Дуэли федора толстого

Как дуэлянт граф Федор Толстой стал «Американцем»? Часть 2

Приехав после ссылки в Москву, Александр Сергеевич сразу же отправил к графу секундантов. Толстого в старой столице не оказалось, а затем друзьям как-то удалось их примирить.

Это был один из немногих случаев, когда Толстой пошел на примирение.

Возможно, он щадил жизнь Пушкина, ставшего крупнейшим российским поэтом, или не хотел разрывать отношений с Вяземским, Жуковским, Баратынским, Давыдовым, которые бы смерть поэта ему не простили.

Интересно, два человека с взрывным темпераментом, Пушкин и Толстой, впоследствии даже подружились. Толстой ввел Пушкина в семью Гончаровых. Через него Пушкин сделал первое официальное предложение и получил неопределенный ответ от матери Наталии Николаевны. Свадьба все-таки состоялась, и в какой-то мере в это свою лепту внес и Федор Толстой.

Дуэли были для графа любимым, после карт, развлечением. Он специально провоцировал людей, распускал слухи, оскорблял только для того, чтобы добиться вызова или получить возможность вызвать на дуэль самому.

Рассказывают (об этом писал Сергей Толстой, сын Льва Толстого), что один из друзей попросил Толстого быть секундантом на дуэли, которая назначена на 11 часов следующего утра. Но когда он заехал за графом утром, тот еще спал.

Разбуженный Толстой обыденно заявил, что дуэли не будет, так как он уже успел оскорбить, принять вызов и убить противника своего друга. Зная нрав Толстого, можно предположить, что что-то подобное вполне могло произойти на самом деле.

Страстью Федора Толстого были карты. Играл он успешно, обычно выигрывал большие суммы, которые тратил на дружеские пирушки. Говаривали, что, не полагаясь на фортуну, он умело блефовал и шулерствовал, временами создавая этим новые поводы для дуэлей. Иногда он нарывался на таких же «профессионалов» и очень крупно проигрывался.

Стоит отметить, что благодаря прекрасной образованности, увлечению российской историей (граф собирал древние рукописные книги) и неординарности характера Толстой был близко знаком со многими известными литераторами и поэтами. Ему посвящал строки Вяземский. Грибоедов в «Горе от ума» писал:
«Ночной разбойник, дуэлист, В Камчатку сослан был, вернулся алеутом И крепко на руку нечист,

Да разве умный человек и может быть не плутом».

Граф узнал себя в этом описании, но не обиделся. По словам сына Сергея, Лев Толстой рассказывал, что Федор Толстой, встретив однажды Грибоедова, сказал ему:  — Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку не чист? Подумают, что я взятки брал. Я взяток отродясь не брал.  — Но ты же играешь нечисто, — заметил Грибоедов.

 — Только-то? — ответил Толстой. — Ну, ты так бы и написал.

Возможно, после такого разговора в рукопись «Горе от ума», которая принадлежала князю Ф. И. Шаховскому, сам Федор Толстой внес правки.

Рядом со словами «В Камчатку сослан был» он пометил — «В Камчатку черт носил, ибо сослан никогда не был», а напротив строки «И крепко на руку не чист» он написал — «В картишках на руку не чист», после чего добавил: «Для верности портрета сия поправка необходима, чтобы не подумали, что ворует табакерки со стола».

Неординарная личность всегда интересует людей творческих. Поэтому чертами Толстого-Американца Пушкин «наградил» Зарецкого в «Евгении Онегине» и Сильвио в «Выстреле».

Лев Толстой в рассказе «Два гусара» явно с него списывал образ графа Турбина, а в первых вариантах «Войны и мира» у Долохова в одной из реплик даже упоминалась обезьяна (помните — орангутанг на «Надежде»).

У Тургенева Лучков в «Бретере» и Василий Лучинов в «Трех портретах» явно имеют отдельные черты Федора Толстого.

В личной жизни Федор Толстой был чужд многих светских условностей. Он женился на цыганке Авдотье Максимовне Тугаевой, которая долгие годы была его любовницей. У него родилось 12 детей, из которых 11 умерли.

Граф искренне считал, что смерть детей на его совести, как искупление за 11 человек, убитых им на дуэлях.

Особенно он переживал смерть любимой старшей дочери Сарры, которая дожила до 17 лет и по свидетельству современников отличалась своеобразной красотой и умом.

К концу жизни Федор Толстой стал набожным, всячески стремился искупить грехи молодости. Скончался он в возрасте 64 лет и был похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище, на котором и ныне можно увидеть его могилу.

Граф Федор Иванович Толстой прожил бурную жизнь, но и для современников, и для нас так и остался «в мире нравственном загадкой», как сказал о нем Вяземский.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/12149/

Фёдор Толстой-Американец: история самого «ненормального» из всех Толстых

Он убил на дуэлях больше 10 человек, был героем войны и ходил в «кругосветку». Его тело покрывали татуировки. Его женой была цыганка. Дядя Льва Толстого, Фёдор Толстой-Американец был прирожденным провокатором, эпатировавшем знатное общество своего времени.

Дерзкий офицер

Фёдор Иванович Толстой родился в 1782 году, с детства отличался живым характеров, склонностью к авантюрам и завидным физическим здоровьем. Окончив морской кадетский корпус, по протекции попал в престижный Преображенский полк. Долго продержаться в нем молодому Толстому не удалось. Он опоздал на внеочередной смотр полка по причине того, что летал на воздушном шаре.

Само по себе событие уже неординарное, но не будь Фёдор Толстой самим собой, если бы оно имело стандартное разрешение. Будучи отчитанным полковником Дризеном за опоздание, молодой граф не снес оскорбления и… плюнул командиру в лицо. Ситуация разрешилась дуэлью, в которой полковник был тяжело ранен. Толстому светил трибунал. Выход из ситуации был найден оригинальный.

В кругосветку — от суда

7 августа 1803 года началась первая русская кругосветная экспедиция. Корабли выходили из Кронштадта. В команду шлюпа «Надежда» Ивана Крузенштерна входил и Фёдор Толстой, по характеристике «молодая, благовоспитанная особа, состоящая кавалером посольства в Японию».

Уже через несколько дней «благовоспитанная особа» сумела поссориться со всеми членами экипажа.

Причина столь резкого несоответствия крылась в том, что Фёдор Толстой был не тем Толстым, на кого была написана характеристика, а его двоюродным братом. У родственников различались только отчества.

В кругосветной экспедиции двадцатиоднолетний Федор Иванович Толстой оказался насколько умышленно, настолько и случайно. На борту «Надежды» он скрывался от суда.

Шалости на корабле

В экспедиции Толстой не скучал. Он перессорил экипаж и вёл себя по меньшей мере вызывающе. Однажды он напоил корабельного священника Гедеона, что называется «до положения риз» и когда старичок уснул на палубе, припечатал бороду иеромонаха к палубе и поставил на сургуче государственную печать. Ломать её строго воспрещалось, Гедеону пришлось лишиться бороды.

Во время редких стоянок Толстой тоже не мог утихомирить свою тягу к драйву. В бразильском порту Додестеро он сцепился с португальским офицером, занимавшимся розыском контрабандистов. Внешность Толстого показалась офицеру странной. Дело шло к стрельбе, но португалец вовремя извинился. Последней каплей его пребывания на корабле стала «история с обезьяной».

Во время отсутствия Крузенштерна Толстой с бортовой обезьяной проник в капитанскую каюту, положил на стол лист бумаги и начал лить на него чернила. Обезьяна внимательно смотрела и хорошо выучила урок. Толстому оставалось только выйти из каюты, как надрессированный примат залил весь капитанский стол чернилами, испортив документы и карты.

Оставить Толстого на корабле Крузенштерн не мог и в 1804 году он высадил неуемного графа в Петропавловске-Камчатском. Показательно, что Толстой отправился в Петербург не сразу.

Несколько месяцев он провёл на Алеутских островах и жил среди аборигенов острова Ситху, которым русские колонисты дали название «колоши». По рассказам самого Толстого, его даже хотели сделать вождём племени.

Объективных доказательств этого нет, но то, что Толстой долго жил на островах сомнений не вызывает.

Татуировки

Когда Толстого ещё не выгнали с корабля и «Надежда» стояла на Маркизских островах, Толстой покрыл все тело татуировками. В XIX веке татуировки вызывали шок и трепет, слыли принадлежностью «дикарей». Толстой сознательно эпатировал окружающих.

Герой войны

Петербург не ждал Толстого с распростёртыми объятиями. Сразу с городской заставы Толстого отправили служить в Нейшлотскую крепость. Штабная служба была графу не по нутру.

«Американец», как прозвали Толстого, не раз писал прошения о переводе, но брать непредсказуемого татуированного авантюриста не хотел ни один командир. В итоге, сам князь Долгорукий, командующий Сердобским отрядом, устроил Толстого своим адъютантом.

«Американец» не стал отсиживаться в штабе, он активно участвовал в боевых действиях и заслужил славу героя. По итогам шведской войны Толстой был реабилитирован и возвращен в Преображенский полк. Но и в этот раз его гвардейская служба оказалась недолгой.

Дуэли, разжалование в рядовые, заточение в Выборгской крепости, отставка и ссылка в деревню под Калугу — меньше четырёх лет из биографии Толстого того времени.

В калужском имении Фёдор Толстой пробыл до Отечественной войны. Пойдя добровольцем на фронт в чине рядового, он героически прошёл с русской армией от Бородинского поля до Парижа, закончил войну подполковником и был награжден орденом Георгия 4-ой степени.

Бретёр

У Толстого-Американца было две главных страсти: дуэли и карты. Выйдя в отставку, он продуктивно предавался обеим. Он играл в карты много и не всегда честно, отчего наживал недругов, принимал и бросал вызовы на дуэль.

Однажды Толстой был секундантом у Гагарина. Дуэль была назначена на 11 утра следующего дня. Заехав за Толстым перед дуэлью, друг застал его спящим.

Оказалось, что «Американец» накануне спровоцировал скандал с обидчиком Гагарина и ранним утром уже расквитался с ним.

Страстный бретёр, счёт дуэлям Толстой-Американец не вёл, но число убитых им на дуэлях помнил. Таковых он насчитал одиннадцать человек. Федор Иванович и в любви был нетипичен.

Его жена, цыганка Авдотья Тугаева родила двенадцать детей, но зрелого возраста достигла только одна дочь Прасковья. Старшая дочь Сарра умерла в возрасте 17 лет. Фёдор Иванович считал это возмездием за свои дуэльные убийства.

Напротив имен каждого из умерших детей он писал «квит».

Известность

Фёдор Иванович был личностью яркой и в свете известной. Он водил дружбу с Жуковским, Пушкиным, Вяземским, Грибоедовым. Именно Толстой ввёл Пушкина в семью Гончаровых. Отношения «Американца» с Пушкиным нельзя назвать простыми.

Как-то Пушкин уличил Толстого в нечестной игре, граф не забыл обиды и во время ссылки Пушкина распустил слух, что того высекли в Тайной канцелярии. Всё шло к дуэли, но по воле судьбы ограничилось лишь меткими взаимными эпиграммами.

Пушкин в ссылке писал:

В жизни мрачной и презренной Был он долго погружен. Долго все концы вселенной Осквернял развратом он, Но, исправясь понемногу, Он загладил свой позор И теперь он, слава богу, Только что картежный вор.

Толстой ответил следующими строками:

Сатиры нравственной язвительное жало С пасквильной клеветой не сходствует нимало. В восторге подлых чувств ты, Чушкин, то забыл, Презренным чту тебя, ничтожным, сколько чтил. Примером ты рази, а не стихом пороки И вспомни, милый друг, что у тебя есть щеки.

Фёдор Толстой был выведен Пушкиным в романе «Евгений Онегин» в роли Зарецкого — секунданта Ленского.

«Ночной разбойник, дуэлист» из монолога Репетилова в «Горе от ума» Грибоедова — также списан с Толстого.

Наконец, двоюродный племянник Федора Ивановича Лев Толстой нескольких своих героев «списал» с «Американца». Долохов в «Войне и мире», граф Турбин в рассказе «Два гусара» — прототипом этих героев был Фёдор Толстой. Лев Толстой писал о нём так:

«Помню, он подъехал на почтовых в коляске, вошёл к отцу в кабинет и потребовал, чтобы ему принесли особенный сухой французский хлеб; он другого не ел. Помню его прекрасное лицо: бронзовое, бритое, с густыми белыми бакенбардами до углов рта и такие же белые курчавые волосы. Много бы хотелось рассказать про этого необыкновенного, преступного и привлекательного человека».

Последние годы жизни Толстой-Американец провёл как правоверный христианин, много молился и посещал церковь. Скончался после непродолжительной болезни в своём московском доме, похоронен он на Ваганьковском кладбище.

Сообщение Фёдор Толстой-Американец: история самого «ненормального» из всех Толстых появились сначала на Умная.

Источник: https://news.rambler.ru/other/37974205-fedor-tolstoy-amerikanets-istoriya-samogo-nenormalnogo-iz-vseh-tolstyh/

Глава iv жизнь в москве. опять дуэли. картежная игра. приятели. женитьба. «федор толстой американец» | толстой сергей львович

Федор Иванович вышел в отставку полковником и поселился в Москве, в Староконюшенном переулке, изредка наезжая в Петербург и проводя лето в своей подмосковной деревне. Как интересный человек и как один из героев Отечественной войны, он занял видное место в московским светском обществе. Дамы бегали за ним. Однако его поведение не изменилось к лучшему.

Он развел еще более широкую карточную игру, и опять у него были дуэли — с кем и с каким результатом, сведений нет. Каменская пишет, что в продолжение всей его жизни им убито, на дуэлях одиннадцать человек. Вероятно, это число преувеличено.

Если же это верно, то дуэлей у него было не 11, а большенельзя же предполагать, что каждая его дуэль кончалась смертью противника!

Про одну его дуэль, когда он стрелялся за своего приятеля, существует несколько рассказов, более или менее легендарных. Новосильцева пишет, что этот приятель был — П. А. Нащокин, но дочь Федора Ивановича Перфильева утверждает, что ее отец никогда не дрался на дуэли вместо Нащокина.

А. А. Стахович в своих «Клочках воспоминаний» приводит следующий рассказ, не ручаясь за его достоверность: «Толстой был дружен с одним известным поэтом, лихим кутилой и остроумным человеком, остроты которого бывали чересчур колки и язвительны.

Раз, на одной холостой пирушке, один молодой человек не вынес его насмешек и вызвал остряка на дуэль. Озадаченный и отчасти сконфуженный, поэт передал об этом «неожиданном пассаже» своему другу Толстому, который в соседней комнате метал банк.

Толстой передал кому-то метать банк, пошел в другую комнату и, не говоря ни слова, дал пощечину молодому человеку, вызвавшему на дуэль его друга. Решено было драться тотчас же; выбрали секундантов, сели на тройки, привезшие цыган, и поскакали за город.

Через час Толстой, убив своего противника, вернулся и, шепнув своему другу, что стреляться ему не придется, спокойно продолжал метать банк».

Я слышал от моего отца следующую версию этого рассказа: на одном вечере один приятель Толстого сообщил ему, что только что был вызван на дуэль, и просил его быть его секундантом.

Толстой согласился, и дуэль была назначена на другой день в 11 часов утра; приятель должен был заехать к Толстому и вместе с ним ехать на место дуэли.

На другой день в условленное время приятель Толстого приехал к нему, застал его спящим и разбудил.

— В чем дело? — спросонья спросил Толстой.

— Разве ты забыл, — робко спросил приятель, — что ты обещал мне быть моим секундантом?

— Это уже не нужно, — ответил Толстой. — Я его убил.

Оказалось, что накануне Толстой, не говоря ни слова своему приятелю, вызвал его обидчика, условился стреляться в 6 часов утра, убил его, — вернулся домой и лег спать.

«Федор Иванович постоянно выигрывал огромные суммы, — пишет Фаддей Булгарин, — которые тратил на кутежи. В те времена велась повсюду большая карточная игра, особенно в войске. Играли обыкновенно в азартные игры, в которых характер игрока дает преимущество над противником и побеждает самое счастье.

Любимые игры были: квинтич, гальбе-цвельве, русская горка, т. е. те игры, где надо прикупать карты. Поиграв несколько времени с человеком, Толстой разгадывал его характер и игру, по лицу узнавал, к каким мастям или картам он прикупает, а сам был тут для всех загадкой, владея физиономией по произволу.

Такими стратагемами он разил своих картежных совместников».

Так пишет Булгарин, но известно, что Федор Иванович не довольствовался одними «стратагемами» и нередко играл недобросовестно; слава о нем как о шулере прочно установилась; об этом мы имеем свидетельства Пушкина, Грибоедова, многих других и, наконец, его самого.

Читайте также:  Архитектор бубырь алексей фёдорович - биография, фото, творения

Новосильцева передает такой характерный, но легендарный рассказ: «Шла адская игра в клубе. Все разъехались, остались только Толстой и Нащокин. При расчете Федор Иванович объявил, что Нащокин ему должен 20 000 р.

— Я не заплачу, — сказал Нащокин, — вы их записали, но я их не проиграл.

— Может быть, — отвечал Федор Иванович, — но я привык руководствоваться своей записью и докажу это вам.

Он встал, запер дверь, положил на стол пистолет и сказал:

— Он заряжен, заплатите или нет?

— Нет.

— Я вам даю 10 минут на размышление. Нащокин вынул из кармана часы и бумажник и сказал:

— Часы могут стоить 500 р., в бумажнике 25 р. Вот все, что вам достанется, если вы меня убьете, а чтобы скрыть преступление, вам придется заплатить не одну тысячу. Какой же вам расчет меня убивать?

— Молодец, — крикнул Толстой, — наконец-то я нашел человека!

С этого дня они стали неразлучными друзьями».

П. Ф.

Перфильева в своем возражении Новосильцевой с негодованием говорит, что сцена, подобная описанной, невозможна не только в Английском клубе, но и в любом шустер-клубе, и что ее отец никогда не носил с собой пистолета. Но если эта сцена произошла не в клубе и не с Нащокиным и если Толстой не носил с собой пистолета, то все же, вероятно, Толстой где-то, с кем-то разыграл сцену подобную описанной.

Я слышал, насколько мне помнится, от моего отца, такую версию этого рассказа:

— Граф, вы передергиваете, — сказал ему кто-то, играя с ним в карты, — я с вами больше не играю.

— Да, я передергиваю, — сказал Федор Иванович, — но не люблю, когда мне это говорят. Продолжайте играть, а то я разможжу вам голову этим шандалом.

И его партнер продолжал играть и… проигрывать.

Нечто в этом же роде рассказывал Вульф М. И. Семевскому. По его словам, Толстой, играя с Пушкиным, передернул. Пушкин заметил ему это.

— Да, я сам это знаю, — отвечал Толстой, — но не люблю, чтобы мне это замечали.

Вульф говорил, что за это Пушкин будто бы намеревался стреляться с Толстым.

Однако этот случай не мог произойти с Пушкиным, что будет видно из дальнейшего; но что он произошел с кем-то другим, это вполне правдоподобно.

Д. В. Грудев слышал про игру Федора Ивановича следующий рассказ: «На чей-то вопрос: ведь ты играешь наверняка», Толстой отвечал: «Только дураки играют на счастье». Он говаривал, что у него есть шавки (преданные ему люди), всегда нужные бульдогу.

Раз шавки привезли к нему приезжего купца. Начали играть, сначала как бы шутя, на закуски, ужин и пунш. Эта обстановка сделала свое дело: купец захмелел, увлекся и проиграл 17 000 р.

, а когда потребовалась расплата, он объявил, что таких денег с собой не имеет.

— Ничего, — заметили ему, — все предусмотрено, есть гербовые бумаги, и нужно написать только обязательство. Купец отказался наотрез, но опять сел за игру и еще проиграл 12 000.

Тогда с него потребовали два обязательства; но когда он снова отказался выдать обязательства, его посадили в холодную ванну, и вот, совершенно истерзанный и обессилевший от вина, он подписал наконец требуемые обязательства. Его уложили спать, а наутро он случившееся с ним забыл.

За ним стали ухаживать и предлагать снова попробовать счастья. Ему дали выиграть 3000, заплатили наличными, а с него взяли обязательство в 29 000».

Новосильцева передает следующий случай: раз князь Сергей Григорьевич Волконский (декабрист) пригласил Толстого метать банк, но Ф. И. сказал ему: «Non, mon cher, je vous aime trop pour cela.

Si nous jouions, je me laisserais entrainer par l'habitude de corriger la fortune». (Нет, мой милый, я вас слишком люблю для этого.

Если мы будем играть, я увлекусь привычкой исправлять ошибки фортуны.)

П. Ф.

Перфильева этот рассказ не опровергала.

Живя открыто и роскошно, Федор Иванович любил задавать обеды. Вяземский называет его «обжор, властитель, друг и бог». «Не знаю, есть ли подобный гастроном в Европе!» — восклицает про него Булгарин. «Он не предлагал своим гостям большого числа блюд, но каждое его блюдо было верх поваренного искусства. Столовые припасы он всегда закупал сам.

Несколько раз он брал меня с собою, при этом говоря, что первый признак образованности — выбор кухонных припасов и что хорошая пища облагораживает животную оболочку человека, из которой испаряется разум. Напр., он покупал только ту рыбу в садке, которая сильно бьется, т. е. в которой больше жизни. Достоинство мяса он узнавал по цвету, и т. д.».

Поселившись в Москве, Федор Иванович постоянно вращался в литературных кругах. Он был в приятельских отношениях с князем П. А. Вяземским, с Боратынским, с Жуковским, А. С. Пушкиным, Вас. Л.

Пушкиным, Алексеем Михайловичем Пушкиным, Батюшковым, князем Шаликовым, князем Шаховским, И.И. Дмитриевым, Денисом Давыдовым и др.

Следы этих отношений можно найти во многих мемуарах и письмах того времени.

Особенно близок был он с князем Петром Андреевичем Вяземским. Вяземский и в стихах и в рассказах выказал к нему большую симпатию. Например, он писал Александру Ивановичу Тургеневу: «Более всех вижу и ценю здесь во многих отношениях Толстого, который человек интересный и любопытный». Со своей стороны Толстой относился к Вяземскому с особым уважением.

Вяземский в своей «Старой записной книжке» отметил много анекдотов про Толстого, а в письме к Тургеневу 19 октября 1818 года дает ему следующую меткую характеристику.

Американец и цыган, На свете нравственном загадка, Которого как лихорадка Мятежных склонностей дурман Или страстей кипящих схватка Всегда из края мечет в край, Из рая в ад, из ада в рай, Которого душа есть пламень, А ум — холодный эгоист, Под бурей рока — твердый камень, В волненьи страсти — легкий лист [15] .

Такая характеристика, конечно, должна была льстить Толстому, но он говорил Вяземскому, что считает его не столько tolerant (терпимым, снисходительным), сколько Taleyrand (Талейраном, то есть хитрым дипломатом).

Вяземский в своих письмах не раз упоминает о Толстом. Так, например, 13 декабря 1825 года он пишет А. И. Тургеневу: «Вчера были у нас в Остафьеве Жихарев, Толстой и Денис Давыдов. Последние два смешили нас».

Толстой и Вяземский оба были «пробочниками», кавалерами шуточного «ордена пробки». К числу пробочников принадлежали также Денис Давыдов (известный партизан 12-го года), Василий Львович Пушкин (дядя поэта), Батюшков и другие.

Следующая песня пробочников, сочиненная, вероятно, Буниным, пелась на их собраниях:

Поклонись сосед соседу, Сосед любит пить вино. Обойми сосед соседа, Сосед любит пить вино. Поцелуй сосед соседа, Сосед любит пить вино. Веселый шум, пенье и смехи, Обмен бутылок и речей, Так празднует свои потехи Семья пирующих друзей. Все искрится — вино и шутки! Глаза горят, светлеет лоб, И зачастую в промежутке За пробкой пробка хлоп да хлоп! — — Нас дружба всех усыновила, Мы все свои, мы все родня, Лучи мы одного светила, Мы искры одного огня. А дни летят и без возврата! Как знать? Быть может, близок час, Когда того ль, другого ль брата Не досчитаемся средь нас [16] .

В одной застольной песне кавалеры пробки так величали Толстого:

А вот и наш Американец! В день славный под Бородиным Ты храбро нес солдатский ранец И щеголял штыком своим. На память дня того Георгий Украсил боевую грудь. Средь наших мирных братских оргий Вторым ты по Денисе будь! [17]

Кто еще, кроме упомянутых лиц, были приятелями Ф. П., видно их двух стихотворений Василия Львовича Пушкина. В первом стихотворении Василий Львович с сожалением отказывается обедать у Толстого:

Что делать, милый мой Толстой, Обедать у тебя никак мне не возможно. Страдать подагрою мне велено судьбой, А с нею разъезжать совсем неосторожно… —- — Суровый вид врача, совет его полезный, Подагра более всего, Велят мне дома быть. Ты не сердись, любезный! Я плачу, что лишен обеда твоего. Почтенный Лафонтен, наш образец, учитель, Любезный Вяземский, достойный Феба сын, И Пушкин, балагур, стихов моих хулитель, Которому Вольтер лишь нравится один, И пола женского усердный почитатель, Приятный и в стихах и в прозе наш писатель, Князь Шаликов — с тобой все будут пировать.        Как мне не горевать?

Почтенный Лафонтен —. это И. И. Дмитриев, известный баснописец; Вяземский — князь Петр Андреевич — поэт, друг Пушкина; Алексей Михайлович Пушкин — автор шуточных стихов, переводчик Вольтера; Кн. Шаликов — поэт, издатель «Дамского журнала».

В стихотворении «Ответ именинника на поздравление друзей» В. Л. Пушкин, жалуясь на подагру и старость, пишет:

Граф Толстой и князь Гагарин, Наш остафьевский боярин, Ржевский, Батюшков — Парни, — Разцветают ваши дни. Вам все шутки, мне же горе, И моя подагра вскоре Ушибет меня, друзья, Жалкий именинник я.

Сергей Иванович Гагарин, женатый на сестре Алексея Михайловича Пушкина, впоследствии член Государственного Совета, был известен как агроном, Павел Алексеевич Ржевский был сыном известного Фасона и писателя А. А. Ржевского. Остафьевский боярин — это князь П. А. Вяземский, Батюшков — поэт.

В письмах Жуковского Федор Толстой упоминается не раз. Например 17 апреля 1818 пода Жуковский писал Вяземскому: «Посылаю тебе письмо от Мещерского (Мещевский был сосланный в Сибирь стихотворец).

Он прислал мне (Марьину Рощу»-в стихах, и я ее продал за 300 р. Присылай и ты что-нибудь. Толстой обещал также помогать ему».

Из этого видно, что Федор Иванович бывал щедр, что, впрочем, свойственно крупным игрокам.

В 1821 году Ф. И. женился. Произошло это так. в кутежах той эпохи большую роль играли цыгану Тогда — цыгане еще не пели в ресторанах, вроде Яра и Стрельны.

Закутившие господа или приглашали их к себе или сами ездили к ним в таборы, где иногда проводили по нескольку дней. Во время своих кутежей с цыганами Ф. И.

увлекся одной цыганкой — прелестной певицей по отзыву ее современников — Авдотьей Максимовной Тугаевой, увлек ее и увез к себе.

Каменская рассказывает, что он «долго жил с нею без венчания. Раз, проиграв большую сумму в Английском клубе, он должен был быть выставлен на черную доску за неплатеж проигрыша в срок. Он не хотел пережить этого позора и решил застрелиться. Его цыганка, видя его возбужденное состояние, стала его выспрашивать.

— Что ты лезешь ко мне, — говорил Ф. И., — чем ты мне можешь помочь? Выставят меня на черную доску, и я этого не переживу. Убирайся.

Авдотья Максимовна не отстала от него, узнала, сколько ему нужно было денег, и на другое утро привезла ему потребную сумму.

— Откуда у тебя деньги? — удивился Федор Иванович.

— От тебя же. Мало ты мне дарил. Я все прятала. Теперь возьми их, они — твои.

Ф. И. расчувствовался и обвенчался на своей цыганке».

Венчание произошло 10 января 1821 года.

В том же 1821 году у него родилась дочь Сарра. Рождение дочери или ожидание ее рождения могли также побудить его упорядочить свое семейное положение.

Лев Толстой, не раз бывавший у Авдотьи Максимовны в 40-х и 50-х годах, когда она была уже вдовою, и хорошо знавший дочь Ф. И. Прасковью Федоровну, рассказывал, что, обвенчавшись, Ф. И. поехал вместе со своей молодой женой с визитами во все знакомые ему дома.

В некоторых чванных семьях, где раньше, несмотря на его порочную жизнь, его холостого охотно принимали, теперь, когда он приехал с женой-цыганкой, его не приняли.

Тогда он, как человек самолюбивый и с чувством собственного достоинства, никогда больше к этим знакомым не ездил.

Авдотья Максимовна оказалась женщиной энергичной и преданной своему мужу. Очевидно, только такая жена могла с ним ужиться; едва ли женщина его же круга могла бы вынести его крутой и своевольный нрав.

Источник: http://litra.pro/fedor-tolstoj-amerikanec/tolstoj-sergej-ljvovich/read/7

Читать

Граф Федор Иванович Толстой, прозванный Американцем, был человек необыкновенный, преступный и привлекательный; так о нем выразился его двоюродный племянник Лев Толстой.

Он прожил бурную жизнь, нередко преступая основы общечеловеческой нравственности и игнорируя уголовный кодекс.

Вместе с тем он был человек храбрый, энергичный, неглупый, остроумный, образованный для своего времени и преданный друг своих друзей.

Его жизнь интересна, во-первых, как жизнь необыкновенного человека, полная занимательных происшествий, во-вторых, потому, что она отражает в себе быт эпохи, в которой он жил, в-третьих, потому, что он был в приятельских отношениях с некоторыми выдающимися людьми своего времени, и, в-четвертых, потому, что его резко выраженная индивидуальность послужила материалом для нескольких произведений лучших русских писателей.

Материалом для настоящего очерка послужили рассказы и упоминания об Американце Толстом, разбросанные в разных мемуарах и исторических журналах, труды историков литературы, в особенности примечания В. И. Саитова к переписке кн.

Вяземского с А. И. Тургеневым, и статьи Лернера в сборнике «Пушкин и его современники», а также недавно найденные 9 писем Ф. И. Толстого к кн. В. Ф. Гагарину и несколько рассказов, мною слышанных от моего отца Л. Н.

Толстого и других лиц.

Из написанного самим Федором Толстым мне известны только его эпиграмма на Пушкина и письма его к кн. В. Ф. Гагарину. Есть указание на то, что он сам писал свои мемуары, Но судьба их неизвестна.

К сожалению, источники, которыми мне приходилось пользоваться, хотя и многочисленны, но не богаты точными сведениями и нередко недоброкачественны.

Вокруг Американца Толстого создался целый цикл легендарных рассказов, записанных авторами разных мемуаров; документальных же данных о его жизни — очень немного.

Поэтому некоторые обстоятельства его жизни, например, вопрос о том, где и как он покинул экспедицию Крузенштерна, остаются невыясненными.

Читайте также:  Современная архитектура санкт-петербурга - соседство с произведениями великих мастеров

Считаю своим приятным долгом выразить мою глубокую благодарность М. А. Цявловскому, давшему мне много ценных указаний и позволившему мне пользоваться его библиотекой, и Н. М. Мендельсону, предоставившему мне письма Ф. Толстого к кн. В. Ф. Гагарину.

Граф Федор Иванович Толстой по отцу происходит из обедневшего рода графов Толстых.

Родоначальник этого рода, известный Петр Андреевич Толстой, достиг высоких должностей при Петре I, получил титул графа и нажил себе большое состояние, но после смерти Петра за участие в суде над Алексеем Петровичем и интриги против Меншикова был лишен титула, всех чинов и состояния и сослан в Соловки, где и умер 84-х лет. В 1760 году Елизавета Петровна вернула потомков Петра Андреевича из ссылки, и им были возвращены титул и часть их имений, но у Андрея Ивановича Толстого, деда Американца, было 4 брата и 5 сестер, а у его отца Ивана Андреевича было 5 братьев и 5 сестер, достигших зрелых лет, и остатки состояния Толстых распылились между многочисленными потомками Петра Андреевича. Каждому из них досталось немного, и имущественное положение лишь некоторых из них поправилось женитьбою на богатых невестах.

Отец Федора Ивановича Иван Андреевич родился в 1747 году (то есть еще до восстановления графов Толстых в их правах), служил на военной службе, в 1794 году был кологривским предводителем дворянства, дослужился до генерал-майора и умер в старости после 1811 года.

Мать Федора Ивановича Анна Федоровна (1761? —1834), дочь сержанта Семеновского полка Федора-Ивановича Майкова, происходила из почтенного, но сравнительно незнатного и небогатого рода Майковых. К этому роду принадлежал святой Нил Сорский, «по реклу Майков» (1433–1508).

В одном из своих писаний Нил Сорский говорит: «О себе же не смею творити что, понеже невежа и поселянин есмь». Может быть, он действительно происходил из поселян, но может быть, эти слова имеют лишь риторический смысл. Современником Нила Сорского был дьяк вел. кн. Василия Васильевича Андрей Майко. В 1591 году губным старостой в Рязани был Иван Майков.

От него Майковы и ведут свой род. Поэт Аполлон Майков и академик Леонид Майков — его же потомки.

Майковы владели имениями в Ярославской и Костромской губерниях. В тех же губерниях находились имения Толстых. Отсюда понятно знакомство между этими двумя семьями, — последствием которого была женитьба И. А. Толстого на А. Ф. Майковой.

Можно предположить, что Иван Андреевич Толстой был верноподданным своих государей и убежденный дворянин, не вольтерианец и не франкмасон, иначе его и не выбрали бы в предводители. Анна Федоровна была вероятно благочестива — ведь к роду Майковых принадлежал святой Нил Сорский.

Они были сравнительно небогатыми, уважаемыми помещиками средней руки, занимавшими видное положение разве только в глуши — в Кологривском уезде.

II n'y a de vrai bonheur, que dans les voies communes[1], сказал какой-то писатель, и родители Федора Ивановича были, вероятно, счастливы в житейском смысле.

У них было три сына: Федор, Петр, Януарий и четыре дочери: Мария, Вера, Анна и Екатерина. Надо было устроить будущность этой многочисленной семьи, что и было сделано так, как это полагалось в дворянских семьях. Сыновья были отданы в кадетские корпуса, а дочери, кроме Анны, умершей в молодости, были выданы замуж[2].

Федор Иванович родился 6 февраля 1782 года, где именно — сведений «нет; вероятно, он родился и провел свое детство в имении своих родителей, в Кологривском уезде.

В деревне, в глуши Костромской губернии он запасся хорошим здоровьем и там же, в атмосфере крепостного права, его буйный нрав развертывался вовсю, сдерживаемый разве только его отцом, человеком военным, следовательно, знакомым с дисциплиной. Если верить Вигелю, Федор Иванович уже с юных лет проявлял жестокость.

Про него рассказывали, пишет Вигель, будто в отрочестве он любил ловить крыс и лягушек, перочинным ножом разрезывал им брюхо и по целым часам тешился их смертельной мукой.

Образование он получил в Морском корпусе. Надо предполагать, что там он выказал свои хорошие способности, поведение же его едва ли было образцовым.

Из Морского корпуса он почему-то поступил не в моряки, а в гвардию — в Преображенский полк.

Федор Иванович был среднего роста, плотен, силен, красив и хорошо сложен, лицо его было кругло, полно и смугло, вьющиеся волосы были черны и густы, черные глаза его блестели, а когда он сердился, говорит Булгарин, страшно было заглянуть ему в глаза.

Остроумный, страстный и живой, он был привлекателен не только для женщин, но и для тех своих товарищей, с которыми дружил или отношениями с которыми дорожил. Наоборот, люди ему не симпатичные или не нужные не любили его и боялись. Самолюбивый, дерзкий и смелый, он не только не прощал обиды, но сам вел себя вызывающе.

Последствием этого являлись дуэли, бывшие в то время в моде. А он не только не избегал дуэлей, но даже любил их. Ф. Булгарин пишет про него: «Он был опасный соперник, потому что стрелял превосходно из пистолета, фехтовал не хуже Севербека (общего учителя фехтования того времени) и рубился мастерски на саблях.

При этом он был точно храбр и, не взирая на пылкость характера, хладнокровен и в сражении и в поединке».

В ту эпоху в известной среде поощрялась удаль, в чем бы она ни выражалась; удальцом считался не только человек храбрый на войне, но и смелый человек, пренебрегающий опасностью, общепринятыми формами жизни и даже уголовщиной.

Рискованные и нередко предосудительные поступки делались ради шутки, для выигрыша пари, для некоторой славы геростратовского пошиба или просто для собственного удовольствия.

Такого рода удаль вполне соответствовала характеру Федора Ивановича.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=238509&p=1

Проклятие Федора Толстого: на дуэлях он убил одиннадцать человек, одиннадцати же детей и лишился

Он много путешествовал, воевал, заводил скандальные связи — эпатировал публику и жил напоказ, а современники смаковали подробности его похождений.

Фёдор родился в 1782 году. Он появился на свет в семье графа Толстого, представителя старинного, но обедневшего дворянского рода, и был шестым (из восьми) ребенком. Кстати, старшую сестру Фёдора, Марию (в замужестве Лопухина) все знают по знаменитому портрету кисти Боровиковского.

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной

Высокий и сильный, Фёдор как нельзя лучше подходил для службы армии. Родители отдали юношу на обучение в Морской Кадетский корпус Санкт-Петербурга, а после его окончания молодой офицер был направлен в гвардейский Преображенский полк.

Храбрость и безрассудство вкупе с недюжинной силой сделали Фёдора отличным военным, правда в мирной жизни эти качества порой мешали. Задиристый дворянин обожал дуэли (и даже специально провоцировал ссоры). К тому же Толстой часто участвовал в кутежах и играл в карты.

Задиру пытались наказать — переводили в другой полк и даже, по слухам, разжаловали до солдата, однако всё было напрасно — меняться Фёдор не хотел.

В 21 год Толстой отправился в кругосветку. Его взяли членом команды шлюпа «Надежда», капитаном которого был сам Иван Крузенштерн.

Неизвестный художник. Иван Фёдорович Крузенштерн

Как Толстой попал на судно —загадка. Поговаривали, что он опять нарвался на неприятности и, чтобы избежать наказания, выдал себя за родственника, состоящего в команде. При этом плыть не хотел — страдал морской болезнью, но деваться было некуда.

На борту он ссорился, зло шутил (приклеил как-то бороду судового священника к палубе, да так крепко, что её пришлось отрезать, научил судовую обезьяну лить чернила на бумагу, и она испортила корабельную документацию), играл в карты. В конце концов Крузенштерн распорядился высадить Толстого на Камчатке.

С Камчатки Фёдор попал на Алеутские острова, где жил, по его словам, в местном племени, а потом через Петропавловск вернулся в Петербург.

Что Толстой дела в Америке — неизвестно, свидетелей не было, но свои рассказы он снабжал невероятными подробностями. К тому же демонстрировал всем желающим татуировки, якобы сделанные туземцами.

С той поры дворянина и прозвали «американцем».

В Петербурге Толстого арестовали, запретив служить в своём полку, и отправили в гарнизон финской крепости. Там было скучно — ни женщин, ни дуэлей. «Американец» использовал все свои связи, чтобы вернуться в армию.

Ему повезло — князь Долгоруков взял шутника в адъютанты (своими рассказами «дядя Федя» веселил князя). Как раз началась война со шведами, туда-то и отправился Толстой.

На войне он оказался в своей стихии и даже успел прославиться в нескольких сражениях на передовой. В глазах командования храбрый вояка был обелён, поэтому его восстановили в Преображенском полку.

Л. Лежен. Бородино

В 1812 он отличился в Отечественной войне, был ранен при Бородино и даже получил Святого Георгия, однако задирать товарищей не перестал. Участвовал в дуэлях (иногда со смертельным исходом), картёжничал, бахвалился любовными победами.

Возвратившись после войны в Москву, Толстой продолжил жить «с огоньком». Устраивал пышные приёмы с лучшими угощениями, посещал балы, играл в карты и по-прежнему дуэлянтствовал. Однажды он решил предотвратить поединок друга, сам вызвал его противника на дуэль и убил.

Что касается карт, то тут Толстому везло — обычно он выигрывал. Правда не совсем честно — «американец» часто жульничал, не желая слепо полагаться на судьбу. Мошенника ловили с поличным, но тот виртуозно умел отшучиваться, так что последствий обычно не было.

А. Пушкин. Фёдор Толстой

В 1821 Толстой наконец женился. В жёны взял сожительницу-цыганку Авдотью Тугаеву, ещё раз эпатировав свет.

Повод жениться на многолетней любовнице был необычным: крупно проигравшись, Толстой хотел было свести счёты с жизнью, однако Авдотья помогла ему деньгами (которые Толстой ей дарил). От позора дворянин был спасён, а в благодарность решил узаконить связь.

Авдотья родила ему дюжину детей, однако все они, кроме двух девочек, умерли вскоре после родов. Ещё одна дочь скончалась в 17 лет. По детям Толстой очень горевал и даже видел в их смерти нечто мистическое — на дуэлях он убил одиннадцать человек, одиннадцати же детей и лишился.

Он всё более отходил от жестоких забав, не участвовал в поединках и почти не играл за карточным столом. Стал набожным, искал утешения в церкви, последние годы провел рядом с женой и дочерью, а в 64 года на руках у родных отошёл в мир иной.

Источник: https://homsk.com/trombon/proklyatie-fedora-tolstogo-na-duelyakh-on-ubil-odinnadtsat-chelovek-odinnadtsati-zhe-detey-i-lishilsya

Пушкин поклялся застрелить авантюриста Толстого на дуэли

Но, помирившись с двоюродным дядей великого писателя, через него посватался к Наталье Гончаровой.

170 лет назад умер знаменитый искатель приключений Федор Толстой, прозванный Американцем.

Преступный и привлекательный

Грибоедов в «Горе от ума» так охарактеризовал Толстого:

А голова, какой  в России нету, — 

Не надо называть, узнаешь по портрету: 

Ночной разбойник, дуэлист, 

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом.

И крепко на руку нечист;

Да умный человек не может быть не плутом…

Встретившись с поэтом, «ночной разбойник» поинтересовался: «Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку нечист? Подумают, что я взятки брал».

— Но ты же играешь нечисто!

— Только-то? — Толстой присвистнул. — Ну ты так бы и написал!

Пушкин засветил дуэлиста в «Евгении Онегине». Лермонтов списал с него Арбенина в драме «Маскарад», известного в молодости кутилу и игрока. Сродни Американцу и герои рассказов Тургенева «Бретер» и «Три портрета».

Сам Лев Толстой увековечил своего двоюродного дядю Федора в «Войне и мире» (Долохов) и «Двух гусарах» (граф Турбин). «Необыкновенный, преступный и привлекательный человек!» — вспоминал дядюшку Лев Николаевич.

Да уж, не будь Американец привлекательным, с ним не дружили бы Жуковский, Вяземский, Пушкин, Чаадаев, другие знаменитые люди эпохи.

Любил и женщин, и проказы

Граф Федор Иванович Толстой родился в 1782 году. Окончил Морской кадетский корпус. Поступил в элитный лейб-гвардии Преображенский полк. В 21 год поручик отправился в первую круго­светную экспедицию Крузенштерна. Хотя на флоте прежде не служил.

Подменил числившегося в экипаже двоюродного брата, тоже Федора Толстого, страдавшего морской болезнью. Так спасся от очередного наказания в родном полку. Вместе с ним на паруснике «Надежда» плыл с секретной миссией и дипломат Николай Резанов.

Тот самый — герой рок-оперы «Юнона» и «Авось».

Резанов в том путешествии встретил юную Кончиту. Графу тоже подфартило. У острова Нукагива более сотни обнаженных туземок подплыли к «Надежде», не скрывая своих намерений. Капитан на два дня пустил их на борт…

А еще графу понравился голый король острова, татуированный с головы до ног. По просьбе Толстого мастер-нукагивец сплошь покрыл его экзотическими татуировками.

Позже в России он с удовольствием демонстрировал эту красоту друзьям, раздеваясь донага. 

Кругосветка длилась три года. Но граф вернулся домой раньше. Посуху. Он был большой проказник. Как-то напоил корабельного священника, а когда тот свалился, припечатал бороду сургучом к палубе печатью, украденной у Крузенштерна. И напугал проснувшегося батюшку, что казенную печать нельзя ломать. Пришлось полностью отстричь старичку бороду.

Крузенштерн долго прощал поручику его «затеи». Терпение лопнуло, когда тот научил любимого орангутанга капитана заливать бумаги чернилами и запустил в каюту. Обезьяна уничтожила все записи Крузенштерна.

Толстого высадили на одном из Алеутских островов. Вместе с Аляской они входили тогда в Русскую Америку, а позже были проданы США. Отсюда и кличка — Американец.

Чуть не стал царем на острове

На островах графа ждала масса приключений. Алеуты даже хотели сделать его своим царем. Но он уплыл на торговом судне на Камчатку. Оттуда через всю Сибирь-матушку — где пешком, где на лошадях — вернулся в Петербург. 

Федор Иванович взялся за старое. Скандалы, кутежи, дуэли… Он превосходно стрелял из пистолета, мастерски фехтовал и рубился на саблях. Ранил капитана Генштаба, застрелил сына обер-церемониймейстера Нарышкина. Его арестовали, отправили в Выборгскую крепость, разжаловав в рядовые. 

В 1811-м и вовсе уволили со службы. Когда началась Оте­чественная война с Наполеоном, граф вступил в ополчение. В сражениях с французами вернул офицерский чин, ордена, за храбрость получил Георгия. В Бородинской битве был тяжело ранен в ногу. И ушел в отставку полковником.

Читайте также:  Аничков дворец в санкт-петербурге

Умен, как демон

Федор Толстой был прекрасно образован, знал несколько языков, любил музыку, постоянно общался с артистами, литераторами. «Умен, как демон! — говорил его приятель, писатель Фаддей Булгарин. — И во всем любил одни крайности. Все, что делали другие, он делал вдесятеро сильнее».

И не мог дня прожить без кутежей, скандалов, карт. «На свете нравственном загадка», — отзывался о нем друг Вяземский.

По молодости дружбу с Американцем водил и Пушкин. Черная кошка между ними пробежала в 1820 году.

Граф написал приятелю князю Шаховскому, автору популярных комедий, будто Пушкина высекли в охранке за крамольные стихи. Князь показал письмо общим знакомым.

Сплетня дошла до Александра Сергеевича, отбывавшего первую ссылку на юге. Поэт хотел стреляться с обидчиком, но из Кишинева выбраться не мог. Пришлось ответить эпиграммой.

Что нужды было мне в торжественном суде 

Глупца-философа,  который в прежни лета

Развратом изумил четыре части света,

Но, просветив себя, изгладил свой позор,

Отвыкнул от вина и стал картежный вор.

Также обещал крепко припечатать развратника в четвертой главе «Евгения Онегина».

Толстой, наложивший тогда на себя епитимью полгода не брать в рот хмельного, нанес ответный стихотворный удар, обозвав бывшего друга Чушкиным.

Александр Сергеевич понимал, что «очиститься» (его выражение!) от грязной сплетни про порку можно не словом, а только кровью.

Вспомним повесть «Выстрел», эпиграфом к которой Пушкин выбрал слова «Я поклялся застрелить его по праву дуэли!» Шесть лет ждал Сильвио момента, чтобы отомстить графу. Постоянно тренировался в стрельбе из пистолета. Стены комнаты были испещрены пулями, как пчелиные соты. Во дворе он сажал пулю за пулей в туза, приклеенного на ворота.

А вот как было в жизни. Шесть лет продолжались ссылки поэта на юге и в Михайловском. В Кишиневе, проснувшись, он сидел голым в постели и стрелял из пистолета в стену. В деревне же с приятелем Вульфом сажал пули в звезду над воротами. Тренировался для дуэли с Американцем. Помня слова гадалки Кирхгоф, говорил Вульфу: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья напророчила».

Получив через шесть лет желанную свободу, он выбрался в Москву и первым делом попросил друга Соболевского ехать к графу и передать вызов на дуэль.

К счастью, Толстого в тот момент не было в Москве. А позже друзья помирили ярых врагов. Они стали вместе кутить, играть. В полицейском списке московских картежников из 93 персон Американец стоял на первом месте, Пушкин — на 36-м.

Через Американца, кстати, Александр Сергеевич посватался к Наталье Гончаровой. 

Мы можем только благодарить судьбу, что она распорядилась именно так. Если бы дуэль состоялась в 1826 году, сразу по возвращении поэта в Москву из ссылки, в ее исходе можно было не сомневаться. Настоящий граф, не в пример книжному, был очень метким стрелком и не дал бы промаха, как в повести. На дуэлях Американец убил 11 человек!

Картежной шайки атаман

А в «Евгения Онегина» Толстой все же попал. Правда, в шестую главу. После примирения. В образе секунданта Ленского.

Зарецкий, некогда буян, 

Картежной шайки атаман, 

Глава повес, трибун трактирный, 

Теперь же добрый и простой 

Отец семейства холостой, 

Надежный друг, помещик мирный 

И даже честный человек: 

Так исправляется наш век!..

Впрочем, постарев и поседев, граф не оставил крупную игру. Но от шулерских приемов отказался. Ушел в религию. Видно, сказались гены по материнской линии. В ее роду был знаменитый православный святой Нил Сорский. Всех жертв дуэлей Толстой записал в специальный синодик.

Граф отошел в мир иной 5 ноября 1846 года во время молитвы. Похоронен на Ваганьковском кладбище. В духе авантюрного романа на памятнике перепутаны две последние цифры даты кончины. Вроде бы он скончался в 1864 году.

«Таких людей уже нет, — говорил впоследствии его приятель одной молодой особе. — Если бы он вас полюбил и вам бы захотелось вставить в браслет звезду с неба, он бы ее достал. Клянусь вам, что в его присутствии вы бы не испугались появления льва. А теперь что за люди? Тряпье!».

Жизнь Пушкина могла бы оборваться раньше, если бы дуэль с Толстым все-таки состоялась. 
Наталья Гончарова 

Источник: https://kp.ua/life/557745-pushkyn-poklialsia-zastrelyt-avantuirysta-tolstoho-na-duely

Федор Иванович Толстой по прозвищу «Американец»

17 февраля 1782 года родился Федор Иванович Толстой по прозвищу «Американец». В память о нем, мы решили рассказать кто это вообще такой и вспомнить интересные истории из жизни «Американца».

Федор Толстой в юности

Этот благообразный отец семейства был одним из самых скандальных персонажей в своем поколении, поколении декабристов и Пушкина. Он был прототипом героев Пушкина и Грибоедова, Тургенева и Льва Толстого, а по его биографии написаны авантюрные романы. Кое-что об этом, а потом самое важное — почему «Американец»?

Федор Иванович Толстой по прозвищу «Американец» был одним из самых скандальных персонажей в своем поколении

Завзятый дуэлянт (первый раз он дрался на дуэли в 1799 году, в возрасте 17 лет, с офицером, отчитавшим его за нарушение дисциплины), Федор Толстой за свою жизнь убил на поединках 11 человек, и был, по отзыву многих, человеком мстительным и жестоким. В 1803 году, спасаясь от расследования после одной из своих выходок, то ли по ходатайству родственников, то ли (по другим свидетельствам) просто сговорившись со своим двоюродным братом Федором Петровичем Толстым, назначенным в экспедицию Крузенштерна, заменил того на корабле перед отплытием.

Федор Иванович Толстой за свою жизнь убил в дуэлях 11 человек

Фаддей Булгарин, служивший с Толстым в молодости, так отзывался о нем:
«…человек эксцентрический, т. е.

имел особый характер, выходивший из обыкновенных светских форм, и во всем любил одни крайности. Все, что делали другие, он делал вдесятеро сильнее. Тогда было в моде молодечество, а гр. Толстой довел его до отчаянности.

Он поднимался на воздушном шаре вместе с Гарнером и волонтером пустился в путешествие вокруг света вместе с Крузенштерном»

В первом кругосветном плавании российских судов, вошедшим позднее в школьные учебники, Толстой (от скуки или по вредности характера) перессорил между собой всех офицеров, устраивая над ними жестокие шутки.

Широко известен рассказ о пьяном судовом священнике, бороду которого Толстой приклеил к палубе сургучом с казенной печатью, так что бороду пришлось отрезать.

Шутка же над самим Крузенштерном обошлась молодому человеку дорого: он подучил обезьяну залить чернилами записи Крузенштерна, за что тот высадил его (вместе с обезьяной-орангутанихой) на острове.

И.Ф.Крузенштерн

На корабле был ловкий, умный и переимчивый орангутанг.

Раз, когда Крузенштерн отплыл на катере куда-то на берег, Толстой затащил орангутанга в его каюту, открыл тетради с его записками, положил их на стол, сверху положил лист чистой бумаги и на глазах обезьяны стал марать и поливать чернилами белый лист… Обезьяна внимательно смотрела. Тогда Федор Иванович снял с записок замазанный лист, положил его себе в карман и вышел из каюты. Орангутанг, оставшись один, так усердно стал подражать Федору Ивановичу, что уничтожил все записи Крузенштерна. За это Крузенштерн высадил Толстого на какой-то малоизвестный остров и сейчас же отплыл. Судя по рассказам Федора Ивановича, он и на острове продолжал бедокурить, живя с дикарями, пока какой-то благодетельный корабль не подобрал его — татуированного с головы до ног.

Фаддей Булгарин

Рассказы об этом разнятся (история была такой яркой, что, очевидно, каждый рассказчик старался ее приукрасить).

Вот вариант Булгарина:
«Вмешавшись в спор Крузенштерна с капитаном Лисянским, Толстой довел доброго и скромного Крузенштерна до того, что тот был вынужден оставить Толстого в наших Американских колониях, и не взял его с собою на обратном пути в Россию.

Толстой пробыл некоторое время в Америке, объездил от скуки Алеутские острова, посетил дикие племена Колошей, с которыми ходил на охоту, и возвратился через Петропавловский порт сухим путем в Россию. С этих пор его прозвали Американцем.

Дома он одевался по-алеутски, и стены его были увешаны оружием и орудиями дикарей, обитающих по соседству с нашими Американскими колониями… Толстой рассказывал, что Колоши предлагали ему быть их царем».

Вот еще варианты:
«… Крузенштерн высадил Толстого на какой-то малоизвестный остров и сейчас же отплыл. Судя по рассказам Фёдора Ивановича, он и на острове продолжал бедокурить, живя с дикарями, пока какой-то благодетельный корабль не подобрал его — татуированного с головы до ног». (М.Каменская)

«На корабле наклонности Толстого скоро обнаружились, и он такую развел игру и питье, что Крузенштерн решил от него отделаться. Сделана была остановка на Алеутских островах, все сошли и разбрелись по берегу.

Сигнал к отъезду был подан как-то неожиданно; все собрались и отплыли, как бы не найдя Толстого.

При нем была обезьяна; с нею он пошел гулять, а потом рассказывал для смеха, что первые дни своего одиночества он питался своей обезьяной». (Грудев)

«Крузенштерн высадил Толстого на остров, оставил ему на всякий случай немного провианта. Когда корабль тронулся, Толстой снял шляпу и поклонился командиру, стоявшему на палубе. Остров оказался населенным дикарями.

Среди них Федор Иванович прожил довольно долго. Когда, бродя по морскому берегу, он увидел на своё счастье корабль, шедший вблизи, он зажёг костер. Экипаж увидел сигнал, причалил и принял его».

(Новосильцева со слов Нащокина).

Существует также много версий и о дальнейшей судьбе обезьяны Толстого.

Говорили, что Крузенштерн велел выбросить её за борт; что Толстой взял её с собой на остров и там съел обезьяну; что он не съел её, а жил с обезьяной на острове как с женой; что когда корабль забирал Толстого с острова, обезьяна поплыла за ним, и Толстой уговорил матросов подобрать его «жену». Вигель тоже утверждал, что Толстой съел свою обезьяну. Чего только не говорили люди, но, по словам Вяземского, Толстой всегда отрицал, что он съел свою обезьяну — об остальном же граф таинственно умалчивал.

Правда ли, что Федора Толстого оставили на острове, населенными дикарями, или нет — не очень ясно

Правда ли Толстого оставили на острове, населенном дикарями, или же просто в русских владениях в Америке, не очень ясно.

Корабельные журналы говорят, что Крузенштерн высадил несколько человек на Камчатке, чтобы они добирались до Петербурга сухопутным путем. Толстой же сам, на собственный страх и риск (которые он, впрочем, любил), отправился в Русскую Америку, где и путешествовал в течение года.

Непонятно и где Толстой обзавелся татуировкой по всему телу, судя по всему, еще до высадки в Америке, во время стоянки экспедиции на Маркизовых островах. Во всяком случае, эта татуировка стала частью его образа «Американца» по возвращении в Петербург.

Там, на светских приемах частью программы стала демонстрация Толстым своего расписанного татуировщиком тела мужской части компании.

Толстой «Американца». Рисунок Пушкина

Толстой «Американец» сам признавался, что в карточной игре бывает нечестен

После возвращения жизнь Федора Толстого была полна дуэлей и битв, возвышений и опал, карточных выигрышей (Толстой сам признавал, что в карточной игре бывает нечестен) и проигрышей.

Грибоедов в Горе от ума так про него и написал:
А голова, какой в России нету, —
Не надо называть, узнаешь по портрету:
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
И крепко на руку не чист:
Да умный человек не может быть не плутом.
Когда же он о честности великой говорит,
Каким-то демоном внушаем,
Глаза в крови, лицо горит,
Сам плачет, а мы все рыдаем

Грибоедов Александр Сергеевич

При встрече Толстой высказал Грибоедову неудовольствие, однако совсем не словами про ссылку (его ведь не ссылали):

Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку не чист? Подумают, что я взятки брал. Я взяток отродясь не брал.
Но ты же играешь нечисто, — заметил Грибоедов.
Только-то? — ответил Толстой. — Ну, ты так бы и написал «и в карты на руку нечист«

У Федора Толстого родились 12 детей, 11 из которых умерли, не дожив до совершеннолетия

В 1821 Федор Толстой обвенчался с цыганкой-танцоркой, с которой у него давно уже был роман, после того, как она помогла ему выплатить карточный долг, вернув подаренное им за несколько лет.

Та родила ему 12 детей, 11 из которых умерли, не дожив до совершеннолетия. Говорили, что Толстой завел себе список убитых им на дуэлях людей, и напротив каждого имени записывал имя своего умершего ребенка — счет сравнялся на 11.

Его вдова Авдотья пережила мужа на 15 лет и была зарезана собственным поваром в 1861 году.

Дочь Толстого, Сара

В 1820 году, когда Пушкина сослали на Юг, Толстой пустил слух, будто того перед ссылкой выпороли — неслыханное оскорбление. После этого Пушкин все годы на юге готовился к дуэли, обмениваясь с обидчиком эпиграммами:

В жизни мрачной и презренной
Был он долго погружен
Долго все концы Вселенной
Осквернял развратом он.
Но, исправясь понемногу,
Он загладил свой позор.
И теперь он — слава Богу
Только лишь картежный вор

Толстой ответил не так складно, но не менее язвительно:

Сатиры нравственной язвительное жало
С пасквильной клеветой не сходствует нимало.
В восторге подлых чувств ты, Чушкин, то забыл,
Презренным чту тебя, ничтожным сколько чтил.
Примером ты рази, а не стихом пороки,
И вспомни, милый друг, что у тебя есть щёки

Пушкин же поправил и сократил свою эпиграмму, вставив в текст послания Чаадаеву:

Что нужды было мне в торжественном суде
Холопа знатного, невежды при звезде
Или философа, который в прежни лета
Развратом изумил четыре части света,
Но, просветив себя, исправил свой позор,
Отвыкнул от вина и стал картежный вор

Федор Толстой оскорбил Пушкина и последний готовился к дуэли, но когда пришло время, они стали приятелями

Тем не менее, до дуэли с Пушкиным дело не дошло, и после возвращения поэта в Петербург у них даже установились приятельские отношения. Персонаж Евгения Онегина Зарецкий носит узнаваемые черты Толстого:

В пяти верстах от Красногорья,
Деревни Ленского, живет
И здравствует еще доныне
В философической пустыне
Зарецкий, некогда буян,
Картежной шайки атаман,
Глава повес, трибун трактирный,
Теперь же добрый и простой
Отец семейства холостой,
Надежный друг, помещик мирный
И даже честный человек:
Так исправляется наш век!

Он был не глуп; и мой Евгений,
Не уважая сердца в нем,
Любил и дух его суждений,
И здравый толк о том, о сем.
Он с удовольствием, бывало,
Видался с ним…

Именно Толстого Пушкин просил передать письмо матери Натальи Гончаровой, в котором впервые просил руки ее дочери.

Федор Толстой послужил прототипом для героев Льва Толстого (частично Долохов из Войны и мира) и Тургенева (Лучков из Бретера и Лучиков из Трех портретов).

В качестве эпилога добавим, что прозвищем «Американец» Толстой обязан не столько рассказам о своих путешествиях, сколько татуировке по всему телу. В первой трети XIX века американцы в представлениях русских — это прежде всего индейцы-дикари.

Еще не наступила эпоха технических прорывов, еще далеко до глобализации и прочих черт, с которым наше поколение привыкло ассоциировать жителей Америки.

Федор Толстой с его необузданным нравом и покрытым татуировкой телом был в Санкт-Петербурге лучшим воплощением местных представлений об американцах.

Источник: https://tayni.info/70381/

Ссылка на основную публикацию