Архитектор жан батист валлен-деламот — биография, фото, творения

Вспоминая великих архитекторов: Жан Батист Мишель Валлен Деламот | сайт компании НРФ «МИР

В Россию Валлен-Деламот, по утверждению большинства историков архитектуры, был приглашен в 1759 году графом И.И.Шуваловым (историк архитектуры Т.

Соловьева придерживается мнения, что приглашение Деламот получил от графа И.Г.Чернышева) на должность архитектора при Московском университете.

Заключив контракт на три года, переехал в Петербург, где преподавал архитектуру в Шляхетском кадетском корпусе.

Блестяще образованный граф И.И.Шувалов, фаворит императрицы Елизаветы, в последние годы правления своей покровительницы, в 1756 году создал первую в России Академию художеств и предложил построить для нее специальное здание.

Проект этого всем известного храма искусств на Университетской набережной был составлен двумя зодчими – Ж.Б.Деламотом и русским архитектором А.Ф.Кокориновым.

Строительство  было завершено в царствование другой императрицы – Екатерины II – в 1789 году.

Величественное здание Академии создавалось как программный образец нового для России стиля – классицизма, и должно было стать символом новой архитектуры.

Геометрически правильный план, четкая структура симметричных фасадов, мерный ритм ордерных элементов и сдержанность убранства воплощали принципы раннего петербургского классицизма, в данном случае – родственного французскому. Выразителен главный фасад, обращенный к Неве.

Отголоски барокко ощутимы лишь в вогнуто-выгнутых частях центрального ризалита и в сложном абрисе купола над ним. Невиданное до того здание учебного художественного заведения стало образцом для будущего поколения зодчих.

После учреждения Академии художеств Жан Батист Валлен-Деламот стал ее преподавателем, после утверждения нового устава Академии – был назначен членом академического совета, а в 1769 году произведен в адъюнкт-ректоры по части архитектуры и находился на этой должности вплоть до 1776 года, когда вышел на пенсию.

Деламот много строил как в Петербурге, так и вне его. Среди самых значимых строений в Петербурге, кроме здания Академии художеств (Университетская наб., 17), здание Старого Эрмитажа, построенное им совместно с зодчим Ю.М. Фельтеном (Дворцовая наб., 36) и Гостиный двор на Невском проспекте, строительство которого было начато Б.

Растрелли (Невский пр., 35; Садовая ул., 17). На Невском же проспекте по проекту зодчего построено здание Католической церкви святой Екатерины (Невский пр., 32А). Очень впечатлял современников не сохранившийся до наших дней дворец графа И.Г.Чернышева у Синего Моста (сегодня на его месте находится Мариинский дворец, построенный А.И.

Штакеншнейдером).

В самый разгар работ над зданием Академии художеств Валлен-Деламот получает заказ на оформление фасадов  лесных складов Адмиралтейства.  Речь идет о рукотворном острове «Новая Голландия».

Датой начала создания архитектурного образа Новой Голландии можно считать 27 октября 1763 года, когда  Адмиралтейств-коллегия приняла безоговорочное решение о построении новых каменных сараев  для хранения леса.

Новая Голландия – одно из первых портовых сооружений, задуманных Петром в начале ХVIII века и построенное при императрицах Елизавете и Екатерине II (Великой). Остров  представляет собой треугольник, ограниченный Крюковым и Адмиралтейским каналами и рекой Мойкой.

Он возник  в 1717 году после работ по сооружению каналов, здесь хранился предназначенный для строительства кораблей  лес. Первые деревянные сараи-склады были построены по проекту архитектора И.К.Коробова в 1732-1740-х годах. Они размещались по периметру острова.

В 1763 году деревянные сараи решили заменить  на каменные.

Разработка чертежей была поручена С.И.Чевакинскому. Несколько вариантов проекта одобрены не были, но был принят и принципиально согласован предложенный С.И. Чевакинским новый метод хранения леса (ранее лес хранился в штабелях) – в сараях стоймя с небольшим уклоном.

Новый метод хранения древесины оказал влияние на характер архитектуры. Внутренние отсеки сараев для сушки были образованы мощными столбами с контрфорсами и арками, связывающими их в единую систему. Предусматривалось отдельное хранение высоких, средних и коротких деревьев.

Этот утвержденный коллегией проект Екатерина  II одобрила 16 апреля 1765 года.

Весной 1765 года к проектированию фасадов Новой Голландии был привлечен Ж.Б.

Валлен-Деламот, который был представителем архитектуры переходного периода – от барокко к классицизму, что  свидетельствовало об изменениях в государственной архитектурной политике начала царствования Екатерины Великой.

Перед Деламотом стояла задача выполнить проект фасадов очень скромного по своему назначению здания. Осмотрев комплекс, зодчий понял, что это место предназначено для создания величественного архитектурного образа.

Огромное по протяженности сооружение – около 300 метров –  находилось в окружении воды и хорошо просматривалось с находящихся рядом улиц. Деламот увидел, что крупные и вместе с тем лаконичные формы спроектированных Чевакинским сараев позволяют создать строгое монументальное сооружение, достойное украсить российскую столицу.

Главный результат участия Валлен Деламота в создании этого образа – великолепный портал-арка со стороны Мойки, который позволяет считать Новую Голландию памятником архитектуры раннего классицизма.

Над каналом, ведущим от Мойки к внутреннему бассейну, перекинута величественная арка.

Этому выдающемуся произведению Валлен–Деламота особую выразительность  придает контраст: грациозно парящая арка на малых колоннах оформлена мощным дорическим ордером – двумя парами больших колонн и тяжелым раскрепованным антаблементом (колонны вместе с расположенным на них антаблементом выдвинуты вперед от плоскости стены). По словам известного историка искусств Игоря Грабаря, «особенно блестяща композиция главных ворот Новой Голландии. Эта прекрасная арка – одна из самых вдохновительных архитектурных затей, сохранившихся от старого Петербурга».

Ансамбль складов поражает своей мощью. Главный принцип выразительности протяженных корпусов – ритм высоких арочных проемов.

Прием соединения двух отдельно стоящих зданий аркой был впервые применен Валлен-Деламотом при строительстве складов Новой Голландии. Но впоследствии он получил дальнейшее развитие сначала в   работах К.И.

Росси (здания Сената и Синода, Главного штаба), а затем многие архитекторы использовали арку при решении архитектурных задач.

В 1775 году Валлен-Деламот покидает Россию и возвращается во Францию. Живет сначала в Лионе, но в 1782 году переезжает в родной город Ангулем. Здесь он прожил свои последние дни до кончины 7 мая 1800 года.

Ж.Б.Валлен-Деламот занял особое место в русской архитектуре как основоположник русского классицизма, принципами которого являются уравновешенность композиции, симметрия, величавая торжественность. Монументальная арка складов «Новая Голландия», запечатленная в произведениях многих художников, стала одним из символов города.

Строительные и реконструктивные  работы на острове велись на протяжении всей его истории. Скоро все мы станем свидетелями открытого после многолетнего забвения острова: в августе Новая Голландия станет доступной для горожан после первого этапа реставрации.

Конкурс на реставрацию выиграло голландское бюро West8. Отреставрированные здания обещают показать только осенью, летом на острове будут работать временные павильоны.

Главным новшеством авторы проекта считают масштабное озеленение: на Новой Голландии собираются высадить 200 взрослых деревьев.

…Здесь даже в летний зной не жарко.И вот, перед собой узревВеличественнейшую арку,

Ты замираешь, обомлев.

Источник: https://www.nrfmir.ru/ru/2016/07/31/vspominaya-velikikh-arkhitektorov-zhan-batist-mishel-vallen-delamot

Жан Батист Мишель ВАЛЛЕН-ДЕЛАМОТ. ВАЛЛЕН-ДЕЛАМОТ Жан Батист Мишель (1729, Ангулем, Франция 7 мая 1800, там же), французский архитектор. В 1759-75 работал. — презентация

1 Жан Батист Мишель ВАЛЛЕН-ДЕЛАМОТ<\p>

2 ВАЛЛЕН-ДЕЛАМОТ Жан Батист Мишель (1729, Ангулем, Франция 7 мая 1800, там же), французский архитектор. В работал в России. Представитель раннего русского классицизма. Учился у своего дяди архитектора Ж. Ф. Блонделя во Франции и в в Италии. В 1759 был приглашен И. И. Шуваловым в Россию на должность архитектора при Московском университете. Заключив контракт сроком на три года, переехал в Петербург, преподавал архитектуру в Шляхетском кадетском корпусе. После учреждения Академии художеств (1757) вскоре стал ее преподавателем; при Екатерине II после утверждения нового устава Академии был назначен членом академического совета (1765); в 1769 произведен в адъюнкт-ректоры по части архитектуры; находился на этой должности до 1776, когда вышел на пенсию. Ясность композиции, характерная для раннего классицизма, в постройках Валлен-Деламота сочетается со свойственной барокко сочной пластикой форм<\p>

3 Малый Эрмитаж<\p>

4 Комплекс зданий Эрмитажа – императорской картинной галереи – создавался по замыслу Екатерины II. В годах по проекту Ж.- Б. Валлен-Деламота на Дворцовой набережной рядом с Зимним дворцом был сооружен изящный трехэтажный павильон – Малый Эрмитаж, предназначавшийся для встреч императрицы в узком кругу. Эта первая законченная постройка раннего классицизма стала манифестом нового стиля и поучительным примером ансамблевого подхода к застройке центра города. Здание согласовано по высоте и двухъярусному членению с Зимним дворцом. Нижний ярус, как и в Академии художеств, сделан в виде несущей аркады с горизонтальным рустом. Он служит постаментом для стройного шести колонного портика со статуями Флоры и Помоны на углах. Пилястры дают плавный переход от объемного ордера к стене. Неизменные филенки и декоративные детали дробят поверхность, образуя уплощенный рельеф стены. За невским павильоном Малого Эрмитажа расположены висячий сад с галереями и еще один павильон, обращенный на Миллионную улицу. В барочных чертах его нижнего этажа как бы отразилось соседство Зимнего дворца. Весь этот комплекс строил Ю. М. Фельтен в соответствии с проектами Деламота.<\p>

Читайте также:  Легенда о медном всаднике в санкт-петербурге

5 Большой Гостиный двор,<\p>

6 Проектирование крупнейшего торгового здания Петербурга стало поворотной вехой в развитии русской архитектуры. В 1757 году был утвержден проект Ф.-Б. Растрелли, исполненный в пышных, декоративно насыщенных формах барокко, и начаты строительные работы. Но купцы посчитали его непрактичным, чрезмерно дорогостоящим. В 1760 году обер-камергер, основатель Академии художеств И. И. Шувалов, тяготевший к французской классицистической культуре, передал заказ приехавшему из Парижа Ж.-Б. Валлен-Деламоту. Строительство началось в 1761 году и было окончено лишь в 1785 году, через десять лет после возвращения Деламота во Францию. Большой Гостиный двор – самое раннее (по начальной дате) сооружение классицизма в Петербурге. Здание реставрировано и реконструировано в х годах, при этом изолированные прежде магазины превращены в сквозную анфиладу.<\p>

7 Академия художеств,<\p>

8<\p>

9 Величественное здание Академии создавалось как программный образец нового для России стиля – классицизма. Автором проекта был Ж.-Б. Валлен-Деламот, профессор архитектурного класса Академии. Строительство велось долго, с 1764 по 1788 год, руководил им на первых порах ректор Академии архитектор А. Ф. Кокоринов, позднее – Ю. М. Фельтен и Е. Т. Соколов. Геометрически правильный план, ясная и четкая структура симметричных фасадов, мерный ритм ордерных элементов, сдержанность убранства последовательно воплощали принципы раннего петербургского классицизма, в данном случае – родственного французскому. Все четыре наружных фасада расчленены на два яруса. Нижний, с арочными окнами и горизонтальным («дощатым») рустом, уподоблен сплошной аркаде, несущей вышележащий массив. Верхние два этажа объединены ровным шагом пилястр или лопаток, а окна заключены в высокие филенки. Равномерность и монотонность ритма, слитность ордера со стеной, дробность поверхностей, уплощенный рельеф и суховатый рисунок деталей – все это характерные особенности раннего классицизма. Более репрезентативен и пластически выразителен главный фасад, обращенный к Неве. Он имеет трехосевую композицию с четырехколонными портиками дорического ордера в центре и по краям (построение по трем осям станет почти каноническим в русском классицизме). Но колонны не противопоставлены полю стены, они как бы вырастают из нее, продолжая сплошной ряд пилястр. Отголоски барокко ощутимы лишь в вогнуто-выгнутых частях среднего ризалита и в сложном абрисе купола над ним.<\p>

10 Новая Голландия,<\p>

11 «Новая Голландия» — так называется небольшой остров, ограниченный рекой Мойкой, Крюковым и Адмиралтейским каналами. В 1765 году С.И. Чевакинский составил план, а Ж.-Б. Валлен-Деламот спроектировал фасады складов для хранения и сушки корабельного леса, сменивших прежние деревянные сараи и эллинги. Возведение кирпичных корпусов завершил в 1780-х годах инженер И. К. Герард. Сугубо утилитарные сооружения впечатляют суровой экспрессией простых и крупных форм: гигантской аркады, являющейся сквозным лейтмотивом фасадов, и неоштукатуренных стен, обработанных «дощатым» рустом. Над каналом, ведущим к внутреннему бассейну, перекинута величественная арка. Это замечательное творение Валлен-Деламота, жемчужина раннего классицизма. Необычная сила образа заключена в контрасте: грациозно парящую арку на хрупких малых колоннах обрамляет мощный дорический ордер – две пары больших колонн и тяжелый раскрепованный антаблемент. Особую выразительность композиции придает редкое сочетание красного кирпича, гранита и известняка. Подобные, но меньшие пары колонн поставлены у скругленных углов складов. К такому приему Валлен-Деламот уже прибегал в решении угловых частей Большого Гостиного двора. Постройка «Новой Голландии» не была полностью завершена. Один из корпусов был достроен в годах (М. А. Пасыпкин). В западной части острова в годах сооружена Морская тюрьма необычной кольцеобразной формы (А. Е. Штауберт).<\p>

12 Римско-католический собор Св. Екатерины,<\p>

13 Главный католический храм российской столицы возведен в годах в стиле, переходном от барокко к классицизму. Первый проект церкви с двумя симметричными домами на этом участке составил еще в 1739 году П.-А. Трезини. Осуществить удалось только трехэтажные дома (впоследствии перестроены и надстроены). Новый проект костела разработал в годах Ж.-Б. Валлен- Деламот. Задуманная им композиция с огромной аркой в центре, двумя башнями- звонницами и обильной скульптурой была овеяна дыханием барокко. С 1779 года строительство продолжил А. Ринальди, который несколько упростил и смягчил характер прежнего замысла. В плане собор представляет собой латинский крест, над пересечением нефа и трансепта высится могучий купол. Здание отодвинуто в глубь участка, как предлагал еще П.-А. Трезини. Главный фасад прорезан почти на всю высоту арочной нишей с двумя колоннами. Этот фрагмент аналогичен арке «Новой Голландии» и одновременно вызывает ассоциации с сооружениями итальянского ренессанса. Две меньшие арки по сторонам, ведущие внутрь двора, так же как нижний ярус фасада, обработанный пилястрами, точно отвечали по высоте двум соборным домам. О барокко живо напоминают криволинейные очертания окон и наличников, полные динамики статуи евангелистов на парапете. Изысканное оформление включает так называемый «цветок Ринальди» — своеобразный автограф зодчего. Пилястры и трехчетвертные колонны организуют построение внутреннего пространства. В композиции интерьера уловимы итальянские мотивы – в большей степени ренессанса, чем барокко. Пышное внутреннее убранство утрачено в прошлые десятилетия.<\p>

14 Верстовые столбы<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/1126278/

Истории падения архитекторов прошлых веков: Василия Баженова, Карла Росси, Льва Кекушева

Талантливые архитекторы часто становились настоящими суперзвездами: им благоволили императоры, их обожал свет, их работами любовались тысячи людей. Однако чем влиятельнее был зодчий, тем зачастую трагичнее обрывалась его блестящая карьера. «Культура.РФ» рассказывает истории падения выдающихся архитекторов прошлых веков.

Петр Еропкин

Талант молодого Петра Еропкина первым разглядел сам Петр I и отправил его учиться в Голландию и Италию. Вскоре Еропкин стал главным архитектором Петербурга.

Именно он совместно с Иваном Коробовым в составе Комиссии о Санкт-Петербургском строении разработал первый генеральный план города с трехлучевой системой улиц (от Адмиралтейства в три стороны расходились Невский и Вознесенский проспекты и улица Гороховая).

Уже с Михаилом Земцовым он написал трактат «Должность архитектурной экспедиции» — свод правил, которым должны были руководствоваться все архитекторы.

Еропкина ждала грандиозная карьера, однако его сгубило родство с видным государственным деятелем и автором «Генерального плана о поправлении России» Артемием Волынским. Того обвинили в попытке государственного переворота, а Еропкина осудили как соучастника и казнили в 1740 году.

Дмитрий Ухтомский

Свои первые проекты Дмитрий Ухтомский создавал также под руководством Ивана Коробова, к которому попал вскоре после окончания Школы математических и навигационных наук.

Первыми проектами Ухтомского были триумфальные арки и временные павильоны, которые не сохранились до наших дней. Но одной из главных заслуг архитектора стало создание Дворцовой школы, где получали образование будущие зодчие.

Среди выпускников Ухтомского были лучшие российские зодчие: Иван Старов, Матвей Казаков, Александр Кокоринов и другие. Карьеру Ухтомского прервали обвинения в растрате.

Архитектора отстранили от службы и от управления созданной им школы, после чего он оставил профессию и вернулся в собственное имение в Ярославской области. И хотя вскоре его оправдали, к прежней работе Ухтомский больше не возвращался.

Жан-Батист Мишель Валлен-Деламот

Выпускник Французской академии в Риме архитектор Валлен-Деламот приехал в Россию в середине XVIII века, чтобы представить проект здания Академии художеств в Петербурге. Академия художеств и стала его основным местом работы — сначала он стал ее первым преподавателем, потом членом совета, а потом и адъюнкт-ректором по архитектуре.

Именно Валлен-Деламот стал пионером русского классицизма — он перестроил в этом стиле расстрелиевский барочный Гостиный двор, сконструировал арку Новой Голландии, стал автором нескольких дворцов и церквей и, наконец, построил ту самую Академию художеств.

В России Валлен-Деламот был успешным специалистом и уважаемым человеком, но смерть отца вынудила его отправиться во Францию, где он решил остаться, несмотря на уговоры друзей и родных вернуться в Россию. Новые заказы архитектору не поступали, а жил он все так же за российский счет — получал пенсию от Академии художеств.

Однако после казни Людовика XVI Россия разорвала отношения с революционной Францией, и деньги Валлен-Деламоту присылать перестали. Архитектор скончался в своем родном городе Ангулеме, разбитый параличом и ослепший.

Василий Баженов

Биография Василия Баженова вполне заслуживает экранизации: он был сыном дьячка, который дорос до звания «мой архитектор» у Екатерины II, был ею отвергнут, а затем добился расположения у нового императора — Павла I.

Особенно драматичными были именно отношения с императрицей, стоившие ему и финансового благополучия, и архитектурного наследия, и здоровья. Так, в 1776 году Екатерина II поручила архитектору сложнейший проект — свою новую усадьбу в готическом стиле в Царицыно.

Баженов взялся за дело со всей ответственностью: разработал грандиозный парк с многочисленными постройками и двумя дворцами. В разгар строительства Екатерина II прекратила финансирование проекта, и он вложил в него собственные средства, для чего продал дом и залез в долги.

Когда же через десять лет работы Екатерина II посетила новую резиденцию, она сильно раскритиковала ее и поручила строительство главному конкуренту Баженова — Матвею Казакову. Баженов остался без средств к существованию, был вынужден заниматься преподаванием и браться за менее интересные частные заказы.

Александр Витберг

У Александра Витберга были все шансы стать главным архитектором своего времени. В 1814 году ему поручили строительство ключевого сооружения того времени — храма Христа Спасителя, прославлявшего победу в Отечественной войне 1812 года.

Александр I, выбравший проект Витберга среди работ более известных и опытных архитекторов, был невероятно впечатлен его замыслом: «Я чрезвычайно доволен вашим проектом. Вы отгадали мое желание, удовлетворили моей мысли об этом храме.

Я желал, чтобы он был не одна куча камней, как обыкновенные здания, но был одушевлен какой-либо религиозной идеей, но я не ожидал получить какое-либо удовлетворение, не ждал, чтобы кто-то был одушевлен ею, и потому скрывал свое желание.

И вот я рассматривал до 20 проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные, Вы же заставили камни говорить». На строительство храма были выделены большие средства и ресурсы, а сам Витберг получал одну награду за другой — от Владимирского креста до дворянского титула для его отца.

Однако вскоре проект приостановили, когда выяснилось, что его участники расхитили миллион рублей. В растрате был обвинен в том числе и сам Витберг, и суд, который проходил уже при императоре Николае I, приговорил его к выплате штрафа и к ссылке в Вятку. Через несколько лет архитектор смог вернуться в Петербург, но карьеры, разумеется, не сложилось, и он умер, разбитый параличом, в полной бедности.

Карл Росси

В годы правления Александра I Росси был архитектором номер один в России. Ему поручались все ключевые проекты (ансамблями главных площадей — Дворцовой и Сенатской — Петербург обязан именно ему), за работу он получал хорошие гонорары и часто удостаивался разных наград и орденов.

В 1820-е годы Росси был самым высокооплачиваемым архитектором города — жалование составляло 15 тысяч рублей в год. Однако после восшествия на престол Николая I его положение изменилось.

Во время реконструкции ряда помещений в Зимнем дворце Росси уехал на несколько недель в отпуск, а когда вернулся — его проектом занимался уже Огюст Монферран. Усугубила эту ситуацию и ссора с генералом и инженером Пьером Базеном, главой Комитета строений и гидравлических работ.

Это произошло из-за отказа Росси подписать бумагу о том, что архитектор, допустивший грубую техническую ошибку, повлекшую серьезные последствия, должен быть арестован.

Хотя в дальнейшем Росси получал важные заказы, прежний авторитет он потерял, а за перестройку Сената и реконструкцию Сенатской площади и вовсе не получил ни копейки. Архитектор погряз в долгах, был вынужден отказаться от своего дома и вскоре умер в одном из бедных районов Петербурга.

Лев Кекушев

Хотя Лев Кекушев окончил петербургский Институт гражданских инженеров и мог бы сделать блестящую карьеру в Петербурге, его имя связано с архитектурой Москвы. Первое время он занимался оформлением интерьеров, чем и прославился среди московского купечества.

Кекушев активно строил особняки, железнодорожные станции, на этих многочисленных заказах быстро разбогател и стал строить уже собственные доходные дома. Однако после революции 1905 года величественный стиль Кекушева стал менее востребованным, и зодчий, не пожелавший подстроиться под новые общественные вкусы, отошел от архитектурной деятельности.

Вскоре у Кекушева обнаружили психиатрическое заболевание, и архитектора поместили в лечебницу, где через несколько лет он скончался. Место захоронения Кекушева до сих пор неизвестно.

Источник: https://www.culture.ru/materials/211335/arkhitektory-trudnoi-sudby

Архитектор Жан Батист Валлен-Деламот

Жан Батист Мишель Валлен-Деламот родился в 1729 году во Франции в городе Ангулеме. По материнской линии он принадлежал к известному во Франции роду Блонделей. О детстве будущего архитектора сведений нет. Известно только, что двадцатилетним юношей он поступил во Французскую академию в Риме, которую успешно закончил.

Известно, что он много путешествовал по Италии, где изучал архитектурное наследие античности. Вернувшись в Париж, юноша начал работать помощником у своего дяди архитектора Франсуа Блонделя. Молодой архитектор принял участие в конкурсе на проект оформления одной из центральных площадей Парижа — площади Людовика XV, ныне площадь Согласия.

И хотя его проект не был утвержден, этот факт сыграл важную роль в совершенствовании профессионального мастерства зодчего.

18 июня 1759 году через полномочного и чрезвычайного русского посла при французском дворе графа М. П. Бестужева-Рюмина с тридцатилетним архитектором был подписан контракт на работы в России в качестве архитектора сроком на три года. В задачу архитектора также входило обучение архитектуре российских талантов.

Впоследствии контракт был продлен еще на три года. К этому времени Валлен-Деламот уже считался маститым архитектором, проявившим себя как мастер своего дела. Он был членом Флорентийской и Болонской академий, однако опыта практического строительства у него почти не было.

В Петербурге второй половины XVIII века все больше внимания уделялось постройкам общественного назначения. Наряду с дворцовыми и культовыми сооружениями активно возводились здания учебных заведений, административные, коммерческие. Руководила всем этим обширным строительством Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы.

Она же занималась и вопросами планировки. Валлен-Деламот, сочетавший преподавательскую деятельность со строительной практикой, также включился в проектирование и возведение этих сооружений. Одной из первых работ архитектора в Петербурге стал проект каменного Гостиного двора. Проект разрабатывался по распоряжению президента Академии художеств графа И.

И. Шувалова. Строительство началось в 1761 году, но двигалось крайне медленно. На первом этапе к строительству был также привлечен А. Кокоринов.

В 1762 году император Петр III отстранил Валлен-Деламота от строительных работ, поставив ему в вину присвоение чужого замысла.

Валлен-Деламот действительно сохранил общий прием композиционного решения Гостиного двора, разработанный Растрелли, но значительно упростил и удешевил проект предшественника, отказавшись от пышности и декоративности барочных архитектурных форм.

Однако с воцарением Екатерины II положение французского зодчего снова упрочилось. Архитектор предложил новый вариант фасада, и императрица его утвердила.

К 1767 году было закончено строительство корпуса, выходящего главным фасадом на Невский проспект, но темпы строительства снова вызвали недовольство столичных властей. Многие сомневались, что архитектор вообще сможет довести дело до конца. И это оказалось правдой. В 1768 году Валлен-Деламот окончательно отошел от строительства, а в 1775-м вообще покинул Россию, не увидев свой замысел воплощенным.

Однако за шестнадцать лет, прожитых архитектором в России, он осуществил много замечательных проектов. В 1762 году по проекту зодчего началось строительство главного католического храма Петербурга — костела святого Екатерины на Невском проспекте. Руководил строительством Антонио Ринальди.

Сложность проекта заключалось в том, что здание костела было необходимо уместить между двух существующих домов уже застроенной главной магистрали города. Валлен-Деламот блестяще справился с этой задачей. В костеле были погребены последний король Польши Станислав Август Понятовский, в 1938 году его прах был возвращен Польше, и французский генерал Ж. В. Моро.

В 1855 году в этом храме отпевали архитектора Огюста Монферрана.

В конце 1763 году вместе с А. Ф. Кокориновым архитектор приступил к работе над проектом здания Академии художеств.

В этой крупнейшей их совместной работе впервые в русской архитектуре четко обозначились принципы классицизма — уравновешенность и симметрия композиции, величавая торжественность внешнего облика, использование колоннады в качестве основы организации фасадов.

Замысел зодчих сформировался к 1764 году, и в этом же году начались строительные работы. Но даже после этого Кокоринов и Деламот продолжали совершенствовать проект, уточняя его детали.

Строительство предполагалось закончить к 1778 году, но из-за недостатка финансирования оно двигалось очень медленно, а порой вообще приостанавливалось. Строительные работы завершились только к 1789 году, когда архитектора уже не было в России, а отделка здания продолжалась вплоть до 1810 года. Здание Академии художеств было еще одним произведением архитектора, которое он также не смог увидеть.

Еще одной работой Валлен-Деламота явилось строительство здания Малого Эрмитажа с висячим садом и галереей для размещения художественных коллекций, пристроенного к Зимнему дворцу в 1764— 1775 годах. До этого Валлен-Деламот выполнил большое количество проектов интерьеров для Зимнего дворца.

По замыслу Екатерины II в Малом Эрмитаже должна была разместиться коллекция картин и других Предметов Искусства, которые императрица приобретала на европейских аукционах. Там же Екатерина II устраивала увеселительные вечера с играми и спектаклями — малые эрмитажи.

Архитектор прекрасно справился с поставленной задачей, органично вписав свое творение в комплекс зданий, расположенных в непосредственной близости от Зимнего дворца и образующих с ним единое целое. В 1765 году по приказу Екатерины II зодчего привлекли к работам, проводимым Адмиралтейств-коллегией в «Новой Голландии», которыми до этого занимался С. И. Чевакинский.

Валлен-Деламот исполнил проект фасадов, а также эффектной арки над каналом, ведущим в бассейн внутри острова. Величественный портал «Новой Голландии» с аркой над каналом является одним из шедевров петербургской архитектуры и символом нашего города.

Выполнял зодчий и частные заказы. Вместе с А. Ф. Кокориновым им был построен дворец графа К. Г. Разумовского (ныне РГПУ им. А. И. Герцена). Дворец является прекрасным образцом архитектуры переходного периода от барокко к классицизму. На набережной Мойки Валлен-Деламот перестроил двухэтажный дом И. П.

Шувалова, превратив его в дворец, известный нам как Юсуповский (набережной Мойки, 94). Архитектор также предположительно является автором проекта усадьбы «Александрино» на Петергофской дороге (проспект Стачек, 162) для президента Адмиралтейств-коллегий графа И. Г. Чернышева. Много времени у зодчего занимала преподавательская деятельность.

Среди молодых людей, которым он передал свое мастерство, нужно назвать выдающихся русских архитекторов-классицистов Ивана Старова и Василия Баженова. Старов трудился в Петербурге, Баженов в основном в Москве. Но Россия не стала второй родиной архитектора. В 1775 году он покинул Россию. Возможно, на его отъезд повлияла смерть его друга и коллеги А. Ф. Кокоринова.

Валлен-Деламот умер в своем родном городе Ангулеме 17 апреля 1800 году. Французский зодчий оказался одним из основоположников русского классицизма.

Источник: http://petersburglike.ru/2014-10-29/arxitektor-zhan-batist-vallen-delamot/

7 великих архитекторов России с трагической судьбой

Слава и всеобщее признание — самые непостоянные явления в жизни гениальных людей. Жестоко судьба подчас обходилась и с теми, чей вклад в мировое искусство сегодня не оставляет сомнений. Как пишет «Культура.РФ», обычно чем влиятельней был зодчий, тем трагичней обрывалась его карьера и судьба. 

Петр Еропкин

(1698—1740)

Судьба улыбнулась талантливому архитектору еще в молодости, когда его выдающиеся способности заметил сам Петр I. Император отправил способного юношу обучаться в Голландию и Италию, а по возвращении тот стал главным архитектором Санкт-Петербурга.

Вместе с коллегой Иваном Коробовым Петр Еропкин в составе Комиссии о Санкт-Петербургском строении создал первый генеральный план города, особенностью которого стала трехлучевая система улиц с Адмиралтейством в центре.

А его трактат «Должность архитектурной экспедиции», разработанный вместе с архитектором Михаилом Земцовым, стал настольной книгой для всех российских зодчих того времени.

Блестящую карьеру Еропкина погубило родство с известным государственным деятелем Артемием Волынским, который в бытность правления Анны Иоанновны был обвинен в заговоре и казнен. Петр Еропкин также был приговорен к высшей мере наказания путем отсечения головы как соучастник Волынского.

Дмитрий Ухтомский

(1719—1774)

Окончив Школу математических и навигационных наук, Дмитрий Ухтомский попал в ученики все к тому же Ивану Коробову. Под его началом он создавал свои первые работы — триумфальные арки и временные павильоны.

Однако признание современников и потомков Дмитрий Васильевич получил за создание Дворцовой школы.

Именно в ней получили образование многие архитекторы, ставшие в будущем гордостью России: Иван Старов, Матвей Казаков, Александр Кокоринов и другие.

Восхождение Ухтомского к славе прервали обвинения в растратах, из-за которых его отстранили от службы и от руководства созданной им школой. Он был вынужден оставить профессию и вернуться в свое имение в Ярославской области. И хотя на суде о растрате Ухтомского оправдали, к прежней работе он больше не возвращался.

Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот

(1729—1800)

Валлен-Деламот родился во французском городе Ангулем. В молодости окончил Французскую академию в Риме и вскоре приехал в Санкт-Петербург, чтобы представить своей проект здания Академии художеств. Это и стало первым шагом французского архитектора на пути к великим свершениям.

Валлен-Деламот стал первым в России профессором архитектуры. Он преподавал в учрежденной им Академии художеств, в итоге став ее адъюнкт-ректором по архитектуре. Важнейшее влияние он оказал на русскую школу классицизма, фактически став ее родоначальником. В этом стиле он перестроил расстрелиевский барочный Гостиный двор, а также сконструировал арку Новой Голландии.

Успешную жизнь Валлен-Деламота в России прервала страшная весть о смерти его отца. Архитектор решил отправиться на историческую родину. Вопреки уговорам друзей и близких, он решил остаться в Ангулеме, где долгое время жил, получая пенсию от Академии художеств. Во Франции его заслуги не были столь очевидными, поэтому новых заказов Валлен-Деламот не получал.

Точку в этом тихом, хотя и сытом существовании поставила казнь Людовика XVI, после которой Россия прервала отношения с Францией. С тех пор деньги от Академии художеств Валлен-Деламоту приходить перестали. Он скончался в бедности в родном Ангулеме, ослепший и разбитый параличом.

Василий Баженов

(1737—1799)

На основе истории жизни Василия Баженова вполне можно было снять остросюжетную драму.

Зодческий талант сына простого дьячка позволил ему сделать блестящую карьеру и услышать заветную фразу «мой архитектор» из уст Екатерины II. Для своей госпожи он взялся за сложнейший проект усадьбы в готическом стиле.

Огромный парк с двумя дворцами и многочисленными постройками должен был расположиться в Царицыно, и архитектор смело принялся за дело.

Однако быть фаворитом капризной императрицы Баженову довелось недолго: вскоре он был ею отвергнут и фактически обречен на прозябание. В самый разгар строительства усадьбы в Царицыно она прекратила финансирование проекта. Баженов не сдался и вложил в проект собственные средства.

Для этого ему пришлось продать дом и влезть в серьезные долги. Когда же через десять лет непрерывной работы Екатерина II посетила новую резиденцию, то осталась ею чрезвычайно разочарована.

Раскритиковав усилия Баженова, она перепоручила работу его главному конкуренту — Матвею Казакову.

Василий Баженов остался без гроша в кармане. Он занялся преподаванием и ради заработка занимался малоинтересными частными заказами.

Александр Витберг

(1787—1855)

Этот архитектор имел все шансы стать величайшим творцом своего времени. В 1814 году Александр I поручил ему строительство ключевого сооружения того времени — храма Христа Спасителя, который должен был прославить победу в Отечественной войне 1812 года.

Проект Витберга до глубины души поразил императора. «Вы отгадали мое желание, удовлетворили моей мысли об этом храме, — говорил Александр.

— …Я рассматривал до 20 проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные, Вы же заставили камни говорить».

Ради утверждения проекта Витберг, будучи лютеранином, даже перешел в православие. Строительство велось на широкую ногу, было выделено около 16 миллионов рублей. Сам талантливый архитектор регулярно получал награды с царского плеча — от Владимирского креста до дворянского титула для его отца.

Но внезапно все планы пошли под откос: уже при Николае I выяснилось, что при строительстве храма был расхищен миллион рублей. Витберг оказался среди обвиняемых — не имея опыта руководства такими огромными проектами, он просто не сумел обеспечить должного контроля за расходом средств.

Процесс длился восемь лет, и в итоге Витберга приговорили к выплате штрафа размером в миллион рублей и ссылке в Вятку.

Через несколько лет архитектор вернулся в Петербург, но карьера его уже не сложилась. Он умер в нищете, разбитый параличом. А храм, который стоил ему карьеры, так и не был достроен.

Карл Росси

(1775—1849)

Архитектор номер один в эпоху правления Александра I, ему поручались все ключевые проекты. Его авторству принадлежат ансамбли Дворцовой и Сенатской площадей. За свои труды он получал большие гонорары, награды и ордена. В 1820-е годы его жалование составило 15 тысяч рублей в год — непомерная в те времена сумма.

Все изменилось после восшествия на престол Николая I. Однажды Росси уехал на несколько недель в отпуск, а когда вернулся в Петербург, то с удивлением узнал, что его проектом — реконструкцией помещений в Зимнем дворце — вовсю занимается Огюст Монферран.

Конфликт с генералом и инженером Пьером Базеном, главой Комитета строений и гидравлических работ, окончательно погубил карьеру великого архитектора. Проблемой стало то, что Росси отказался подписывать бумагу, которая обрекала на арест некоего архитектора, который допустил грубую техническую ошибку, повлекшую серьезные последствия.

Авторитет Карла Росси постепенно таял, а с ним и его гонорары. За перестройку Сената и восстановление Сенатской площади он не получил ни копейки. В итоге талантливый деятель погряз в долгах, оказался на улице и вскоре закончил дни в одном из самых бедных районов Северной столицы.

Лев Кекушев

(1862—?)

Первоначально Лев Кекушев прославился среди московского купечества, занимаясь оформлением интерьеров. Он много активно строил особняки, железнодорожные станции, а затем и собственные доходные дома.

Поворотным моментом стала революция 1905 года, произошедшая в том числе и во вкусах публики. Величественный стиль Кекушева становился все менее востребованным, но сам он не пожелал подстраиваться под новые веяния моды. В итоге архитектор отошел от своей профессии.

Последние дни он провел в психиатрической лечебнице, где и скончался. Дата смерти и место захоронения талантливого зодчего до сих пор остается загадкой, отмечает портал «Культура.РФ».

Источник: https://www.ridus.ru/news/257444

Ссылка на основную публикацию