Военные парады и церемонии – блеск традиций и истории

Читать

Праздники и церемонии с участием войск в XVIII — начале XX века

ТЭ

ТЭ

История

Санкт-Петербурга -Петрограда.

1830 — 1918

ПЕТЕРБУРГСКИЕ

ПАРАДЫ

Праздники и церемонии с участием войск в XVIII — начале XX века

ПЕТЕРБУРГСКИЕ

ПАРАДЫ

Праздники и церемонии с участием войск в XVIII — начале XX века

Комитет по культуре

Администрации

Санкт-Петербурга

Государственный музей истории Санкт-Петербурга

л___

твердыни шум и гром…», — писал А. С. Пушкин.

ТЭ

Л —/ ХУТП-ХГХ веках до 10 % жителей Петербурга составляли военные. В городе были расквартированы многие гвардейские полки: Измайловский, Павловский, Преображенский, Семеновский… В кварталах, где располагались казармы гвардейцев, возводились полковые соборы, многие из которых являлись своеобразными военными мемориалами.

Ежедневные строевые учения на полковых плацах в разных концах города и многочисленные военные церемонии были частью повседневной и праздничной жизни Петербурга и задавали ей определенный ритм.

Каждый большой парад войск становился своего рода спектаклем, в котором под звуки духового оркестра многотысячный «кордебалет» слаженно исполнял разнообразные «па». Строевой выучке солдат и офицеров уделялось не меньше внимания, чем боевой.

Нарядная парадная форма — своего цвета для каждого полка — добавляла зрелищности и красочности действу.

П__

состоялось в Петербурге 28 мая 1703 года. Троекратный залп пушек с 63 судов и ружейный салют выстроенных на берегу гвардейских полков ознаменовали прибытие Петра I на Заячий остров, где днем ранее была заложена крепость.

В первые годы существования нового города солдаты и офицеры петербургского гарнизона были и участниками, и зрителями всех воинских и гражданских церемоний.

При участии войск проходили закладка Петропавловского собора, основание Адмиралтейства, празднование Нового года — в этот день отмечались все военные победы, одержанные за прошедший год.

Г. Девит по рисунку П. Пикарта. Торжественный ввод в Неву взятой в плен в битве при Гангуте шведской эскадры. Гравюра офортом и резцом. 1714 г.

Изображение фейерверка, представленного в Петербурге в честь морской победы русских войск при Гренгаме 27 июля 1720 г.Гравюра офортом и резцом. 1720 г.

V

КУ спехи в ходе Северной войны (1700-1721) и годовщины важнейших сражений праздновали с большим размахом. К церемониям тщательно готовились.

Для шествия победителей строили триумфальные арки, украшенные аллегорическими фигурами. После прохождения войск устраивали пиры и маскарады. Праздники заканчивались «огненными потехами» — фейерверками.

Торжества проходили на площади у Троицкой церкви, в Петропавловской крепости и в акватории Невы.

августа 1723 года, во вторую годовщину заключения Ништадтского мира, состоялся большой парад по случаю перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского в новый монастырь, основанный в С.-Петербурге.

На пути к столице к процессии присоединились празднично украшенные галеры царской свиты во главе с ботиком Петра Великого. В 1743 году императрица Елизавета учредила крестный ход из собора Рождества Богородицы (Казанского) в Александро-Невский монастырь.

С тех пор 30 августа ежегодно вплоть до 1917 года совершалось церемониальное шествие по Невскому проспекту.

•О

■А 1723 году Петр I попытался упорядочить список официальных торжеств, к которым среди прочих относились «викториальные дни» — годовщины всех крупнейших побед русского оружия в ходе Северной войны, «царские дни» — дни рождения, тезоименитства и годовщины бракосочетаний членов царской семьи, годовщины коронации правящего монарха. Все праздники сопровождались молебнами, парадными шествиями войск, фейерверками, придворными приемами, балами и народными гуляньями.

Скорбным парадом в день похорон первого российского императора завершились воинские церемонии петровской эпохи. Петр I сам ввел новый церемониал, и его погребение проходило в соответствии с установленными правилами. Петровский регламент похорон членов императорской семьи сохранялся в течение ХУШ-ХГХ веков.

г' ., . .. • ■

г :■ П.;:;

Жтттшттт

т ншн

И. Шарлемань.

Похороны императора Николая I. Траурная процессия. Литография. 1855 г.

Кавалергардия в церемонии шествия императрицы Екатерины в день Крещенского парада 6 января 1727 г. Гравюра. Вторая четверть XIX в.

Похороны императора Павла I. Траурная процессия. Фрагмент. Гравюра, акварель. 1801 г.

•р

послепетровское время в некоторые из Двунадесятых праздников православного календаря — Крещение, Пасхальную неделю и другие — также стали проводить воинские церемонии. В праздник Богоявления (Крещения) войска выстраивались в каре на льду Невы у большой проруби — «иордани».

По завершении чина водосвятия раздавался троекратный ружейный салют одновременно с залпами из пушек Петропавловской крепости и Адмиралтейства. В 1727 году в этот день в торжествах участвовали 30 тысяч солдат и офицеров.

Строй протянулся от Васильевского острова до Охтинской слободы.

28

ТР

Х|

п

ЛЦ Ий!Цри Петре II, когда Москва вновь стала столицей России, парадная жизнь Петербурга замерла. Официальные празднества возобновились лишь после коронации императрицы Анны Иоанновны, вернувшей Петербургу столичный статус в 1732 году.

Для торжественной встречи императрицы при въезде в город и у Полицейского моста через Мойку были возведены триумфальные арки. 19 января 1732 года вдоль всей Большой першпективы (Невского проспекта) гвардейские полки выстроились «шпалерами».

Под звон колоколов, пушечную пальбу, звуки труб и литавр кареты императорской фамилии, придворных и иностранных дипломатов въехали в столицу.

января 1732 года в честь дня рождения Анны Иоанновны на льду Невы перед Зимним дворцом было дано одно из самых масштабных военных представлений XVIII века. Сначала три полка, разделенные на две «армии», «чинили… экзерциции и палили друг на друга, отступая и приступая зело искусно».

Затем все вместе они пошли на штурм снежного укрепления, построенного поперек реки от Адмиралтейства до Стрелки Васильевского острова и оборонявшегося небольшим отрядом с 12 пушками. По окончании «штурма» участники «баталии» совершили сложное построение в форме вензеля императрицы — буквы «А» под короной.

Завершилось представление «выпале-нием из пушек» и тремя «генеральными салвами из мелкого ружья».

петровским викториальным дням Анна Иоанновна прибавила «триумфы» в честь новых военных побед. 27 января 1740 года торжественным маршем в столицу возвратились гвардейские части, участвовавшие в Русско-турецкой войне 1736-1739 годов. Головы офицеров были украшены лавровыми ветками, а головы солдат — еловыми.

Полки вступили в город через Московскую заставу, проследовали до дворца императрицы и, обойдя его по берегу Невы, у ворот «свернули знамена». Шествие продолжалось целый день. В отличие от парадов более позднего времени, войска двигались «вольным шагом», т. е. не в ногу.

Ежегодные торжества в честь новых русских побед учреждались также при

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=236898&p=3

Петербургские парады XIX века в периодической печати

Статья посвящена разбору сообщений периодической печати XIX столетия о воинских парадах, проходивших в то время в столице Российской империи.

Воинские парады гвардейских полков на протяжении всего XIX века являлись неотъемлемой частью жизни столицы Российской империи, и санкт-петербургская периодическая печать постоянно обращала внимание на эти церемонии.

На страницах газет (в первую очередь, это «Санкт-Петербургские ведомости», «Русский инвалид» – официальный орган Военного министерства, «Северная пчела», «Голос») появлялись как приказы по войскам гвардии (с описанием, где и как должны располагаться войска), так и рассказы об этих церемониях.

Правда, бывало, что журналисты ограничивались лишь кратким сообщением о состоявшемся параде. Доклад посвящен анализу этих сообщений и описаний.

В XVIII столетии на страницах «Санкт-Петербургских ведомостей» ограничивались лишь краткими сообщениями о парадах, а вот в XIX веке столичная периодическая печать уже уделяла описанию парадов значительное внимание.

Тем не менее в первые десятилетия, скорее, продолжалась практика предыдущего столетия, в частности, при описании празднования мира со Швецией, ограничились кратким сообщением: «6 сентября пушечные выстрелы с Петропавловской крепости возвестили жителей сей столицы мир со Швециею…

На другой день, то есть 7 сентября, торжественным образом приносимо было благодарственное всемогущему Богу молебствие в соборном храме во имя Исаакия Далматского и в память рождения Петра Великого воздвигнутом.

Для торжества сего собраны были войска, числом 15 089 человек с 104 орудиями, стоявшие в параде на площадях: Дворцовой, Исаакиевской и Петровской, и по прилегающим к ним улицам.

Командовал сими войсками великий князь Константин Павлович»[1].

В этом описании  выделены основные моменты, которые старались отмечать в дальнейшем в сообщениях о парадах, – топография, численность войск и присутствие на параде (в данном случае – командование) представителей императорской фамилии.

Можно также отметить краткое упоминание о параде, состоявшемся в день закладки Нарвских ворот: «В прошедшую пятницу, 26 августа, в день незабвенного в воинских летописях России сражения Бородинского происходила здесь в Санктпетербурге, за Нарвскою заставою, закладка новых триумфальных ворот, в честь Гвардейского корпуса.

Там собраны были в строю все служащие в Гвардейском корпусе генералы, офицеры и нижние чины, имеющие медали за 1812 г. и за взятие Парижа, также Кульмские кресты, всего более 9000 человек. Присутствовала императорская фамилия. По совершении молебствия их императорские величества и их императорские высочества изволили положить первые камни в основание сих ворот.

По окончании сего войска проходили церемониальным маршем»[2].

Очень красочным было описание парада 19 марта 1816 г., когда праздновалась двухлетняя годовщина взятия Парижа русскими войсками:

«На веки незабвенный день, 19 марта, в который участь Европы и Франции вступлением храбрых российских войск в Париж была решена, встречен был 19 сего марта 32 000 воинов стоящих в строю… Государь объехал ряды храбрых и возвратился на дворцовую площадь, где приготовлено было у средних ворот дворца нарочитое возвышение, для принесения надлежащего по сему случаю молебствия. Ожидавшее прибытия монарха знаменитое духовенство воспело хвалу всевышнему, и воины с умилением принесли Творцу вселенныя пламеннейшее благодарение за блистательные успехи, коими благоволил он прославить их оружие. Нет пера, которое могло бы описать величественную разительную и трогательную картину сего зрелища. По окончании молебствия, во время которого стреляемо было с крепости из пушек, государыни императрицы, в сопровождении их императорских высочеств государен великих княгинь и знатнейших особ Двора, изволили появиться войску на том же возвышении, на коем происходило молебствие… Искусный маневр на малом пространстве дворцовой площади, сделанный 30 000 воинов, обратил внимание всех предстоявших и доказал им, что храбрые сыны Севера столь же сведущи в воинских искусственных оборотах, сколь могущественны и страшны на поле брани. Парад окончился церемониальным маршем мимо их величеств»[3].

Довольно подробно газеты останавливались на описании «крещенского» парада, проводившегося в Зимнем дворце. В качестве примера приведем описание одной из таких церемоний:

«По высочайшей воле 6 января в день Богоявления господня собраны были в залах Зимнего дворца для окропления на Иордани Святою водою знамена 1-го, 2-го, Павловского и Морского Кадетских корпусов и Дворянского полка, полков1-й и 2-й Гвардейских пехотных дивизий, лейб-гвардии Литовского и Волынского, лейб-гвардии Саперного и лейб-гвардии Гарнизонного батальонов и Образцового пехотного полка; равно штандарты полков: Кавалергардского ея величества, лейб-гвардии Конного, Кирасирского его величества, лейб-Кирасирского его высочества наследника цесаревича, Конно-гренадерского, Уланского, Гусарского, Казачьего, лейб-гвардии Конно-Пионерного эскадрона, Атаманского его высочества наследника цесаревича и Образцового кавалерийского полков.

При знаменах находились: от каждого полка по одному гренадерскому или карабинерному взводу и при штандартах по одному взводу кавалерии.

Пехотные взводы состояли из 24, а кавалерийские из 20 рядов»[4].

Крещенский парад имел одну важную особенность – в этот день происходило окропление (а порой и освящение) знамен, поэтому и церемониалом предусматривалось, что в залах Зимнего дворца собирались, в первую очередь, не воинские части, а знамена частей и при них – сводные батальоны. Далее следовало подробное описание богослужения и крестного хода к Неве.

Однако к концу столетия все чаще газеты стали ограничиваться краткими описаниями: «6 января в день праздника Богоявления в присутствии их императорских величеств в соборной церкви Зимнего дворца совершена божественная литургия, а за оной крестный ход на Иордань и был парад частям войск гвардии и петербургского военного округа…

При погружении св. креста в воду, по данному ракетою сигналу, со стенки Петропавловской крепости и из орудий, находящихся на набережной Васильевского острова, был сделан 101 выстрел»[5]. Иногда такие парады проводились на Дворцовой площади, однако подобное было возможно только в том случае, если температура была не ниже 5 градусов мороза[6]. А подобное случалось редко.

Несколько иначе в первой половине XIX в. проходил Рождественский парад.

Дело в том, что долгое время в этот день отмечалась также годовщина избавления России от нашествия наполеоновских войск, поэтому Рождественская церемония сопровождалась парадом, в котором принимали участие солдаты и офицеры, имевшие награды за отличия в Отечественной войне, а также кампаниях 1813-1814 гг. Позже, когда таких людей на службе осталось мало, сводные части стали формировать из солдат, отличавшихся в других войнах. Так, уже в 1843 г. в «Русском инвалиде» отмечалось:

«Парад, по неимению людей с медалями в память 1812 г. или за взятие Парижа, составлен был из чинов, имеющих медали за Персидскую, Турецкую и Польскую войну и преимущественно из кавалеров Военного ордена»[7]. Со временем традиция таких парадов стала сходить на нет, и в конце XIX они уже в периодической печати не упоминались.

А вот традиционные майские парады (обычно они устраивались в первых числах мая, однако известны случаи проведения такого парада и во второй половине апреля) особым вниманием журналистов не пользовались – в газетах регулярно появлялись объявления о предстоящем параде, а затем, как правило, – краткие заметки о том, что он состоялся. Хотя поначалу описания были тоже довольно подробными, в частности описание 1827 года (первое известное нам описание майского парада в санкт-петербургской периодической печати):

«2 мая происходил на Царицыном лугу парад войскам Гвардейского корпуса. Войска прибыли на место в 10 часов и построились в пять линий фонтом к летнему саду: в двух первых линиях пехота, в двух следующих тяжелая и легкая кавалерия.

Государь император изволил прибыть в 11 часов и проехал мимо линий, причем войска, отдавая воинскую честь, наполняли воздух громкими восклицаниями, смешивавшимися с торжественными звуками музыки. Потом войска дважды прошли церемониальным маршем мимо государя императора и вновь остановились на прежних местах.

По отбытии его императорского величества оные возвратились в свои квартиры. Всеми войсками командовал в сей день Михаил Павлович. Войск было в строю: кавалерии 53 эскадрона, пехоты 25 батальонов, 10 артиллерийских рот; а всего 27 генералов, 82 штаб-офицера, 696 обер-офицеров и 26 984 человека нижних чинов. Прекрасная погода благоприятствовала сему параду.

Летний сад был наполнен зрителями»[8]. В принципе, приведенное описание нельзя назвать подробным, однако тут указаны все основные моменты парада, а вот в дальнейшем встречаются еще более лаконичные сообщения.

При этом накануне церемонии в газетах часто появлялся подробный церемониал предстоящего парада.

Особняком стоит парад, состоявшийся 7 февраля 1874 г., – во время визита австрийского императора. Столичная периодическая печать вообще уделяла довольно много внимания этому визиту, в газетах ежедневно печатали сообщения о том, где он побывал, а также и сообщение о параде.

В описании было перечислено, какое количество батальонов, эскадронов и артиллерийских орудий (с указанием числа генералов, офицеров и рядовых) принимало участие в параде, подробная роспись улиц и площадей, на которых были расположены войска, а также ход самого парада[9].

Читайте также:  Адресная книга литературных героев в санкт-петербурге

То есть «стандартное» известие о церемонии.

Встречаются также рассказы о церковных парадах, проводившихся в дни полковых праздников того или иного полка (хотя в таких случая газеты нередко ограничивались кратким сообщением).

Известны также случаи, когда такие парады проводились сразу для нескольких частей, в частности: «6 декабря в 12 часов дня в манеже Инженерного замка был в высочайшем государя императора присутствии произведен церковный парад, по случаю праздников, следующим частям: роте Дворцовых гренадер, гвардейской жандармской кадровой команде, кадровому баталиону лейб-гвардии Резервного полка, лейб-гвардии 4-му Стрелковому императорской фамилии батальону и 1-й его императорского высочества великого князя Михаила Павловича батарее лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады… Государь обошел все части, поздравил с праздником, после молебствия части были дважды пропущены церемониальным маршем»[10].

Следует отметить, что такие церковные парады являлись не только торжественными церемониями, но и проверкой состояния частей, их строевой подготовки. И это тоже отмечалось в периодической печати, к примеру:

«Его императорское величество объявляет свое совершенное довольствие всем войскам, бывшим сего числа в параде, а нижним чинам жалует по рублю на человека. Гвардейского же экипажа нижним чинам по 10 рублей на человека»[11].

«Государь император на бывшем 21 ноября церковном параде лейб-гвардии Семеновского полка, по случаю полкового праздника оного, изволил найти полк этот в отличном порядке и устройстве, за что объявляет монаршее благоволение всем начальствующим лицам»[12].

Бывали и «неурочные» смотры и парады, об одном из таких упоминалось в газете «Голос» в 1865 г.: В субботу 9 октября в 11.30 часов утра имеет быть, в высочайшем присутствии, смотр всем войскам гвардии, в Санкт-Петербурге расположенным[13]. В 1860-е годы такой «октябрьский» смотр встречается еще несколько раз, а в 1874 г. он был произведен в ноябре:

«В субботу 23 ноября в 12 часов по полудни назначен высочайший смотр всем войскам в Петербурге и окрестностях расположенным…»[14]. Однако такого статуса, как майские парады, эти смотры не получили, поэтому и сообщения о них весьма скупые.

Подводя итоги, можно отметить, что санкт-петербургская периодическая печать, во-первых, обращала внимание на парады, а, во-вторых, старалась приводить для читателей и те подробности этих церемоний, которые они не могли увидеть.

В целом же столичные газеты являются весьма ценным источником для изучения истории петербургских парадов.

Важно отметить, что описания парадов в разных газетах принципиально не отличались друг от друга (нередки случаи, когда сообщения перепечатывали из одной газеты в другие), то есть данный жанр никак не зависел ни от редакторов, ни от журналистов.

[1] Санкт-Петербургские ведомости. 1809. № 74. 14 сентября. С. 947.

[2] Северная пчела. 1827. 1827. № 105. 1 сентября. С. 1.

[3] Русский инвалид. 1816. № 67. 21 марта. С. 277.

[4] Русский инвалид. 1843. № 4. 8 января. С. 13.

[5] Русский инвалид. 1883. № 6. 9 января. С. 2.

[6] Русский инвалид. 1869. № 2. 5 января. С. 2-3.

[7] Русский инвалид. 1843. № 291. 28 декабря. С. 1162.

[8] Северная пчела. 1827. № 54. 5 мая. С. 1.

[9] Русский инвалид. 1847. № 32. 8 февраля. С. 2.

[10] Ведомости Санкт-Петербургского градоначальства. 1886. № 288. 14 декабря. С. 1.

[11] Санкт-Петербургские ведомости. 1811. № 3. 10 января. С. 27.

[12] Русский инвалид. 1869. № 139. 23 ноября. С. 2.

[13] Голос. 1865. № 278. 8 октября. С. 3.

[14] Санкт-Петербургские ведомости. 1874. № 322. 23 ноября. С. 2.

Источник: http://istmat.info/node/22519

Флотские традиции

Значение традиций, церемоний и обычаев, освященных веками, — громадно, и они есть тот фундамент, на коем покоится дисциплина и порядок.

В морской службе обычай есть первая стадия закона. Обычай создается действительной жизнью, с течением времени обращается в привычку, привычка — в необходимость, и как скоро она достигает этой стадии, отвечает потребностям совместной жизни, идет рука об руку с требованиями службы, кодифицируется и становится законом.

«Первый долг и обязанность каждого курсанта (воспитанника) изучить и приспособить себя к обычаям и традициям военно-морской службы. Все требования почтения и уважения должны быть соблюдаемы как офицерами, так и командами одинаково, причем младший должен проявлять инициативу».

Превосходство правой стороны на борту корабля. Это обычай, освященный веками, ставший необходимостью, а потому и занесен в устав. Правый трап — адмиралу, командиру, старшему офицеру, а всем прочим своим служащим — левый. В силу того же обычая правой стороны: гостю (не моряку) и даме — правый трап. Идешь со старшим — старший вправо от тебя.

Этот обычай так вошел в плоть и кровь моряка, что даже на берегу инстинктивно соблюдается: моряк, идя с дамой, всегда имеет ее вправо от себя, оказывая этим уважение.

 Морская вежливость:

Идя на шлюпке, считается невежливым обогнать старшего .

Невежливо, видя прогуливающегося командира по палубе, продолжать идти по той же стороне, а надо перейти на другую.

 Отдание чести

Весьма вероятно, что манера отдания чести приложением правой руки к головному убору пришла со времен рыцарства от рыцарей, которые при встрече поднимали забрало лат, дабы показать лицо, и делали это всегда правой рукой, так как левая несла щит. Оттуда же пришло и то, что первый отдавал честь младший, ибо тогда уважение к старшему было основой воспитания и свято исполнялось.

Первоначальная форма отдания чести на флоте состояла в снятии головного убора. Во флоте снятие головного убора при отдании чести старшему было заменено приложением правой руки к тулье фуражки вскоре после Севастопольской кампании в царствование императора Николая I.

 Отдание чести кораблями

Вызов команд наверх, а иногда, в старое время, посылка людей по марсам и реям, как отдание чести кораблем, сопровождаемое общим “ура”, — очень старый морской обычай, пришедший к нам из седой старины и фактически бывший в употреблении почти за сто лет до создания русского военного флота.

Отдание чести кораблями в море было введено впервые англичанами, слабый салютовал сильному первым.

Честь кораблями отдавалась в следующих случаях: при возвращении или уходе с рейда и при прохождении мимо других судов, как своих, так и иностранных; как ответ на отдаваемую честь другим проходящим судном. Отдание чести состояло в вызове караула, горниста и музыкантов, если таковые были на корабле.

Игрался сигнал “захождение”, по которому все находящиеся на палубе становились смирно и там, где их застал сигнал. Отдание чести с вызовом команды наверх производилось при проходе мимо адмиральского корабля, как своего, так и иностранного. Отдание чести производилось только в течение дня, то есть с момента подъема флага и до спуска его.

В течение ночи, при прохождении военных судов, на флагштоке или гафеле включались огни (белый и под ним на три фута ниже — красный).

 Церемония спуска на воду нового судна

С древнейших времен спуск мореходных судов на воду сопровождался церемонией религиозного характера. Сохранилась историческая запись такой церемонии, датированная 2100 годом до Р.X.

; целью ее было вызвать расположение богов, покровителей водной стихии.

В течение XVIII и почти до половины XIX столетий в католических странах церемония спуска судна по характеру была церемонией религиозного крещения.

В Японии существует обычай освобождать из неволи птиц в момент спуска судна на воду. У нас в Русском императорском флоте был свой особый обряд спуска судна на воду.

Церемония спуска нового судна производилась так: служился торжественный молебен, судно и поднятые на нем флаги — императорский штандарт, кормовой и Андреевский флаг и гюйс окроплялись святой водой и под звуки народного гимна и салюта с судов обрубались последние державы. Торжество заканчивалось парадным завтраком.

 Имя корабля

Название судна (корабля, лодки) является отражением истории, политики, нравов и вкусов определенной эпохи, исторического периода. Оно несет в себе информацию о национальной принадлежности, а часто и о существующем общественно-политическом строе.

Традиция давать судам имена восходит ко временам Древнего Египта: суда фараонов «Явление в Мемфисе» и «Дикий бык» наводили трепет на средиземноморские берега еще за полторы тысячи лет до Рождества Христова.

Первоначально правом на собственное имя обладали только военные корабли, так как во время боевых действий было необходимо знать, какие суда участвуют в сражении, кого потопили, и кто вышел в итоге победителем. Гражданские суда стали обзаводиться названиями только в середине XIX века.

В России традиция давать имена кораблям окончательно установилась только в конце царствования Петра I. Уже при постройке первых военных кораблей Петром I было узаконено, что утверждение и выбор имен военных кораблей является исключительной привилегией главы государства.

Также Петром I были заложены основные традиции и принципы наименования кораблей русского военно-морского флота.

Так, наиболее крупным кораблям и фрегатам давались названия в честь мест, где русские войска и флот одерживали самые значительные победы, городов и земель, а также святых, корабли среднего класса крестились именами святых или какими-либо символико-аллегорическими терминами, скампавеи (малые галеры), галеры и другие малые суда носили названия птиц, рыб, зверей, а также рек.

С 1902 г. стали давать эскадренным миноносцам в качестве названий имена прилагательные.

Появились корабли с именами «Скорый», «Страшный», «Осторожный», «Легкий», «Храбрый», «Правый», «Счастливый», «Спешный». Такие имена были призваны символизировать мужественный дух нации или государства, выраженный в боевых качествах этих кораблей.

Одной из главных традиций, заложенной Петром I, является преемственность корабельных названий, особенно тех из них, которые заслужили это право в боях.

К 1914 г. в России была выработана и документально закреплена новая система наименования кораблей военного флота, которая восприняла многие традиции, зародившиеся в петровские времена. Основная особенность системы заключалась в беспрекословном требовании гармонии имени и ранга судна.

В послевоенные годы в системе названий кораблей было несколько направлений. Во-первых, стали называть корабли именами известных полководцев и флотоводцев, а также именами крупных городов.

Во-вторых, вернулись к названиям кораблей дореволюционного флота. В-третьих, называли корабли в честь героев Великой Отечественной войны.

Одновременно старались придерживаться правила давать серии кораблей одного и того же класса родственные по смыслу названия, но это далеко не всегда выдерживалось.

В последние годы восстанавливается давняя традиция русского флота давать боевым кораблям имена святых Русской Православной Церкви и князей.

Сейчас появились новые типы кораблей, поэтому традиции наименования кораблей преобразуются. В России подбором имен военным кораблям занимается специальный отдел в Министерстве обороны. На именованный корабль составляется анкета, выписывается «свидетельство о рождении». Имя кораблю присваивается приказом главнокомандующего ВМФ России.

 Погребение в море

Погребение в море имело место с первых же дней мореплавания и сопровождалось в старину церемониями умиротворения богов. Например, у римлян в рот опускаемого в море клались монеты для уплаты Харону при перевозе им погребенного через реку Стикс.

Согласно старому обычаю, при зашивании тела умершего парусник последнюю застежку делал, пропуская иглу через нос покойника. Все сделанные исследования этого обычая не дали веских оснований утверждать что-либо положительно.

Надо считать, что этот обычай явился наследием старого суеверия.

Согласно старому обычаю, доктор или фельдшер немедленно докладывает вахтенному начальнику, когда бы смерть на корабле ни случилась, будь то ночью или днем. Последний заносит факт в вахтенный журнал и докладывает командиру.

По обычаю же, тело зашивается в парусину, к ногам прикрепляется тяжелый груз, все умещается на специальной чисто оструганной доске, выносится на шканцы, ставится на небольшое возвыше­ние и покрывается Андреевским флагом. При наличии священника производится обряд отпевания; в его отсутствие обряд отпевания совершается командиром корабля.

Такая почесть отдается всем служащим на военном корабле, погребаемым в море, без различия от занимавшегося покойным служебного положения.

Несоблюдение ранга — признание, что пред лицом смерти все равны. Занятие старшими по чину мест впереди в похоронной процессии, соблюдение того, что “первые да будут последними, а последние первыми”. Покрытие тела флагом есть указание на то, что покойник служил государству и что государство ответственно за то, что он, как военнослужащий, при жизни сделал.

Три холостых залпа в воздух, по преданию, делаются для того, чтобы отогнать дьявола, который может войти в сердце присутствующих на погребении, ибо, по старому поверию, двери сердца человека в этот момент открыты настежь и дьявол может легко войти в него.

Звук горна — последнее прости-прощай и обещание величайшего трубного звука архангела Гавриила в момент воскресения мертвых.

 Кортик

Появился в конце XVI века. Первоначально применялся как оружие в абордажном бою. В дореволюционной России кортик носили офицеры и гражданские чиновники морского ведомства. В советский период – элемент парадной формы офицеров и мичманов ВМФ.

По традиции кортик в России как личное оружие вместе с лейтенантскими погонами вручается выпускникам высших военно-морских училищ одновременно с вручением им диплома об окончании высшего учебного заведения и присвоением первого офицерского звания.

Кортик – предмет форменной одежды в военно-морских флотах и сухопутных подразделениях, а также полиции различных государств. В российском ВМФ входит в состав форменной одежды адмиралов, генералов, офицеров, мичманов. Носится по особому указанию при парадно-выходной форме, на парадах.

 Обычай ношения орденов на левой стороне груди

Военными всех наций ордена носятся на левой стороне груди. Делается это в силу обычая, пришедшего со времен крестоносцев. Они носили почетный знак своего ордена на левой стороне: таким образом он был ближе к сердцу, а так как щит носился на левой руке, то знак ордена (и сердце) был лучше защищен.

 Погоны и эполеты

Происхождение наплечного знака — погона — идет также со времен крестоносцев, как составная часть лат, предохранявших плечо бойца от сабельного удара. Гусарские полки настоящих дней в Англии имеют на плечах род погона (эполета), сделанного из металлической сетки, кольчуги. Эполеты наших уланских полков — чешуйчатые и также напоминают латы.

Во многих кавалерийских частях было в обычае иметь погон в виде стальной пластинки, обшитой галуном. Эполеты своим возникновением обязаны Франции и в первоначальном виде были представлены пучком лент. С течением времени погоны потеряли свое первоначальное назначение и стали внешним знаком, символом власти.

Вот в силу чего так дорог погон истинному офицеру.

 Церемония перехода кораблем линии экватора

Церемония перехода линии экватора есть комедия-фарс, соблюдаемая в силу морского обычая, как на военных, так и на коммерческих судах всех наций с целью дать развлечение команде, нарушить монотонность долгого перехода. С течением времени и благодаря отсутствию долгих плаваний детали этого морского обычая отчасти утеряны, отчасти изменены.

По своей идее это было испытание новичков в морской службе в предстоящей им тяжелой, полной лишений службе на море. История указывает, что уже викинги, пересекая некоторые параллели, исполняли этот обычай.

Читайте также:  Доступность санкт- петербургского метрополитена

Весьма возможно, что они и были создателями этого обычая.

В первые дни мореплавания эта церемония совершалась с благоговением и полным уважением к мифологическому богу Нептуну — владыке морей и морских стихий, во что тогда искренне верили моряки.

И в настоящие дни его величество Нептун есть главное лицо церемонии-обычая.

 Присяга

Военная присяга – церемониальная торжественная клятва (обещание), даваемое каждым гражданином при поступлении (призыве) на военную службу в вооружённые силы государства.

Военная присяга существует, с глубокой древности, в вооруженных силах (ВС) большинства государств мира.

В различных ВС имеет своё специфическое содержание, традиции и обряды по её принятию в зависимости от исторически сложившихся традиций и обычаев того или иного народа (народов), его ВС и сущности строя данного государства.

За многие века в России сменялись цари, правительства, государственный строй и притом многократно переписывался текст военной присяги. Однако во всех вариантах её смысл сводился к одному: присяга являлась и является торжественной клятвой на верность Родине. Подразумевается, что принимающий её клянется отстаивать интересы своего Отечества, причем даже ценой собственной жизни.

 Венки на воде

В море памятников не ставят. Но на навигационных картах координаты мест, где совершены подвиги нашими моряками, отмечены особо. Проходя близ этих мест, на корабле приспускают флаг, над могилами погибших опускают в море венки из живых цветов.

Для увековечения подвигов военных моряков и памяти погибших приказами командующих Северным, Балтийским, Черноморским и Тихоокеанским флотами определены места, в которых экипажи боевых кораблей и вспомогательных судов ВМФ при плавании отдают воинские почести.

В Балтийском флоте мест боевой славы восемнадцать. Среди них города и гарнизоны, покрывшие себя неувядаемой славой в годы 1-й мировой и Великой Отечественной войн: Свеаборг и Либава, Таллинн и архипелаг Моонзунд, п-ов Ханко и о.

Мощный (Лавенсари), Кронштадт и многие другие. Каждый балтиец знает, что линия, соединяющая маяки Таран и Розеве в Гданьском заливе, проложена в тех водах, где подводная лодка С-13 под командованием капитана 3-го ранга А.

Маринеско отправила на дно фашистский лайнер «Вильгельм Густлов».

На Черном и Азовском морях такие места – на подходах к городам-героям Севастополю и Одессе, Новороссийску и Керчи. Черноморские корабли отдают там почести героям лидера «Харьков», эсминцев: «Беспощадный» и «Фрунзе».

Есть свои места боевой славы и в Тихоокеанском флоте. Это места Цусимского боя и гибели подводной лодки Л-19 в проливе Лаперуза. Это подходы к о. Шумшу, на котором военные моряки Н. Вилков и П. Ильичев закрыли свей грудью японские амбразуры.

Волны быстро уносят венки, опущенные в воду, а венки нашей памяти вечны. Память о тех, кто задолго до твоего рождения вошел в бессмертие, отдав свою жизнь за свободу и независимость Отчизны, за твою счастливую судьбу, – священная память.

 Виват, Парад!

Одной из таких старых и особо чтимых традиций на протяжении всей флотской истории остаются морские парады.

В 1698 году молодой русский царь Петр I находился в Англии с целью изучения теоретических оснований науки кораблестроения. Здесь он впервые наблюдал морской парад и маневры флота. Тогда по приглашению английского короля Вильгельма он имел возможность ознакомиться с условиями службы, жизни и быта британских моряков.

Стоящие на рейде в строгой линии боевые корабли, расцвеченные множеством флагов, обход их первым лордом-адмиралом флота, встреча его на флагманском корабле под свист дудок, звуки горна и сияющие на солнце трубы духового оркестра – весь этот торжественный ритуал произвел на Петра неизгладимое впечатление. Окрыленный реформаторскими идеями, он решил перенять эту традицию для строящегося русского флота.

Первый парад был проведен Петром I 18 марта 1699 года.

Первым же настоящим парадом с точки зрения соблюдения ритуалов, следует считать парад 9 сентября 1714 года в честь победы русских моряков при Гангуте.

Постоянными парады становятся только после революции 1917 года. Руководство молодой Советской Республики сделало смотр кораблей регулярным мероприятием революционных праздников 1 Мая и 7 Ноября. Уже после войны 1941–1945 годов морские парады стали организовывать и в день Военно-Морского Флота в последнее воскресенье июля.

 Кают-компания

Согласно Морскому уставу кают-компания традиционно служила столовой для офицеров. Морской устав указывал и время сервировки стола.

Принимая во внимание условия совместной жизни, устав строго определил время, когда в помещении кают-компании должен быть прекращен всякий шум, и запрещал все то, что так или иначе могло повести к ссорам и излишним трениям (например, игра в карты, разговоры о политике и религии).

Взгляд на кают-компанию как на общество офицеров-моряков – братство офицеров-моряков, а не место для столовой, был у русского адмирала Ушакова, и у достойных последователей его – адмиралов Лазарева и Нахимова, Макарова и Эссена.

 Морские поверья и приметы

Причиной образования ряда поверий являются наблюдения над разными явлениями природы, сделанные моряками всех наций с первых дней мореплавания. Многое стало предрассудком в силу совпадения момента проявления скрытых сил природы с каким-либо несчастьем с судном или членом его экипажа.

Большое влияние на крепость и живучесть поверий оказывают случаи морских трагедий, гибели судов со всем экипажем, в рассказах, всегда окутанных мистической тайной.  

Источник: http://xn--b1amlm.xn--p1ai/flotskie-tradicii/

Со времён Петра Великого. О малоизвестных фактах из истории военно-морских парадов :: Флот — 21 век



Со времён Петра Великого. О малоизвестных фактах из истории военно-морских парадов

2017-05-21 10:44 История

В России праздник флота отмечали с начала XVIII века. Идея ежегодного торжества принадлежала Петру I. Именно при нём начали проводить воинские праздники, так называемые викториальные дни.В 1714 году молодой Российский флот одержал первую крупную морскую победу у мыса Гангут.

Произошло это в день святого Пантелеймона. Пётр своим указом обязал ежегодно 27 июля (по старому стилю) отмечать этот праздник торжественными богослужениями, морскими парадами, шествиями войск, фейерверками и салютами. Это был первый флотский праздник, первый случай триумфального ввода в город кораблей русского флота после одержанной на море победы.

Победа при Гангуте значима не только тем, что Россия укрепила своё положение на Балтийском море и перенесла военные действия на территорию противника, а ещё и тем, что благодаря ей были заложены основы многих традиций в отечественном Военно-морском флоте.

Начиная с 1715 года день победы при Гангуте отмечался ежегодно наряду с годовщинами Полтавского сражения 1709 года – главной победы Русской армии в Северной войне, победы при Лесной в 1708 году и взятия крепости Орешек в 1702 году – первой победы в Северной войне.

Впоследствии к ним добавилась и морская победа при Гренгаме, одержанная также в день святого Пантелеймона 27 июля 1720 года.Завершивший великую Северную войну (1700–1721) Ништадтский мирный договор был заключён 30 августа (по старому стилю) 1721 года. По этому случаю в Петербурге гуляли по улицам и катались по воде на баржах и верейках.

В Москве же, где празднество происходило в декабре, маскарадная процессия состояла из множества поставленных на полозья судов различной величины и формы. Под предводительством самого Петра, командовавшего флагманским кораблём, процессия с музыкой и пушечной пальбой двигалась по улицам столицы.

В 1723 году во вторую годовщину Ништадтского мира вводится новая традиция. По решению Петра в Санкт-Петербург был привезён «дедушка русского флота», как сам император назвал свой ботик.

Ботик был торжественно встречен 30 мая 1723 года на Неве у стен Александро-Невского монастыря Невским флотом – флотилией частных судов в Петербурге. По приказу Петра I участие в церемонии встречи ботика было обязательным. Владельцы судов, не явившиеся на встречу, были строго наказаны.

На следующий день ботик в сопровождении кораблей Невского флота перешёл к Петропавловской крепости, салютовавшей ему 31 выстрелом. На приветствие ботик ответил тремя выстрелами.

В 1920 году по предложению штаба Морских сил Балтийского моря в ближайший к 18 мая выходной день в Петрограде стали отмечать День Красного флота

Первая встреча ботика с боевыми кораблями Балтийского флота состоялась 11 августа 1723 года накануне второй годовщины Ништадтского мира. В честь этого события корабли выстроились в линию на Кронштадтском рейде.

Как известно, Пётр I после этого грандиозного морского парада повелел: «Ботик 30 числа августа для торжествования выводить повсегодно на воду и иметь при Александро-Невском монастыре». Однако после кончины императора эта традиция не соблюдалась.

Лишь дважды – во времена Елизаветы Петровны в 1744 и 1745 годах – ботик был показан флоту, а практика морских парадов становится нерегулярной и чаще проводится как элемент совместного с сухопутными войсками торжества.

При Екатерине II в 1796 году по случаю отправки эскадры адмирала Г.А. Спиридова в Средиземное море на войну с Турцией также состоялся морской парад. В царствование Александра I проводился высочайший смотр эскадры адмирала Д.Н.

Сенявина, а также при праздновании столетия со дня основания Петербурга на Неве 16 мая 1803 года «дедушка русского флота» находился на шкафуте 110-пушечного корабля «Гавриил», стоявшего на Неве против Сенатской площади. Почётными стражами ботика были четыре столетних моряка Петровской эпохи. В 1828 году подобный смотр эскадры того же адмирала Д.Н.

Сенявина с участием ботика проводил Николай I. В последний раз ботик был показан флоту на морском параде в 1836 году. Император Николай I распорядился установить его на пароход «Геркулес». Все корабли Балтийского флота были выстроены под флагом 84-летнего адмирала Романа Кроуна на кронштадтском рейде в три линии.

И по сигналу императора «Геркулес» с ботиком на палубе прошёл, принимая почести, между линиями кораблей. Стоявшие на рейде расцвеченные флагами иностранные суда при приближении «Геркулеса» также салютовали ему флагами.Десятилетняя годовщина победы при Гангуте была последней, отмечавшейся при жизни Петра I.

После 1724 года традиция гангутско-гренгамского флотского праздника в его прежней форме с орудийными залпами, расцвечиванием кораблей флагами постепенно угасла. Этот викториальный день отмечали лишь богослужением.Петровская традиция возродилась в середине XIX века.

В Морском уставе 1853 года появилось предписание в день Гангутской виктории наряду с церковными службами производить салют и расцвечивать корабли флагами. Полагалось производить 21 выстрел с каждого корабля. Закреплён этот церемониал был и в последующих Морских уставах 1885 и 1899 годов. Такой порядок празднования в Российском флоте сохранялся вплоть до 1917 года.

В период правления Александра III и Николая II количество высочайших смотров и морских парадов сократилось. Большие торжества с привлечением Военно-морского флота проводились в 1903 году по случаю 200-летия Санкт-Петербурга. Практиковались построения кораблей и по случаям визитов в Россию заморских высоких особ. Но о постоянстве таких событий или традиционности говорить не приходилось.

В Морском уставе 1853 года появилось предписание в день Гангутской виктории производить салют и расцвечивать корабли флагами

В 1920 году по предложению штаба Морских сил Балтийского моря в ближайший к 18 мая выходной день в Петрограде стали отмечать День Красного флота.

Именно в этот день (7 мая по старому стилю) в 1703 году русские воины одержали первую победу на Балтике: в абордажном бою под общим командованием Петра I были захвачены два шведских военных судна: бот «Гедан» и шнява «Астрильд».

В ознаменование первой морской победы над шведами в устье Невы 18 мая (по новому стилю) считается днём основания Балтийского флота и отмечается ежегодно как один из важных флотских праздников.

В 1920-е годы на Неве устраивались парады кораблей Балтийского флота и водноспортивные праздники. Фасады зданий украшали государственной и морской символикой, флагами расцвечивания. Моряки проходили торжественным маршем под звуки оркестра по площади Урицкого (Дворцовая площадь).

Затем на площади устраивали спортивный праздник, и краснофлотцы демонстрировали силу и ловкость. Кульминацией спортивного праздника были состязания по перетягиванию каната. Руководство молодой Советской Республики сделало смотр кораблей регулярным мероприятием революционных праздников 1 Мая и 7 Ноября.

Однако День Красного флота отмечался лишь несколько лет подряд и постепенно «угас».

Таким образом, можно считать, что День Военно-морского флота и традиция проведения военно-морских парадов возникли ещё во времена царствования Петра I. Однако практически во всех современных источниках отмечается, что впервые в нашей стране День ВМФ с проведением военно-морских парадов на всех флотах и флотилиях стали отмечать в 1939 году.

В Советском Союзе День Военно-морского флота был установлен постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 22 июля 1939 года.

В постановлении говорилось: «В целях мобилизации широких масс трудящихся вокруг вопросов строительства Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота Союза ССР и стоящих перед ним задач установить День Военно-Морского Флота Союза ССР».

Любопытно, что в 1939 году День Военно-морского флота отмечался 24 июля, что совпало с днём рождения народного комиссара ВМФ Николая Герасимовича Кузнецова. Существует версия, что это был своеобразный подарок вождя молодому наркому и аванс на будущее.

Впоследствии День Военно-морского флота стали отмечать в последнее воскресенье июля, поскольку этот день, по данным метео­наблюдений, является самым тёплым на всех флотах нашей страны.

Просмотреть все комментарии к новости

Последние публикации
Константин Затулин принял участие в работе секретариата МАП в ЕгиптеСекретариат Межпарламентской Ассамблеи Православия провёл заседание в столице Египта Каире. В составе делегации российских парламентариев в нем прин >>> Флот: события и фактыИнформационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>
В России ответили на заявление украинского генерала о «большой войне»Зампред комитета Госдумы по обороне и безопасности Юрий Швыткин прокомментировал заявление бывшего замглавы Генштаба ВСУ генерал-лейтена >>> 18 ноября в Севастополе состоялся крестный ход в память событий 1920 года — Исхода Русской армии и кораблей Черноморского флота.98 лет назад завершились боевые действия Гражданской войны. >>>
Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости. В Незалежной подводят итоги пяти лет после майданаВ Украине готовятся к пятой годовщине начала событий на майдане. Сейчас подведение итогов имеет особое значение, поскольку власть, сменившая команду >>> На Украине заявили об опасности «большой войны» с Россией Россия может закрыть Азовское море для украинских судов, но это может привести к «большой войне» с Украиной, заявил б >>>
Флот: события и фактыИнформационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>> Украина грозит России перекрыть проливы Босфор и Дарданеллы для судов. Это ответ на слова члена Совфеда России перекрыть Азов для УкраиныУкраина может заблокировать Керченский пролив, Босфор и Дарданеллы для прохождения российских судов. Об этом 16 ноября в эфире украинского телекана >>>
США и Украина заявили об «агрессивных действиях» России на мореСША и Украина заявили об «агрессивных действиях» РФ в Черном и Азовском морях, говорится в совместном заявлении двух с >>> 19 ноября — День ракетных войск и артиллерии в России. Праздник отмечается в ознаменование заслуг артиллерии в разгроме немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом, первый этап которого начался с контрнаступления советских войск 19 ноября 1942 годаЕжегодно в нашей стране отмечается памятный день Вооруженных Сил России День ракетных войск и артиллерии, согласно Указу Президента РФ № 549 от 31 м >>>

Источник: http://blackseafleet-21.com/news/21-05-2017_so-vremjon-petra-velikogo-o-maloizvestnyh-faktah-iz-istorii-voenno-morskih-parado

Военно-морские парады российского флота

Аннотация. В статье раскрывается история морских парадов российского Военно-морского флота как одна из его славных традиций, и участие кораблей российского и советского ВМФ в морских парадах зарубежных государств.

Summary. The article reveals the history of naval parade of Russian Navy, as one of its glorious traditions, and the participation of ships of the Russian and Soviet Navy in the naval parades in foreign countries.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Зайцев Юрий Михайлович — доцент кафедры тактики, боевой подготовки и морской практики Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени С.О. Макарова, кандидат исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: yuriy51zaytsev@yandex.ru).

Шугалей Игорь Фёдорович — преподаватель кафедры тактики, боевой подготовки и морской практики Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени С.О. Макарова, капитан 2 ранга запаса, доцент

(г. Владивосток. E-mail: yuriy51zaytsev@yandex.ru).

ВОЕННО-МОРСКИЕ ПАРАДЫ РОССИЙСКОГО ФЛОТА

Морские парады1 — один из важнейших воинских ритуалов и одна из традиций российского Военно-морского флота. Это не только демонстрация мощи флота и его заслуг в деле обеспечения защиты Родины, её неприкосновенности и безопасности, но и определённый смотр боевой готовности кораблей и личного состава.

Морские парады неразрывно связаны с именем Петра I, с созданием регулярного флота и его первыми морскими победами. Считается, что первым морским парадом стала торжественная встреча русской эскадры после её блистательной победы над шведским флотом в июле 1714 года в ходе Северной войны.

Петр I, оценивания её значение, приравнивал к победе под Полтавой в 1709 году. Это была первая крупная морская победа молодого русского флота, которая заставила другие морские державы на Балтике считаться с её силой.

Буквально на следующий день после разгрома шведского флота и пленения его кораблей и командующего флотом контр-адмирала Эреншёльда, Петр I отправил из Ревеля курьеров в Петербург, Москву и другие города с известием о событиях при Гангуте.

В Петербурге это известие получили в начале августа 1714 года и начали готовиться к торжественной церемонии.

На Троицкой площади спешно воздвигались триумфальные ворота, которые венчал орёл, сидевший на спине слона с перефразированным крылатым латинским изречением «Aquila non capit muscas» — «Русский орёл мух не ловит» с намёком на пленённый флагманский корабль шведского флота «Элефант»2.

Около Летнего сада, Меньшиковых и Кикиных палат, Зимнего дворца, на пристанях и около стен Петропавловской крепости возводились пирамиды для фейерверков и иллюминации.

Ранним утром 18 (9) сентября в устье Невы начала втягиваться эскадра кораблей-победителей. К полудню набережные столицы наводнило население, ожидающее торжественную встречу кораблей. Стройную кильватерную колонну возглавлял флагманский линейный корабль «Ингерманланд» с поднятым государственным штандартом.

За ним следовали галеры и скампавеи русской эскадры, украшенные флагами, а замыкали строй пленённые фрегат «Элефант» с командующим шведским флотом Эреншёльдом и другие шведские корабли. Победителей приветствовал залп крепостных орудий. Корабли бросили якоря напротив Троицкой пристани, и корабельные пушки известили о своей победе.

А артиллерия крепости и Адмиралтейства ответила троекратным залпом. Ликующие голоса встречавших тонули в звуках труб, литавр и барабанов. С кораблей отвалили шлюпки, и все команды сошли на берег для участия в наземном параде. Первым через триумфальные ворота прошла рота лейб-гвардии Преображенского полка под командованием генерал-майора И.М.

Головина, командовавшего в Гангутском сражении отрядом из 9 скампавей. За преображенцами шли две роты Астраханского полка, которые несли трофейные знамёна и штандарты, а за ними пленные морские офицеры во главе с Эреншёльдом, морские унтер-офицеры, солдаты и матросы.

Замыкали парад две роты преображенцев, возглавляемых Петром I, и пять унтер-офицеров, несших трофейный флаг шведского контр-адмирала.

С наступлением темноты город украсился аллегорическим фейерверком — «победный флот».

Напротив Летнего сада был поставлен корабль с иллюминированными транспарантами, где яркими огнями вспыхивала надпись: «Хотя в меня со всех сторон бьют, однако я возвышаюсь». На бортах горели разные фигуры.

Все дома по случаю праздника были освещены свечами, а перед дворцами и на главных улицах горели фонари. Обширная торговая площадь, где стояли иллюминированные транспаранты, и ближайшие улицы заполнились народом3.

С этого первого парада Санкт-Петербург стал столицей всех военно-морских парадов. В годы правления Петра I практика морских парадов уже становится традицией, приобретая новые детали и черты.

Во вторую годовщину Ништадского мира в 1723 году по решению царя в Петербург был доставлен «дедушка российского флота», как называл Пётр I свой ботик, на котором осваивал азы управления судном. Для его встречи была устроена специальная церемония — у стен Александро-Невского монастыря был выставлен Невский флот (частные суда, находившиеся в Петербурге).

31 мая ботик в сопровождении Невского флота перешёл к Петропавловской крепости, которая салютовала ему 31 залпом. Первая же встреча ботика с боевыми кораблями состоялась накануне празднования второй годовщины Ништадского мира 11 августа 1723 года.

В ознаменование этого исторического события 21 линейный корабль Балтийского флота был выстроен в кильватерную колонну на Кронштадском рейде. Все корабли были расцвеченны сигнальными флагами. На буксире шлюпок с флагманского корабля ботик прошёл вдоль линии кораблей, которые салютовали ему более чем из тысячи орудий.

Интересен был экипаж ботика — за рулём находился сам Пётр I, а за вёслами — его сподвижники по организации и строительству флота вице-адмиралы П.И. Сивере, Т. Гордон, контр-адмиралы Н.А. Сенявин и Т. Сандерс, обязанности лотового исполнял А.Д. Меншиков, канонира — главный артиллерист О. Христиан. В должности командира был никто иной как участник всех походов Петра и Гангутского сражения Ф.М. Апраксин.

В 1849 году Николай I устроил смотр Черноморской эскадры, в котором участвовали практически все корабли флота. Сопровождавший императора художник И.К. Айвазовский спустя десятилетия в 1886 году напишет широко известную картину «Смотр Черноморского флота в 1849 г.», находящуюся сегодня в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга.

Смотр проходил на Севастопольском рейде. Парад принимал Николай I, находившийся на борту пароходофрегата «Владимир». Во главе строя кораблей — линейный корабль «Двенадцать апостолов», а следом за ним «Ростислав», «Святослав» и «Ягудиил».

Спустя четыре года корабли, участвовавшие в параде, впишут свои имена в историю побед русского флота в Синопском сражении.

Военный парад кораблей принимали царь, члены царской фамилии, командующие флотами и эскадрами. Принимающие парад на катерах, сначала на вёсельных, затем на паровых или моторных, обходили поочерёдно все корабли, горнисты играли «Захождение», оркестры исполняли адмирал-марши.

После поздравления с праздником экипажи кораблей отвечали «Ура!». С приходом на флагманский корабль принимающих парад, исполнялся государственный гимн и производился праздничный артиллерийский салют. Эти дымы выстрелов и, странно сказать, звуки их, производили главную красоту зрелища.

На парусных кораблях в особо торжественных случаях команда посылалась по марсам и реям»4.

Именно такими морскими парадами, которые воспринимались как театральные зрелища, были парады в честь 200-летия со дня рождения Петра Великого в июне 1872 года и 100-летия Бородинского сражения в 1912 году с участием Атлантической эскадры.

В дальнейшем военно-морские парады в День ВМФ стали традиционными, прервавшись только на время Великой Отечественной войны. Однако с её окончанием эта зрелищная демонстрация силы и мощи отечественного флота была возобновлена.

До 1981 года праздник и, соответственно морские парады, проводились 24 июля, а 1 октября 1980 года Указом Президиума Верховного Совета СССР № 3018-Х «О праздничных и памятных датах» День Военно-морского флота был перенесён на последнее воскресенье июля.

Затем эта дата была подтверждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1988 года № 9724-XI «О внесении изменений в законодательство СССР о праздничных и памятных датах».

И, наконец, Указом Президента России от 31 мая 2006 года № 549 «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооружённых силах Российской Федерации» День Военно-морского флота Российской Федерации установлен как памятный день. Как и ранее он отмечается ежегодно в последнее воскресенье июля.

В Корабельном уставе ВМФ СССР, а теперь и в Корабельном уставе Военно-морского флота России в отдельном разделе изложен порядок и ритуал проведения морских парадов5. Устав определяет перечень событий, по поводу которых могут проводиться морские парады: по особому указанию, в ознаменование государственных праздников и важных событий государственного и военного значения.

Морские парады демонстрируют мощь флота для политиков и зрителей, но есть в них ещё одна черта: здесь морякам представляется редкая возможность показать морскую подготовку экипажей кораблей, как говорится, «по гамбургскому счёту»6.

И это особенно важно, когда российские корабли участвуют в морских парадах зарубежных государств, ведь Военно-морской флот, как никакой другой вид вооружённых сил, кроме прямых задач выполняет и важнейшую государственную миссию — демонстрацию флага в различных уголках Мирового океана.

Эта дипломатическая миссия порой даёт больше, чем долгие переговоры — экипажи кораблей несут нашу культуру, знакомят принимающую сторону с нашими обычаями и нравами. Конечно же, это накладывает особую ответственность на всех членов экипажей.

В 1937 году отлично показал себя линкор «Марат», участвовавший в международном морском параде на Спитхедском рейде в связи с коронацией Георга VI. Корабль под командованием флагмана 2 ранга В.И. Иванова в течение 11 лет был лучшим кораблём Балтийского флота. На нём продолжали служить те, кто начал свою службу ещё в Первую мировую.

Старшим помощником на корабле был будущий командующий Краснознамённым Балтийским флотом в годы войны В.Ф. Трибуц, переведённый на эту должность из штаба флота на время ответственного похода. Для усиления штурманской службы на корабль направили преподавателей училища им. М.В. Фрунзе и сверхштатных командиров БЧ-1.

Для обслуживания кают-компании на борт были взяты два повара из ресторана «Астория».

Следует отметить, что сосед «Марата» с правого борта броненосец «Дойчланд» затратил на аналогичную постановку более двух часов (при том, что конструкция его клюзов была более удобной, а вес звеньев цепи меньше чем у «Марата»).

Аргентинский линкор «Морено», промучившись с постановкой половину суток, так и остался стоять на одном якоре7. Утром все газеты Портсмута вышли с крупными заголовками об успешной работе советских моряков.

К сожалению, отечественная морская пресса в то время освещение участия нашего корабля в параде ограничило размещением в журнале «Морской сборник» только рисунка отдельных кораблей, участвовавших в параде8.

Случайно или нет, но именно после участия «Марата» в военно-морском параде 17 июля 1937 года в Лондоне было подписано двустороннее англо-советское морское соглашение.

Очередное участие советского корабля в военно-морском параде на Спитхедском рейде состоялось только в 1953 году. 2 июня 1953 года в Лондоне прошла церемония коронации Елизаветы II. Это событие стало одним из самых зрелищных в истории Британии XX века и настоящим праздником для всей страны, первым грандиозным событием после тяжёлых послевоенных лет.

Для участия в морском параде был выделен головной новейший крейсер проекта 68бис «Свердлов». Это был первый зарубежный поход наших кораблей после Второй мировой войны.

О том, какое значение ему придавалось, говорит факт, что за сутки до отхода на крейсер прибыл военно-морской министр СССР адмирал Н.Г. Кузнецов.

Обращаясь к экипажу крейсера, он сказал: «Вам поручено ответственное задание правительства и, выполняя его, вы или поможете правительству делать политику, или помешаете. Выражаю уверенность в успехе вашего похода!»

В постсоветское время корабли ВМФ России неоднократно принимали участие в различных международных мероприятиях, в том числе и морских парадах. Грандиозным по своему масштабу и количеству участников стал парад в военно-морской базе Пёрл-Харбор в дни празднования 50-летия окончания Второй мировой войны.

Участие в этом параде принял отряд кораблей Тихоокеанского флота в составе большого противолодочного корабля «Адмирал Виноградов» и большого десантного корабля «Николай Вилков» под флагом начальника штаба флота вице-адмирала О.М. Фалеева. В праздновании участвовали корабли США, Австралии, Новой Зеландии, Сингапура, Индонезии и др.

Программа празднования была до отказа насыщена различными мероприятиями, на которых российские моряки проявили себя с самой лучшей стороны. Парад кораблей состоялся 2 сентября в день подписания Японией акта о капитуляции. Особенно ярким элементом стало прохождение кораблей в совместном строю.

Над строем кораблей пролетали самолёты из состава авиакрыла авианосца «Карл Винсон», а также самолёты морской авиации времён Второй мировой войны.

Новое тысячелетие было ознаменовано участием кораблей Тихоокеанского флота в военно-морских парадах, посвящённых юбилейным датам военно-морских флотов региона.

Так в военно-морском параде в Мумбае (Индия), которому дали название «Мосты дружбы» (Bridges of Friendship), приняли участие большие противолодочные корабли «Адмирал Пантелеев», «Адмирал Виноградов» и танкер «Владимир Колечицкий». Отряд кораблей возглавлял заместитель командующего ТОФ вице-адмирал А.В. Конев.

В праздновании 50-летия со дня создания индийских ВМС приняли участие 66 боевых кораблей и судов 20 государств, в том числе не только региона, но и таких, которые не часто представляют свои флоты на этом театре: Марокко, Оман, Польша, Саудовская Аравия, Кения, Мавритания и др. Характерно, что в этом параде приняли участие и подводные лодки Индии и Франции.

Принимающий парад обошёл все корабли, выстроенные в связи с особенностями бухты в семь линий. Особые отношения между нашими двумя странами — стратегическими партнёрами — определили и отношение, с которым принимающая сторона встречала посланцев российского ВМФ9.

В октябре 2002 г. состоялся военно-морской парад в ознаменование 50-летия создания Морских сил самообороны Японии. Под флагом командующего Приморской флотилии контр-адмирала М.Л. Абрамова участие в нём приняли гвардейский ракетный крейсер «Варяг», ракетный катер Р-18 и подводная лодка проекта 877 «Б-345».

Кроме кораблей ВМФ России участие в этом параде приняли корабли ВМС США, Республики Корея, Франции, Индии, Австралии, Сингапура, Новой Зеландии, Малайзии, Таиланда, Чили и, конечно же, Японии. В линии кильватерных колонн было выстроено более 40 кораблей. Наша подводная лодка оказалась единственной среди этого типа кораблей.

Все праздничные мероприятия завершились международными учениями по оказанию помощи и спасению10.

Военно-морские парады последних лет уже не требуют таких сложных манипуляций при постановке в линию кильватерных колонн как ранее, однако и хозяева, и все гости с интересом наблюдают за манёврами кораблей, и отмечают как явные успехи, так и огрехи участников парада. Мимо опытных глаз ничего не пройдет.

Хорошо бы, если демонстрация силы и мощи кораблей ограничилась только в соревнованиях в вопросах морской практики и управления кораблём, участием в морских парадах и учениях гуманитарной направленности.

Но до тех пор, пока некоторые наши соседи видят в России только врага, наш народ должен знать какими силами и средствами Военно-морской флот готов защищать наше Отечество с морских направлений. Однако хочется подчеркнуть: пока существуют флоты, будут существовать и морские парады.

И не как средство устрашения, а как мосты между государствами и народами. Поэтому весьма символичен был девиз военно-морского парада в Мумбае — «Мосты дружбы».<\p>

Полный вариант статьи

Источник: http://history.milportal.ru/2017/07/voenno-morskie-parady-rossijskogo-flota-2/

Ссылка на основную публикацию