптации архитектурных форм классицизма в среде армянского города на Дону существуют разные мнения.

Я полагаю, что в нахичеванских строителях и жителях сказалась генетическая память предков о влиянии эллинизма на культуру древней Армении. И на рубеже XVIII и XIX вв.

формы классицизма благосклонно принимались новонахичеванцами, ибо будили ассоциативный ряд воспоминаний о счастливом детстве своего народа.

Оценивая сегодня церковь монастыря Сурб-Хач, одно из немногих уцелевших в провинции архитектурных творений И. Е. Старова (несмотря на то, что она ремонтировалась, разрушалась и реконструировалась), хочется напомнить, что это ныне единственный христианский храм XVIII в. на территории современного Ростова.

Последний период жизни зодчего также был плодотворным. С 1786 по 1798 г.

он являлся главным архитектором «Конторы строений Ея Императорского Величества домов и садов»; возглавлял работы в Зимнем, Мраморном, Аничковом, Чесменском дворцах.

Неоднократно выполнял заказы богатейших аристократических семей России, преподавал в Академии художеств, получил в 1785 г. звание профессора. В 1793 г. зодчему был пожалован орден Владимира третьей степени [4. — С. 21, 23].

Оценивая творчество И. Е. Старова, искусствоведы сходятся в том, что в своих произведениях мастер предвосхитил период наивысшего расцвета классицизма в русском зодчестве первой трети XIX в., выдвинувшего прогрессивные приёмы и методы построения ансамблевых композиций. Мы это видим и в планировке Нахичевана, и в архитектурном почерке собора Григория Просветителя и церкви монастыря Сурб-Хач.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Халпахчьян О. X. Архитектура Нахичевани-на-Дону. — Ереван, 1988.
  2. Бархударьян В. Б. История Армянской колонии Новая Нахичевань (1779-1917). — Ереван, 1996. — С. 36
  3. Список русских художников / сост. С. Н. Кондаков. — СПб., 1914.
  4. Кючарианц Д. А. Иван Старов. — Л.: Лениздат, 1982.
  5. Кириков Б. М. Архитектурные памятники Санкт-Петербурга. — СПб., 2003. — С. 41.
  6. Вартанян В. Г., Казаров С. С. Армянская Апостольская церковь на Дону. — Ростов н/Д, 2001. — С. 10.

Источник: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m19/2/art.aspx?art_id=610

Иван Егорович Старов

Портрет Ивана Егоровича Старова из книги Кондакова (стр. 391)

Иван Егорович Старов (1745-1808) — «архитектор, в 1755 г. был принят в воспитанники московского университета, через год переведен из него в гимназию при Санкт-петербургской Академии наук и в 1758 г. поступил в ученики Академии художеств. Окончив в ней курс, с 1762 по 1768 гг.

путешествовал за границей в качестве пенсионера Академии и долее всего оставался в Риме. По возвращении своем в Санкт-Петербург, за проект здания для кадетского шляхетского корпуса, был признан в 1769 г. академиком, в следовавшем затем году занял в академии должность адъюнкт-профессора, из которой в 1770 г.

повышен в профессоры и в 1794 г. в адъюнкт-ректоры. Служил, кроме того, при Кабинете Ее Величества и комиссии строения императорских дворцов и садов.

Важнейшие из произведенных им сооружений — собор в Александро-Невской лавре (1779—1791), Таврический дворец в Санкт-Петербурге (окончен в 1782), собор в Софии, близ Царского Села, и дачные дворцы в имениях Демидова, Сиворицы и Пелла, Санкт-Петербургской губернии.»

(Статья из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона)

Из словаря Половцова (статья И. Голубева):

«адъюнкт-ректор Императорской академии художеств, известный архитектор, статский советник, сын дьякона Московской епархии, родился в 1743 г. в Москве. Усвоив начатки грамоты под руководством своего отца, в 1756 г.

он поступил в гимназию при Московском университете, но там пробыл всего лишь год и перевелся в гимназию, находившуюся при Петербургской академии наук; в последнем заведении С. оставался до 1758 г., когда был принят (одним из первых по времени) в число учеников Императорской академии художеств.

Здесь он избрал своею специальностью архитектуру и в области ее оказал настолько выдающиеся успехи что, по окончании академического курса, для дальнейшего совершенствования был, отправлен за границу. Живя преимущественно в Риме и оттуда предпринимая поездки в другие итальянские города, выдающиеся своими старинными и стильными постройками, С.

пробыл всего за границей около шести лет и за это время основательно изучил гражданскую и особенно церковную архитектуру. По возвращении на родину, он в 1768 г. советом академии художеств был удостоен звания назначенного в академики, а в следующем году за представленный им проект здания шляхетского кадетского корпуса признан академиком.

Педагогическая деятельность его в академии началась в 1770 г., когда он был избран адъюнкт-профессором архитектуры, каковым пробыл до 1785 г.; с этого же времени и до самой смерти, последовавшей в 1808 г.

, он состоял ординарным профессором архитектуры; наконец, его участие в направлении художественно-воспитательной деятельности академии начинается с 1790 г., когда он был избран в члены академического совета, и еще более усиливается с 1794 г. — времени назначения его адъюнкт-ректором академии. С.

был энергичным администратором и талантливым профессором, но вся его известность, однако, создана не этими сторонами его деятельности, а почти исключительно работами его как практического архитектора. В этой области он является, несомненно, одним из наиболее видных русских деятелей. Уже вскоре после возвращения из-за границы, именно в 1773 г.

, он был назначен членом комиссии строения императорских дворцов и садов, в которой достиг такого влияния, что редко какое-либо сооружение обходилось без его непосредственного участия; позже он состоял членом целого ряда комиссий, образованных для строения храмов; так, напр., в 1776 г.

он Высочайшим указом был определен к сооружению соборной церкви Александро-Невского монастыря, в 1801 г. — назначен членом комиссии, строившей церковь Казанской Божией Матери в Петербурге, и пр. С. принадлежит длинный ряд построек в различных местах России.

Самыми капитальными памятниками его архитекторской деятельности является Таврический дворец (окончен постройкой в 1782 г., с 1906 г. — помещение для Государственной Думы) и собор Александро-Невской лавры (1779-1791 гг.); из менее значительных сооружений его следует назвать еще собор в Софии, близ Царского Села, упомянутую выше церковь Казанской Божией Матери в Петербурге и дачные дворцы в имениях Демидова — Скворицы и Пелла, Петербургской губернии. По смерти С. в его домашних бумагах и в академии художеств осталось большое количество архитектурных проектов и относящихся к архитектурному искусству записок.

  • П. Н. Петров, «Сборник материалов для истории Императорской Академии Художеств за 100 лет ее существования», т. I, СПб. , 1804 г., по указателю Юндалова, особое издание.
  • Биография Старова в «Примечаниях» к предыдущему «Сборнику».
  • — Д. Бантыш-Каменский, «Словарь достопримечательных людей русской земли», M., 1836 г., s. v.
  • Митропол. Евгений Киевский (Болховитинов), «Словарь русских светских писателей, соотечественников и иностранцев, писавших и России», 1838 г., s. v.
  • Словари Брокгауза, Крайя, бр. Гранат, т-ва «Просвещения», Толя и др.»

Из книги: Кондаков С.Н. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914 — СПб.: Академия художеств, 1914. — 842 с. (стр. 390-391):

Старов Иван Егорович.

Родился в 1743 году; скончался в 1808 г. «Из детей духовного чину». Учился в Московском университете, затем в Санкт-Петербургской Академической гимназии. Воспитанник Академии художеств с 1758 г. В 1762 г. отправлен за границу пенсионером Академии художеств. В 1768 г. – звание «назначенного». В 1769 г.

– звание академика за «проект сухопутного шляхетского корпуса»; в том же году определен исполняющим должность адъюнкт-профессора архитектуры. В 1770 г. – адъюнкт-профессор. В 1772 г. уволен, по прошению, «в Комиссию строений в СПб и Москве». С 1785 г. профессор Академии художеств. В 1791 г. определен членом Совета Академии художеств. В 1794 г.

адъюнкт-ректор Академии художеств. Член комиссии строения Казанского собора в СПб.

Работы:

  • Таврический дворец (1782 г.),
  • собор в Александро-Невском монастыре,
  • собор в Софии,
  • Дворец в Пеле и другие.

Источник: http://www.nogardia.ru/articles/view/471/

Старов Иван Егорович

Старов Иван Егорович (1745—1808) — российский архитектор и градостроитель, академик (1769) и профессор (1785) АХ. Один из основоположников русского классицизма. Преподавал в АХ в 1769—1772 гг. В 1772—1774 гг. — архитектор Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы.

В 1774 г. разработал проекты планировки Воронежа и Пскова. С 1774 г.

работал над реконструкцией Александро-Невской лавры в Петербурге — изменил планировку ансамбля, создал круглую в плане площадь перед въездом в лавру, выстроил большой Троицкий собор (1778—1790) и ограду с надвратной церковью (1783—1785). Создал усадебные ансамбли близ Петербурга.

Наиболее значительная постройка — Таврический дворец (1783—1789). В 1790-х гг. много работал на Украине, создал планировки Николаева и Екатеринославля. С 1800 г. осуществлял строительный контроль при сооружении Казанского собора в Петербурге.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 496.

Старов Иван Егорович (12.02.1745-5.04.1808), архитектор. Архитектурное образование получил сначала в Москве у Д. В. Ухтомского, затем в 1758-62 в Петербургской Академии художеств у А. Ф. Кокоринова и Ж. Б. Валлен-Деламота.

Как пансионер (стипендиат) Академии художеств в 1762-68 работал в Париже и в Риме.

После возвращения на родину в 1769-72 Старов преподавал в Академии художеств, в 1772-74 Старов был главным архитектором “Комиссии о каменном строении Петербурга и Москвы”.

В начале своей деятельности Старов создал ряд ансамблей в стиле раннего классицизма (Никольское-Гагарино, 1773; Богородицк, 1771-78).

С 1774 Старов стал одним из ведущих архитекторов столицы, он работал над реконструкцией Александро-Невской лавры (изменил планировку, построил Троицкий собор, 1778-90).

В 70-80-е Старов создал усадебные ансамбли в окрестностях Петербурга (Тайцы, 1774-80; Пелле, 1785-89), выработав тип загородной виллы, органично сочетающейся с окружающей природой.

Наиболее значительная и лучшая постройка Старова — Таврический дворец (1783-89) в Петербурге. Дворец поражал контрастом строгих фасадов и пышных интерьеров, зимним садом с диковинными растениями. Дворец строился по приказу Екатерины II для Г.

А. Потемкина и был ему подарен, затем императрица выкупила у него дворец за 460 тыс. руб., чтобы вторично подарить Потемкину в честь заключенного Ясского мира (1791). После смерти Потемкина дворец, под именем Таврический, снова стал императорским.

Л.Н. Вдовина

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/starovie.php

Старов Иван Егорович

Другие известные архитекторы

Произведения Старова отличают идейная и художественная выразительность, ясность и логичность планировочного и объемного решения, монументальность, достигнутые лаконичными средствами.

В своих творческих исканиях Старов был на уровне высших достижений культуры своего времени. По своей величавой простоте, архитектоничности, скульптурности его произведения могут быть поставлены рядом с лучшими сооружениями всех времен и народов.

 Знаток истории искусства академик И.Э. Грабарь называл Старова одним из одареннейших зодчих мира. 

Иван Егорович Старов родился 23 февраля 1744 года в Москве в семье дьякона. Для того времени это была весьма культурная среда. Он обучался в школе для детей «духовного чина». Когда мальчику минуло одиннадцать лет, родители, стремясь дать ему светское образование, отдали сына в гимназию при Московском университете, и Иван стал одним из первых ее питомцев. 

С самого основания Академии художеств в ней преподавал Александр Федорович Кокоринов. Он был одним из первых профессоров академии, а в 1761 году стал и ее директором. Именно в том году Кокоринов сообщил И.И. Шувалову о результатах экзаменов, состоявшихся 1 сентября 1761 года, на которых Иван Старов занял первое место по архитектурному классу. 

Читайте также:  Районы санкт-петербурга

Портрет работы С. С. Щукина

Впоследствии у Кокоринова и Старова появились родственные связи. Кокоринов женился на старшей дочери богача-горнозаводчика Г.А. Демидова, Пульхерии Григорьевне. Она же была родной сестрой жены Старова, Натальи Григорьевны.

Несмотря на значительную разницу в возрасте (восемнадцать лет), отношения зодчих были не только родственными, но и дружескими. После кончины Кокоринова в 1772 году Старов спроектировал надгробие для его могилы.

 

Если даже ограничиться упоминанием только двух имен — Кокоринова и Деламота как архитектурных наставников Старова в Академии художеств, то серьезность его подготовки станет очевидной. 

Старов оказался в числе воспитанников первого выпуска Академии художеств, состоявшегося в 1762 году. Восемнадцатилетний архитектор получил основательную теоретическую подготовку. По окончании академии Старову вручили шпагу (знак личного дворянства), а за успехи и несомненный талант — золотую медаль, дававшую право на заграничную поездку. 

По «Уставу Академии художеств» начиная с 1760 года тех, кто «отлично себя успехами и прилежностью оказали», отправляли на три года «в чужие край».

Командированным за границу выплачивали «пенсион»; посланные за рубеж художники и архитекторы назывались пенсионерами. Приказом тогдашнего президента Академии художеств И.И.

Шувалова, подписанным 7 января 1762 года, Старова направили во Францию для изучения «славнейших древностей». 

Осенью 1762 года Старов прибыл в Париж. Начались годы овладения достижениями европейского зодчества. Лишь 1 сентября 1768 года двадцатичетырехлетний архитектор возвратился в Петербург. Из шести лет, проведенных вдали от родины, пять он прожил в Париже и год в Италии. 

В Париже Старов практиковался у архитектора Шарля де Вайи. Вначале он знакомился с проектами знаменитых зодчих, копируя их. Затем начал проектировать, руководствуясь программой Королевской Академии архитектуры, одного из лучших в Европе высших художественных заведений. 

Один из рапортов Старова, относящихся к этому периоду, характеризует его как скромного и требовательного к себе человека, способного критически относиться к собственным произведениям.

В 1764 году он сделал по программе академического конкурса проект здания «Коллегии всех наук».

Об этой работе он сообщал: «Сии рисунки могут быть лучше моих прежних, однако они гораздо еще слабы против тех, которые посылаются в Рим на три года от здешней Королевской архитектурной Академии». 

Таврический дворец и сад в 1914 году.

В сентябре 1766 года пришло долгожданное дозволение ехать в Рим «и пробыть там один год и шесть месяцев во всей Италии». Впоследствии этот срок сократился до года. В Риме Старов не только тщательно осматривал, но по возможности обмерял и подробно описывал древние сооружения. 

В журнале большого собрания членов Академии художеств от 1 сентября 1768 года записано: «Возвратившийся из чужих краев посланный от Академии архитектурного художества пенсионер Иван Старов по представленным от него прожектам удостоен назначенным». Это означало, что Старову было предоставлено право выполнить проект на соискание звания академика. 

Каждый год жизни архитектора теперь был отмечен какой-либо значительной работой. В 1769 году Старов выполнил свой первый самостоятельный проект — Сухопутный шляхетский корпус. В течение первых двух лет после возвращения на родину он занимал должность архитектора «при строении» этого здания. Чертежи корпуса не сохранились. 

В 1772 году Старова определили в «Комиссию о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы». В задачи Комиссии кроме вопросов, связанных с работами в столицах, входило и регулирование строительства в других городах.

Здесь Старов вплотную соприкоснулся с практикой градостроительства.

В течение двух лет с его участием решаются вопросы застройки «погоревших мест» в Москве, Любиме и Порхове и разрабатываются проекты планировки таких древних русских городов, как Псков, Нарва, Великий Устюг, Воронеж. 

В начале 1770-х годов Старов строит дворцовые ансамбли в Богородицке и Бобриках под Тулой. Спустя два года после разработки этих проектов, в 1773 году, Старов возводит для С.С.

Гагарина великолепный усадебный дом в селе Никольском, теперь примерно в девяноста километрах от Москвы.

Эта усадьба своим композиционным строем и удивительной пластичностью форм во многом предопределила облик усадебных построек, созданных Старовым под Петербургом, внеся и в них мягкость и колорит Подмосковья

Храм и колокольня в Никольском-Гагарине свидетельствуют и о глубоком творческом освоении Старовым мирового архитектурного наследия, и о дальнейшем развитии художественно-композиционных приемов допетровского зодчества. По поводу колокольни села Никольского И.Э.

Грабарь писал, что, «не будь подписных чертежей Старова, нельзя было бы и мысли допустить, чтобы эта строгая эллинская дорика колонн, эта внушительная пустынность мощно разрустованного низа, несущего колоннаду второго яруса, могли родиться в голове русского художника 1770-х годов.

Самый храм тоже смотрит моложе своих лет… Но стиль колокольни точно издевается над всеми законами эволюции. Здесь не только предугаданы грядущие пути и намечены вехи, но совершен невероятный, прямо фантастический скачок в будущее столетие и властно воплощена воля ближайшего, не родившегося еще поколения». 

В начале и середине 1770-х годов Старов проектирует и строит три оригинальных ансамбля невдалеке от Петербурга — дачу А.Г. Демидова на Петергофской дороге и усадьбы для братьев А.Г. и П.Г. Демидовых, своих шуринов, в Тайцах и Сиворицах. 

В 1774 году Старов приступает к воплощению в натуре одного из своих самых капитальных произведений — Троицкого собора Александро-Невской лавры, который заканчивает в 1790 году. Облик ансамбля и парка перед ним со стороны Невы производил удивительно цельное впечатление.

В этом проявилось умение Старова найти масштабную и стилистически выразительную доминанту, соподчинявшую все элементы композиции, сливая их в единое целое. Троицкий собор удивительно гармоничен, и достигнуто это прежде всего соразмерностью купола и колоколен. Башни колоколен, выдвинутые вперед и включенные в «тело» собора, придают его облику со стороны главного фасада величие.

Купол же, более высокий, чем башни, но рассчитанный на восприятие издали, лишь уравновешивает композицию, не подавляя ее. 

История жизни Ивана Егоровича Старова

С середины 1770-х годов творческая деятельность Старова становится широкой и многогранной. Он выполняет различные архитектурные работы по заказам выдающегося государственного деятеля, человека острого ума и неукротимой энергии Г.А. Потемкина.

В 1778 году Старов разрабатывает для Потемкина проекты увеселительного дома в Озерках и дворца в Осиновой Роще. В 1782 году приступает к проектированию на участке Конной гвардии дворца, названного впоследствии Таврическим.

Одновременно (с 1783 по 1790 год) Старов создает резиденцию для Потемкина в Островках на Неве. 

Расположение дворца на окраине города продиктовало принцип объемно-пространственного решения здания, включающего главный корпус и два флигеля, объединенных с ним галереями.

Место дворца в структуре города, его широкая обозримость предопределили его план, масштаб, сочетание объемов и архитектурный облик.

Если мощные аккорды высотных композиций Смольного монастыря и Александро-Невской лавры контрастировали с низкими берегами широкой и полноводной Невы, то Таврический дворец как бы усмирял — уравновешивал — взлеты архитектурных масс плавными разворотами крыльев спокойного невысокого здания. 

Архитектура Таврического дворца отмечена удивительной гармонией решения фасадов, объемов и плана — качествами, которые присущи только действительно прекрасным произведениям искусства.

В архитектоническом строе Таврического дворца заложена идея силы и мощи русского государства. Величавой торжественностью овеяны интерьеры главного корпуса — Купольный зал и Большая галерея.

Единство ордера Купольного зала и Большой галереи делает переход из него в галерею органичным и эффектным. 

В 1786-1790 годы Старов выполняет для юга России большие проектно-строительные работы. По его замыслам на берегах рек вырастают усадьбы, в городах возводят дворцы, гражданские и культовые сооружения, ансамбли. В 1786 году Старов строит усадебный дом в Дубровицах на реке Горынь. Обилием работ отмечен 1789 год.

Зодчий проектирует усадебный дом, гостиный двор, выполняет чертежи перестройки церкви для Дубровно на Днепре, западнее Смоленска. Годом позже Старов создает проект планировки Екатеринослава. Градообразующим центром вновь основанного города по этому проекту явился дворец, сооруженный Старовым для Потемкина в 1786-1787 годах.

 

Генеральный план Екатеринослава — яркая страница не только в творческой биографии Старова. План вошел в историю отечественного градостроения. Одновременно с разработкой общей планировки Старов проектирует для города собор, казенные и обывательские строения. 

Усадебная церковь в Богородицке. Заложена в 1774.

В 1790 году Старов строит усадебные дома для Потемкина и его племянницы графини А.В. Браницкой, церковь, фонтан и гранитную купальню в сельце Богоявленске, спланированном им на берегу Буга. Тот же 1790 год ознаменован проектом планировки города Николаева на реке Ингул и построек, оформляющих главную городскую площадь, — собора, здания магистрата и «каменных лавок». 

Последняя работа Старова, связанная с именем Потемкина, — мавзолей для всесильного князя в имении А.В. Браницкой. Авторские, хотя и не подписные, чертежи этого несколько помпезного строения хранятся в Государственном Русском музее. 

Одна из самых значительных работ Старова 1784-1789 годов — дворцовый ансамбль в Пелле, под Петербургом, на Неве. Строительство сначала шло исключительно быстро.

Здание возводилось из лучших материалов, с привлечением опытнейших мастеров. К 1789 году основные корпуса подвели под крышу. В том же году работы в Пелле приостановили.

Екатерина II объясняла это начавшейся войной с Турцией

Пелла — гигантский дворцовый ансамбль, который по грандиозности замысла и композиции можно сравнить со строениями зодчих античного мира, отличавшимися тонким пониманием условий природной среды.

Старов мастерски использовал особенности территории, замкнутой между берегом Невы и Шлиссельбургским трактом.

Структура пеллинского дворцового ансамбля распахнута навстречу речным просторам и вместе с тем гостеприимно открыта со стороны дороги, ведущей из столицы, находящейся от него в тридцати девяти километрах. 

Галерея Таврического дворца в Ленинграде. 1783-89.

Главный фасад ансамбля обращен к Неве. Учитывая эффект восприятия с дальней перспективы, Старов разместил невдалеке от берега трехчастную композицию — центральный парадный трехэтажный корпус и два симметричных двухэтажных, выдвинутых вперед и перекрытых куполами на высоких барабанах. Корпуса связаны с центральной частью галереями. 

Идея связи с водным пространством материализована Старовым в ансамбле Пеллы сооружением большой пристани, от которой в сторону дворца поднимались широкие марши каменной лестницы.

Северный фасад со стороны Невы впечатляет монументальностью и четкой определенностью объемных соотношений.

Одноэтажные галереи подчеркивали ритм всех трех частей дворца, который удачно акцентировался лентами балюстрад. 

Двенадцать лет, с 1786 по 1798 год, Старов — главный архитектор руководящего архитектурного органа России — «Конторы строений ее императорского величества домов и садов». Он возглавляет работы в Зимнем, Мраморном, Аничковом, Чесменском дворцах и в Шепелевском доме. 

Интерьеры Зимнего дворца, созданные Ф.Б. Растрелли, к 1780-м годам перестали отвечать изменившимся вкусам. Парадная половина дворца была перестроена в приемах классицизма. К работам привлекли Старова и Кваренги. 

Старов работал в Зимнем дворце с 1788 по 1793 год. Он перестраивал северо-западный угловой корпус, обращенный к Неве и в сторону Адмиралтейства. По-видимому, Старову принадлежала новая отделка Портретного и Зеленого залов. Он также переделывал юго-западный угловой корпус, где был дворцовый театр. 

Усадебный дом в Тайцах. 1774-80-е гг.

К Зимнему дворцу примыкал дом обер-гофмаршала Д.А. Шепелева. Он был соединен переходами с Малым и Старым Эрмитажами. В 1795 году Старов создал в Шепелевском доме декоративно-художественное убранство интерьеров бельэтажа. Отделывал он интерьеры и в Мраморном дворце. 

Не однажды Старов выполнял заказы Шереметевых, одной из богатейших аристократических семей. Он исполнил проект дворца Н.П. Шереметева на Никольской улице в Москве (1789-1792) и усадьбы Вознесенское на Неве (1794). 

Последние работы Старова — Богородицкий собор в Казани (1796) и Покровская церковь в Большой Коломне в Петербурге. 

Несмотря на огромную занятость, Старов всегда тяготел к преподавательской работе. Но отношения с Академией художеств у него были сложными и противоречивыми. Еще в 1769 году, как написано в постановлении Совета, по собственной инициативе он начал «отправлять в Академии должность адъюнкт-профессора» (помощник профессора).

Но вскоре из-за большой занятости, а также, как указывают исследователи, в связи с трениями с академическим руководством, он оставляет преподавательскую деятельность.

Лишь в 1785 году, получив звание профессора, Старов возобновляет преподавание в академии. В 1791 году Старов становится членом ее Совета. Спустя два года ему пожаловали орден Владимира III степени.

В 1794-м его избрали адъюнкт-ректором архитектуры. 

О серьезном отношении Старова к преподаванию говорит и его тщательное изучение увражей, рисунков, картин, гравюр, работ старых мастеров и современников. Заметим, что помощником Старова — преподавателя Академии художеств долгие годы был А.Д. Захаров, впоследствии великий зодчий. 

Троицкий собор Александро-Невской лавры. 1778-90.

Старов был связан с Петербургом не только учением, строительной деятельностью и преподаванием. Он жил во многих частях столицы.

Молодой адъюнкт-профессор архитектуры Старов в течение нескольких лет, начиная с 1772 года, вместе с семьей занимал дом на Шестой линии Васильевского острова. Возведенный в 1720-1730 годах дом был двухэтажный, с деревянными службами и небольшим садом.

Он принадлежал жене Старова, Наталье Григорьевне Демидовой. С Васильевского острова Старовы переехали на Симеоновскую улицу, в дом, который также входил в приданое Демидовой. 

Как и многие архитекторы-современники, Старов спроектировал и построил жилище для себя. Дом Старова, возведенный им во второй половине 1780-х годов, был расположен на углу той же Симеоновской улицы и набережной Фонтанки.

Старовы переехали в свой нарядный трехэтажный дом вместе с пятью сыновьями — Александром, Петром, Павлом, Михаилом и Иваном. В доме на Фонтанке в 1790 и 1791 годах у Старовых родились две дочери — Наталья и Анастасия. Судьба дочерей Старова обычна для девушек того времени. Они были выданы замуж.

Четверо сыновей Старова в какой-то степени были причастны к архитектуре, но не унаследовали таланта отца. 

В доме на Фонтанке Старов прожил до 1804 года, когда он, уже очень больной, продал его и приобрел у купца П.Е. Гусева скромное двухэтажное строение с садом. 

Скончался архитектор в 1808 году.

Источник: https://tunnel.ru/post-starov-ivan-egorovich

Ссылка на основную публикацию