Дачи дурново и «со львами» — архитектурные жемчужины свердловской набережной санкт- петербурга

Пискаревка – Полюстрово: дорога жизни и смерти

Северо-восток Петербурга мало чем, примечателен для обычного туриста. Спальный район с широкими проспектами и улицами, названными в честь ученых. Скверы с плакучими ивами и маленькими похожими на болотца прудами. Ручьи. «Железка», шумящая на окраине поездами. Близкий выезд на кольцевую дорогу. И штормовые северные ветра.

Но, если прогуляться, а вернее проехаться на машине от Пискарёвского проспекта до Свердловской набережной – до бывшей деревни Полюстрово, то вы увидите несколько достопримечательностей, которые наверняка покажутся знакомыми. По фильмам, телепередачам о ВОВ или, как не парадоксально, этикетке на бутылке Советского шампанского.

В позапрошлом веке на месте района были пустыри и болота. И только ближе к набережной Невы находились дворянские дачи с садами и прудами. Гиблое место в конце 19 века приобрел купец Пискарёв.

Одной из первых значительных построек в его владениях стала похожая на нарядную усадьбу в стиле барокко больница им. Петра Великого, известная в советские годы, как Мечникова.

Рядом с ней белокаменная церковь.

А в нескольких метрах от них начинается район типовых многоэтажек и новостроек, с высоты которых открывается вид на лесопарк и Пискарёвский мемориал.

Пискарёвский мемориал

Пискарёвка – часть легендарной «дороги жизни». Земля, пропитанная кровью. Горькая страница истории, символ подвига ленинградцев. На Пискаревском кладбище только по официальным данным покоится прах около 500 тысяч мирных жителей и 50 тысяч воинов Ленинградского фронта.

А сколько их там, в огромных братских могилах, похожих на ровные зеленые холмы на самом деле? Не знаю. Как пел Высоцкий: «На братских могилах не ставят крестов». Наверное, поэтому мемориал больше похож на парк или сад. Особенно если попасть туда не с центрально входа, а сбоку.

Со стороны луга.

В мае здесь цветут многочисленные яблони и кусты душистой сирени. Поют птицы. В центре искусственного пруда на острове с серебристыми ивами загорают на солнышке чайки.

По посыпанным гравием, ровным дорожками, мимо холмов с травкой муравкой прогуливаются мамочки с колясками. Навстречу им идут старушки-подружки с авоськами в руках, явно забредшие сюда по пути с продуктовой базы. Подышать «свежим» воздухом.

Почувствовать весну. В общем, идиллическая картинка, если не знать где находишься.

Но в этот раз я захожу с центрального входа. Минуя вечный огонь, направляюсь по широкой длинной аллее – аллее роз. А прямо на меня смотрит статуя «Родины матери». Питерская «мать» не такая грандиозная, как в Волгограде. Всего 6 метров в высоту. Но все же впечатляет.

Особенно в сочетании с ровными холмами братских могил, пространством и огромным, будто крыша, небом над головой.У подножия памятника всегда живые цветы, венки.

Многочисленные делегации, приезжающие в город, обязательно бывают на Пискарёвке, дабы отдать долг памяти жителям блокадного Ленинграда, павшим героям.

Глядя на венки, я представляю, как 9 мая здесь соберутся толпы горожан. Как вечером над парком будут греметь залпы салюта. Торжественно и трагично.

В мемориальном парке много табличек. Читая надписи на них, будто читаешь книгу войны. «Здесь горожане – мужчины, женщины, дети… Так их много под вечной охраной гранита. Но знай, внимающий этим камням, никто не забыт и ничто не забыто» (О. Берггольц).

В музее, расположенном у входа, можно ознакомиться со страшными страницами дневника школьницы Тани Савичевой, рассказывающими о голоде и холоде в блокадном Ленинграде. О желании жить. Вопреки.Наверное, нет такого города в нашей стране, жители которого не сражались бы в рядах Советской армии, не защищали Ленинград.

Есть здесь и мемориальная доска в память о моих земляках – жителях Мордовии.

Обойдя Пискаревский мемориал, я возвращаюсь к центральному входу. К площадке рядом со скромной деревянной часовней.

Всего несколько метров от неё и дома заканчиваются. Начинаются пустыри, шум ветра и железной дороги. Самое время сесть в машину и отправиться дальше( маршрут: от Пискарёвского мемориала по пр.

Непокорённых до Пискарёвского пр., затем направо и ехать прямо по Пискарёвскому пр. до набережной).

Здесь у Свердловской набережной начинается Полюстрово – некогда район целебных источников и дворянских родовых гнезд.

Дом со львами

Усадьбу Кушелева-Безбородко, охраняемую вереницей чугунных львов, скованных одной цепью, помнят многие. По фильму Э.Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России».

Она расположена напротив Смольного собора на правом берегу Невы. Ею любуются туристы, проплывающие мимо на катерах.

Но редко кто приходит на набережную, чтобы рассмотреть похожий на итальянское палаццо дом поближе. А он того стоит.

Это одно из первых «дачных» строений архитектора Кваренги в России, ставшее впоследствии образцом для подражания. Дом-загадка. Когда, я говорю о загадке, то подразумеваю добродушно улыбающихся львов. Их здесь ровно 29.

Зачем так много львов в ограде? Одни историки считают, что львов изначально было изготовлено 30. Так как цари зверей в природе живут парами. Другие сравнивают дворец Безбородко с аллеей «Тысячи фонтанов» в Тиволи под Римом, где бывал Кваренги. Есть мнения о доме, как о масонской ложе.

Слишком много читаемой символики в его архитектуре.
Ну а мне симпатичные бронзовые хищники напомнили вереницу баранов на входе в Карнакский храм в Луксоре. На тему Египта наводят и сфинксы через дорогу от усадебного дома.

Если спуститься к набережной, туда, где проходит пешеходная дорожка, то можно увидеть маску-морду тридцатого льва, смотрящую на тебя с вершины грота.

И вот что удивительно, на том самом месте, где сейчас нахожусь я, стоял когда-то Александр-Дюма отец, гостивший у министра иностранных дел Безбородко.

Стоял и смотрел на прекрасный белоснежный монастырь на другом берегу, на многочисленные купола церквей, на судоходную реку. Об увиденном он написал в путевых записках, напечатанных в парижском журнале «Монте Кристо».

Писатель восхищался Петербургом, Невой, оказавшейся в несколько раз шире Сены, пристанью со сфинксами, на которую ступала ножка самой Екатерины и радушием хозяев дома со львами.

Петербургские минеральные воды

Но не только Дюма нравилось отдыхать на северо-востоке города. Здешние земли во многом прославились благодаря модному курорту. Его устроили в 1820 годы графы Кушелевы-Безбородко. Неподалеку от их усадьбы, где были найдены первые источники, располагалась лечебница с ваннами и прекрасный парк.

До сих пор минеральную железистую воду полюстровских ключей (латинское «poluster» значит «болотистый») продают в городских аптеках и магазинах. Вода приятная на вкус. И добывают ее ни где-нибудь в горах. А в историческом центре Петербурга.

Есть сведения, что в 1698 году (до официальной даты основания Петербурга) на месте усадьбы Безбородко стоял дом шведского коменданта крепости Ниеншанц.

Через некоторое время после того, как популярный курорт перестал существовать, неподалеку от него пробурили новые скважины и построили завод, известный нынче разными видами шампанского и разливными аргентинскими винами.

Сюда, на Свердловскую набережную, еще 20 лет назад приезжали толпы горожан за дефицитным Советским шампанским к юбилеям и свадьбам.

А виноградные лозы, украшающие чугунный забор завода (их можно увидеть и на этикетках бутылок) стали не менее известны, чем львы по соседству.

Еще об одном именитом соседе – даче Бенуа, напоминает необычный бизнес центр с аналогичным названием, построенный на месте дома художника. На поверхностях современного здания, похожих на раскрытую книгу и шахматную доску расположились затейливые фигурки фрейлин, королей, купцов.

Будто жители прошлых эпох собрались на бал-маскарад здесь на перекрестке 3-х дорог, где заканчивается Пискаревка и начинается Полюстрово. Где сохранился маленький кусочек старинного дворянского сада с озером. Где бьют целебные ключи, открытые еще при Петре 1.

И где Нева до сих пор шире Сены.

Информация

1.Пискаревское мемориальное кладбище: Непокоренных пр., 72Телефон/факс: (812) 297-5716 — экскурсионный отделБлижайшие метро: пл. Мужества и Академическая. От Академической пешком через парк 30 минут.

Сайт: http://pmemorial.ru/memorial/

2. Больница им Петра Великого: Пискарёвский пр., 47

3. Дача Кушелева-Безбородко: Свердловская наб., 40

4.Завод игристых вин: Свердловская наб., 34

5. Бизнес-центр «Бенуа»: Свердловская наб., 44щ

Примечание:1. Железнодорожную ветку, проходящую через Пискарёвку, называли частью «дороги жизни», т.к. она работала в годы ВОВ. Это одна из старых ж/д города, построенная в начале 20 века.

2. Пискарёвский мемориал расположен в районе «Гражданка», ж/д станция «Пискарёвка» находится в 5 минутах езды на машине от него.

Источник: http://turbina.ru/guide/Sankt-Peterburg-Rossiya-112311/Zametki/Piskarevka-Polyustrovo-doroga-zhizni-i-smerti-5203/

«Дом со львами»

Category:Любопытный Петербург Tags : Адмиралтейство Дом со львами Исаакиевский собор Медный всадник Монферран П. Трискорни Пушкин Суханов

«…На площади Петровой, Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом С подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые».

А.С. Пушкин

26. «С подъятой лапой, как живые, стоят два льва сторожевые». Фото: В.П. Столбова.
 
27. Главный фасад «дома со львами», обращённый в сторону Адмиралтейства. Фото: В.П. Столбова.

Дом Лобанова-Ростовского – выдающийся памятник архитектуры русского ампира, возведённый в 1817–1820 гг. для князя А.Я. Лобанова-Ростовского. Дом построен на участке необычной треугольной формы вблизи старого Исаакиевского собора по проекту Огюста Монферрана. Это его самое раннее творение в Санкт-Петербурге.

Два торжественных фасада трёхэтажного дома, обращённые к Неве и Исаакиевской площади, выделены в центре мощными портиками из восьми колонн коринфского ордера, поставленными на аркады первого этажа, и боковыми лоджиями. Выдвинутыми вперёд аркадами образован удобный крытый проезд к парадному входу для экипажей.

При сооружении этого дома и произошло знакомство Самсона Суханова с будущим создателем Исаакиевского собора. Каменотёсных дел мастер подрядился выполнить гранитные работы для строившегося здания.

За относительно короткий срок Суханов со своими рабочими, переходившими с ним со стройки на стройку, снаружи здания облицевал плитами из гранита рапакиви цоколь дома по всему его периметру и массивные стилобаты под аркадами.

Внутри вестибюля его артелью вырублены и поставлены в два ряда восемь отполированных до зеркального блеска гранитных колонн, разделяющих вестибюль на три части, а также вытесаны гранитные ступени трёхмаршевой парадной лестницы, ведущей на второй этаж.

По сторонам центральной арки у главного входа напротив Адмиралтейства на гранитных постаментах работы Суханова были установлены мраморные фигуры львов, исполненные скульптором П. Трискорни. «Дом со львами» обрёл известность благодаря упоминанию его А.С. Пушкиным в поэме «Медный всадник».

Это одна из статей выпуска №119 благотворительной стенгазеты «Коротко и ясно о самом интересном» – «Искусство дел каменотёсных».

Поводом для создания выпуска послужило 250-летие со дня рождения каменотёсных дел мастера Самсона Суханова.

Имя его сейчас не особенно известно, несмотря на то, что Суханов построил со своей артелью почти половину Петербурга первой трети XIX века. Выпуск продолжает серию «Каменное убранство Санкт-Петербурга».

Спасибо вам за интерес к нашему проекту.

Источник: http://xn—-stb8d.xn--p1ai/dom-so-lvami/

Набережная Свердловская

Свердловская набережная украшает правый берег Невы. Туристам, приехавшим полюбоваться Санкт-Петербургом, обязательно нужно увидеть эту набережную, являющуюся одной из важных городских магистралей. Она протянулась от речки Охта до ул. Арсенальной.

Название в честь Якова Свердлова набережная получила в 1925 г. До того она называлась Полюстрова набережная — по одноименному району города, раскинувшемуся на этом берегу Невы. Прежнее название происходит от латинского слова «paluster» – болотистый.

Судя по тому, что эта местность так называлась на старинных картах, здесь были топи, впоследствии осушенные с помощью каналов и дамб. Работу по осушению проводил владелец земель граф Кушелев-Безбородко.

Читайте также:  Военные парады и церемонии – блеск традиций и истории

После осушения и открытия месторождения минеральной железистой воды, бывшие топи стали курортной зоной. И уже с 19 века район превращается в любимое место дачников.

Многие вельможи оценили красоту окрестностей и с удовольствием возводили здесь роскошные дома. Так в 70-е годы 18 века по проекту архитектора Баженова был построен дом в готическом стиле. Его впоследствии перестроили по заказу канцлера А.Безбородко. Автором проекта реконструкции стал Д.

Кваренги. Ему удалось перестроить усадьбу так, чтобы сохранить и часть творений Баженова, и часть старинной шведской усадьбы, возведенной здесь еще в допетровские времена. Центральный трехэтажный корпус украшали круглые угловые башни.

Дугообразными галереями-переходами его соединили с симметрично расположенными по бокам флигелями. С севера к усадьбе примыкал роскошный ландшафтный парк, оформленный в модном тогда английском стиле, украшенный каналами, ротондами и мраморными скульптурами.

Перед домом была набережная с пристанью, охраняемой величественными гранитными сфинксами.

Очередной владелец дома граф Кушелев-Безбородко внес свою достойную лепту в благоустройство усадьбы и формирование архитектурного ансамбля набережной. Произошло это в 60-е годы 19 в. Архитектору Э.Шмидту был заказан проект ее масштабной реконструкции.

После проведения всех запланированных работ место это стало именоваться дачей Кушелева-Безбородко. Облик поместья, сформированный тогда, сохранился до нынешних времен. Неофициальными названиями усадьбы стали «Дача со львами» и «Кушелева дача». Первое из них появилось благодаря уникальной ограде дома .

Она представляет собой композицию из 29 скульптур львов, установленных на пьедесталах, соединенных между собой мощными чугунными цепями, которые львы держат в зубах. Если вы думаете, что теперь знаете все названия дома, то вы ошибаетесь.

Дело в том, что эта дача была отделана мрамором, а таких дворцов в Санкт-Петербурге тогда было всего два — Мраморный дворец и этот «домик». Малым мраморным дворцом ее стали называть вскоре после ремонта и реконструкции. Здание признано памятником архитектуры в стиле классицизм.

Впечатляет красотой его Большой кабинет, а также интерьеры Золотой, Белой, Голубой гостиных, зала Саксонского фарфора. Ныне во Дворце размещается Европейский институт.

Среди архитектурных шедевров, расположенный на Свердловской набережной, следует упомянуть и Дачу Дурново. Возведена она в 1780 г. по проекту арх. Львова. Заказчиком был Петр Бакунин, потом дом перешел во владение его сына Павла Бакунина, Президента Российской Академии Наук.

Пережив несколько перепродаж, дача стала собственностью Д.Дурново, служившему камергером при дворе. Новый хозяин затеял масштабную реконструкцию дачи, привлек к работе над проектом архитектора А.Михайлова. Перед ним была поставлена задача перестройки и главного здания, и вспомогательных построек.

И, в итоге, довольно скромная загородная дача обрела респектабельный вид. По сведениям, датированным 1814 годом, дача имела вид дворца. Такое впечатление, кроме архитектурных изысков, создавал уютный английский парк, разбитый в ходе реконструкции.

Его украсили извилистыми дорожками и мостиками, беседками и скульптурами, эффектными группами деревьев и экзотических цветов. Небольшой островок стал прибежищем для Белого павильона, который часто называют «Храмом Эскулапа». Более века семья Дурново владела этой дачей.

Концом периода расцвета поместья стала революция 1917 года. Сейчас на Даче Дурново расположен заводской клуб.

Источник: http://opeterburge.ru/naberezhnye-sankt-peterburga/naberezhnaya-sverdlovskaya.html

Знаменитые 29 львов усадьбы Кушелевых-Безбородко отправляются на реставрацию

Начинается реставрация ограды с 29 чугунными львами памятника федерального значения «Дача Безбородко А.А. (Кушелевых-Безбородко)» на Свердловской набережной.

Также в середине лета 2017 года, после переезда в новое здание СПб ГУЗ «Противотуберкулезный диспансер № 5», начнется масштабная реставрация с приспособлением для современного использования дачи Кушелева-Безбородко.

Ограда возведена при строительстве главной дачи для дачи А.А. Безбородко в 1780-х годах. По фронту ограды с ажурными коваными воротами на гранитных постаментах расположены 29 скульптур львов (чугун, литье), соединенных цепями из круглых звеньев.

Одна из скульптур поздняя, отлита из алюминиевого сплава – проектом предполагается воссоздать ее в историческом материале.

Реставрация будет проводиться в мастерской, а на свое место львы вернутся после окончания работ по реставрации дачи Кушелева-Безбородко.

Работы проводятся на средства Санкт-Петербургской строительной компании ООО «МОНОЛИТ»* на основании согласованной в установленном порядке проектной документации и разрешения КГИОП.

«Мы надеемся, что через два года, как запланировано, проект будет реализован, и уникальное усадебное здание конца XVIII века  станет одной из возрождённых жемчужин нашего города, – отметил председатель КГИОП Сергей Макаров. – Инвестор предполагает создание здесь музейно-выставочного пространства. При этом исторический облик здания, естественно, будет сохранен».

Галереи здания планируется использовать в качестве музейно-выставочной площадки для размещения обширной экспозиции, посвященной истории развития ювелирного дела в России. Объем инвестиций в реализацию проекта составит не менее 500 миллионов рублей.

«Фигуры львов и цепи сильно загрязнены, имеют многослойные окраски, утраты красочного и грунтовочного слоев,  – рассказала начальник отдела северных, южных районов КГИОП Светлана Наливкина. – Гранитные постаменты под фигурами имеют мелкие сколы и докомпановки цементными материалами. Сильно крошатся верхние плиты известнякового основания».

Все львы уникальны: у каждого легкая улыбка, которая ни разу не повторяется на всех 29 скульптурах. Вес одной фигуры около 200 килограммов. «Сегодня мы практически снимем «Приключения итальянцев в России-2», – заметил председатель КГИОП.

Пресс-секретарь КГИОП Ксения Черепанова – 710-41-17, press@kgiop.gov.spb.ru

* Появлявшаяся ранее в прессе информация о связи компании с руководством Азербайджанской культурной автономии Санкт-Петербурга не соответствует действительности. Строительную компанию ООО «МОНОЛИТ» возглавляет Семенова Янина Валерьевна, которая одновременно руководит одним из основных российских производителей ювелирной продукции —   Санкт-Петербургским ювелирным заводом.

***

Дача А.А. Безбородко является одним из самых ярких усадебных ансамблей последней четверти XVIII века.

Участок, на котором располагается усадьба Кушелева-Безбородко, был заселён ещё до основания Санкт-Петербурга. На карте 1698 года здесь указана шведская усадьба с садом коменданта крепости Ниеншанц.

Возможно, здесь была создана система подземных ходов, которыми мог бы воспользоваться комендант в случае неожиданного появления русских войск.

Вскоре после основания Санкт-Петербурга Пётр I подарил опустевшую шведскую усадьбу жене Екатерине.

В первые годы после основания столицы на территории усадьбы находился казенный сад – древесный питомник, устроенный по распоряжению Петра I.

К северу от казенного сада в 1718 году лейб-медик Петра I Роберт Эрскин обнаружил ценный источник лечебной минеральной воды. Зимой 1719 года ими лечился Пётр I и признал воду не хуже бельгийской.

Местность эта была названа Полюстрово от латинского слова «palustris» — болото.

Во второй половине XVIII века производится благоустройство правого берега Невы как дачной местности, тогда же формируются две крупнейшие усадьбы: Безбородко (первоначально – Теплова) и Дурново (первоначально – Бакунина).

В 1770 году территория дачи была пожалована Екатериной II своему приближенному, сенатору и тайному советнику Григорию Теплову.

Теплов был активным участником возведения Екатерины на Российский престол, автором манифеста о восшествии и текста присяги новой императрице.

Эту территорию новый владелец значительно расширил, выкупив у охтинских поселян участок с железными ключами, где желал устроить лечебное заведение. В 1773-1777 гг. был построен небольшой трехэтажный дом по проекту Василия Баженова.

В 1782 году, после смерти Г.Н. Теплова, усадьба была продана его сыном канцлеру  Александру Андреевичу Безбородко (1747-1799). Для него по проекту архитектора Д.

Кваренги (некоторыми исследователями оспаривается авторство Кваренги в пользу Николая Александровича Львова – ему же приписывается авторство ограды со львами) в 1783-1784 годах старый дом был перестроен и расширен: по обеим сторонам возведены дугообразные сквозные колоннады, связавшие его с двухэтажными флигелями у Невы, главный фасад увенчал трехэтажный фронтон, к северу от усадебного дома разбит парк. Здание выполнено в формах строгой классики конца XVIII века римско-дорического ордера. Щедрый на всякое новое «мотовство», Безбородко затратил огромные средства на украшение своей летней резиденции и с уверенностью мог говорить, что вид его дачи и сада «у всех взял верх».

На набережной была сооружена двухъярусная парадная терраса-пристань. По обе стороны от пристани располагались пушки для сигналов и салютов.

Боковые лестницы и грот пристани были облицованы гранитом, а терраса декорирована четырьмя скульптурами сфинксов,  одна пара на верхней площадке, другая на нижней, и вазами.  В годы ВОВ терраса-пристань была разрушена. В 1959-1960 гг.

была произведена реставрация пристани по проекту архитектора А. Л. Ротача и техника Г. Ф. Перлина с воссозданием утраченных скульптур.

Одновременно с гранитной пристанью в конце 1780-х годов появляется ограда, отделяющая от набережной  палисадник, расположенный перед усадебным домом. Ограда состоит из двадцати девяти одинаковых скульптур львов, держащих в зубах массивные чугунные цепи. В конце XIX века ограда со стороны сада дополняется решеткой из вертикальных пик.

Александр Андреевич очень любил свою загородную резиденцию. Каждое летнее утро отсюда он отправлялся с докладом к императрице, а к обеду возвращался. Здесь Безбородко собирал коллекцию произведений западноевропейского искусства.

В мемуарной литературе сохранилось много рассказов о роскоши и великолепии празднеств, которые Безбородко давал в своем городском доме и на загородной даче. Горячий поклонник и покровитель театральной среды, он устраивал у себя на даче грандиозные приемы.

После смерти А.А. Безбородко в 1799 году усадьбу унаследовал его брат Илья Андреевич. В его владении дача оставалась до 1815 года, после чего перешла в собственность к двум его дочерям, старшая из которых Любовь была замужем за адмиралом графом Г.Г. Кушелевым.

Заслугой Александра Григорьевича Кушелева-Безбородко, внука Александра Андреевича, стало дальнейшее развитие территории усадьбы на основе использования её главного богатства – уникальной минеральной воды.

При новом владельце Полюстрово заметно оживляется. Производятся работы по осушке местности, прокладываются трубы, для сбора вод устраивается  общий сборный бассейн. Сооружается здание ванн.

В 1820-30-х годах процесс сдачи в аренду участков из обширных пригородных владений представителей аристократических фамилий затронул и восточную часть Выборгской стороны, граничившую с охтинскими селениями.

Обширные участки имения к западу и востоку были разделены на более мелкие для продажи «без всяких посторонних кондиций в вечное и потомственное владение 20 вновь нарезанных участков земли для заведения жилых домов, дач, фабрик и тому подобного».

В начале 1820-х годов столичные газеты стали помещать объявления об устраивавшихся по воскресеньям и четвергам гуляниях на даче Безбородко, с музыкой, иллюминацией, фейерверком.

В это время на месте протоки была устроена северная часть большого паркового пруда.

В 1833 году территория парка Кушелевых-Безбородко вместе с деревней Полюстрово вошла в черту города в составе Охтенского участка Выборгской части.

Графу Александру Григорьевичу Департаментом искусственных дел было предоставлено право строить на участках земли из своего имения жилые дома, дачи, фабрики и пр. не по образцовым проектам.

Первый опыт создания в Полюстрове курорта с использованием минеральной воды для купания начался в 1838 году. Аптекарь Фишер на одном из участков, сдаваемых графом в аренду, открыл купальни с комнатами для проживающих. К 1848 году на полюстровском курорте был выстроен деревянный одноэтажный танцевальный павильон, в те же годы устроен готический павильон Тиволи.

До Полюстрово от Публичной библиотеки ходил омнибус, а с конца 1840-х годов сюда было налажено пароходное сообщение.

Помимо целебных вод, славу Полюстрову создавали великолепные праздники для горожан. Здесь играл духовой оркестр, устраивались танцы, публику развлекали гимнасты. На дачу к графу приезжали и подолгу гостили М.И. Глинка, К.И. Брюллов, «Северная пчела» систематически печатает отчеты о грандиозных гуляньях и празднествах, устраиваемых на даче Безбородко.

Читайте также:  Строгий классицизм - "стройный" облик санкт-петербурга

Александр Григорьевич умер в 1855 году, и имение Полюстрово перешло к его старшему сыну Григорию, который поднял курорт минеральных вод на новый уровень. Новый владелец распорядился выстроить здание на 30 ванн, для подогрева которых из Англии была выписана паровая машина. Начали действовать серные ванны.

Граф Григорий Александрович, как и его отец, был хлебосольным хозяином. В его поместье постоянно гостили несколько десятков литераторов. Сам он был основателем и редактором ежемесячного литературно-политического журнала «Русское слово».

Одним из ярких эпизодов жизни усадьбы этого периода было полуторамесячное пребывание здесь Александра Дюма-отца в июне-июле 1858 года. Автор «Трёх мушкетёров» писал: «Мы остановились перед большой виллой, два крыла которой полукругом отходили от главного корпуса. На ступеньках подъезда выстроились слуги графа в парадных ливреях.

Граф и графиня вышли из кареты, и началось целование рук. Потом поднялись по лестнице на второй этаж в церковь. Как граф и графиня переступили порог, началась обедня в честь «благополучного возвращения», которую достопочтенному священнику хватило ума не затягивать.

По окончании все обнялись, невзирая на ранги, и по распоряжению графа нас проводили каждого в свое помещение. Мои апартаменты были устроены на первом этаже и выходили в сад. Они примыкали к большому прекрасному залу, используемому как театр, и состояли из прихожей, маленького салона, бильярдной, спальни для Муане и меня. После завтрака я отправился на балкон.

Передо мной открылся чудесный вид – к реке от набережной спускаются большие гранитные лестницы, над которыми воздвигнут шест футов пятьдесят высотой.

На вершине шеста развевается знамя с графским гербом. Это – пристань графа, куда ступила Великая Екатерина, когда оказала милость Безбородко и приняла участие в празднике, устроенном в ее честь».

В 1868 году в Полюстрове произошел крупный пожар, после которого курорт попытались восстановить, но безуспешно: огонь уничтожил много дач и все увеселительные заведения парка и курорта минеральных вод. Г.А. Безбородко умер весной 1870 года. Источники завещал он своим крестьянам. Имение унаследовала сестра  графа Л. А. Мусина-Пушкина, которая сдавала дачу в аренду.

В 1875 году из земель, приобретенных архитектором Ц.А. Кавосом на территории бывшего сада Кушелева-Безбородко, был выделен участок для строительства канатной фабрики. Здание протянулось вдоль всей южной границы участка – от Охтинской дороги до дальнего рукава пруда. Постепенно здесь складывается деревянный фабричный городок с производственными, складскими и жилыми помещениями.

Самую северную территорию, где находился источник минеральной воды, купил князь С.С. Абамелек-Лазарев, который организовал широкую продажу бутилированной полюстровской воды, а также доставку её на дом. При новом владельце минеральная вода выпускалась под маркой «Натуральная минеральная вода Полюстровских источников».

В 1876 году территория к западу от особняка была продана акционерному обществу Славянского пивомедоваренного завода (с 1885 года – «Новая Бавария»).

В 1880-х остальная часть усадьбы, включая главный дом, была продана почетному гражданину купцу Брусницыну. В 1896 году владение Брусницына приобрела Елизаветинская община сестёр милосердия для создания больницы.

Дворец был перестроен, в нём разместились аптека, амбулатория и квартиры для служащих. К северу от него построили пять больничных корпусов, к востоку от особняка – жилой дом для сестёр милосердия и церковь св.

Пантелеймона Целителя.

В годы советской власти ускорилось завершение процесса индустриализации местности.

В 1913 году гражданским инженером А.И. Стюнкелем разработан проект реконструкции цеха Товарищества канатной фабрики «Нева», предусматривающий его значительное расширение. Начало Первой мировой войны помешало полной реализации проекта – был построен только один этаж пристройки.

Механический завод «Промет», основанный в 1914-1915 годах на узком участке между домом притча Елизаветинской общины сестёр милосердия и Кушелевским переулком, к началу 1930-х годов занял почти всю юго-восточную и частично центральную часть усадьбы.

В 1917 году после Октябрьской революции дача перешла в ведение Губздрава и была отдана для устройства в нем больницы им. К. Либкнехта.

Во время Великой Отечественной войны усадьба была сильно повреждена.

При сооружении современной Свердловской набережной подземный ход к берегу Невы был уничтожен, вход из усадьбы замурован.

Основные работы по реконструкции усадьбы с приспособлением под туберкулёзный диспансер проведены в 1960-1962 гг. по проекту архитектора В.С. Шерстнева (институт «Лекнпроект»). Двухэтажные пристройки, примыкающие непосредственно к боковым башням лицевого фасада здания, были разобраны.

В это же время проводятся реставрационные работы по существующим историческим оградам. В 1970-х гг. осуществлен проект благоустройства территории тубдиспансера. В 1984 – проведен выборочный капитальный ремонт здания.

Металлические ворота с калиткой на каменных столбах и ограда реставрировались в конце 1990-х годов.

Львы у дачи Безбородко становятся участниками одной из сцен вышедшей в 1974 году комедии Эльдара Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России». По сюжету героям предстоит найти 9 миллиардов итальянских лир, спрятанных в Ленинграде «подо львом». «В этом городе львов больше, чем жителей!» — говорят герои картины, пересчитывая львиные скульптуры ограды дачи Кушелевых-Безбородко.

***

Александр Андреевич Безбородко родился в Глухове в 1747 году. Граф П.А. Румянцев рекомендовал своего толкового сотрудника императрице в качестве секретаря, аттестовав его так: «Представляю вашему величеству алмаз в коре: ваш ум даст ему цену».

Императрице представился случай убедиться в необыкновенной памяти своего секретаря: она назвала какой-то закон, который Безбородко тут же рассказал наизусть, а когда императрица затребовала книгу с законом, чтобы убедиться, действительно ли указ изложен в точности, то Безбородко назвал и страницу, на которой он напечатан.

Граф, затем светлейший князь, главный директор почт Российской империи, фактически руководил внешней политикой страны.  За два года до смерти удостоен Павлом I высшего по тем временам ранга канцлера Российской Империи.

Александр Андреевич слыл поклонником искусства, был завсегдатаем театра, любил русские песни. После себя оставил богатейшую картинную галерею, по качеству и количеству картин не уступавшую строгановской.

Автор биографий дипломатических сановников Терещенко писал: «Являясь к императрице во французском кафтане, он иногда не замечал осунувшихся чулков и оборванных пряжек на своих башмаках, был прост, несколько неловок и тяжел; в разговорах то весел, то задумчив».

В его доме на Почтамтской улице постоянно толпились просители, которым он старался помогать, чем заслужил репутацию добряка.

Граф Комаровский со слов своего зятя оставил описание домашнего быта Безбородко: » Ничего не было приятнее слышать разговор графа Безбородко. Он одарен был памятью необыкновенною беглость, с которой он, читая, схватывал смысл всякой речи, почти невероятна.

Мне случалось видеть, что привезут ему от императрицы преогромный пакет бумаг; он после обеда обыкновенно садился на диван и всегда просил, чтобы для него не беспокоились и продолжали бы разговаривать, между тем он только что переворачивал листы и иногда вмешивался в беседу гостей своих, не переставая в то же время читать бумаги.

Если то, что он читал, не заключало в себе государственного секрета, он нам сообщал содержание оного».

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/otrasl/c_govcontrol/news/108880/

Дача Безбородко в Санкт-Петербурге (дача со львами)

Фото дачи Безбородко

Дача Безбородко – это памятник архитектуры XVIII века. Место, где находится усадьба, стало известно значительно раньше – сюда приезжали лечиться лечебной водой Полюстрово.

Дача Безбородко прославилась также своей оригинальной оградой, состоящей из двадцати девяти львов, держащих в зубах чугунные цепи.

Кроме того, история усадьбы связана с именами многих известных литературных и музыкальных деятелей.

Из истории

Территория, где находится дача Кушелева-Безбородко, была заселена еще до основания Санкт-Петербурга. Так, в конце XVII века здесь располагалась усадьба коменданта шведской крепости Ниеншанц, а после взятия крепости в ходе Северной войны Пётр Первый подарил ее своей жене Екатерине.

Существует легенда, что открыл местные лечебные воды сам Петр Первый, признав, что они не хуже Бельгийских. Название воды «Полюстровская» происходит от латинского слова «палюстер», что означает «болотистый».

Строительство дачи Безбородко

В 1770 году действительный тайный советник Григорий Николаевич Теплов, знавший толк в целебных водах, в целях экономии, не поехал лечиться за границу, а решил воспользоваться Полюстровской водой.

Григорий Теплов попросил у правящей в то время Екатерины II мызу Полюстрово себе в подарок. В октябре 1770 года участок был ему пожалован и в 1773-1777 годах по проекту архитектора Василия Баженова здесь был построен дом в готическом стиле. Также были сооружены оранжереи для выращивания цветов, фруктов и овощей. Причем, при возведении дома использовались имеющиеся здесь коммуникации.

Известно, что здоровье Теплова улучшилось, правда, сам он отметил, что местная вода чуть его не погубила.

Дача Безбородко — перестройка Джакомо Кваренги

После смерти сенатора его сын Алексей Теплов, сильно нуждавшийся в деньгах, продал усадьбу за 22 500 рублей канцлеру Александру Андреевичу Безбородко.

На месте старого дома по проекту Джакомо Кваренги был возведен новый особняк. Но знаменитый архитектор не разрушил полностью постройку Василия Баженова, сохранив не только ее элементы, но, возможно, и остатки шведской усадьбы.

Дача Безбородко — описание

Дача Безбородко относится к немногим сохранившимся загородным постройкам, созданным великим итальянским архитектором.

Строение выполнено в стиле классицизма и имеет традиционный для таких строений вид. Главное здание располагалось в глубине участка, а открытые галереи связывали его с расположенными симметрично флигелями.

В домах Италии открытые галереи обычно использовались для сушки сена, но при влажном климате Петербурга эти функции были не нужны и поэтому позже галереи перестроили в закрытые помещения.

Ближе к Неве находилась ротонда, окруженная колоннами, в которой был источник воды, идущий от ключа, расположенного в километре от усадьбы. Пристань была построена в виде двухъярусной террасы с гротом и спусками к воде, ее украшали гранитные вазы и изваяния сфинксов.

Во время Великой Отечественной войны пристань-терраса была разрушена, ее восстановление было выполнено в 1959-1960 годах по проекту архитектора Александра Ротача и техника Г. Ф. Перлина.

За домом был сад в английском стиле с кустарниками и извилистыми дорожками, мраморными скульптурами и беседками, каналами и островками. Среди садовых сооружений выделялся павильон Руина, напоминавший руины древнего замка с башней. Строение, собранное из подлинных античных фрагментов, не сохранилось до наших дней.

В начале XIX века в усадьбе появилась знаменитая ограда, состоящая из 29 львов. Её создатель, предположительно, — Николай Александрович Львов.

Граф Безбородко обладал высоким художественным вкусом, им была собрана одна из самых богатых в России коллекция картин и других произведений искусства. На даче Безбородко бывали писатели Александр Радищев и Денис Фонвизин, здесь некоторое время жил писатель и архитектор Николай Александрович Львов.

В Советское время в ходе реконструкции Свердловской набережной подземный ход к берегу Невы был засыпан.

Дача Безбородко как лечебный курорт

Александр Безбородко умер в 1799 году, попросив «употребить его состояние на богоугодные дела». Его брат Илья, не успел выполнить эту просьбу, скончавшись в 1815 году.

После его смерти усадьба перешла его дочери княгине Клеопатре Лобановой-Ростовской, воспитывавшей сына своей сестры Александра Григорьевича Кушелева.

В виду потери мужской линии в 1816 году по приказу Александра I к фамилии Александра Кушелева была добавлена фамилия Безбородко. Он и стал владельцем усадьбы, которая стала называться дачей Кушелева-Безбородко.

Читайте также:  Строительство гранитных набережных

В этот период усадьба становится лечебным курортом. Для исследования источника приглашались медики и аптекари, сделавшие положительные заключения о местной воде.

Аптекарь Фишер на одном из участков построил курортный городок с деревянными домиками, летним рестораном и купальнями, в которых было установлено двадцать ванн. Стакан Полюстровской воды стоил в то время одну копейку, а за пользование ванной брали от 10 до 25 рублей в месяц.

Деревня Полюстрово превратилась в курортно-дачное место, здесь побывали композитор Михаил Глинка и художник Карл Брюллов, поэт и драматург Нестор Кукольник и другие представители петербургской интеллигенции.

В 1855 году после смерти Александра Кушелева усадьба переходит его сыну Григорию, литератору, издателю журнала «Русское слово», почетному члену многих европейских шахматных клубов.

В 1858 году по его приглашению в усадьбе гостил автор «Трёх мушкетёров» Александр Дюма-старший.

О виде со своего балкона Дюма написал так: «Передо мной открылся чудесный вид – к реке от набережной спускаются большие гранитные лестницы, над которыми воздвигнут шест футов пятьдесят высотой.

На вершине шеста развевается знамя с графским гербом. Это – пристань графа, куда ступила Великая Екатерина, когда оказала милость Безбородко и приняла участие в празднике, устроенном в ее честь».

Среди гостей усадьбы бывали Иван Александрович Гончаров, Апполон Майков и Алексей Писемский.

Дача Безбородко после пожара

В 1868 году случился пожар и большая часть курорта сгорела. Вскоре умер и граф Кушелев, имение перешло его сестре Любови Мусиной-Пушкиной.

В 1873 году усадьбу разделили на части и несколько участков было продано, в том числе и под строительство промышленных предприятий. Так, здесь разместился пивной завод «Новая Бавария», сейчас это ЗАО «Игристые вина».

Бывшая дачная местность превратилась в фабричную петербургскую окраину.

В 1887 году была пробурена скважина минеральной воды, дававшая до 20000 ведер воды в сутки, а старые источники постепенно были заброшены.

Елизаветинская община

В 1896 году здание усадьбы и часть парка перешли в собственность Общества Красного Креста и на территории дачи Безбородко разместилась Елизаветинская община сестер милосердия.

Новое строительство и перестройка велись под руководством архитекторов Павла Сюзора, Николая Набокова и Александра Кащенко.

В парке возводятся каменные больничные корпуса, а центральное здание усадьбы используется для размещения квартир для служащих, аптеки и амбулатории, в которой проводился прием рабочих местных заводов.

По проекту Александра Кащенко строится церковь целителя Святого Пантелеймона, главной достопримечательностью которой стал мраморный иконостас, созданный скульптором Михаилом Поповым.

В Советское время здесь находилась инфекционная больница. В ближайшем будущем в церкви Святого Пантелеймона планируется создать культурный центр, наподобие того, что в настоящее время действует в Смольном соборе.

В январе 2014 года, по сообщениям активистов движения «Живой город», был снесен один из домов комплекса Елизаветинской общины, расположенный за зданием особняка.

С 1898 года и до революции минеральные воды находились в собственности крупного российского предпринимателя и промышленника Семена Семеновича Абамелек-Лазарева. С 1930-х годов осуществляется промышленный выпуск воды Полюстрово. Ее высокое качество отмечено многочисленными наградами на специализированных выставках и дегустациях.

В настоящее время в усадьбе размещается Санкт-Петербургский противотуберкулёзный диспансер №5. Дача Безбородко, являясь, архитектурным памятником, находится под охраной государства.

Источник: https://www.spb-guide.ru/page_505.htm

Архитектурные обмеры: Дом Лобановых-Ростовских

Адрес объекта: г. Санкт-Петербург,Адмиралтейский просп., 12, Исаакиевская пл., 2, Вознесенский просп., 1.

Сроки проведения обмерных работ на объекте:

январь 2004 г.

Работы, проводимые на объекте:

Фотограмметрическая съемка лицевых фасадов. Обмеры фасадов фотограмметрическим способом.

Историческая справка:

Дом Лобанова-Ростовского (многим знаком, как Дом со львами) — является памятником архитектуры (федеральный), внесен в список объектов культурного наследия РФ за № 7810005000.

История «Дома со львами» тесно связана со строительством главного кафедрального Исаакиевского собора по проекту архитектора Монферрана в 1817 — 1858 гг.

Летом 1817 года императором Александром I был утверждён составленный Огюстом Монферраном проект нового Исаакиевского собора.

Князь Александр Яковлевич Лобанов-Ростовский был так впечатлён работой французского архитектора, что заказал у него проект для собственного дома на соседнем участке.

10 августа 1817 года Санкт-Петербургской управой у городского землемера Кашкина были заказаны 2 экземпляра плана «на Всемилостивейше пожалованное Его Императорским величеством отставному полковнику Князю Лобанову-Ростовскому место на Исаакиевской площади».

Строительные работы «рытье котлованов, битье свай и кладка фундаментов» начались в 1818 году. И уже в начале сентября1819 года в газетах Петербурга появились объявления о сдаче в аренду помещений «Дома со львами». Однако, окончательно строительство дома завершилось лишь к 1820 году, когда закончились все отделочные работы внутри массивного здания.

Александр Яковлевич с супругой в «Доме со львами» не жили, а использовали здание как доходный дом. Здесь устраивались балы и маскарады, в которых участвовал император Александр I и императрица Елизавета Алексеевна. В доме Лобанова-Ростовского работали магазин художественных изделий, мучная лавка и портерная.

Здесь экспонировались панорама и косморама, а также «сценография Иерусалима», устроенная Анжело Тозелли. Часть здания арендовала Комиссия по построению Исаакиевского собора.

С точки зрения композиции дом Лобанова-Ростовского является памятником передовой строительной техники первой четверти XIX века. Монферран блестяще справился с планировочным решением здания.

Здание в плане имеет треугольный вид. Два фасада, обращенные к Адмиралтейству и Исаакиевскому собору, получили торжественное оформление в стилистике высокого классицизма, в то время как «проезжий» фасад со стороны Вознесенского проспекта выглядит нейтрально.Главный фасад украшен восьмиколонным портиком коринфского ордера.

Колонны портика Монферран поднял на выдвинутую вперёд аркаду, что позволило создать крытый проезд к входным дверям. Львы, стоящие по сторонам подъезда, высечены из белого каррарского мрамора скульптором П. Трискорни. Прообразом реальных львов дома Лобанова-Ростовского послужили аналогичные статуи перед Лоджией деи Ланци во Флоренции.

Фасады «Дома со львами» перекликаются с оформлением других зданий в центре Петербурга. Вместе они образуют колоссальную единую композиционную систему — от здания Генерального штаба до Исаакиевской площади.

Несмотря на доходы, приносимые арендаторами, спустя 9 лет после окончания строительства дома чета Лобановых-Ростовских оказалась в долгах. 1 июля 1824 году 1-й и 2-й этаж особняка были сданы Военному министерству в аренду.

В 1828 году А. Я.

Лобанов-Ростовский решил разыграть здание в лотерею, но император Николай I запретил эту коммерческую аферу и предложил князю продать в казну дом и уникальную библиотеку. В результате князь получил не только желанную сумму , но и пожизненную пенсию.

В «Доме со львами» было окончательно решено на условиях аренды разместить Военное ведомство в силу постоянного роста потребностей последнего.

В 1829 году под нужды государственного учреждения была предпринята перестройка здания под руководством архитектора Э. Х. Анерта. Львиная часть изменений пришлась на интерьеры. При этом нетронутыми остались лишь главный подъезд (с Адмиралтейского проспекта) и парадная лестница.

С 1824 до 1917 года в доме со львами размещалось Военное министерство России.

После Октябрьской революции здание было взято под охрану государства. В советскую эпоху дом сменил множество хозяев. После Октябрьской революции здесь размещались Военно-политическая академия имени Толмачева, затем – Аэромузей и общежитие Восточного института им. А. С. Енукидзе.

В 1930-40-х годах в доме одновременно ютились жилые квартиры, общежития Восточного института и Госотделстроя, мастерские Электромеханического завода (радиомастерская, кузница, кладовые, конюшня, гараж, контора) и общеобразовательная школа №239.Во время ВОВ здание не раз страдало от артобстрелов и налетов вражеской авиации, у знаменитых фигур беломраморных львов были отбиты хвосты.

После войны в «доме со львами» открылся Государственный проектный институт №1. Институт снова изменил планировку дома.

Реставрация «дома со львами» должна была начаться еще в 1949 году. Но из-за отсутствия денег дело затянулось на без малого двадцать лет. После 1960-х, когда дом Лобанова-Ростовского был включен постановлением СМ РСФСР №1327 от 30.08.1960 г.

в Список памятников истории и культуры республиканского значения, реставрационные работы проводились здесь несколько раз.

В 2002 году дом со львами перешёл к Управлению делами президента, которое намеревалось приспособить его для переезжавшего в Петербург Конституционного суда. Однако позже было решено создать в его стенах самый фешенебельный отель в городе, готовый принимать высших государственных лиц. Здание было передано в аренду на 49 лет компании ЗАО «Тристар Инвестмент Холдингс».

В 2004 году началась реставрация фасада здания и внутренних помещений.

В 2013 году в «Доме со львами» открылся элитный отель.

Работы, проведенные на объекте ООО НПП «Фотограмметрия»:

— фотограмметрическая съемка лицевых фасадов,

— обмеры фасадов фотограмметрическим способом.

распечатать

Источник: https://photogrammetria.ru/211-arhitekturnye-obmery-dom-lobanovyh-rostovskih.html

Дом со львами: история и архитектура

Неподалёку от Исаакиевского собора, в двух шагах от Невского проспекта (на котором, кстати, расположился и один из хостелов «Порт») находится дом, известный в обиходе как дом со львами. Адрес он имеет необычный, тройной: Адмиралтейский проспект, 12, Вознесенский проспект, 1 или Исаакиевская площадь, 2. И об этом памятнике архитектуры мы вам сегодня и поведаем.

Этот дом является бывшей дворянской резиденцией, построенной в 1817—1820-х в стиле классицизма для князя Александра Яковлевича Лобанова-Ростовского по проекту знаменитого Огюста де Монферрана. Необычный своей треугольной формой особняк расположен на ответственном в градообразующем отношении участке.

Два фасада (один из которых обращен на север, другой на запад, к Исаакиевскому собору) Монферран оформил одинаково парадно, разместив в центре каждого из них восьмиколонные коринфские портики. А вход в дом перед колоннадой, обращенной в сторону Адмиралтейского проспекта стерегут мраморные изваяния львов, вошедшие в историю благодаря А.С.

Пушкину, который упоминает в своей поэме «Медный всадник» и сам особняк, и его стражей. 

Фасад здания, обращенный в сторону Вознесенского проспекта, выглядит значительно проще, но именно вдоль него от острого угла здания, разворачивается перспектива, замкнутая шпилем Адмиралтейства.

С самого начала он задумывался четой Лобановых-Ростовских как доходный дом, то есть как строение для сдачи квартир внаём. Удивительно, что не только саму идею подала супруга,  Клеопатра Ильинична, но она же ведала всеми делами предприятия.

Семья князя, таким образом, поначалу там практически не жила, однако начатое дело давало действительно внушительный доход. Здесь в своё время даже располагалась первая в Санкт-Петербурге литография.

Однако через 9 лет семья оказалась в долгах,  посему здание было отдано почти полностью Военному ведомству и перестроено.

После смерти супруги князь попытался продать и большой особняк, и бесценную библиотеку, но покупателя не нашлось, и всё это было выгодно выкуплено императором Николаеем I. За покупку редкого собрания книг он назначил князю пожизненную пенсию, а сам же князь вышел в отставку и уехал в Париж, где долгое время жил.

В 2002 году дом со львами перешёл к Управлению делами президента, и он был перестроен под гостиницу класса люкс; при этом интерьеры и внутренние флигели здания были разрушены, неизменным остался лишь его внешний облик.

Сегодня в стенах особняка построен самый фешенебельный отель в городе, готовый принимать высших государственных лиц.

 И если вы почему-то до сих пор не являетесь таким лицом, но ищете себе подходящую комнату, то мы рады предоставить вам приятную альтернативу: недорогие комнаты хостелов «Порт», оплатить пребывание в которых вы можете любым удобным вам способом и наслаждаться этим самым пребыванием столько, сколько вам будет необходимо.

Источник: http://PortHostel.ru/dom-so-lvami.html

Ссылка на основную публикацию