Архитектор львов николай александрович — биография, фото, творения

Николай Львов: лучшие здания архитектора — Приоратский замок, усадьба Державина

Николай Львов был человеком своего времени: как истинный представитель эпохи Просвещения, он всю жизнь посвятил наукам и искусству. Львов пробовал себя в живописи, музыке, поэзии, но прославился в первую очередь как архитектор. «Культура.РФ» вспоминает главные творения талантливого зодчего.

Приоратский замок в Гатчине

Приоратский замок. Гатчина. Архитектор Николай Львов. 1798–1799. Фотография: diletant.media

Приоратский замок — единственное сохранившееся до наших дней здание, построенное из умятой земли.

Эту старинную технологию — смесь спресованного грунта с известковым раствором — Львов применял для строительства хижины Екатерины Нелидовой, фаворитки Павла I, но Приоратский замок был его самым величественным сооружением. Земляной замок стоил заказчику в 10 раз дешевле, чем аналогичный каменный.

Львов построил его по просьбе Павла I для приора Мальтийского ордена принца Конде, поэтому замок и получил свое название. Во время работы архитектор вдохновлялся готическими памятниками — он использовал стрельчатые окна, остроконечные кровли, высокий шпиль.

После смерти Павла I в замке располагалась лютеранская кирха, проходили художественные выставки, в годы войны здесь размещался военный госпиталь, а после начал работать музей.

«Кулич и пасха» в Санкт-Петербурге

Троицкая церковь «Кулич и пасха». Санкт-Петербург. Архитектор Николай Львов. 1785–1790. Фотография: 2do2go.ru

Троицкая церковь известна под названием «Кулич и пасха»: храм внешне похож на одноименные пасхальные блюда.

Идея построить здание такой формы принадлежала не самому Львову, а заказчику — Александру Вяземскому, владельцу села Александровское, где была возведена церковь (сегодня эта территория находится в черте Санкт-Петербурга).

«Куличом» называют круглую церковь-ротонду, окруженную 16 колоннами, а роль «пасхи» играет колокольня — четырехгранная двухъярусная пирамида. Однако проводить богослужения в таком оригинальном храме оказалось трудно, поэтому в середине XIX века к нему пристроили притвор и тамбур.

В первые годы советской власти «Кулич и пасха» еще работал, но в 1938 году церковь была закрыта, а ее помещение отдали клубу. В настоящее время храм снова является действующим.

Церковь Великомученицы Екатерины на Валдае

Церковь Великомученицы Екатерины. Валдай. Архитектор Николай Львов. 1786–1794. Фотография: veer-tour.ru

Еще одну круглую церковь-ротонду Львов построил на Валдае, в местном городском саду.

Это был заказ Екатерины II, которая хотела дополнить ансамбль из Путевого дворца и Присутственных мест. Львов спроектировал большую ротонду, окруженную колоннадой, которая служила дворцовой церковью — службы в ней, правда, проводились крайне редко.

Сегодня в здании церкви находится Музей колоколов.

Усадьба Державина в Санкт-Петербурге

Усадьба Державина. Санкт-Петербург. Архитектор Николай Львов. Фотография: tournavigator.net

Николай Львов дружил со многими известными людьми своего времени, в том числе и с поэтом Гавриилом Державиным.

В 1791 году он обратился к архитектору с просьбой достроить купленный им двухэтажный особняк на Фонтанке.

Помимо строительства дома, Львов занимался и обустройством сада: «Сей сад расположен будучи в середине города большого, — писал он, — должен не токмо отвечать величию оного, но и служить еще богатою рамою великолепному дому».

Державин посвятил работе Львова стихотворение:

После смерти Державина и его супруги дом некоторое время пустовал, а позже в нем расположились архивы Римско-католической духовной коллегии.

Это потребовало перестройки, но не такой кардинальной, как в советские годы, когда усадьбу Державина превратили в жилой дом.

Из-за многочисленных перепланировок художественная отделка особняка была уничтожена почти полностью. Сегодня в здании работает музей Державина и русской словесности его времени.

Постройки Львова в Торжке

Собор Спаса Преображения. Торжок. Архитектор Николай Львов. 1815–1822. Фотография: bankgorodov.ru

Николай Львов родился неподалеку от Торжка и часто строил на родной земле.

Он обустроил семейную усадьбу в Никольском-Черенчицах: в наши дни уцелели лишь погреб в виде трехэтажной пирамиды, церковь-усыпальница рода Львовых, кузница и один флигель от большого усадебного дома. Другой построенной им усадьбой была Знаменское-Раек.

Львов возвел классический дворцовый ансамбль и многочисленные парковые постройки — гроты, мостики, погреб в виде ротонды. Среди других зданий работы Львова в окрестностях Торжка — арочный валунный мост в усадьбе Василево, собор Борисо-Глебского монастыря в Торжке и другие.

Источник: https://www.culture.ru/materials/196171/russkii-leonardo-nikolai-lvov

Удивительные творения архитектора Львова

Затерянные в лесах Тверской области старинные усадьбы – отличный повод отправиться в путешествие по заснеженным проселкам. Особенно если эти постройки обязаны появлению на свет архитектору, которого современники называли «гением вкуса».

Из Москвы выехали пораньше, еще затемно. Световой день короток, а увидеть и сфотографировать хочется многое. Хорошо известная питерская трасса проблем не вызывает: где положено пробочка, где обычно – гаишники в кустах с радарами. Направляемся мы под Торжок, небольшой по современным меркам городок Тверской области, в 230 километрах от Москвы.

Цель поездки – знакомство с творчеством русского архитектора Николая Александровича Львова (1753–1803), уроженца Новоторжского уезда Тверской губернии. Среди самых знаменитых его работ – Невские ворота Петропавловской крепости, здание почтамта в Санкт-Петербурге, Приоратный дворец в Гатчине, Иосифовский собор в Могилеве, Екатерининская церковь в Валдае.

А вообще специалисты определяют более 30 зданий, спроектированных и построенных Львовым. Державин написал: «Он был исполнен ума и знаний, любил науки и художества, отличался тонким и возвышенным вкусом…» Многое из творческого наследия архитектора сохранилось (точнее, пока не разрушилось) и в его родных краях.

Вот по ним-то мы и прокатимся…


ШЕСТЬ ГОЛУБЕЙ, ШЕСТЬ ДОРОГ

Точной даты основания Торжка не известно, но первое упоминание о поселении Новый Торг на реке Тверца в Новгородской летописи датируется 1139 годом. Нынешний облик старой части города начал формироваться в 1766 году, когда в пожаре он выгорел почти полностью.

С одним из пожаров, не раз случавшихся в многовековой истории, связана и легенда возникновения герба города, на котором изображены шесть голубей: три золотых и три серебряных, с алыми ленточками, похожими на языки пламени.

Якобы взяла княгиня Ольга дань с богатых, но непокорных жителей голубями, которых держали в каждом дворе, считая приносящими удачу, да и отпустила их на волю, привязав к лапкам горящую паклю. Птицы по обыкновению вернулись в свои голубятни и подожгли весь город. Впрочем, существуют и другие толкования.

Мол, золотые голуби символизируют богатство, а серебряные – гостеприимство. Или что шесть голубей – это как шесть ворот крепости и шесть путей, «разлетающихся» в разные стороны. По одному из них мы и направились – ныне дороге местного значения, ведущей на северо-запад, между питерской трассой и шоссе на Осташков.

На освящение храма в Арпачеве 16 августа 1791 года съехалось все большое семейство Львовых

СЕМЕЙНЫЙ МАЯК
Село Арпачево (ранее Рапочево) вместе с ближайшими деревнями и полями в 1669 году было пожаловано за безупречную службу предку будущего великого архитектора – стряпчему Борису Пименовичу Львову и с тех пор стало родовым гнездом Львовых.

До наших дней здесь сохранились только семейная церковь во имя Казанской иконы Божией матери и колокольня (N57 05,778 E34 37,805), возведенные Н. А. Львовым.

Почему он выбрал для колокольни такую необычную для русских традиций форму, похожую на маяк? Может быть, чтобы всегда указывала дорогу к отцовскому дому? Нам же очень приятно было встретить в морозный день  в этом  глухом, по сути, месте интересующихся историей совсем молодых людей – «сузуководов» из Питера, читателей журнала. Спасибо вам, ребята!  

      
А собственную усадьбу Черенчицы (в паре километров от Арпачева) зодчий полностью обустроил по своему вкусу. Даже назвал своим именем – Никольское. Стоящий на пригорке дом в два с половиной этажа был не только изыскан в отделке, но и оснащен по последнему на тот момент слову прогресса.

Имел он и водоподъемную машину, и систему отопления с прообразом современного кондиционера. Центральный зал высотою в два этажа подсвечивался не только сквозь окна, но и через остекленные проемы в потолке, являвшемся одновременно полом бельэтажа.

А еще были парк с журчащими ручьями, несколько искусственных прудов, подземный водопровод, фонтаны, арочные мостики, гроты. Работали ветряная мельница, кузница, зернохранилище, скотный двор.

Все это в прошлом… До наших дней дожили лишь часть центрального дома с флигелем, оригинальный трехъярусный погреб в виде пирамиды из валунов и мавзолей (N57 05,486 E34 40,541). Он тоже имеет три уровня. Сверху летний храм Воскресения, ниже – теплый храм Св. Николая, а под ним усыпальница, где и покоится тело гениального архитектора.

Работая над проектом храма Воскресения, Н. А. Львов писал: «Я всегда думал выстроить храм Солнцу…»

ЧЕРТОВ МОСТ
Даже если вы никогда не были в Тверской области, этот мост точно видели. Сцена битвы светлых и темных сил в фильме «Ночной дозор» снималась именно на нем (N57 05,796 E34 57,957).

Музейный комплекс в селе Василево – место довольно известное (мы тоже о нем уже писали, правда, в другой связке достопримечательностей), но, посвящая маршрут творчеству Львова, миновать его невозможно. Здесь на территории старинной усадьбы Львовых (однофамильцев) находится историко-этнографический музей.

А архитектурно-парковая часть усадьбы была создана стараниями Николая Александровича. Кроме жилых и хозяйственных построек, он спроектировал и возвел каскадную систему прудов и совершенно уникальный 100-метровый арочный мост, собранный насухую(!) из валунов, держащихся вместе лишь за счет силы тяжести.

Не из-за этого ли не понимающие подобной архитектурной мистики местные жители прозвали мост «чертовым»?

ФИРМЕННОЕ УГОЩЕНИЕ
Возвращаемся в город. Сумерки используем для посещения Борисоглебского собора (N57 02,061 E34 57,491), основанного еще в XI веке и перестроенного в 1785–1796 годах по проекту Н. А. Львова.

Считается, что по его же проекту в 1804–1811 годах возведена и надватная Введенская церковь с колокольней, изящно устремленная ввысь над приземистым куполом собора.

Здесь работает небольшая экспозиция, посвященная архитектору, а в центре города возле Крестовоздвиженской часовни, перестроенной в 1814 году в ротонду (тоже Львов), ему установлен памятник (N57 02,457 E34 57,813).

Далее можно было бы, как и положено настоящим путешественникам, удалиться из цивилизации на природу и разбить палаточный лагерь в лесу, но решили последовать совету Пушкина, писавшего приятелю:

«На досуге отобедайУ Пожарского в Торжке,Жареных котлет отведай

И отправься налегке…»

Почему этот мост местные жители называют Чертовым? Может быть, потому, что он чудесным образом сложен без цемента?

Гостиниц в Торжке как минимум три. Одна, как гласят рекламные щиты, с VIP-сауной, другая – «новая уютная», а третья – расположенная на набережной одноименной реки Тверца (N57 02,411 E34 57,872).

В ней, соблазнившись историческим месторасположением, мы и остановились. Номера без изысков, но чистые, теплые и уютные (одноместный – 1300 руб., двухместный – 2100 руб.), есть бесплатная охраняемая парковка. К гостинице же примыкает знаменитый «ресторан Пожарского», куда мы и направились вечером ужинать.

Визитная карточка заведения – пожарские котлеты, готовятся из куриного мяса по давнему рецепту дочери хозяина ресторана, который так уважал Александр Сергеевич, бывавший здесь более 20 раз. В меню современного общепита на набережной среди горячих блюд они тоже числятся первыми (160 руб. за пару). Но… отсутствующими в ассортименте.

То ли окорочков в тот день не завезли, то ли рецепт за новогодние праздники чуть подзабылся… Сказать, что ушли не солоно хлебавши, конечно, нельзя, но пришлось довольствоваться под «Радио-шансон» банальными отбивными с картошкой-фри.

НАВИГАЦИЯ В ИСТОРИЮ

Утром выдвинулись в южном направлении по дороге на Старицу.

Заодно решили поэкспериментировать и проверить на практике работу маршрутизации свежей версии «гарминовских» «Дорог России» (топокарты, сборка 6.04) от «Навикома». Задача – попасть в деревню Переслегино, что на берегу реки Рачайна. Прибор шустро проложил до нее маршрут, точно вывел из города, и мы отдались его власти.

За разговорами о тонкостях навигации чуть не проскочили населенный пункт Грузины (N56 56,037 E35 03,015). Раньше имение называлось Кузнечики, и сюда тоже неоднократно заглядывал А. С. Пушкин, путешествуя из Петербурга в Берново и Малинники. Владельцем усадьбы был К. М. Полторацкий – герой войны 1812 года и дядя А. П.

Керн (кстати, ее могила находится на погосте в Прутне, что в паре километрах к северу от Василева). Впрочем, пушкинская тема в Тверской области требует самостоятельной поездки. А вот львовский мостик в Грузинах через небольшую речку Жаленку сразу в глаза бросается. Как Чертов, только поменьше…

200 лет назад усадьба Знаменское-Раек блистала роскошью. Поражает она своей изысканностью и сегодня…

Повинуясь воле навигатора, свернули с шоссе в Захожье и километров на десять углубились по проселкам в тверские леса. Как красиво! Снег вокруг искрится и переливается в лучах низкого солнца. Еловые лапы, покрытые настоящими сугробами, завораживают.

И лиса, потревоженная шумом мотора, несется по обочине! На дороге голый – без преувеличения –  лед, но полный привод обеспечивает отличную устойчивость на курсе. Эй, а где он, этот правильный курс? Космический штурман явно пытается вывести нас к пункту назначения кратчайшей срезкой по просеке.

А заказывали вроде «по дороге»… Возможно, летом она здесь и есть, но сейчас только полуметровая снежная целина. Приходится отключить маршрутизацию (все-таки она скорее для города или трассы) и заново прокладывать маршрут вручную. Благо картография в версии 6.04 – это лучшее, что на сегодня есть в векторном формате.

Читайте также:  История метро санкт-петербурга

Показаны и рельеф, и множество дополнительных топографических деталей – мосты, броды, линии электропередач и пр.

Возвращаемся на шоссе и уже наверняка правильно сворачиваем с него южнее, миновав деревню Мошки, за мостом через Рачайну (N56 49,815 E35 02,773).

И опять десяток километров по ледяному проселку, который приводит к нужной точке (N56 49,085 E34 52,350) и… очередной встрече с читателями! На этот раз из Москвы и к тому же участниками нашего прошлогоднего квеста.

Вместе осматриваем и фотографируем останки восхитительной церкви Петра и Павла, копии собора в Могилеве. Отличие от оригинала лишь в двух парных звонницах над входом. По косвенным признакам ее заказчиками считают помещиков Полторацких.

И, как ни странно, к работе Львова ее стали относить только в 90-х годах прошлого века. По сей день специалисты однозначно так и не определились, его это рук и головы дело или нет. Нет и точной датировки: кто называет 1780 год, кто 1820-й. Сходятся лишь, что стиль Львова отчетливо прослеживается.

На набережной Тверцы в ресторане Пожарского (на фото слева) не раз бывал Пушкин

ОТДЕЛЬНЫЙ РАЙ
Уже направляясь обратно в Москву, посетили еще одно творение Львова. Усадьба Знаменское-Раек (N56 57,322 E35 15,279) находится от трассы Санкт-Петербург – Москва всего в трех километрах. Ею владел генерал-майор Ф. И. Глебов, женатый на Е.

Стрешневой – представительнице знатного боярского рода и дочери киевского губернатора (когда они обвенчались, Федору Ивановичу было 48 лет, а Елизавете 21 год).

Строительство усадьбы для своей горячо любимой супруги  было начато Глебовым в 1787 году с размахом – несколько лет для этого уже работал специально запущенный кирпичный завод, завозился белый камень. Место было выбрано на высоком холме, плавно спускающемся к излучине реки Логовежь. Над проектом трудились Н. А.

Львов и еще несколько талантливых инженеров-строителей. К маю 1798 года были закончены отделки интерьеров дома, уложены паркетные полы и возведены парковые сооружения. Торжества по случаю новоселья продолжались больше двух недель. Одни гости уезжали – их сменяли другие. В парке устраивались представления, по реке – катания на лодках, играли оркестры.

В центре архитектурного ансамбля находился дом, который соединялся с флигелями колонной лоджий. Из комнат верхнего этажа был выход на галереи. Каждый этаж в доме имел собственное назначение.

Цокольный – хозяйственное; средний занимали бильярдная с террасой, гостиная, библиотека, парадная спальня; верхний – столовая с буфетной и кондитерской, купольный зал. Почти равные стоимости дворца средства были пущены на устроение парка. Здесь были увеселительный сад с птичником и зверинцем, ботанический и плодовый сады.

В оранжерее выращивали персики и ананасы, арбузы и абрикосы. Глебов по-хозяйски и с увлечением руководил жизнью своего «рая». В усадьбе работали столярное и гончарное производства, больница, а крестьяне посещали «учительскую комнату российской грамотности». Короткая идиллия закончилась со скоропостижной кончиной генерала в ноябре 1799 году.

Его вдова переехала в Москву. После ее смерти имение пошло по наследникам и в итоге было продано в чужие руки. В советские времена здесь устраивали и дом отдыха трудящихся, и военный санаторий, и картинную галерею, и детскую колонию. Сейчас усадьба находится на реставрации с целью превращения в элитный гостиничный комплекс. Так что торопитесь, пока еще есть возможность, купив билет за 50 рублей, прогуляться по парку, в котором растут двухсотлетние липы, поглядеть, «как люди жили, как тонко чувствовали»…  

         *  *  *

Домой, в столицу, вернулись не слишком поздно, часов в восемь. Для зимнего уик-энда пробег в 650 километров – то, что нужно. Жаль, конечно, недосказанности с пожарскими котлетами, Пушкин-то плохого не порекомендовал бы… Но уверены, что это вопрос времени и в Торжок мы еще обязательно завернем, ведь в Тверской области есть столько всего любопытного.

Источник: http://media.club4x4.ru/993-udivitelnye-tvoreniya-arxitektora-lvova.html

Николай львов — забытый гений в русской истории

Нам кажется, будто история обязана помнить все. Особенно если это история относительно недавняя, а объект воспоминаний при жизни слыл настоящим гением. Мы легко вспомним русского поэта Гавриила Романовича Державина, но кем был Николай Александрович Львов, скажут отнюдь не многие.

А ведь они не просто жили в одно и то же время, но были близкими друзьями! О талантах Львова говорили все, кто его знал – они проявлялись в литературе, музыке, истории, архитектуре, геологии… Забегая далеко вперед — это был один из самых крупнейших зодчих России того времени.

Так откуда же эта пелена забвения?

«Русский Леонардо»

Практически все статьи о Николае Львове начинаются одинаково – его сравнивают с Леонардо да Винчи. Иногда это выносится в заголовок, иногда с разной степенью тонкости шифруется в тексте, но результат всегда один. «Русский Леонардо», или, на худой конец «русский Ломоносов»… то есть, просто Ломоносов, конечно.

В том смысле, что фигура, сопоставимая по яркости таланта с величайшими гениями разнообразия. Это, в общем-то, и не удивительно, ведь Львов почитал Ломоносова как кумира и во всем старался ориентироваться на него.

И даже если след в истории от Львова остался меньший, чем от Ломоносова, стоит признать – попытка была более чем достойной.

Николай Александрович Львов родился в 1753 году, в семье тверского помещика Александра Петровича Львова. Род их был старинный, но весьма небогатый, и для образования сына Александр Петрович не сделал практически ничего.

Но после совершеннолетия «дворянский недоросль» рванул с места в карьер, переехав в Петербург и занявшись самообразованием настолько страстно, что искры летели. Вступив в гвардию, Львов не заинтересовался военным мастерством, но использовал открывшиеся возможности, чтобы обучаться в полковой школе.

Он не только жадно глотал знания, особенно налегая на иностранные языки и искусствоведение, но и нашел себе верных, талантливых и влиятельных друзей. К ним относились: драматург Василий Васильевич Капнист, баснописец Иван Иванович Хемницер, художник Дмитрий Григорьевич Левицкий и наконец, Гавриил Романович Державин.

Возможно, кроме Державина, имена покажутся вам незнакомы, но все они были выдающимися творцами своего времени. Левицкий, к примеру – признанный мастер портрета, академик Императорской Академии художеств. Хемницер – самый знаменитый российский баснописец до появления Крылова.

Если в отдельно взятых талантах Николая Львова обгоняли многие его современники, то по части поиска друзей ему поистине не было равных.

Гений на все руки

За какие же заслуги Львова через двести лет после смерти называют «русским Леонардо»? Стоит заметить, что разностороннее образование, включающее в себя поэзию, живопись и иностранные языки входило в программу фактически всех дворян того времени.

Другой вопрос в том, многие ли воспользовались им так, как это сделал Львов? Он писал стихи и басни, сочинил либретто трех комических опер и собирал народные песни.

Будучи рьяным поклонником стиля великого итальянского архитектора Андреа Палладио, Львов осуществил блестящий перевод первого тома из сборника «Четыре книги об архитектуре» и опубликовал его.

Среди них – здание Почтового стана и ворота Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге, здание Московского архитектурного института, Борисоглебский собор в Торжке и собор святого Иосифа в Могилеве, усадебные комплексы…

Параллельно Львов занимался наукой, из которой лучше всего ему давалась геология, разрабатывал и совершенствовал способы обработки материалов и строительства. Он активно продвигал использование русского земляного (т.е. каменного) угля вместо дорогостоящей древесины.

Львов обожал дешевые и долговечные вещи, которыми можно заменять ценные аналоги. Например, в какой-то момент он изобрел технологию «каменного картона» – папье-маше с добавлением мела или цемента, предназначенного для создания украшений, барельефов и небольших статуй.

Любимым же его материалом являлся обычный грунт, обработанный по особой «землебитной» технологии. Метод укрепления земли таким образом, чтобы из нее можно было возводить дома, был известен еще в древнем Риме, но Львов отшлифовал его до сияющего блеска.

Что может быть дешевле и безопасней грунта?! Для тех же, кто критиковал землебит как «ненадежный материал, боявшийся сырости», Львов представил великолепный Приоратский дворец, построенный по заказу Павла I на месте бывшего болота и на берегу Черного озера. Само наименование Приорат – это трансформировавшееся в русском языке слово «приорство» (фр. prieure): так в Западной Европе издавна называли небольшие монастыри и монастырские землевладения.

По указу государя Павла I открылась архитектурная школа землебитного строения, где за шесть лет Львов обучил более восьмисот присланных из разных губерний крестьян, проявив недюжинный талант преподавателя.

Казалось бы, вот он, человек, способный действительно продвинуть страну в новую эпоху – с высококачественным отечественным углем и при этом полностью лишенную пожаров… но такой мечте не суждено было сбыться.

От потери к потере

Землебит не прижился. После смерти императора Павла I в 1801 году попытки Львова «продать» новую технологию Александру I не увенчались успехом. Вскоре школа для крестьян была закрыта, а метод строительства официально признан неэффективным.

С углем вышло не лучше – из-за предубеждения, что отечественное не может быть качественнее заграничного, каменный уголь Львова не находил спроса.

Поговаривали, что он и вовсе не горит – по крайней мере, до тех пор, пока не вспыхнули 55 тысяч пудов угля, привезенные Львовом в Петербург и временно сваленные на берегу Невы.

Возгорание не могли потушить несколько недель, но популярности отечественному товару инцидент отчего-то не добавил.

Состояние здоровья главного зодчего страны вновь пошатнулось.

Впервые Н.А. Львов серьезно заболел в 1786 г. в 33 г. после успешной борьбы за начало поисков русского угля на Валдае. После серьезной размолвки в 1794 г. с влиятельным чиновником Коллегии иностранных дел А.И. Морковым — ставленником фаворита императрицы П.А. Зубова и успешной защиты своей чести и достоинства у П.А. Зубова, Н.А. Львов пережил очередное нервное потрясение.

В том году, скорее всего совсем не случайно, он сломал руку и очень долго не мог писать и профессионально рисовать и чертить, кроме того 6 месяцев длилось болезнь его глаз (и тогда же болела горячкой, страдала от послеродового нервно-психического расстройства его жена); за один тот год он состарился на 10 лет и в свои 41 год выглядел человеком на шестом десятке лет. В 1798 г.

снова вернулась серьезная болезнь глаз.

В начале 1800-х гг. на Н.А. Львова было заведено дело о якобы чрезмерных расходах на землебитные постройки, а также начали дело по закрытию якобы мало полезной Школы землебитного строительства, где Н.А. Львов был Директором. Он тяжело заболел. В 1800 г. он тяжело болел — 9 месяцев, едва не умер, а потом еще совсем слабым в начале 1801 г.

ему пришлось ехать в Петербург объясняться о затратах и делах; он смог доказать свою правоту, но это ему дорого стоило. Здоровье Н.А. Львова еще более пошатнулось. В 1801 г. лучший врач России того времени лейб-медик И.С. Рожерсон считал, что «Николаю А… надобно советовать идти в отставку, … и другого к исправлению его здоровья он не находит». Н.А.

Львову было только 48 лет. Он, не смотря на серьезные недомогания, много работал, спешил реализовать его планы. Н.А. Львов был в творческом азарте и не хотел, не мог, не мыслил оставить его дела в жанре желаний, стремился успеть их реализовать при его жизни для блага России. Он несомненно догадывался, что жить ему осталось не долго.

Горечь от незаслуженных обид, оскорблений собиралась в его душе, подтачивала остатки его здоровья.

Во всех своих мыслях и поступках Н.А. Львов был патриотом своей Родины.

Он был глубоко убежден, что только сами россияне своим умом, знаниями, разумным учетом зарубежного опыта могут улучшить свою жизнь, обеспечить процветание России.

Он абсолютно не допускал безумного копирования и без корректив переноса в русскую практику зарубежных приемов в любом деле. Об этом он постоянно писал в своих работах.

При жизни Н.А. Львов был признан современниками, его высоко ценили правители России. За недолгое время он прошел путь от чиновника VIII класса до Действительного Тайного Советника (штатский генеральский чин).

Стал действительным членом Российской Академии, Почетным членом Академии Художеств, членом Вольного экономического общества, Главным директором угольных приисков, Главным начальником земляного битого строения в Экспедиции государственного хозяйства, Директором Школы землябитного строительства. Но за творческие победы он заплатил краткостью своей земной жизни: всего 50 лет, — сказались постоянное нервное напряжение, обиды от клеветников, чиновников и дворян, которых раздражало его чрезмерная энергия и искреннее желание помочь отчизне, депрессии, обострившиеся с годами болезни, поиск доходов для содержания семьи из 7 человек.

К тому же раньше Львов всегда полагался на защиту своих могущественных покровителей – Александра Андреевича Безбородко, фаворита Екатерины II, затем самого государя Павла I… Но после их смерти он не смог вытерпеть груза неудач и после долгой болезни в 1803 году скончался. Вскоре за ним последовала его жена Мария. Воспитание пятерых детей Львова взял на себя Державин.

Читайте также:  Архитектор захаров андреян дмитриевич - биография, фото, творения

***

Почему-то с годами, десятилетиями, веками не мало из того, что Н.А. Львов изобрел, сделал было забыто или приписано другим.

Забыв, не зная или не желая упоминать о работах Н.А. Львова, происходили «открытия» уже предложенных инноваций. Идеи Н.А. Львова в области отопительно-вентиляционных устройств восприняли Мейснер, Н. Амосов и другие.

Воздушное отопление вошло в историю под названием «Амосовская система отопления» (в честь Н. Амосова). А землебитное строительство стало вновь внедрять в южных губерниях России во второй половине Х I Х в. уже Изнаром.

Вопрос памяти

Так почему же история практически забыла столь безусловно яркую личность? Кто как не Николай Александрович Львов достоин занесения в учебники и официальных упоминаний на торжественных мероприятиях? Если внимательно рассмотреть этот вопрос, выясняется, что русскому уникуму середины-конца XVIII века попросту крупно не повезло.

Сначала – смерть покровителей и активные действия неприятелей для разрушения любых долгосрочных проектов. При советской власти – крайне негативное отношение к роду Львовых в целом, т.к. те всегда выступали за сохранение самодержавия.

Родной племянник Николая Львова написал музыку к гимну «Боже, Царя храни» – и эти же слова являлись девизом их фамильного герба.

Лишь с середины XX века имя Львова начинает попадать в энциклопедии, где-то в качестве литератора, где-то в качестве архитектора… Но нигде – как все вместе.

Меж тем, Приоратский дворец, возведенный два с лишним века назад по «ненадежной» землебитной технологии, стоит до сих пор. Без единой реконструкции ее земляных стен, он выдержал не только любую непогоду, но и немецкую бомбежку во время Великой Отечественной. Земля помнит, кто обработал ее с безграничной любовью и превратил в надежный дом – гораздо лучше, чем переменчивые исторические книги.

Достижения и заслуги Н.А. Львова

— он был одним из самых крупных отечественных зодчих.

— внес выдающийся вклад в архитектуру и градостроительство России, явился одним из основоположником пейзажного стиля в садово-парковом искусстве, стал по сути первым ландшафтным архитектором в стране (сохраняется понятие «львовский сад»).

— является основателем отечественной топливной, прежде всего — угольной промышленности. Он нашел в России на Валдайской возвышенности, вблизи г. Боровичи каменный уголь и доказал его высокую теплотворность, возможность получать из него кокс, а также серу. Он нашел в окрестностях Петербурга и Москвы залежи торфа и обосновал целесообразность его использования как калорийного топлива.

— внес вклад в развитие отечественных химической и военной промышленностей, а также в корабельное дело. Также он внес вклад в создание новых строительных материалов: создал толь и землебитные блоки и кирпичи.

Изобрел способ возведения зданий из утрамбованной земли, укрепленной известковым раствором (землебитное строительство). Добился создания Школы землебитного строительства (в его усадьбе Никольское-Черенчицы).

— разработал ряд новаторских инженерно-строительных решений: принципиально усовершенствовал систему отопления и вентиляции жилых и общественных зданий. Первым в мире создал бумагоделательную машину с паровым приводом, и впервые в России сам сконструировал отечественную бумагоделательную машину.

— одним из первых в России стал переводить и пропагандировать сонеты Петрарки.

— нашел 2 старинные летописи и добился их издания, одна из них в его честь названа «Львовская летопись».

— внес исключительный вклад в развитие русской музыкальной фольклористики. Он первым в России собрал 200 народных песен и составил первое в стране нотное собрание русских песен, написал первый русский трактат о народной песне. Первым или одним из первых в России выдвинул проблему народности в русском искусстве и русской культуре, связал ее с проблемой национальности.

— стал автором первой в России тематической литературной программы для симфонической музыки. Написал несколько комических опер, поставил их или участвовал в их постановке.

Одним из первых в России создал художественную зарисовку жизни русских крестьян, в частности крестьян — ямщиков в комической опере. Стал одним из 2-х инициаторов создания первой в России хоровой оперы. Н.А.

Львов первым в музыкальной науке, первым в русской музыкальной литературе указал на многоголосие русского народного хорового пения.

Источник: https://moiarussia.ru/nikolaj-lvov-zabytyj-genij-v-russkoj-istorii/

Вспоминая великих архитекторов: Николай Львов | сайт компании НРФ «МИР

«…Для русского человека русские только годятся правила,и совсем не сотворен он существом подражательным –

везде исполин и везде подлинник»

Н.А.Львов. Предисловие к переводу  «Архитектуры» Палладио

Родился НА.Львов в имении Никольское-Черенчицы близ Торжка (ныне Тверская область). В периодике указываются разные даты рождения, как месяцы, так и годы.

Точная дата рождения – 4(15) мая 1753 года установлена в 2001 году в ходе анализа документов, содержащихся в Государственном архиве Тверской области.  Черенчицы входили в приход церкви Николая Чудотворца села Арпачево.

В метрической книге о родившихся за 1753 год значится: «4 маия Санкт-Петербургском гарнизоне прапорщика Александра Петрова сына Львова сын Николай» (15 мая по н.с,).

Предки Львова служили великим князьям Тверским с ХIV века. Землю  в Новоторжском уезде они имели издавна.

Получив хорошее домашнее образование, записанный с детских лет в лейб-гвардии Измайловский полк,  юный Львов приезжает в Петербург и поступает на военную службу. В начале 1770-х годов он перешел на службу гражданскую.

В 1776 году отправился в путешествие, побывав во Франции и Италии. Знакомство с высокими образцами мирового искусства имело огромное значение для духовного развития.

После поездки по Европе в полк Львов больше не вернулся, и по возвращении в Петербург начал служить в Коллегии иностранных дел.  Его начальником и покровителем со временем стал граф Алексей Александрович Безбородко, личный секретарь Екатерины П, в конце жизни – канцлер. Примерно в эти годы состоялось знакомство Львова с Г.Р.Державиным в то время начинающим поэтом, служившим в Сенате.

Человек подвижный и обаятельный, Львов находил людей, близких ему по духу и стремлениям. Многие из его друзей остались  верны до самой его смерти.

Он знаком с Фонвизиным и Кваренги, его друг – известнейший художник Дмитрий Левицкий. Благодаря Левицкому мы представляем, как выглядел не только сам Львов, но и его жена Мария Алексеевна (до замужества Дьякова).

Все эти люди были разного положения и разного возраста, и почти все старше Львова.

Хотя он не получил систематизированного, специального образования, но благодаря своей одаренности добился широкого признания в разных областях культуры.

На протяжении всей своей жизни Н.А.Львов боролся за освоение архитектурной классики. В этих целях он усиленно работал над переводами научных трудов знаменитого итальянского архитектора ХVI века Андреа Палладио. В то же время он был горячим поклонником самобытного русского искусства.

В 1780-х годах неожиданно проявился архитектурный талант Львова. География архитектурных построек по проектам Львова широка: Санкт-Петербург, Москва, Могилев, Валдай, Смоленск, Торжок и Новоторжский уезд. 1785 год – это год, когда началось строительство церкви в Могилеве, которая откроет список всех дальнейших работ зодчего.

Безбородко, знавший о склонности Львова к проектированию, рекомендовал его Екатерине II как архитектора, способного построить собор в честь ее дипломатической встречи в Могилеве с австрийским императором Иосифом II.

Проект получил одобрение, а построенная по проекту церковь подкупала своей строгостью, напоминавшей древнегреческие классические сооружения.

Шумный успех окрыляет молодого архитектора. В его портфеле много различных заказов. В этот период – последняя четверть ХVIII века – молодая столица принимает все более парадный вид. Львову поручили заново отстроить Невские ворота Петропавловской крепости.

  Ворота выходили к комендантской пристани и украшали фасад крепости. Львов спроектировал ворота монументальными, чтобы они хорошо просматривались с противоположного берега Невы.

Треугольный фронтон, завершающий портик, он украсил изображением якоря и лавровых веток.

Перечисляя работы Н.А.Львова, удивляешься, сколь много сделано за отпущенные судьбой пятьдесят лет жизни. Архитектор получил много званий и чинов, но самое главное – это  сооружения, которые до сих пор украшают города России и, конечно, Петербург.

В их числе – здание Почтового стана (Главпочтамт, 1782-1789, Почтамтская ул., 9), Церковь во имя Святого Пророка Илии, Святого Благоверного Князя Александра Невского и Святой Мученицы Параскевы на Пороховых (1782-1785, шоссе Революции, 75), Усадьба Г.Р.Державина (филиал Всероссийского музея А.

С.Пушкина, 1791-1794, наб.р.Фонтанки, 118).

Мы остановимся подробнее только на двух постройках, пожалуй, самых самобытных и неожиданных для России конца ХVIII века.

Церковь Святой Живоначальной Троицы («Кулич и Пасха») (1785-1790, пр. Обуховской Обороны, 235). На бывшем Шлиссельбургском тракте стоит  небольшая церковь цилиндрической формы. Рядом, вполне ей пропорциональная, каменная пирамидальная колокольня.

В ХVIII столетии здесь было богатое село Александровское – имение генерал-прокурора, князя А.А.Вяземского. В 1783 г. Вяземский получает от Синода разрешение на постройку каменного храма в своей усадьбе. Вельможа пригласил к работе Н.А.

Львова, которого хорошо знал и на чей вкус мог полностью положиться.

Сама церковь, имитирующая кулич, представляет собой ротонду с колоннадой из 16 колонн ионического ордера. Венчает постройку низкий купол без подкупольного барабана.

Из-за отсутствия подкупольного барабана, алтарная часть храма освещена слабо, но при этом усиливается иллюзия размеров здания – изнутри оно кажется больше, чем снаружи.

Круглый в плане зал, высота которого равна его диаметру, создает впечатление покоя и уравновешенности.

Колокольня, имитирующая пасху, представляет собой четырехгранную пирамиду, разделенную на два яруса. В нижнем ярусе располагалась крестильня, в верхнем – звонница с колоколами. Венчает колокольню, как и церковь, яблоко с  крестом.

Храм оригинальный, не имеющий аналогов ни в традиционном русском церковном зодчестве, ни в западной архитектуре. Ротонда была одной из самых излюбленных форм в русском классицизме начиная с 70-х годов ХVIII века.

В виде ротонды сооружали церкви, парковые павильоны, хозяйственные постройки. А вот пирамидальная форма в русской архитектуре той поры встречается крайне редко.

Увлечение пирамидами наступит значительно позже, после похода Наполеона в Египет.

Другая уникальная постройка Н.А.Львова – Приоратский дворец в Гатчине (1797-1799), представляющий собой стилизацию под средневековый католический монастырь. И расположен дворец уединенно. В этой постройке предъявлен полный отказ от симметрии.

Оригинальность Приората в том, что в нем нет повторов, каждая точка обзора нова. Со стороны Черного озера создается иллюзия, что дворец расположен на острове. Подпорная стена придает дворцу черты крепости. С юга Приорат имеет сходство с готической капеллой. Северный фасад словно вырастает из воды.

Со стороны главного входа Приоратский дворец выглядит как загородная усадьба.

Но самая главная особенность дворца в том, что это единственное сохранившееся в России архитектурное сооружение, построенное, в основном, по землебитной технологии: слои спрессованного суглинка пропитываются известковым раствором.

По этой технологии построены стены дворца, ограда, придворцовые постройки. Кирпичными здесь являются только фундамент, башня и печи. Во время Великой Отечественной войны рядом с дворцом разорвался снаряд, но земляные стены выдержали.

Умер Николай Александрович Львов 3 января 1804 года после череды болезней и погребен в своей усадьбе  Никольское-Черемчицы. Николай Александрович был очень одаренным человеком.

До конца его наследие (не только архитектурное) еще не изучено, а некоторые публикации о его жизни и творчестве нуждаются в корректировке в связи с вновь открывшимися архивными документами и дальнейшем, более глубоком осмыслении.

Ведь недаром один из наших великих современников, Дмитрий Сергеевич Лихачев, заострил наше внимание на «гении вкуса»: «Николай Александрович Львов – явление исключительное для России конца ХVIII века своею способностью откликаться на все возможные требования, с которыми страна обращалась к людям творчества: ученым, поэтам, инженерам, архитекторам, садоводам, фольклористам, создателям книг. Николай Александрович Львов – один мог удержать в своих руках быстро развивающуюся культуру эпохи во всем ее разнообразии».

Источник: https://www.nrfmir.ru/ru/2016/05/15/vspominaya-velikikh-arkhitektorov-nikolajj-lvov

Львов Николай Александрович

Львов, Николай Александрович [4(15).III.1751 – 22.XII.1803 (3.I.1804), Москва] – деятель русской культуры, поэт, переводчик, архитектор, график, ботаник. Член Российской академии с ее основания, почетный член Академии художеств. Вокруг Л. группировался литературный кружок (И.И.Хемницер, В.В.Капнист, Г.Р.Державин, позднее И.И.

Дмитриев), кружок художников (Д.Г.Левицкий, В.Л.Боровиковский, П.П.Чекалевский, И.А.Иванов и др.), кружок музыкантов (И.Прач, Е.И.Фомин, Дж.Сарти, С.М.Митрофанов и др.). Писать стихи Л. начал в юности. На его стихах сказалось влияние отчасти сентиментализма (стих. «Музыка, или Семитония», 1796, и др.

), отчасти –зарождавшегося русского романтизма (баллада «Ночь в чухонской избе на пустыре», 1797). Чертами острой социальной сатиры отмечены поэма «Русской 1791» (1791), басни, повесть «Ботаническое путешествие на Дудорову гору 1792, маия 8» (опубликована 1805) и др. Стремясь приблизить русскую поэзию к народному творчеству, Л.

применял народную лексику и тонические размеры, неразрывно связанные с народной музыкой (поэма «Добрыня, богатырская песнь», 1796, опубликована 1804, и др.). Л. издал один из первых переводов исландской саги «Песнь норвежского витязя Гаральда Храброго» (1793) «Стихотворений Анакреона Тийского» (1794) с теоретическим предисловием и примечаниями.

Переводил также сонеты Петрарки, оды Сафо, либретто оперы Паизиелло «Нина, или С ума сошедшая от любви» (до 1792).

Л. создал тексты для комических опер: «Сильф, или Мечта молодой женщины» (1778), «Ямщики на подставе» (изд. и пост. 1787) с записанными им ямщицкими песнями, аранжированными и оркестрованными Е.И.Фоминым, «Милет и Милета» (1796), остросатирическую пьесу в стиле народного балаганного действа «Парисов суд» (1796).

Читайте также:  Улица большая морская в санкт-петербурге

В ремарках своих комических опер, в «Прологе» к открытию Российской академии (1793) Л. оказался одним из первых авторов тематических «программ» для симфонической музыки. Л. составил двухтомный нотный сборник песен, гармонизированных И.Прачем: «Собрание русских народных песен с их голосами, на музыку положил Иван Прач» (1790). В «предуведомлении» к нему Л.

, оценив русские песни как одну из богатейших форм национальной культуры, указал (первым в России) на специфику многоголосия русской песни и на связи напевов с народной поэзией. Л.

нашел и опубликовал с предисловием две ценные летописи Древней Руси: «Летописец русский от пришествия Рурика до кончины Иоанна Васильевича» (1792) и «Подробный русский летописец от начала России до Полтавской баталии» (1798). Первой ныне присвоено наименование «Львовская летопись». Сочинения Л. дважды цитировал А.С.Пушкин.

Использованы материалы кн.: Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.4, М., 1967.

Н. А. Львов.

Львов Николай Александрович (1751-22.12.1803), архитектор, график, поэт, переводчик, музыкант. Из дворян.

В 1773 Львов поступил в Измайловский полк. Много занимался самообразованием. С к. 1770 вокруг Львова сложился круг людей, объединенных общностью взглядов, творческих поисков, жизненных позиций (Г. Р. Державин, В. В. Капнист, И. И. Хемницер, Д. Г. Левицкий, В. Л. Боровиковский, Е. И. Фомин и др.).

Львов, один из эрудированных и остроумных людей своего времени, занимался архитектурой, археологией, химией, геологией, механикой, собирал народные песни, создал стихотворный перевод Анакреонтовых песен, был талантливым гравером и рисовальщиком. В 1783 Львов был избран в Российскую Академию, с 1785 был почетным членом Академии художеств.

Как архитектор Львов известен своими постройками в Петербурге (Невские ворота Петропавловской крепости (1784-87), здание Почтамта (1782-89), церковь “Кулич и Пасха”, дом Державина на Фонтанке), Приоратский дворец в Гатчине (1798-99), Борисоглебский собор в Торжке (1785-96), усадебные комплексы в Тверской, Новгородской и Московской губ.

В архитектурном творчестве был приверженцем античной классики и итальянского архитектора XVI в. А. Палладио (перевел и издал трактат “Четыре книги Палладиевой архитектуры”).

Талант Львова-конструктора проявился в поисках новых строительных материалов, разработке способов землебитного строения, отопления и вентиляции зданий.

Разнообразие интересов Львова нашло отражение и в тематике его книг: от трудов о печах и каминах и об употреблении земляного угля до “Летописца великого русского” и известного сборника “Собрание русских народных песен с их голосами” (1790), которому автор предпослал свой трактат “О русском народном пении”. Большой интерес он проявлял к проблеме народности, что нашло отражение в его либретто к комической опере Е. И. Фомина “Ямщики на подставе” (1787). Он являлся одним из основоположников пейзажного стиля в русском садоводстве.

Л. Н. Вдовина

Свято-Николаевский храм в Диканьке. Архитектор Н.А. Львов.

ЛЬВОВ Николай Александрович (4[15].03.1751—22.12.1803 [3.01.1804]), поэт, переводчик, архитектор, график, ботаник. Член Российской академии с ее основания, почетный член Академии художеств. Вокруг Львова группировался литературный кружок (И. И. Хемницер, В. В. Капнист, Г. Р. Державин, позднее И. И. Дмитриев), кружок художников (Д. Г. Левицкий, В. Л.

Боровиковский, И. А. Иванов, П. П. Чекалевский и др.), кружок музыкантов (И. Прач, Е. И. Фомин, Дж. Сарти, С. М. Митрофанов и др.). Писать стихи Львов начал в юности. На его стихах сказалось влияние отчасти сентиментализма (стих. «Музыка, или Семитония», 1796, и др.), отчасти — зарождавшегося русского романтизма (баллада «Ночь в чухонской избе на пустыре», 1797).

Чертами острой социальной сатиры отмечены поэма «Русской 1791» (1791), басни, повесть «Ботаническое путешествие на Дудорову гору 1792, маия 8» (опубл. 1805) и др. Стремясь приблизить русскую поэзию к народному творчеству, Львов применял народную лексику и тонические размеры, неразрывно связанные с народной музыкой (поэма «Добрыня, богатырская песнь», 1796, опубл.

1804, и др.). Львов издал один из первых переводов исландской саги «Песнь норвежского витязя Гаральда Храброго» (1793), «Стихотворений Анакреона Тийского» (1794) с теоретическим предисловием и примечаниями. Переводил также сонеты Петрарки, оды Сафо, либретто оперы Панзиелло «Нина, или С ума сошедшая от любви» (до 1792).

Львов издал тексты для комических опер: «Сильф, или Мечта молодой женщины» (1778), «Ямщики на подставе» (изд. и пост. 1787) с записанными им ямщицкими песнями, аранжированными и оркестрованными Е. И. Фоминым, «Милет и Милета» (1796), остросатирическую пьесу в стиле народного балаганного действа «Парисов суд» (1796).

В ремарках своих комических опер, в «Прологе» к открытию Российской академии (1793) Львов оказался одним из первых авторов тематических «программ» для симфонической музыки. Львов составил двухтомный нотный сборник песен, гармонизованных И. Прачем: «Собрание русских народных песен с их голосами, на музыку положил Иван Прач» (1790).

В «предуведомлении» к нему Львов, оценив русские песни как одну из богатейших форм национальной культуры, указал (первым в России) на специфику многоголосия русской песни и на связи напевов с народной поэзией.

Львов нашел и опубликовал 2 ценные летописи Древней Руси: «Летописец русский от пришествия Рурика до кончины Иоанна Васильевича» (1792) и «Подробный русский летописец от начала России до Полтавской баталии» (1798). Первой ныне присвоено наименование «Львовская летопись». Сочинения Львова дважды цитировал А. С. Пушкин.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа — http://www.rusinst.ru

Львов Николай Александрович (4.3.1751- 22.12.1803), поэт, переводчик, архитектор, тайный советник, действительный член Российской Академии (1783). Из дворян. Около 1769 вступил в бомбардирскую роту лейб-гвардии Измайловского полка, посещал полковую школу. Увлекался литературой и искусством. Вокруг Львова сложился кружок молодых литераторов (Н.П. Осипов, братья Н.С. и П.С.

Ермолаевы и др.). В это же время Львов познакомился с В.В. Капнистом, И.И. Хемницером, позднее с М.Н. Муравьевым и Г.Р. Державиным. Вместе с директором Горного департамента и Горного училища М.Ф. Сой-моновым и Хемницером Николай Львов в 1777 совершил заграничное путешествие (Германия, Голландия, Франция), где знакомился с памятниками архитектуры и искусства.

После возвращения в Россию Львов при содействии дипломата П.В. Бакунина поступил в Коллегию иностранных дел, пользовался покровительством графа А.А. Безбородко; с 1763 «главный присутствующий в Почтовых дел правлении». В кругу литераторов (Державин, Капнист, Хемницер, А.В. Храповицкий, Муравьев, A.M. Бакунин, позднее — А.Н.

Оленин) Львов считался «гением вкуса»; помогал своим друзьям советами, часто правил их рукописи. К кружку литераторов примыкали и близкие по взглядам художники — Д.Г. Левицкий (идеи Львова использованы Левицким при исполнении портрета императрицы Екатерины II по заказу Безбородко), В.Л. Боровиковский и др.

Львов — автор текстов комических опер «Сильф, или Мечта молодой женщины» (1778), «Ямщики на подставе» (издана и поставлена в 1787) с записанными Львовым ямщицкими песнями, оранжированными и оркестрованными Е.И. Фоминым, «Милет и Милета» (1796), остросатирической пьесы «Парисов суд» (1796).

В литературном наследии Львова -шутливые поэмы, лирические стихотворения, дружеские послания («Ботаническое путешествие на Дудерову гору»). В 1780-х гг. развернулась архитектурная деятельность Львова: в 1780 утверждены проекты собора Св.

Иосифа в Могилеве (сооружен в память встречи императрицы Екатерины II с австрийским императором Иосифом II; 1781-1798) и Невских ворот Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге (1784-1787); построил Троицкую церковь («Кулич и Пасха», 1785-1787), здание Почтамта в Санкт-Петербурге (1782-1889), Борисоглебский собор в Торжке (1785-1791) и др. В 1780-х гг.

Львов проектировал и строил усадебные сооружения, в т.ч.: церковь и колокольня в селе Арпачево (1783-1791) в Тверской губернии; Троицкая церковь в селе Александровском (1785-1787), церкви села Мурина (1786-1790) в Санкт-Петербургской губернии; дома, мавзолей и хозяйственные постройки в Никольском; ансамбль Александровской дачи близ Павловска (начало 1780-х гг.

); усадьба в Знаменском (Раек); Летний домик в Ляличах; проекты церквей в Выборге, Валдае и Колывани; ряд жилых домов в Санкт-Петербурге и Москве (в т.ч. в 1785-1787 дом А.Р. Воронцова на Немецкой улице, не сохранился). В те же годы работал над проектами зданий Кабинета и Казанского собора в Санкт-Петербурге. В 1786 Львову присуждено звание почетного члена Академии художеств.

Автор «образцовых проектов» почтовых станций для губернских и уездных городов (построены в Твери, Торжке). Львов много лет собирал и изучал русские народные песни, в 1790 издал «Собрание народных русских песен с их голосами» в музыкальной обработке И. Прача.

В «предуведомлении» к сборнику Львов, оценив русские песни как одну из богатейших форм национальной культуры, указал (одним из первых в России) на специфику многоголосья русской песни и на связи напевов с народной поэзией.

В Суздале, разбирая старинные рукописи Спасо-Евфимиева монастыря, Львов обнаружил, а позднее опубликовал две летописи: «Летописец Русский от пришествия Рурика до кончины царя Иоанна Васильевича» (части 1-5, 1792) и «Подробная летопись от начала России до Полтавской баталии» (части 1-4,1798-1799), в предисловии к которой Львов высказал свой взгляд на историческую науку.

При изучении истории, по мнению Львова, важны легенды, предания, песни, которые дополняют «картину века». Львов полагал, что историк «в целом должен видеть одно исполинское лицо, которого он портрет пишет».

Издал один из первых переводов исландской саги «Песнь поверженного витязя Гарольда Храброго» (1793), «Стихотворения Анакреона Тийского» (книги 1-3, 1794) с предисловиями и примечаниями. Переводил сонеты Петрарки, оды Сафо, либретто оперы Паизиелло «Нина, или С ума сошедшая от любви» (до 1792); собирал материал для «Словаря художников и художеств» (не сохранился).

Одновременно с литературной и издательской деятельностью Львов проявил себя как иллюстратор, рисовальщик и гравер (иллюстрирование сочинений Державина, архитектурные зарисовки и др.). Львов — автор рисунка орденов Св. Владимира (1782) и Св. Анны (1797).

Разнообразная деятельность Львова сочеталась с поездками (в Бранденбург, Италию, Испанию; в 1787 состоял в свите императрицы Екатерины II во время ее поездки в Крым). В 1786 Львов командирован в Боровичи для поисков каменного угля в Валдайских горах.

На берегу реки Мета обнаружил «превеликое множество и хорошей доброты угля»; добытый уголь был доставлен водным путем в Санкт-Петербург и оказался годным не только для хозяйственных нужд, но и «на заводское дело» (для обжига кирпича и извести, для винокуренных, стекольных и других заводов). Одновременно Львов представил образцы из Московского бассейна и Донбасса.

В 1799 Львов опубликовал (анонимно) книгу «О пользе и употреблении русского земляного угля», в которой доказывал выгоду использования отечественных природных богатств.

Занимаясь проблемами разработки каменного угля, Львов предложил «добывать» из его мелких отходов «горячую серу», необходимую для изготовления пороха, а также смолу для смазывания и предохранения от порчи снастей и подводной части кораблей. Изобрел новый строительный материал для кровель, так называемый каменный картон. Вопросам отопления и вентиляции зданий посвящена его книга «Русская пирос-татика, или Употребление испытанных уже воздушных печей и каминов…» (части 1-2, 1795-1799). Львов разработал способ возведения глинобитных домов и добился издания указа от 21.8.1797 об учреждении в селе Никольском под его руководством училища землебитного строения для обучения крестьян с целью доставления сельским жителям «здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ и соблюдения лесов в государстве» (до 1802 училище подготовило 377 мастеров, 87 подмастерьев и 351 ученика). В 1798-1799 построил в Гатчине землебитный Приоратский дворец. В 1803 Львов командирован на Кавказ для обследования минеральных источников и устройства там водных лечебниц. Во время поездки Львов изучал памятники истории и архитектуры; в путевых тетрадях Львова сохранились изображения домика Петра I и деревянной церкви в Липецке, деревянной церкви и ее деталей в Керчи, вид крепости Еникале и др. В Фанаго-рии был сооружен памятник Львову из разных «примечания достойных остатков древних камней» (в т.ч. и Тмутараканский камень).

Использованы материалы книги: Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005

Сочинения:

Русская поэзия. Собрание произведений русских поэтов, под ред. С.А.Венгерова, т. 1, СПб, 1897;

Артамонова З., Неизданные стихи Н.А.Львова, в кн.: Литературное наследство, т. 9-10, М., 1933;

Неизданные стихи и письма в приложении к неопубликованной диссертации Н.И.Никулиной «Н.А.Львов – прогрессивный деятель русской культуры конца XVIII — начала XIX веков, Л., 1952, (Б-ка им.Ленина);

Поэты XVIII века, 3 изд., т. 2, 1958.

Литература:

Строев Н., Львов Н.А., «Русский биографический словарь», т. 10, СПб, 1914;

Ливанова Т.Н., Русская музыкальная культура XVIII века…, т. 1-2, М., 1952-1953 (см. указатель имен).

В одной популярной телепередаче ведущий показывал зрителям панораму одного латиноамериканского города и рассказывал, что в городе этом мэр запретил внешнюю рекламу, и теперь, — иронизировал далее ведущий — серые бетонные массивы зданий ничто не загораживает.

И действительно, в панораме города преобладала серая бетонная масса, довольно-таки мрачная. А стоило бы ее несколько раскарсить внешней рекламой! Многие другие города дают тому образец.

Вот, например, по развитию внешней рекламы Львов еще не сильно продвинут, но вы можете принять участие в этом процессе.

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_l/lvov_na.php

Ссылка на основную публикацию